Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Повести - - Тельняшка для киборга

Приключения >> Сказки >> Сказки >> Николай Рубан. Сказки >> Повести
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Николай Рубан. Тельняшка для киборга

---------------------------------------------------------------

© Copyright Николай Рубан

Email: nruban@mail.ru

WWW: http://www.artofwar.ru/ruban/index_tale_ruban.html

Редактор: Владимир Григорьев (vova@dux.ru)

Date: 24 Apr 2002

---------------------------------------------------------------

Пролог


     Для того, чтобы увидеть живого Д'Артаньяна, приехавшего из провинции для поступления на службу в мушкетеры, не нужно изобретать машину времени и отправляться в Париж времен Людовика XIII. Просто дождитесь июня и поезжайте в Рязань, на улицу Каляева - ее там любой покажет.

     На этой улице находятся две главных достопримечательности Рязани. Первая - старая белокаменная церковь, возле которой, по преданию, поднялся в воздух первый россиянин, рязанский монах Никола Крякутной. Как писали в летописях: "... И сшил он полотняный шар поболе шатра, и надул его дымом вонючим и поганым, и нечистая сила подняла его выше березы и ударила о колокольню. И убился бы он насмерть, если бы не ухватился за веревку от колокола...". Братьев Монгольфье, заметим в скобках, еще в проекте не было, когда лихого монаха Крякутного за сие дерзновенное деяние уже отправили замаливать грехи в Соловецкий монастырь.

     Похоже, у монахов российских такое хобби было в те времена - своими судьбами предугадывать будущее и озадачивать будущих историков мистическими совпадениями. Одного из коллег нашего монаха-воздухоплавателя за "... богопротивные и дерзновенные сочинения о полетах на Луну" сослали не куда-нибудь, а в глухое азиатское селение Байконур. А сам Крякутной воспарил на своем воздушном шаре именно там, где через три сотни лет будет стоять вторая главная достопримечательность Рязани - воздушно-десантное училище, или, как его называют в угоду современности, институт воздушно-десантных войск имени Маргелова.

     И в начале каждого лета съезжается к этому училищу столько юных Д'Артаньянов, что железная ограда только жалобно покряхтывает под тяжестью обсевших ее парней, жадно пожирающих пламенными взглядами все, что находится по ту сторону ограды. Изящно-хрупкая, словно этажерка-переросток, парашютная вышка; грузно-приземистый бокастый тренажер транспортного Ила, похожий на кита, выбросившегося на берег; приглушенные крики, доносящиеся из спортзала; взрыкивание дизелей БМД и солярный запах выхлопа - все мгновенно вызывает сладостно-волнующую дрожь. Вид любого курсанта вызывает смесь отчаянной зависти и почтительного благоговения к касте посвященных - будь он красавец в наглаженной парадке, выходящий в увольнение, или замордованный тип из наряда по кухне в грязнющем комбезе, волокущий бак с помоями.

     Обычно конкурс в это необыкновенное училище - до двадцати пяти гавриков на одно место, это вам не кот начхал, парни. Что творится в эти дни на приемных экзаменах - отдельная песня. Скажем коротко - торжествует нормальный принцип естественного отбора: "Человек человеку - друг, товарищ и волк", а самый порядочный ответ на наивную, по школьной еще привычке, просьбу о подсказке, короток и конкретен, как залп расстрельной команды: "Хрен тебе!". Хуже, если с доброжелательно-товарищеским видом подскажут так, что наивный абитуриент после такой подсказки оглашает безутешными рыданиями коридор, ведущий к дверям приемной комиссии, направляясь забирать документы и проклиная подлое коварство.

