Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Пьесы - Рапопорт - Трагедия Отелло Мавра Венецианского (пер.В.Рапопорт)

Проза и поэзия >> Русская и зарубежная поэзия >> Зарубежная поэзия >> Вильям Шекспир >> Пьесы
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Вильям Шекспир. Трагедия Отелло Мавра Венецианского (пер.В.Рапопорт)

---------------------------------------------------------------

Перевод Виталия Рапопорта

Copyright © 2000 by Vitaly Rapoport (translation). All rights reserved.

Email: paley1@bellatlantic.net

---------------------------------------------------------------

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Отелло Мавр, генерал на службе Венеции
Брабантио Отец Дезедемоны, венецианский сенатор
Кассио Благородный лейтенант, подчиненный Отелло
Яго Злодей, прапорщик Отелло
Родриго Простак, венецианский джентльмен
Герцог Венеции
Сенаторы Венеции
Монтано Губернатор Кипра, которого сменил Отелло
Джентльмены С Кипра
Лодовико Благородный венецианец, кузен Дездемоны
Грациано Благородный венецианец, дядя Дездемоны
Матрос
Клоун
Дездемона Жена Отелло, дочь Брабантио
Эмилия Жена Яго, служанка Дездемоны
Бианка Куртизанка, любовница Кассио


     Гонец, Герольд, Офицеры, Джентльмены, Музыканты и Слуги.


     Место действия: Акт I - Венеция, Акты II-V - Кипр.
АСТ I
СЦЕНА 1


     Улица в Венеции. Входят Яго и Родриго.
РОДРИГО
Ей-Богу, как это случилось, Что ты мне никогда про это не сказал? Ты должен знать: мой кошелек Всегда тебе открыт, как твой. Прошу тебя про это помнить.
ЯГО
Клянусь Христовой кровью, Ты не стал бы слушать. И можешь отвернуться от меня, Когда б имел я хоть малейшее желанье.
РОДРИГО
Сейчас ты мне сказал, Что уж давно его ты ненавидишь.
ЯГО
И если дело обстоит иначе, Меня ты можешь презирать. Так было, что из города отцов К нему явились три персоны И в качестве услуги личной Меня просили лейтенантом сделать. Ты мне поверь, себя я знаю цену И мог бы должность эту исполнять достойно, Он долго им ответа не давал, Ссылаясь ловко на военные дела, Потом и вовсе отказал, поскольку Уже себе он выбрал офицера. Кто ж это? Белоручка, математик, Какой-то флорентиец Кассио Микель, Который не командовал в бою И знает распорядок битвы Никак не лучше старой девы. И проку от такого книжного червя, Не больше, можешь догадаться, Чем от любого в тоге болтуна. Одни слова, не опыт боевой - Вот доблести солдатские его. Такой, синьор, он сделал выбор, Хотя я был перед глазами постоянно И показал себя на Родосе, на Кипре, А также и других местах, но все же Я обойден, а счетовод, бумажный червь Быть должен лейтенантом. Кто же я? Всего лишь прапорщик у Мавра!
РОДРИГО
Да я бы лучше был его палач.
ЯГО
Что делать, каково проклятье службы: Там двигают любимчиков и тех, Кто покровительство высокое имеет. Не происходит ничего по старшинству, Когда второй - наследник первого по праву. Теперь, синьор, вы можете судить, За что любить я должен Мавра.
