Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Сказки - - Зоопарк для бунтарей

Приключения >> Сказки >> Сказки >> Станислав Востоков >> Сказки
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Станислав Востоков. Зоопарк для бунтарей

---------------------------------------------------------------

© Copyright Станислав Востоков

Email: dvigg@mail.ru

Date: 06 Sep 2002

---------------------------------------------------------------

Вместо предисловия


     В некотором царстве, в некотором государстве жила-была деревня

     Кисляевка, прославившаяся на весь мир своими Кисляевскими водами

     за высокое содержание пузырьков.

     Еще в деревне жила-была церковь, деревянная, которую царь Петр

     Алексеевич своими руками построил, когда в плотницких работах

     тренировался перед закладкой кораблей. Но главной достопримеча-

     тельностью деревни был на первый взгляд незаметный зеленый домик

     с надписью на доске:

     В А Г О Н

     Всемирная Организация Государств

     по Охране Натуры

     Кисляевское отделение

     В этом домике жили-были два сыщика, прославившиеся на весь мир

     своими подвигами и приключениями.

     А начиналось все так...
Как познакомились Картуз и Ведеркин


     Во дворе стояла гулкая ночь. Инспектор Иван Иванович Картуз

     дремал. Луна нахально светила начищенным лицом в левый глаз инс-

     пектору. Картуз во сне говорил:

     - Вы кому светите? Вы уголовному розыску светите? Где деньги?

     Не отпирайтесь, мы все знаем! Даже то, о чем вы понятия не имее-

     те. Ясно?

     Лицо его приняло ответственный вид и вспотело. Брови стянулись

     к переносице.

     - Молчать! Шантажистка! - крикнул инспектор и стукнул кулаком

     по ковру на деревянной стене у кровати.

     - А-а-а! - раздалось за стеной. - Убивають!

     Инспектор открыл правый глаз, левый он открыть не смог из-за

     луны.

     - Ограбление, - сказал он. - Голос не мужской, а следова-

     тель... - Картуз посмотрел на потолок. Там сидел толстый таракан

     и доедал хлебную крошку. Инспектор сощурил правый глаз. Таракан

     подавился, судорожно вцепился в потолок и на рачий манер скрылся

     в норке, вскоре оттуда послышалась возня, шум собираемых чемода-

     нов и удаляющийся топот. - ... женский, - окончил мысль инспектор.

     Сделав сальто, Картуз выпрыгнул из кровати, на лету выхватил

     газовый пистолет и выбежал на улицу.

     Он стал медленно огибать бревенчатый дом. Повернул за угол. И

     остановился. Из стены на него смотрел жуткий тип с пистолетом.

     Его волосы, по площади не сильно уступающие лысине, были всклоко-

     чены. Белый ночной колпак висел на правом ухе, закрывая бумбоном

     глаз. Под левым набряк мешок. Инспектору этот субъект явно был

     знаком. Лицо его отражало бурную мозговую деятельность. Он, судя

     по всему, тоже встречал Картуза раньше.

     Инспектор напрягся.

     - Так, - думал он, - в нашей деревне оружие только у меня,

     дробовик деда Ерофея не в счет. Колпак ношу лишь я, и лысина

     опять же... Вероятность совпадения крайне мала. Все ясно. Это ОК-

     НО!

     Лицо типа озарилось тихой гордостью, но тут же приняло сосре-

     доточенное выражение, и сыщик, скрипнув однопетельной дверью, во-

     шел в сени по бесшумному методу Коврова-Тапкина. Перебежками он

     продвигался по территории врага. За каждым выступом мог таиться

     бандит. Около печки, дышыщей жаром и пахнущей картошкой, он оста-

     новился, готовясь к финишному броску.

     Инспектор думал:

     - Печь горячая. Зачем? Ведь лето. А! Жертва молчала и единс-

     твенный способ развязать язык...

     Из сумрака донеслись проклятия:

     - Басурманы! Не для того я пять лет партизанила, чтобы надо

     мной по ночам изголялись! Ни местов уступить в транспорте, ни

     поспать по-человечески!

     Соседку явно взяли в плен.

     - Надо спасать старуху, - решил Картуз.