     Но вот позади экзамены и мандатная комиссия: невероятное свершилось! Поступил! Пьяные от телячьего восторга, летят пацаны на почту отбивать мужественно-хвастливые телеграммы и не догадываются, что это вот и есть самые счастливые мгновения за всю их жизнь. Конечно, потом будет еще много хорошего, но даже самые радостные минуты будут уже охлаждаться отрезвляющей струйкой опыта и пониманием, что счастья без довесочков не бывает. А сейчас - вот оно, счастье, без конца и края, и дальше в жизни будет только хорошее, ибо самое трудное - позади. Наверное, смелость - это отсутствие опыта. Или незнание - как вам удобнее.

     Проза начинается быстро, уже на следующий день. Переодевание в форму - настоящую! Даже пропитавший ее насквозь кисловатый запах дезинфекции кажется таинственно-волнующим - он тоже настоящий, этот запах - из мужской взрослой жизни. Увесистые яловые сапоги-говнодавы, надетые впервые в жизни, делают тебя в собственных глазах почти ветераном, а новенькая тельняшка принимается из рук сонного прапорщика с благоговением, словно плащ мушкетера из рук капитана де Тревиля, и впору преклонить колено, как при посвящении в рыцарский сан.

     Проверка выданных противогазов. Сладко-жутковатое замирание сердца в прожаренной солнцем палатке, взгляд завороженно прикован к склянке с хлорпикрином в руке майора-химика, разливающего таинственную жидкость на траву. Панически задерживаешь дыхание, боясь вдохнуть. Когда становится совсем уже невтерпеж, судорожно вдыхаешь пахнущий жаркой резиной воздух крохотными глотками, с опаской, изо всех сил сдерживаешься, чтобы не рвануть вон из этого жуткого брезентового полумрака. Нет, ничего...

     К форме надо пришивать кучу всякого барахла - погоны, шеврон, петлицы, подворотничок. Разумеется, получается вкривь и вкось. Отпарываешь, пришиваешь по новой. Опять криво. После пятого раза исколотые пальцы отказываются держать иголку, а в глубине души накаляется жар едкого раздражения к этим атрибутам, которые всего пару часов назад готов был оросить слезами умиления: почему нельзя пришивать все эти прибамбасы прямо на фабрике, одновременно с пуговицами?! Издевательство, блин... Наконец, все пришито. И даже довольно ровно. Начинаешь ощутимо уважать себя. Ай да Пушкин, ай да сукин сын!

     Появляется сержант со школьной линеечкой в руках. Строит отделение, осматривает каждого, дотошно вымеряя расстояние пришитых знаков различия от края плеча, плечевого шва, обреза петлиц и т.д., и т.п. Итог: все хреново, все переделать. Опять?! Из-за несчастной пары миллиметров?! Народ пытается трепыхаться и убедить сержанта в несущественности предъявляемых требований. Ничего, обычное дело - сырье тоже трепыхается, когда его втягивает машина для последующей обработки.

     Так начинается КМБ, или курс молодого бойца, или карантин, как его чаще называют. Месяц до начала основных занятий и принятия присяги. Что-то вроде чистилища, мелкого фильтра, дающего последний шанс задуматься, прислушаться к себе - оно тебе точно надо, парень? И, если не очень точно, то спрыгнуть с подножки набирающего скорость эшелона, не создавая проблем ни себе, ни Министерству обороны с его управлением образования, в реестры которого ты пока еще не внесен окончательно. И работает это чистилище - будь здоров!
Глава 1. Карантин


     Командирами взводов на время карантина были назначены курсанты старших курсов. Нам достался похожий на Лермонтова стройненький крепыш Неткачев. От Лермонтова его отличало отсутствие меланхолии в разбойничьем взгляде и любовь к бегу - на нашу беду, парень оказался мастером спорта по легкой атлетике. "Только мертвые не потеют, остальные должны потеть" - этот кондовый армейский афоризм мы с его помощью усвоили накрепко.

     - Рота, подъем! - в эту секунду отчаянно мечтаешь о том, чтобы крик этот оказался кошмарным сном. Еще вот-вот, и ты откроешь глаза в своей комнате, знакомой до последнего пятнышка на обоях, и облегченно засмеешься.