РОДРИГО
Тогда б я вовсе не служил под ним.
ЯГО
Об этом вы, синьор, не беспокойтесь. Я у него служу, свою имея цель. Мы все хозяевами быть никак не можем, Не всем хозяевам, однако, служат верно. Ты видел, знаю, слуг таких, Что служат преданно и раболепно Своих хозяевам, как верные ослы, За хлеб и кров, однако все равно Под старость те их выгонят за дверь. По мне, пороть покрепче нужно слуг таких! Но есть другие. Под личиной долга Они заботятся все время о себе, Изображают преданность хозяевам своим, Но в то же время процветают за их счет. Мне больше по душе такие парни. И так же истинно, как то, что ты Родриго, Что, будь я Мавр, я б не был Яго. Я, следуя за ним, лишь следую себе. Изображаю я любовь и долг, Господь, однако, мой свидетель, Всегда преследую свой личный интерес. И что бы внешне я ни представлял, позднее Над этим буду непременно издеваться. Да, я не то, чем часто я кажусь.
РОДРИГО
Воображаю, как доволен толстогубый, Коль принимает все за чистую монету!
ЯГО
А ну-ка выкрикни ее отца погромче, Пускай подымется с постели среди ночи. Ему ты отрави существованье, И совершенно не давай ему покоя, Его ославь публично на весь город, Пусть возмутятся все его родные, Пусть тучи мух его облепят, Хотя и так их в нашем климате довольно. И если этого всего нехватит, Ему еще ты раздражения подбавь.
РОДРИГО
Вот дом отца ее, сейчас Его я громко призову.
ЯГО
Давай, давай, И в голос напусти побольше страху, Как будто в городе пожар.
РОДРИГО
Брабантио, синьор Брабантио, беда!
ЯГО
Проснись, Брабантио, воры, воры, воры! Твой дом в опасности и дочь, А также и твои мешки с деньгами! Проснись, грабеж, грабеж, грабеж!
Брабантио появляется наверху в окне.
БРАБАНТИО
В чем дело? Что за повод Для этих страшных криков?
РОДРИГО
Синьор, все ли на месте ваши домочадцы?
ЯГО
Скажите, ваши двери на замке?
БРАБАНТИО
Да почему вы спрашиваете это?
ЯГО
Синьор, вас грабят и позор На вашу голову свалился! Душа у вас пуста наполовину И сердце ваше вдребезги разбито. Вот в эту самую минуту Баран матерый, старый, черный Он вашу белую овечку покрывает. Вставайте, в колокол ударьте, поскорей Храпящих граждан разбудите, Иначе наградит вас дьявол внуком. Вставайте, вам я говорю!
БРАБАНТИО
Вы что, совсем сошли с ума?
РОДРИГО
Синьор почтенный, вы меня узнали?
БРАБАНТИО
Да нет, кто вы такой?
РОДРИГО
Меня зовут Родриго.
БРАБАНТИО
Ты здесь вдвойне незванный гость. Тебе я раньше приказал, Чтоб мой порог не обивал напрасно. Тебе давно сказал я напрямик, Что дочь моя не про тебя, и что же? Поужинав и выпивши изрядно, Набрался духу ты сюда придти И среди ночи мой покой нарушить?
РОДРИГО
Синьор, синьор:
БРАБАНТИО
Ты можешь быть уверен: я В Венеции лицо не из последних, И если только захочу, тебе Доставить много неприятностей сумею.
РОДРИГО
Терпенье, дорогой синьор!
БРАБАНТИО
Чего кричишь ты про грабеж? Мой дом стоит не на задворках.
РОДРИГО
Я к вам пришел, синьор дражайший, С открытою и честною душой:
ЯГО