     Противников, принимая во внимание слова бабки, было больше,

     но он не мог оставить старого человека в беде. Сыщик вынул из

     печки тлеющую головешку и, подсветив свое лицо снизу, по спосбу

     Минина-Пожарского, вылетел из-за печки.

     - Инспектор Картуз! - сообщил он. - Всем стоять, не двигать-

     ся! Девочки налево, мальчики направо.

     В углу на кровати, у той самой стенки, за которой спал инспек-

     тор, съежилась соседка. Один глаз под растрепанными волосами све-

     тился синяком. Подбородок спазматически двигался вверх-вниз. Ру-

     ки тискали одеяло.

     Тут бабуля вспомнила фронтовую молодость и с криком:"За Роди-

     ну! Ура!", метнула в инспектора крупную матрешку.


     Выписавшись из госпиталя, Картуз тут же направил письмо в ми-

     лицейское училище с просьбой прислать помощника.

     Он уже пробовал самостоятельно мыть пол, когда на пороге поя-

     вился молодой человек в новенькой форме. Поставив у ног чемодан-

     чик, он молодцевато козырнул и щелкнул каблуками.

     - Курсант Ведеркин прибыл для прохождения практики!
Глава первая
Дело о плевке в колодец или Двадцать тысяч лет под водой


     Утром в четверг, при ярком свете июньского солнца, Картуз ре-

     шил провести систематизацию посетителей.

     Он достал из ящика стола мегафон и вежливо приказал:

     - Лейтенант Ведеркин, зайдите пожалуйста.

     Из-за дверей донесся полупридушенный, жалобный голос помощника:

     - Не могу!

     Инспектор, пораскинув мозгами, пришел к выводу, что без повода

     курсант не стал бы нарушать дисциплину, и решил подождать со

     взысканием и занесением.

     Распахнув дверь приемной ударом Шуйского-Якобсона, он увидел,

     что лейтенанта обложила какая-то бабка.

     - Нет, вы слухайте! - кипятилась она. - В колодец, говорит,

     щас плюну, говорит. А кому яго плевок нужен? А? Мне не нужен? Вам

     нужен?

     - Не нужен, бабушка, не нужен, - отбивался Ведеркин, отыскивая

     пути на заранее не подготовленные позиции.

     - А ведро-то, ведро-то испакостил, - наседая, верещала старуш-

     ка. - Ирод волосатай!

     - Вы, - осведомился Картуз, - зачем пенсионерке ведро испа-

     костили?

     - Я? Ведро? - растерянно прошептал курсант.

     Первое дело привело его в замешательство.

     - Да он-то тут при чем? - наконец угомонилась пожилая акти-

     вистка.

     - Так значит вы заявить пришли? - догадался проницательный

     инспектор.

     - Ну да. Я того,этого... - подтвердила она.

     - Ведеркин, - сказал старший ВАГОНовец, - проведите системати-

     зацию бабушки.

     - Чего-чего? - подозрительно уставилась на него старушенция. -

     Я те щас приведу и системать, и зацию, и черта с рогами. Я на вас

     в сельсовет заявлю за невыполнение при исполнении.

     - Успокойтесь, гражданка, - сказал Картуз, - и сдайте показа-

     ния лейтенанту Ведеркину.

     Для большего уважения народа к помощнику, он решил досрочно и

     временно присвоить ему офицерский чин.

     - Чего сдать? Анализы? - не поняла старушка.

     - Бабушка, - терпеливо произнес оправившийся помощник, - изла-

     гайте свое дело быстро и предельно ясно.

     - А-а! - кивнула потерпевшая. - Ну вот, собралась я сегодня

     поутру того-этого, а воды-то и нет...

     - Так, - Ведеркин взял след, - кража! Сколько ее украли, и

     где вы видели пропавшую в последний раз?

     - Только точно! - добавил инспектор.

     - Да нет, не крали у меня ничего, вы слухайте сюды, и не пере-

     бивайте.

     - Не перебивайте заявителя, Ведеркин, - сделал замечание нео-

     перившемуся следователю Картуз.

     Лейтенант покраснел.

     - Воды-то и нет, - продолжала бабка, - ну решила я пойти до

     колодца. Ну, взяла коромысло, ведерки на...

     - Не было меня там, - запротестовал курсант, - сегодняшнее ут-

     ро я провел на участке. Гражданин инспектор - свидетель.

     - Подтверждаю, - согласился старший сыщик.