     - Подъем команда была! - грохочет уже над самым ухом противный и взбадривающий, словно ледяная клизма, рык сержанта. - Построение через три минуты!.. Две минуты!.. Одна! Отделение!.. Р-р-ряйсь!

     Некоторые наивные люди думают, что бег по утреннему лесу обогащает легкие живительным кислородом и добавляет массу положительных эмоций, а посему исключительно полезен для здоровья. Этих недоумков следует отловить на их любимой лесной тропинке, вытряхнуть из кроссовок и поставить в самую середину курсантского строя. А лучше - в последнюю шеренгу, чтобы как следует поняли ошибочность своих убеждений. Когда перед тобой несется табун потных лошадей, вздымая копытами тучи пыли и песка и по ходу дела избавляясь от накопившихся за ночь газов в кишечнике, легкие насыщаются чем угодно, только не кислородом. А хочешь глотнуть свежего воздуха - делай невозможное: прибавь скорость и через "не могу" вырывайся вперед, не обращая внимания на сбившиеся портянки и стертые в кровь ноги. Кстати, относится это не только к кроссам.

     Утренний туалет. Сорок потных лысых обезьян лихорадочно толпятся у двухметровой трубы с дырочками - пять минут на умывание! Из дырочек хлещут струи ледяной воды - тугие, как прутья. Самые отчаянные пытаются залезть под "душ имени Карбышева" - другую трубу, вертикально торчащую из земли. Подозреваем, что нижний ее конец вставлен в подземный родник, бьющий сквозь вечную мерзлоту. Сибиряк Леха Керсов, хваставшийся, что каждую зиму занимался моржовым спортом, вытерпел под этим душем четыре секунды, оглашая окрестности ревом тунгусского шамана. Когда он выскочил из-под душа и обнаружил, что за это время боевые товарищи сперли мыло, рев его был слышен, наверное, в его родном Оймяконе.

     Завтрак. Перловая каша с волосатым куском вареного сала перемалывается молодыми челюстями в считанные секунды. Предчувствуя голодный день, тоскливо визжат на подсобном хозяйстве голодные свиньи - после завтрака первокурсников ни фига им не обломится. Самое настоящее счастье: ломоть белого хлеба с шайбочкой масла и двумя кусками сахара, твердостью не уступающего мрамору. Из такого сахара запросто можно ваять античных Афродит. Только просуществовали бы такие скульптуры недолго - никто облизывать бы их не стал, разломали бы и изгрызли в пять секунд.

     Занятия. Опытный комсостав знает, что посади сейчас курсанта в класс - после кросса, да после завтрака - так он тут же и уснет, мерзавец. Собственно, в первые месяцы он в любое время уснуть готов, так чего зря учебное время на сидячие занятия переводить? Все равно не в коня корм. Вот оклемаются, адаптируются маленько, тогда и до серьезной учебы очередь дойдет. А пока - на плац шагом марш! На стадион! На стрельбище!

     - Отработка строевого шага по разделениям! Делай... Р-раз! Делай... Два! Носок тянуть!

     - Сгибание и разгибание рук в упоре! Делай... Р-раз! Делай... Два! Все вместе делают!

     - Огневой рубеж два метра впереди - к бою! Делай... Р-раз! Делай... Два! Куда задницу выставил?!

     Обед с холодноватым борщом и обжигающим киселем, который все равно никто не успевает выпить. Что интересно, перед обедом обязательно нужно почистить сапоги, а вот руки мыть - необязательно. Появился первый "залетчик" - длинный Андрюха Савченко с добрым огорченным лицом. Засунул в карман кусок сала из каши, видя, что не успеет съесть его в столовой. Сало немедленно проявилось на штанах жирным пятном, Андрюха заработал два наряда, был осмеян, стоит, вздыхает. А не будь дурак - тебе мыльница для чего дадена? Сунул в нее хоть сало, хоть черта - и не видно ни фига. Интеллигенция...