     Клянусь, синьор, вы из тех, кто не станет служить Богу, ежели дьявол прикажет. Мы пришли, чтобы вам услугу оказать, а вы нас принимаете за негодяев, поэтому вашу дочь покроет береберский жеребец, ваши внуки будут ржать вам в лицо, а вы сами породнитесь с испанскими лошадками и с ослами!
БРАБАНТИО
Что ты за такой мерзавец подлый?
ЯГО


     Я, синьор, тот человек, который пришел к вам, чтобы сообщить, что ваша дочь и Мавр в эту самую минуту составляют одну скотину с двумя горбами.
БРАБАНТИО
Ты - негодяй!
ЯГО
А вы - сенатор!
БРАБАНТИО
За это ты, Родриго, мне ответишь!
РОДРИГО
Синьор, я не боюсь за все ответить, Но умоляю выслушать меня сперва. И если с вашего отцовского согласья, В чем я теперь почти что убежден, Дочь ваша в этот час ночной глухой Доставлена наемным гондольером В обятья Мавра сладостасного, ну, что ж, Учтя, что вы одобрили все это, Тогда, конечно, без причины веской Мы ваш ночной нарушили покой. Однако, если вы про то не знали, То в этом случае упреки ваши неуместны: Так говорит мои хорошие манеры. Поверьте мне, я хорошо воспитан И вас по пустякам не стал бы беспокоить. Я повторяю, ваши дочь, если она Ушла из дому самовольно, Она мятеж устроила, связав свою судьбу И долг, и красоту, и разум С каким-то чужаком случайным и приблудным, Происхожденье чье от нас сокрыто. Прошу вас, убедитесь сами: Коль ваша дочь сейчас под вашим кровом, Тогда вы в руки правосудья Меня отдайте за обман.
БРАБАНТИО
Эй, вы, кто там, огни зажгите! Свечу мне поскорей принесите И разбудите всех моих людей. Событье это не приснится в страшном сне, И я им огорчен сверх меры. Огня, я вам сказал, огня!
Исчезает в окне.
ЯГО
Прощай, я не могу здесь больше оставаться, Иначе как бы против Мавра буду я поставлен, Что для меня совсем уж неуместно. Я знаю положенье в государстве нашем. Они его, конечно, могут пожурить, Однако выгнать не решатся ни за что, Поскольку для войны на Кипре Другого человека нет у них в запасе. Он ненавистен мне, как муки ада, Однако ради благ земных Любовь и преданность я должен проявить, Хоть это только видимость, не больше. Их в Сагитарию ты отведи, на постоялый двор, Там Мавра точно вы найдете, там Я буду вместе с ним. Прощай.
Уходит.
Входит Брабантио, полностью одетый, и Слуги с факелами.
БРАБАНТИО
Увы, свершилось зло: ее нет в доме, И впереди лишь горечь и позор. Теперь скажи, Родриго, где Ее ты видел? - Бедное дитя! - И с Мавром, говоришь? - О, Боже, Да кто захочет быть отцом! Как знаешь ты, что то она была? - Я ей обманут, без сомненья! - И что она тебе сказала? - Свечей побольше принесите И разбудите всех моих родных! Ты думаешь, они уже женаты?
РОДРИГО
Сказать по правде, думаю, что так оно и есть.
БРАБАНТИО
О, Боже, как она из дома ускользнула? Да, это точно взбунтовалась кровь! - Отныне пусть отцы не думают, что знают, Какие мысли на уме у дочерей, Когда они их поведенье наблюдают! - И разве это не магические силы, Что могут совершенно извратить Девичества и юности природу? Ты разве не читал про то, Родриго?
РОДРИГО
Действительно читал, синьор.
БРАБАНТИО
Эй, позовите брата моего! - Уж лучше бы она тебе досталась! Куда ни кинешь, всюду клин. - Ты знаешь, Где можно Мавра и ее сейчас найти?
РОДРИГО
Я думаю, мы их врасплох застанем, Коль с доброй стражей вы со мной пойдете.
БРАБАНТИО
Прошу тебя, веди нас всех туда. Мы по пути заглянем в каждый дом, Во многих я могу призвать к оружью! Да приведите стражников ночных! Родриго, я твоей услуги не забуду.
СЦЕНА 2
Улица. Входят Отелло, Яго, Слуги с факелами.
ЯГО
Хотя лишал людей я жизни на войне, Однако преднамеренным убийством Я совесть не могу отяготить. То обстоятельство, что злобы нет во мне, Оно порой меня подводит. Мне кажется, раз девять или десять Его я здесь, под ребрами проткнул.
ОТЕЛЛО
Я думаю, что даже лучше так.
ЯГО
Все потому, что он с таким презреньем Посмел о ваше чести отзываться, Что этого снести я был не в силах. Синьор, скажите, вы действительно жениилсь? Он шишка важная и очень популярен, А по влиянию почти, как Герцог. Он постарается устроить вам развод Или создаст вам неприятности с законом.