     - Тьфу ты, - возмутилась посетительница, - дайте договорить,

     вечер скоро. Ну вот, достала я коромысло, ведерки на него повесила

     и пошла по воду. У колодца взялась за ручку и начала крутить. А

     радикулит у меня страшный, так все и хрустить, так все...

     - Ближе к делу, - порекомендовал инспектор.

     - Слышу, как ведерко на воду упало, но с таким стуком, как по-

     лено по трубе, и вроде пришибло кого. Сквернословие оттудова под-

     нялося, ни словами описать, ни в справочнике отыскать. Ну вот,

     ну, думаю, мало ли что померещиться может, мне ведь уж скоро ось-

     мидесятый стукнет. Ага. Ну и подымаю я, значит, ведерко с водич-

     кой. А как вытащила, смотрю, сидит там старикашка с бордовой фи-

     зиогномией и зыркает на меня страшенными глазами. Ну, думаю, до-

     крутилася бабка до самой что ни на есть крутизны. Стою, жду, мо-

     жет исчезнет? Испарится? А сама прикинула, пока он не исчез, пока

     суд да дело, поговорить можно.

     - Ты че, злыдень, не испаряешься? - спрашиваю.

     А он мне:

     - Я вам щас испарюсь, я вам так щас испарюсь, что всю жизнь

     помнить будете. Вы че меня из колодца достали? - кричит. - Я че,

     уголь? Мы че, в забое? Тыщи лет живу в своем колодце, никто мне

     по башке ведрами не стучал. Вот я за это как плюну в колодец!

     Я ему говорю в серцах:

     - Ты что ж это, окаянное ископаемое удумал? Ты, чай, и зубы-то

     не чистишь! Чай во рте твоем микробы строями маршируют.

     Но, видать, не проняло его - плевать собирается. Тут я его ко-

     ромыслом и хватила. А теперь пришла с повинной. Хоть судите меня,

     хоть ссылайте, но колодцы загаживать не дам!

     - Чувствуете, Ведеркин, обратился Картуз к помощнику, - наш

     профиль, ВАГОНовский. Отправляйтесь на выезд, осмотрите место

     происшествия и допросите пострадавшего преступника.

     - Как это "пострадавшего преступника"? - не понял лейтенант.

     - Это дело тонкое, - многозначительно проронил старший ВАГОНо-

     вец. - Думайте.

     Ведеркин подошел к колодцу, подтянулся, проверил симметрич-

     ность козырька по отношению к носу, нагнулся и крикнул в темноту:

     - Именем ВАГОНа, выходите!

     - А санкции у вас имеются? - осведомились из глубины.

     - А как же! - ответил исполнительный Ведеркин. - Прошу ознако-

     миться. Заранее предупреждаю, за неявку - условные пятнадцать су-

     ток ваши и пакость мелкая, случайная (статья 6, пункт 2) превра-

     щается в пакость крупную, умышленную (статья 7, пункт 4) с отяг-

     чающими обстоятельствами в виде ударной работы на полях и косьбы.

     Он положил документ в пустое ведро и медленно опустил его,

     громыхая цепью, в шахту колодца. Внизу кто-то принял письмо и,

     судя по отрывистым выкрикам, ознакомился.

     - Приду в 10:30, начальник, - услышал Ведеркин, - согласно до-

     кументу.

     - И попрошу не опаздывать, - гаркнул лейтенант, послушал эхо,

     десять раз повторившее "...ать", и с чувством выполненного долга

     промаршировал назад, впечатывая каждый шаг в пыль проселочной до-

     роги.

     Когда помощник появился в участке, Картуз начальственно мая-

     чил между левой и правой стенами, просвещая бабусю, которая ви-

     дела уже не первый сон и мелко подергивалась.

     - ... в конвенции, принятой государствами, - докладывал инс-

     пектор, - значится, что любое действие, направленное против при-

     роды, является действием, направленным против человечества в це-

     лости и каждого индивидуума в отдельности, и квалифицируется как

     мелкая, укрупненная и крупная пакости соответственно. Понимаете?

     - спросил старший ВАГОНовец.

     - Хр-р! - всхрапнула пенсионерка.

     - Лейтенант Ведеркин прибыл! - доложил курсант.

     Старушка встрепенулась.