     Самоподготовка. Изучение уставов. Вчерашние золотые медалисты и победители всевозможных олимпиад изнемогают, безуспешно пытаясь зазубрить пять строчек из обязанностей дневального по роте. Каменеющие веки приходится придерживать пальцами от сползания вниз.

     Вечерний кросс. Бом-бом. Как много дум наводит он у курсантов, с ненавистью глядящих на мелькающую впереди строя бодрую поджарую задницу комвзвода, обтянутую щегольскими полушерстяными галифе! Он когда-нибудь устает, падла?!

     Вечерняя поверка. Гоготать, как в первые дни, над необычными фамилиями сил уже не остается. Узкая койка, застеленная лиловым приютским одеяльцем, тянет как магнит; твердая, как трехдневная буханка, подушка в сероватой наволочке, манит, как одалиска в шахском гареме, обещая бездну неги и наслаждений. Не тут-то было...

     - Взвод... Сорок пять секунд - ОТБОЙ!

     Ни один, даже самый страстный в мире любовник, не срывал с себя так быстро одежду, устремляясь к ложу любви. Топот, треск отрываемых пуговиц, грохот сбрасываемых сапог; обитатели верхних коек взлетают в свои орлиные гнезда, наступая на плечи и уши зазевавшихся обитателей нижних ярусов.

     - Заправить обмундирование!

     Прощай, нежная прохлада простыней! Вылазь босыми ногами на затоптанный пол, укладывай хэбэ на табуретку: китель погонами к спинке койки, штаны ширинкой в сторону центрального прохода, ремень бляхой вверх, поверх всего - берет, как на братскую могилу. Портянки оборачиваются вокруг голенищ сапог, придавая говнодавам кокетливое сходство со щегольскими мушкетерскими ботфортами.

     - Взвод... Сорок пять секунд - ПА-АДЪЕМ! Тридцать секунд осталось!.. Двадцать секунд!.. Десять!.. Пять!.. Взвод... Р-ряйсь! Сыр-рна! Вольно, заправиться!

     И так - раз восемь-десять подряд. Если кто не знает, называется это "сон-тренаж".

     Некоторые не выдерживают - пишут рапорта и уходят. Как правило, первые "дезертиры" появляются уже к концу первой недели карантина. А всего за период карантина отсеивается в среднем два-три человека из роты. Провожают их с показным презрением и затаенной завистью.

     Начинаются занятия по ВДП - воздушно-десантной подготовке. Воспринимается это как посвящение в сан, как вступление в когорту избранных. Просыпается хиленькая надежда, что теперь кроссы, строевая подготовка и прочая пехотная лабуда станет необязательной. Вдохновенные сопляки, мы уже искренне презирали все остальные рода войск. Пехотный полковник в сравнении с сержантом ВДВ воспринимался как зачуханная баржа рядом с океанским лайнером. Разумеется, никуда эта "лабуда" не делась - просто со временем стала привычной и естественной, как бритье.

     Зазубриваем матчасть парашютов (разбуди десантника среди ночи, через двадцать лет после дембеля - и он без запинки доложит, какова прочность на разрыв у любой стропы, ленты или контровочной нити). До одурения переукладываем нагретые солнцем невесомые капроновые полотнища куполов, обламываем ногти, стягивая клапана ранцев "запасок", а мысль, что скоро доверишь жизнь этим вот самым тряпочкам, кажется абсолютно бредовой и нереальной. Некоторые парни совершили уже прыжки в ДОСААФе и рассказывают об этом с небрежной весомостью ветеранов. Им никто не верит.

     Тренажи по наземной отработке элементов прыжка вначале вызывают неподдельный интерес, но быстро приедаются, как и любые другие тренажи - кажутся туповатыми и однообразными, как строевая подготовка.