ОТЕЛЛО
Пускай себе он злобою кипит. Мои заслуги пред Венецией известны И громче говорят, чем жалобы его. Свое происхожденье я веду от королей, Об этом в городе никто не знает, Однако я про то, возможно, объявлю, Коль хвастовство теперь в таком почете. И все, что говорят против меня, С тем, что достиг я, не идет в сравненье. Я Дездемону нежную люблю от всей души. Меня ты, Яго, знаешь хорошо: Я б за сокровища в морских глубинах Свою бы вольность ни за что не применял. Однако вижу я огни, кто это?
Входит Кассио и Офицеры с факелами.
ЯГО
Отец рассерженный идет с его людьми. Я думаю, уйти вам стоит внутрь.
ОТЕЛЛО
Уж лучше пусть они меня найдут. Мои дела и репутация моя - Вот это лучшая защита. Так что, это действительно они?
ЯГО
О, нет!
ОТЕЛЛО
А, люди Герцога и ты, мой лейтенант! Синьоры, добрый вечер! Какие новости у вас!
КАССИО
Вам Герцога посылает свой привет И просит, чтоб немедленно явились.
ОТЕЛЛО
Ты знаешь, Кассио, в чем вызова причина?
КАССИО
Я думаю, что это кипрские дела: Там положение становится горячим. С галер уж прибыло до дюжины гонцов, Сенаторов всех подняли с постелей, Иные вместе с Герцогом теперь. Вас дома не нашли и три посыльных По всей Венеции разыскивают вас.
ОТЕЛЛО
Что ж хорошо, что вы меня застали. Я на одну минуту в дом зайду, После чего отправлюсь вместе с вами.
КАССИО
Скажи мне, прапорщик, что делает он здесь?
ЯГО
Он этой ночью галеон богатый взял на абордаж, И если будет признана законною добыча, То он устроен навсегда.
КАССИО
Я не могу понять, о чем ты говоришь.
ЯГО
Женился он.
КАССИО
На ком?
ЯГО
О, Господи, на:
Входит Отелло.
Что, генерал, идете вы туда?
ОТЕЛЛО
Да, я готов.
КАССИО
Еще один гонец идет за вами.
Входят Брабантио, Родриго, Офицеры с факелами.
ЯГО
Смотрите, генерал, Брабантио подходит. Его намеренья, я знаю, не из добрых.
ОТЕЛЛО
Эй, вы, остановитесь!
РОДРИГО
Синьор, а вот и Мавр.
БРАБАНТИО
Хватайте этого вора!
Люди на обеих сторонах обнажают шпаги.
ЯГО
Вы здесь, Родриго? Я готов сразиться с вами.
ОТЕЛЛО
Свои клинки вложите в ножны, Не то они в тумане заржавеют. Я думаю, синьор, что в ваши годы Оружье вам уж точно не к лицу.
БРАБАНТИО
Скажи мне лучше, подлый вор, Куда ты дочь мою упрятал? Проклятый, ты ее околдовал. Иначе не могу себе представить, Как деликатная счастливая девица, Которая про брак и слышать не хотела, Кудрявая любимица страны, Что выросла в богатстве и любви, Вдруг выставит себя на осмеянье И кров родительский оставит Ради тебя, такого страхолюда? Ужели это сделала она, Чтобы на грудь твою припасть, Грудь черную, как сажа из камина? Нет, здесь не обошлось без колдовства! И пусть меня осудит мир, когда не очевидно, Что ты к ней чары применил, Ей порошки подсунул или мази, Которые желанье вызывают. Я настою, чтоб следствие открыли, Поскольку это очень вероятно. Сейчас тебя велю арестовать, Как ты обманщик есть и черный маг, Который преступил закон венецианский. Его хватайте, если вздумает сопротивляться, Пусть в этом случае пусть пеняет на себя.
ОТЕЛЛО
Никто ни с места! Вы, кто со мной, и остальные: Когда бы драться я намеренье имел, Давно бы начал, без подсказки. Скажите мне, куда пойти я должен, Чтобы на ваши обвинения ответить?
БРАБАНТИО
В тюрьму, а в срок, указанный в законе, Предстанешь ты перед судом.
ОТЕЛЛО
А если подчинюсь я, что тогда? Не знаю только, как посмотрит Герцог, Гонцы которого меня повсюду ищут.
ОФИЦЕР
Да это так, синьор почтенный. Сейчас в Совете Герцог заседает, И, думаю, послал за вами тоже.
БРАБАНТИО
В Совете Герцог в это время ночи? Ну, что ж, его туда ведите. Пусть справедливость иска моего Увидят Герцог и Сенаторы-собратья, И если уж таким делам без наказанья быть, То наша власть - язычники и подлые рабы.
СЦЕНА 3
Зала Совета. Входит Герцог, Сенаторы, Офицеры. Герцог и Сенаторы располагаются вокруг стола.
ГЕРЦОГ
Я в этих новостях не вижу толку, И потому им трудно верить.
1-ый СЕНАТОР