     - Подозреваемый ознакомлен, прибудет в соответствии!

     - Лады, - похвалил его инспектор.

     Бабулька снова, смежив веки, уронила голову на грудь.

     Воцарилось молчание. Жужжали и радостно бились о стекло июнь-

     ские мухи. Картуз барабанил костяшками пальцев в такт тиканью ча-

     сов.

     Лейтенант повторял про себя инструкцию по взятию показаний без

     применения оружия.

     Инспектор встал.

     - Рядовой Кукушка, доложите сигналы точного времени.

     В ходиках открылись окошки, разлинованные под государственную

     границу, появилась кукушка и взла под козырек.

     - Рядовой Кукушка докладывает, десять часов, двадцать девять

     минут по московскому времени. Разрешите идти?

     - Идите, - милостиво согласился начальник.

     Вдруг дверь распахнулась. Да так, что слетела с петель.

     На пороге стоял широкий мужичонка с зловредным выражением

     лица. Ко лбу личность сомнительной наружности прижимала дном же-

     лезное ведро, громыхающее оборванной цепью.

     Бабуля с криком: "Ага, попался!" приняла борцовскую стойку.

     Картуз прищурился.

     - Вы, - обратился он к мужичонку, гордясь своей наблюдатель-

     ностью, - чем-то рассержены.

     - Это и жабе понятно, - нагло заявил вновьприбывший.

     - Обратите внимание, лейтенант, - продолжал сыщик, - гражда-

     нин, судя по железной емкости, дояр, и нация его, судя по способу

     перемещения, - индус.

     - Колодезный я по национальности, - сердито ответил посети-

     тель, - и работаю в колодце.

     Начальник пристально посмотрел на мужичка.

     - Присаживайтесь, гражданин, - пригласил он, - место для ведер

     у нас в углу. Предупреждаю, в ваших интересах не сильно врать, а

     за содействие органам, - он снизил голос до шепота, - срок могут

     дать условно.

     - Где вы были год назад, семнадцатого января, в десять часов

     вечера? - вдруг гаркнул он.

     Колодезный глухо свалился с табуретки.

     - Отпирается, - удовлетворенно сказал Ведеркин.

     Мужичок очнулся и попытался сесть.

     - Пятнадцать лет с конфискацией, - потерла сухонькие ручки ба-

     буля.

     Житель колодца упал в обморок вместе с табуреткой.

     - Метод Смита-Кутузова, - довольно сообщил Картуз и показал

     на заявительницу.

     - Гражданин колодезный, знакомо ли вам это лицо?

     Мужичок приоткрыл глаза и оглядел старушенцию.

     - До боли. Только проснешься, а она уже наверху с ведром.

     - Гражданин колодезный, по показаниям гражданки Синюхиной, бу-

     дучи вытащенным из воды, вы угрожали ей загрязнением в виде плев-

     ка, а это может квалифицироваться как акт массового поражения.

     - Да, а ведром по голове? - возмутился представитель колодез-

     ной народности.- Может у меня опосля тоже вся масса пораженная?

     - Погодите, - остановил его Картуз. - Ведро у нас какое? Де-

     ревянное?

     - Никак нет, - браво откликнулся помощник, - оцинкованное.

     - Занесите в дело, - распорядился инспектор.

     - Это ж надо! - охнул бородатый. - Отцы еще ковали, и по голо-

     ве... Как не убила?

     - Так-с, - Картуз прошелся вдоль книжных полок. - А что у нас

     имеется по ведру в Энциклопедии?

     - Ваше благородие, госпожа деревня, - напевая, он углубился в

     дебри огромного тома, - ты кому-то ржи даешь, а кому-то...

     Вот:"Ведро - цилиндрическая емкость, выполненная из дерева, желе-

     за и т.д. Изобретателем ведра считается дон Ведро, который в се-

     редине 16 века приспособил к своему рыцарскому шлему ручку для

     переноса. В честь него, впоследствии, емкость и получила свое ны-

     нешнее, хорошо нам знакомое название. Шарман, Ведеркин?

     - А как же, Иван Иванович, - понимающе отозвался лейтенант.

     - Далее, что у нас имеется по мед. экспертизе?

     - Синяк имеется, - отрапортовал Ведеркин. - Размером с олим-

     пийский рубль, цвет фиолетовый с лиловыми оплывами, штука одна.