     - Отсчет времени свободного падения! Приготовиться!.. Пошел! - по этой команде сорок курсантов, скрюченных в позе эмбриона, делают короткий шажок-прыжок вперед и нестройно, но от души горланят хором:

     - Пятьсот один! Пятьсот два! Пятьсот три! Кольцо! - бросают одновременно сжатые кулаки к пяткам. - Купол! - выпрямляются, запрокидывают головы и вздымают руки вверх, словно какие-то таинственные язычники-солцепоклонники на молитве.

     - Отработка приземления! Приготовиться! Земля!

     Прыгаем с двухметровых ступенчатых трамплинов. Бедра-колени-ступни сжаты, словно боимся описаться, между коленей и ступней зажаты две щепки. Приземляться надо на полную ступню, да так, чтобы эти чертовы щепки не вылетели. После часа занятий ноги болят так, словно по ним лупили дубинками. Щепки все равно вылетают. Иного пути в небо нет - только через отбитые ноги. Случись что - на размышления времени не будет, тело должно думать само, автоматически выполняя действия, вколоченные в подсознание бесконечными тренировками.

     Первый прыжок. Ранний подъем; на удивление вкусный, но совершенно не лезущий в глотку завтрак, получение парашютов и ножей-стропорезов. Кстати, стропорезы - эти таинственные "десантные кинжалы", о которых на гражданке слышали столько легенд, оказываются вполне невинными ножичками, размером и формой смахивающими на рыбку. Никаких "дьявольской остроты лезвий" - режущие кромки оформлены под хлеборезные пилки. Эбонитовые рукоятки с дырочками для стропы. Дешево и сердито. И не сопрет никто - таким "кинжалом" и не похвастаешься - вид непрезентабельный. А стропы режет хорошо. Словом, стропорез - это воплощенная мечта любого конструктора военной техники: дешев, отлично выполняет назначенную функцию и не ценится на гражданке.

     Деловитый гул трудяг "аннушек" на аэродроме. Эскадрилья работает, как отлично отлаженный конвейер: один борт загружается, второй набирает высоту, третий выбрасывает парашютистов. Выпускающими работают смешливые разбитные девушки из спортивной команды. Гм! Глядя на современные снимки девиц из "Плейбоя" в блестящих кожаных сбруях, начинаешь подозревать, что авторы этих снимков вдохновлялись образом девушек-парашютисток. Сочетание грубовато-мужественных ремней и блестящих пряжек со стройными фигурками, обтянутыми спортивным эластиком - это, доложу я вам, парни, эффект! Тут и самые нерешительные приободряются и орлами глядят, а как же.

     Хлопок маленькой твердой ладошки по плечу, шаг за борт, ледяной ожог ветра, наполняющий душу тошнотворным животным ужасом, длящимся полувечность-полумгновение, вспышка солнца перед вытаращенными глазами и - закрывшая полнеба гигантская медуза купола. Оглушает тишина и приходится стискивать зубы, чтобы сдержать отчаянно рвущийся наружу восторженный поросячий визг!

     Дальше - сплошные награды за кошмарные бесконечные недели карантина. Начальник училища - Настоящий Десантный Генерал - лично (!) вручает каждому тяжеленький эмалевый значок парашютиста. И искренне верится, что именно тебе он пожал руку особенно крепко, именно тебя он выделил из всех остальных. Расписавшись в списке-ведомости, получаешь заслуженную трешку (денежное вознаграждение!), которую тут же тратишь на лимонад и пирожки в развернутом на поле походном буфете. Прыгнувшим в последнюю очередь в буфете ничего не остается - прожорлив первокурсник до чрезвычайности.


     Не подумайте, что весь карантин состоит из одних только тягот да лишений. Есть в нем светлые моменты, есть. И не просто светлые моменты, а мгновения настоящего счастья. Например, последние метры кросса - когда уже вот-вот, еще мгновение, еще несколько шагов и - дыши сколько влезет, глотай лесной воздух, пахнущий соснами и лесными травами! И ты смог, не отстал, не "сдох", не перешел малодушно на шаг, когда, казалось, все - капут. Пусть не добился выдающихся результатов, просто избежал позорной категории "шлангов" - для начала и это немало.