Согласья в цифрах нет: Сто семь галер турецких Указаны в письме, что у меня.
ГЕРЦОГ
В моем насчитано сто сорок.
2-ой СЕНАТОР
Держу в руках я документ, Где говорится про две сотни. И все ж, хотя такие расхожденья - Вещь частая в тех случаях, когда По большей части слышим мы догадки, Однако сходятся они на том, Что флот Турецкий угрожает Кипру.
ГЕРЦОГ
Я тоже не ручаюсь за детали, Но в этом с вами я согласен И вижу основанья для тревоги.
МАТРОС (за сценой)
Эй, кто там, отзовитесь!
Входит Матрос.
ОФИЦЕР
Синьоры, вот с галер посыльный.
ГЕРЦОГ
Докладывай, какие там дела?
МАТРОС
Синьор Монтано приказал вам сообщить. Что флот Турецкий к Родосу идет.
ГЕРЦОГ
Что скажете про эту перемену?
1-ый СЕНАТОР
Я думаю, что это невозможно. Скорее, это только ловкий ход, Рассчитанный на то, чтоб сбить нас с толку. Для турок Кипр важнее Родоса намного, Я не могу себе представить, Чтобы они могли всерьез о нем забыть. Нет, Турки не такие уж невежды, Чтоб пренебречь своей же пользой И флотом рисковать по пустякам.
ГЕРЦОГ
Да, видно по всему, что не идут они на Родос.
ОФИЦЕР
А вот и новые известия для вас.
Входит Гонец.
ГОНЕЦ
Сенаторы, вам должен сообщить: Турецкий флот, который шел на Родос, Теперь с другим соединился флотом И оба движутся на Кипр.
1-ый СЕНАТОР
Я так и думал! Сколько их?
ГОНЕЦ
Мы насчитали тридцать парусов. Теперь они уж точно повернули И взяли несомненно курс на Кипр. Синьор Монтано, верный ваш слуга, Меня с вестями этими отправил И просит вас прислать ему подмогу.
ГЕРЦОГ
Итак, теперь мы знаем: это Кипр. Где Маркус Люцикос? Здесь в городе иль нет?
1-ый СЕНАТОР
Он во Флоренции сейчас.
ГЕРЦОГ
Послать за ним без промедленья.
1-ый СЕНАТОР
Сюда идут Брабантио и храбрый Мавр.
Входят Брабантио, Отелло, Кассио, Яго, Родриго, Офицеры.
ГЕРЦОГ
Отелло храбрый, нам нужны твои услуги, С тем, чтобы против Оттоманов Против врагов извечных наших. В поход ты выступил немедля, (Брабантио) Я не заметил вас, синьор почтенный. Сегодня ваш совет нам очень нужен.
БРАБАНТИО
Сюда я тоже прибыл за советом. Ваше высочество, прошу меня простить, Однако в это время ночи Меня с постели не Венеции заботы Подняли, нет, но личные дела, Которые, увы, как наводненье, Другие беды и печали Вдруг залили и поглотили.
ГЕРЦОГ
Но почему же? Что случилось?
БРАБАНТИО
О, это дочь моя!
1-ый СЕНАТОР
Что, умерла?
БРАБАНТИО
Да, для меня. Она обманута, украдена, развращена Посредством заклинаний и лекарств, Приобретенных у завзятых шарлатанов. Без колдовства она бы не смогла Пойти против своей природы - Лишь будучи обманута, слепа или безумна.
ГЕРЦОГ
Кто б ни был тот, кто это совершил, Кто дочь твою отнял у ней самой, А также у тебя, то на него, Обрушить можешь ты закона тяжесть, Хотя бы был то собственный мой сын.
БРАБАНТИО
Ваше высочество благодарю смиренно. Вот этот человек, вот этот Мавр, Которого, как кажется, сюда Призвали вы по государственным делам.
ВСЕ
Мы с сожалением об этом узнаем.
ГЕРЦОГ (Отелло)
Что можешь ты сказать про это?
ОТЕЛЛО
Почтенные вельможные синьоры, Вы, благородные хозяева мои! Что дочь у этого я старика забрал, Так это правда: я на ней женился. И преступление мое лишь только в этом. Не искушен я в тонкостях словесных И не владею даром мирной речи, Я семилетним на войну попал И мало говорить о чем умею, За исключеньем боевых предметов. Поэтому я делу моему Не слишком помогу, наверно, Коль стану говорить в свою защиту. Но все же я прошу у вас вниманья. Я неприкрашенный рассказ свой про любовь Представлю вам на рассмотренье, Про то, какие чары и снадобья, Какую магию, какое колдовство, Я применил, чтоб дочь его завоевать - Ведь в этом я сегодня обвинен.
БРАБАНТИО
Девица робкая по духу, что нередко Краснела от одних своих лишь мыслей, И чтоб она, презревши воспитанье И репутацию свою, свою природу, Свою страну, свой возраст, все на свете, Влюбилась в то, на что взглянуть страшилась? Нет, чтобы с этим согласиться, Необходимо совершенно потерять Спсобность к здравому сужденью, И выступить против природы, и Себя интригам адским подчинить. Поэтому я утверждаю снова: Он ей снадобьями испортил кровь Или щепотку дал волшебного лекарства, Чтобы ее завоевать.