     - Интересно, коллега, - задумчиво сказал инспектор, - а подде-

     лать синяк можно?

     - Запросто, - влезла старушка, - берешь коромысло...

     - Смирно! - рявкнул Картуз. - Итак, согласно закону ВАГОНа за

     мелкомасштабное хулиганство на почве добрососедства и взаимопони-

     мания, статья первая, пункт последний, обвиняемые Колодезный Ко-

     лод Колодович и Синюхина Овсяна Андреевна присуждаются к посадке

     зеленых насаждений на улице Жбанной и поливке любимого кактуса

     инспектора Картуза.

     - Не больше полстакана в день, - добавил Ведеркин от себя.
Глава вторая


     Дело о 3-ей ремонтной бригаде или Сказка о семи богатырях и репке с нитратами


     - Ну что ж, коллега, - сказал инспектор сияющему как начищен-

     ный сапог Ведеркину, - первый блин удался на славу. Можно ска-

     зать, на славу сыску. Без сметаны блинок, конечно, но и комков,

     как говорится, нет-с. Давайте-ка, мы это отметим. В сельском клу-

     бе общественного питания "Пирожок".

     В кафе инспектор зашел все еще смакуя вчерашний успех.

     - Вот вам и пример метода Конана и Дойля, открытого еще вели-

     ким Шерлок Холмсом!

     Возле буфета молчаливо стояла третья ремонтная бригада в не-

     полном составе. В молчании ремонтников чувсвтвоался холод гаечно-

     го ключа. В их рядах зияла брешь. Видимо, недавний обед выхватил

     одного товарища из сплоченного коллекита тружеников отбойного мо-

     лотка.

     Перед бригадой, в слезах, с половником в руке, билась повариха.

     - Да откудова мне знать! - рыдала тетка. - Она же с базы приш-

     ла, как всегда. Кто ж знал, что она его отравит! - И стряпуха

     снова заплакала.

     Сердце душевного и сердобольного инспектора при этих словах

     сжалось в холодный кулак, как бывает всегда, когда человек уходит

     из жизни в расцвете сил, оставляя родителей на детей, а детей на

     комнату милиции.

     Иван Иванович снял шапку и подошел к собравшимся. Он успокаи-

     вающе положил свою широкую руку на плечо бригадира, безмолвной

     статуей смотрящего на трясущуюся женщину.

     - Мои соболезнования, - тихо произнес он.

     Бригадир молчал.

     - А где усопший?

     - В туалете, - глухо ответил тот.

     - Но почему туда? - удивленно поднял глаза сыщик.

     - Потому что плохо ему.

     - Кому? Усопшему?

     - Не усопшему, а усохшему. Он от этого дела усох.

     Тут повариха наконец увидела ВАГОНовцев и, всхлипывая, кину-

     лась к ним.

     - Гражданин Картуз, гражданин Картуз, честное слово, я не

     знала, с базы ведь, как всегда ведь...

     Веки инспектора сузились, глаза засветились дедуктивной мыслью.

     - А преступница... - он выдержал паузу под уважительными взгля-

     дами, - Репка!

     - Как же вы догадались? - удивилась павариха, размазывая слезы

     по всему лицу.

     - Очень просто. По дороге в кафе мы встретили гражданина дед-

     ку, а также гражданку бабку с внучкой и всем зверинцем.

     - И репка, если я не ошибаюсь, их профиль!

     - Шарман, Ведеркин?!

     - А как жесь, Иван Иванович, - довольный начальником и другом

     отозвался лейтенант.

     - Граждане, - обратился Картуз к собравшимся, - это дело мы

     берем на себя. Как говорится, где проедет наш ВАГОН, там порядок

     и закон! А ничего девизик! Лейтенант, вам задание, крупными бук-

     вами лозунг над участком.

     - Шарман?

     - А как жесь, Иван Иванович, - браво ухнул Ведеркин.


     С утра следующего дня Ведеркин, свесив на бок язык, аккуратно

     выписывал белой краской буквы по зеленой как луг полоске материа-

     ла, сшитой из ношеного сарафана боевитой соседки. Яркие цветочки,

     рассыпанные по транспоранту, радовали глаз и поднимали настроение.

     Картуз в это время прочесывал энциклопедию в поисках слова

     2Репка0.