     Или - засыпать субботним вечером (если ты не в наряде), баюкая в душе щемящее сладкое ожидание праздника (почти как в детстве перед Новым годом): завтра - спать на целый час дольше! А вместо зарядки - вытряхивание одеял! А на завтрак дадут еще по два крутых яйца! А вот заступить в наряд с субботы на воскресенье - это... Ну я не знаю... Наверное, похожее чувство испытывают солдаты, оставшиеся в отступлении прикрывать отход товарищей - и горько, и зависть к спасшимся, и угрюмая гордость - ведь кто-то должен...

     Про письма из дома даже и говорить не надо - их перечитывают по сорок раз, обнюхивают и таскают за пазухой, получая немеряно взысканий за раздутые карманы. Ни один политик не испытывает столь быстро меняющегося к своей персоне отношения народа, как ротный почтальон (или, по-военному, письмоноша) - от пламенной любви и преданности: "Сергуня, братан, принес?! Давай скорее, родимый!", до лютой ненависти: "Ты где шлялся, каз-зел?! Не торопишься, бл-лин!". Вот уж где, воистину, от любви до ненависти - один шаг.

     Рассказывать можно долго, но... Все на свете кончается - кончился и карантин, вместе со своими карантинными радостями и горестями. И стало почему-то грустно. Месяц мы прожили вместе - хорошо ли, плохо ли, но прожили. Сдружились, несмотря на здоровые законы звериной стаи (а может быть, именно благодаря им - кто знает?). А завтра уезжаем в Рязань и расходимся по своим подразделениям: основная масса - в батальон курсантов ВДВ, а наш взвод - в роту курсантов спецназа ГРУ, девятую роту - знаменитую и таинственную, как Шаолиньский монастырь. В десантных ротах все курсанты - одного курса. В девятой - всех четырех. В этом году выпускается третий взвод, мы приходим на их место. Что же нас ждет там?..
Глава 2. Знакомство


     - Взвод, встать! Смирно! Товарищ капитан, третий взвод для беседы собран! - отрапортовал наш глыбообразный замкомвзвода Леха Рогов по прозвищу Мамонт.

     Новоиспеченные курсанты вытянулись, ощупывая настороженно-оценивающими взглядами по суворовски сухую фигурку командира роты: что за папец нам достался?

     Тусклая сталь блеснула из чуть раскосых, прицельно суженных глаз капитана. В тонких морщинках коричневого печеного лица маскировалась непреходящая разбойничья усмешка.

     - Вольно, садись... Отставить!

     Начавшие было рассаживаться за столами курсанты ошпаренно вскочили.

     - Разведчик должен все делать быстро и бесшумно! - голос ротного был тверд и звонок, как рыцарский меч. - Всем понятно? С-садись. Отставить! Кто там стулом двинул?! С-садись... Отставить!

     "Так, как надо" курсанты сели всего-навсего с пятого раза - все же не прошел карантин даром, нет.

     - А скажите-ка мне, вьюноши, - вкрадчиво начал капитан, - о чем вы думали, сдавая иностранные языки на вступительных экзаменах? И зная о том, что по выпуску получите дипломы референтов-переводчиков? Наверное, о том, что служить вам доведется в какой-нибудь дипломатической миссии? И носить вы будете большей частью смокинги? Так вот, сынки... Хренов вам тачку! - жизнерадостно объявил он. - Все вы будете! Кадровые! Офицеры! Советской! Военной! Разведки! - словно пять полновесных золотых червонцев уронил в медный таз. - А посему - привыкайте воспитывать в себе разведчика е-же-дневно и е-же-часно! Как на очко сел, как окурок выбросил - все должен под контролем держать!

     Отвесив челюсти, курсанты тихо балдели от этой пламенной речи и стремительно влюблялись в этого странного капитана. Они еще ничего не знали про своего ротного - оттрубившего десять лет на Дальнем Востоке. Командовавшего лучшей ротой спецназа Вооруженных Сил Союза. Ставшего впоследствии лучшим преподавателем тактико-специальной подготовки иностранного отделения, готовившего офицеров разведдиверсионных войск всех стран-сателлитов Союза. И, наконец, имевшего замечательное, звонкое, боевое, почетное прозвище - БЗДЫНЬ! Ничего этого они еще не знали, но шкурой, нутром поняли: этот мужик - настоящий!

     И с тихим ознобным восторгом оглядывали они обстановку класса тактико-специальной подготовки: радиотелеграфные ключи на столах, стенды на стенах - с иностранной военной техникой, минами и взрывателями, схемами контрпартизанских операций армий НАТО, портретами героев-разведчиков...

     - Да, и последнее, вьюноши. В ваш взвод зачислен еще один курсант, он только сегодня прибыл в училище, будет учиться вместе с вами, - спокойным, почти домашним голосом проговорил вдруг капитан. - Дневальный! - гаркнул он, открыв дверь класса: - Зови новенького!

     Слыша приближающиеся шаги в коридоре, курсанты стремительно наливались праведным возмущением. Не, ну нормально?! Мы корячились, экзамены сдавали, глотки друг другу грызли, в карантине подыхали, комары нас живьем в этом лесу жрали, а тут какой-то додик на готовенькое приехал?! С-сынок, понятно...

     В класс вошли трое: лысый круглый дядечка в очках и с портфелем, невысокий старлей с цепким взглядом, в новенькой форме, и парень нашего возраста в синей "олимпийке" - так, если кто не знает, назывались тогда спортивные шерстяные трикотажные костюмы. Высокий. Стройный, как шомпол. Худощавый, но широкоплечий. Гладко причесанные волосы - как льняное волокно с серебристым отливом. Бледно-голубые глаза под тонкими светлыми бровями. Черты лица тонкие, даже заостренные. Абсолютно, совершенно невозмутим, сволочь. Ни дать, ни взять - истинный ариец. Мечта Геббельса, блин.

     - Разрешите, Иван Фомич? - не по-уставному обратился к ротному дядечка. - Благодарю... Пройдемте, товарищи, - и троица проследовала через класс под обстрелом насмешливых взглядов: ай да Сынок, какой эскорт его сопровождает...

     - Товарищи, - обратился к нам дядечка каким-то озабоченным тоном, - прежде чем я представлю вам вашего нового товарища и представлюсь сам, необходимо соблюсти небольшую формальность...

     - ... Отнестись к которой необходимо со всей серьезностью, - возник вдруг в дверях начальник особого отдела майор Сазонов - мы его уже знали. Особист прошел между столов, раскладывая перед курсантами отпечатанные листки с заглавием "Обязательство".

     - Внимательно прочитайте текст, - с расстановкой, словно для дебилов, проговорил особист, - впишите на указанном месте свои фамилии-имя-отчество, распишитесь и поставьте дату.

     Озадаченные, курсанты зашелестели листками. "Я, такой-то, обязуюсь не разглашать секретные сведения, ставшие мне известными в ходе моего участия в военно-научном эксперименте в период с ... по ... Об уголовной ответственности за нарушение военной и государственной тайны согласно ст. ст. ... УК РСФСР я предупрежден..." Что за эксперимент? Но расписались все быстро и без дурацких вопросов - уже кое-что понимали.

     - Угу... - особист быстро собрал листки, просмотрел, сверился со списком. - Пожалуйста, Дмитрий Олегович, - кивнул он лысому. Тот по-лекторски откашлялся.

     - Итак, товарищи, позвольте представиться, - начал он с чуть заметной забавной торжественностью, - меня зовут Дмитрий Олегович, я - заместитель директора научно-исследовательского института, профессор.

     - А какого именно института? - нагло вякнул вдруг кто-то из задних рядов.

     - Научно-исследовательского, тормоз! - пояснил ему длинный, как мачта, Игорь Ящик. - Слушать надо.