     Иногда лейтенант оставлял высокое искусство росписи по сарафа-

     нам и замирал, прислушиваясь к неясному шепоту из-за стены.

     - ... рашпиль, редька, резинка, рельсы... ручка...

     Тут дверь хлопнула и рядом с ним возникло задумчивое лицо

     инспектора.

     - Лейтенант, а здесь после "рельс" сразу "ручка", "репки" как бы и того...

     - Попробуйте посмотреть на "репу".

     - На репу? Можно и на репу, - согласился шеф, - почему бы и не

     на репу. А может лучше на тыкву?

     Лейтенант сокрушенно покачал головой. Пять минут прошли тихо.

     Часы тикали. Солнце светило. Лейтенант заканчивал рисовать запя-

     тую.

     Вдруг дверь снова распахнулась. Из кабинета серым вихрем,

     приплясывая гопак, вылетел Картуз. Лейтенант вздрогнул - запя-

     тая получилась длинная, до края транспаранта.

     Инспектор на миг замер, одернул форму, чинно подошел к лейте-

     нанту, солидно прокашлялся и спокойно, но твердо сказал:

     - Не дедку!

     - Чего? - спросил опешивший Ведеркин.

     - Репка не дедку, - тихо пояснил шеф.

     - Понятно, - сказал лейтенант, уверенный, что с перенапрягу у

     инспектора случилась конфузия. - А тыква не бабку?

     - Лейтенант Ведеркин, - напыщенно обратился к нему Картуз, -

     одна из моих задач - поднимать интеллектуальный уровень коллекти-

     ва в вашем лице.

     - До дедки? - поинтересовался подчиненный. - Или до бабки?

     - До Ломоносова и Кибальчича вместе взятых. Дедуктивный метод,

     логическая цепочка. Репка, дедка, ну и остальные члены группиров-

     ки. Тут и адрес есть. Операцию по захвату преступников назначаю

     на завтра.

     Сыщики установили слежку за участком дедки и бабки. От посто-

     ронних глаз работников натуральной охраны скрывал маск. халат,

     одолженный у дворничихи Микулишны до субботы. Следствие велось с

     помощью личного телескопа Ломоносова, взятого напрокат из местно-

     го краеведческого музея. С помощью этого инструмента сторож обыч-

     но смотрел телевизор, стоящий в соседней деревне. Такая большая

     мощность не позволяла видеть целиком не только фигуру наблюдаемо-

     го, но даже лицо. Поэтому неудивительно, что лейтенант слегка пу-

     тался, видя в окуляре лишь незначительную часть подозреваемого.

     - Иван Иванович, нос картошкой у бабки или у дедки?

     - У мышки, Ведеркин.

     - А свитер, такой коричневый, махровый?..

     - У Жучки.

     - А уши лопухами и полосатость повышенная?..

     - У дедки, лейтенант, он в морфлоте служил.

     Преступная группировка занималась прополкой и поливкой, причем

     ни один из членов банды не следил за тем, что делает другой, и

     все в огороде подозреваемых делалось по шесть раз.

     Сначала овощ полил дедка, затем бабка. За ней внучка. Потом

     Жучка поливала, ругаясь, что, если бы не она, все засохло бы на

     корню. За Жучкой на лейку наткнулась Мурка и снова оросила наск-

     возь промокшую свеклу. Последней, шлепая по лужам между грядок,

     пробиралась мышка, надрываясь под тяжестью кружки с водой, жалу-

     ясь, что всю самую важную работу сваливают на нее, что это просто

     бабовщина какая-то. Картошку семейка выкопала так, что эта часть

     огорода приняла вид пережившей артобстрел.

     - Ну что ж, - сказал Картуз, отняв от инструмента глаз, обве-

     денный фиолетовым кругом от окуляра, - лейтенант, потрудитесь пе-

     редать повестку семье Репкиных. Шарман, Ведеркин?

     - А как жесь, Иван Иванович!


     К 8:30 на Жбанной, 3 собрались все, кому нужно и кому не нужно.

     Процесс шел открыто. Третья ремонтная бригада сурово молчала.

     Пострадавший выделялся из массы ремонтников больничной пижамой.