     - Благодарю за пояснение, молодой человек, - поклонился в сторону Ящика профессор и продолжил: - Наш институт занимается разработкой некоторых экспериментальных образцов вооружения и боевой техники. В частности, мы ведем разработку экспериментальных людей... - профессор чуть замялся. - М-да. Одним словом, боевых киборгов. Вам знакомо это слово, надеюсь? - пытливо сверкнул он очками.

     - Мнэ не знакомо, - подал голос Дато Мания - гордый джигит, потомственный чабан и чемпион Телави по самбо. - Извынитэ.

     - Киборг, молодой человек, значит - кибернетический организм, - с готовностью откликнулся профессор. - Название это, разумеется, совершенно не в полной мере соответствует... гм, нашим ребятам, но... Прижилось, одним словом, такое вот название, хоть и безнадежно устаревшее и неточное.

     - Что ли, робот? - удивленно уточнил Дато.

     - Можно сказать и так. С большой натяжкой, - сухо ответил профессор. Было видно, что ему очень не нравится, что его питомцев называют таким образом. Так многие не любят, когда их домашних любимцев называют крысами или черепахами - для них они просто Лариски или Тортилки - нормальные члены семьи.

     - Поймите, ребята, наш Маргус - это совсем не то, о чем вы читали в фантастических романах! - прижал он пухлые кулачки к груди. - Простите, я так и не представил вам вашего нового товарища. Его зовут Маргус. Ауриньш Маргус Янович. Боевой киборг третьего поколения.

     Вот, хотите - верьте, хотите - нет, но никто даже особенно и не удивился. Столько всякого пришлось пережить за последние два месяца, столько нового открылось - к чему угодно уже были готовы. Фигли там какой-то киборг. Сказали бы лучше - будет завтра баня, или нет. А что вы хотите? Мы твердо знали, что наша военная наука - лучшая в мире - да так оно и было, черт возьми! Это сейчас ракеты все попилили, стратегические бомберы тихо ржавеют на земле без керосина, а золотые мозги тихонько линяют в страны бывшего вероятного противника. Дико все это видеть - как нам было потом дико видеть на месте Бздыня какое-то прыщавое недоразумение - деловитого карьериста и вдохновенного мудозвона... А тогда-то армия наша была - ого-го! И работали в военной науке лучшие ученые, если кто забыл. Так что чему удивляться было?

     - В отличие от киборгов предыдущих поколений (те были роботы-солдаты) наш Маргус является роботом-командиром, - лекторским тоном продолжал профессор. - Главное отличие его от своих предшественников - способность к самообучению, накоплению практического опыта и применению его на практике. С вашей помощью, товарищи, мы хотим найти ответ на ключевой вопрос науки о боевой робототехнике: сможет ли киборг научиться адекватно оценивать обстановку и самостоятельно принимать верное решение.

     Маргус, или как его там, стоял не шелохнувшись, бесстрастно глядя куда-то сквозь нас, словно говорил: ну вот такой я и есть - как хотите, так меня и принимайте. С виду парень как парень, ничего особенного - умеют у нас все же нормальные вещи делать, когда захотят!


     - Это он что, с нами учиться будет? - продолжал любопытствовать Дато.

    

... ... ...
Продолжение "Тельняшка для киборга" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Тельняшка для киборга
показать все


Анекдот 
Встретились 2 новых русских:

- Возьми моего раздолбая на работу.

- Да нет проблем - будет приходить в офис на часик на компе поиграть, а я буду платить ему 3 косаря зелени.

- Нет, ну так не годится, я хочу чтоб он работал!

- Хорошо, пускай приходит на полдня, изучает новости, пьет кофе и буду платить ему 2 косаря зелени.

- НЕТ! Мне нужно чтобы он работал по 10 часов в день и получал где-то 200 баксов...

- Ну извини, брат, не могу, для этого высшее образование нужно...
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100