     Тихо всхлипывала повариха. Сторож краеведческого музея за пользо-

     вание телескопом попросился послушать процесс, потому что без

     инструмента пропустил вторую серию фильма Шерлок Холмс и доктор

     Ватсон". Соседи составляли живое оформление.

     Репкины ничего не понимали. Они пожимали плечами, косились на

     свирепых в своей солидарности ремонтников, неприязенно и прис-

     тально смотревших на них.

     Слово взял Картуз.

     - Уважаемые граждане, в результате халатности и прижимистости

     генеральных поставщиков репы, в кафе "Пирожок" произошло отравле-

     ние ремонтника третьей бригады.

     Глухой дедка приложил к уху ладонь.

     Инспектор продолжал:

     - Дело в том, что каждый из Репкиных, не надеясь на других,

     работает в огороде за шестерых. И поэтому картина преступления

     вырисовывается предельно ясно.


     В день, когда Репкины добавляли овощам нитраты, приложились

     все, кому не лень, а у Репкиных приложиться не лень никому. И в

     результате бедная репка получила дозу нитратов, в восемь раз пре-

     вышающую нормальную.

     - Почему в восемь? - недоуменно спросил Ведеркин.- Их же шесть.

     - А потому что дедка, который страдает склерозом, положил

     тройную порцию.

     - Елки-палки, - сказал дед, - вчера забыл репке нитратов доба-

     вить! Пойду подкину.

     - Именем ВАГОНА - стоять! - скомандовал Картуз.

     Дедка вытянулся по стойке смирно.

     - Слушаюсь, ваше благородь!

     - Таким образом, семья Репкиных приговаривается к принудитель-

     ным работам на участке третьей ремонтной бригады. Все.

     Ремонтники с тихим удовольствием увели осужденных на место

     прохождения работ.

     - Только с дедкой поаккуратнее, - крикнул вдогонку Картуз, -

     а-то он вам везде по три крана привинтит. И берегите его, участ-

     ник все-таки.
Глава третья


     Дело о ведьме

     или

     Как вылететь в трубу


     Картуз спал глубоким милицейским сном. Возле постели на тум-

     бочке стоял долгожданный супертелефонный аппарат, подаренный ему

     накануне за доблестный труд по охране натуры. Рядовой Кукушка в

     тихом режиме прокуковал двенадцать. Ночь была неспокойной. Ветер

     гонял над полями летучих мышей. Картуз всхрапывал марш милицио-

     неров на стихи Пушкина азбукой Морзе.

     Вдруг зазвонил телефон. Инспектор взял трубку:

     - Кто говорит?

     - Слон.

     - Откуда?

     - От верблюда.

     - Что вам надо?

     - Шоколада.

     - Вы ошиблись гражданка. Спокойной ночи.

     Картуз положил трубку, пожал плечами - какие только страннос-

     ти не происходят ночью. Он снова попытался заснуть. Чтобы побыст-

     рее погрузиться в дивный мир сновидений, он стал считать мили-

     цейские машины.

     Телефон зазвонил снова.

     - Кто говорит?

     - Вова.

     - Что у вас?

     - В квартире газ. А у вас?

     - Здесь сейчас уж первый час!

     - А у нас сегодня кошка...

     - Аспирину съешь немножко, - порекомендовал Картуз и нажал ры-

     чаг.

     Иван Иванович встал и заварил себе кофе. Задумался. Кому он

     мог насолить? Врагов у него, как и у всякого инспектора ВАГОНа

     хватало. Но все они были людьми серьезными и относились к нему с

     уважением. На такие глупые шутки не способны.

     Телефон зазвонил опять.

     - Это кто, Вова? - спросил Картуз.

     - Нет, это Степан Сидоров, с улицы Циолковского. Только что

     моя соседка вылетела в трубу.

     - Несчастный случай? - поинтересовался инспектор.

     - Да нет, она на метле вылетела. Из трубы.

     - Когда это случилось?

     - Минут пять-шесть назад.

     - Спасибо за сигнал. Спокойной ночи.

     Иван Иванович подумал и позвонил Ведеркину.

     - Лейтенант, у нас ведьмы или колдуньи на участке зарегистри-

     рованы?

     - Никак нет!

     - Завтра у нас рейд на Циолковскую с целью выявления ведьм.

     - Слушаюсь! - отчеканил Ведеркин.

     Утром, вооруженные списком проживающих на Циолковской, право-

     защитники обстукивали улицу. В доме номер восемь жил Степан Сидо-

     ров, просигнализировавший ночью.

     По показаниям Сидорова женщина, вылетевшая через трубу, жила

     напротив.

     Картуз пожал руку Сидорову и принялся изучать объект.

     Из-за ограды видна была только требующая ремонта крыша. Поэто-

     му раньше, без повода, инспектор и не обращал на дом внимания. Но

     теперь... Он легко раздвинул подгнившие доски забора.

     Строение было - ни в сказке сказать, ни пером описать. Сруб из

     столетних бревен, обращенный сплошной стеной на улицу, опирался

     на куриные ноги. А из грязной, нечищенной трубы, при определенных

     усилиях вполне могла вылететь некрупная ведьма.

     ВАГОНовцы хлопнули калиткой и остановились возле дома.

     - Ну-ка, как там... - сказал Картуз. - Гражданка, поверни-

     тесь-ка к лесу задом, а к нам передом.

     Изба, судя по всему, плевать хотела на указание.

     Иван Иванович достал красное удостоверение ВАГОНа.

     - Инспектор уголовного розыска Картуз, - сказал он. - Так что

     без шуточек!

     Изба заскрежетала и неохотно повернулась.

     - Так-то лучше, - хмыкнул Картуз.

     Он постучался. Дверь скрипнула. На пороге появилась заспанная

     бабка. На вид ей было лет двести с хвостиком.

     - Инспектор ВАГОНАа, - представился Картуз.

     - Гражданка Покрышкина? Тамара Ильчибеевна? - уточнил Ведеркин.

     - Ну Покрышкина, ну Ильчибеевна.

     - Род занятий?

     - Да так... медициню народно.

     - Понятно, - сказал Картуз. - Кодунья.

     - Почему сразу колдунья? Почему колду... Ну колдунья! А что?

     Нельзя?

     - Людей травите?

     - Да ты что, начальник? Это ж десять лет тюрьмы, при моем-то

     возрасте!.. Лечу, гадаю, плюю через плечо.

     Глаза старухи зажглись, на лице появилась профессиональная

     улыбка.

     - Дай ручку, золотенький, погадаю. Всю правду скажу!

     - На метле летаете? - поинтересовался инспектор.

     Бабка пристально на него посмотрела.

     - Сами расколемся, или обыск произвести? - добавил Ведеркин.

     - Летаю, - призналась старушенция.

     - И каков принцип действия вашего летательного аппарата?

     - Заклинания, привороты, наговоры.

     - А бензином почему пахнет?

     - Каким бензином? - встрепенулась Ильчибеевна. - Лягушками

     пахнет, ушами собачьими пахнет, бензином не пахнет.

     - Покажите-ка нам метлу. Для освидетельствования, - велел

     Картуз.

     - Старуха сбегала во двор и вернулась, скрипя суставами и кос-

     тяной ногой, с обычной метелкой.

     - Вы с диспетчерской службой связаны? А-то, знаете ли, самоле-

     ты... Недалеко и до катастрофы. Аэропорту следовало бы учитывать

     ваши взлеты и посадки.

     - Да дальше деревни на ней захочешь - не улетишь. У нас в Кис-

     ляевке энергетический центр аномальный, треугольник местный, мет-

     ла за него не летает.

     - Ну что ж, - козырнул Картуз, - извините, бабушка, за беспо-

     койство.

     - Ладно-ладно, - недоверчиво сказала Ильчибеевна, никак не

     рассчитывавшая на столь легкий исход.

     - Бывайте! - попрощался лейтенант. - Кстати, вы не забываете

     пристегиваться привязными ремнями?

     - Что ты, милый, конечно, - зашамкала старуха, выпихивая на-

     зойливых представителей органов за дверь, - обязательно пристеги-

     ваюсь. И возле школы притормаживаю.

     - И помните, - уже от забора прокричал Ведеркин, - в деревне

    

... ... ...
Продолжение "Зоопарк для бунтарей" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Зоопарк для бунтарей
показать все


Анекдот 
Идите к своей цели и не жалуйтесь на нехватку времени. Его у вас в сутках столько же, сколько было у Сократа, Ломоносова, Бетховена, Эйнштейна и Майкла Джексона.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100