ГЕРЦОГ
Но утверждать не значит доказать. Потребуется нечто посильнее, Чем те неясные предположенья, Чем те расхожие сужденья, Что ты нам до сих пор привел.
1-ый СЕНАТОР
Отелло, говори: ты применял Окольные пути, чтоб подчинить И извратить девицы юной чувства? Или всему виною душ родство?
ОТЕЛЛО
Я в Сагитарию прошу за ней послать. Пусть говорит она перед отцом. И если вы со слов ее Найти сумеете за мной вину, Тогда лишусь я вашего доверья, А также и, возможно, жизни.
ГЕРЦОГ
Сюда доставьте Дездемону.
ОТЕЛЛО
Ты отведи их, прапорщик, ты знаешь место, А до ее прихода я, как перед Богом,
Уходит Яго с двумя и тремя людьми.
Открою вам свои пороки крови И расскажу, как я девицу эту полюбил И как она в меня влюбилась.
ГЕРЦОГ
Да, да, Отелло, все нам расскажи.
ОТЕЛЛО
Ее отец любил меня и часто приглашал к себе, Всегда расспрашивал меня он с интересои Про все, что в моей жизни приключилось: Про те опасности, которым я подвергся, Про битвы и осады крепостей. Я начал с лет, когда я был мальчишкой И свой рассказ довел до наших дней. Я говорил им о пугающих несчастьях, Через которые прошел на суше и на море, Как много раз я был на волосок от смерти, Как был безжалостным врагом запродан в рабство И как сумел вернуть себе свободу. Они узнали про пещеры и пустыни, Про скалы, что взмывают к небесам, Про людоедов, что друг другу уши отгрызают И про народы с головой пониже плеч. Ко мне садилась ближе Дездемона, Чтоб из рассказа ничего не пропустить. И если даже по делам домашним Порой случалось отлучиться ей, Она скорей спешила возратиться, Чтоб жадным ухом все услышать. Я это видел и сумел добиться, Что стала умолять меня она Ей все подробно рассказать про то, Про что пока она слыхала лишь в отрывках. Я дал согласие и мой рассказ правдивый Про все, что в юности пришлось мне пережить, Ее нередко доводил до слез. Когда историю свою я завершил, Ее ответом было море вздохов. Потом она сказала убежденно, Как это странно все и как Достойно это сожаленья. Как лучше б ей про то совсем не слышать И в то же время как бы ей хотелось, Чтоб Бог ее создал таким мужчиной. Еще она сказала: если я Имею друга, что в нее влюблен, То стоит только научить его, Как излагать историю мою, И тотчас же она его полюбит. Как день, тогда мне стало ясно: Она свою любовь мне отдала За то, что довелось мне пережить, А я от всей души ее люблю За эту силу состраданья. И только это колдовство я применил.
Входят Дездемона, Яго, Слуги.
Вот и она, пускай сама даст показанья.
ГЕРЦОГ
История такая дочь мою, Я думаю, могла бы покорить. Смирись, Брабантио, и пользу постарайся Из дела этого нелегкого извлечь. Сражаться лучше сломанным оружьем, Чем просто голыми руками.
БРАБАНТИО
Прошу ее я выслушать и, если Она участник в этом деле добровольный, Тогда его я не осмелюсь осудить. Скажи мне, дочь моя, из всех, Кто здесь присутствует, пред кем Твой главный послушанья долг?
ДЕЗДЕМОНА
Отец мой благородный, чувство долга Раздвоено в сознании моем. Своим рождением, а также воспитаньем Я вам обязана, и мой дочерний долг Вам подчиняться, как отцу, однако Вот мой супруг. Подобно матери моей, Что предпочла вас своему отцу, Должна я заявить: вот Мавр, мой господин.
БРАБАНТИО
Что ж, Бог с тобой, я с этим делом кончил. И если Вашему Высочеству угодно, Мы обратимся к государственным делам. Да, лучше уж иметь приемное дитя, Чем то, которое тобой зачато. Мавр, подойди сюда. Тебе от всей души То отдаю, чем ты и так уже владеешь И что от всей души хотел бы не отдать. Из-за тебя, сокровище мое, я рад, Что ты - мое единственое чадо, Иначе после твоего побега Пришлось бы на цепи держать других детей. Ваше Высочество, я все сказал.
ГЕРЦОГ
Позволь и мне сказать свое сужденье, Которое тебя, я думаю, склонит Любовникам вернуть твое расположенье. Когда поделать ничего не можешь, Ты с тем смирись, чему уж не поможешь. Не плачь над злом, которое умчалось, Чтоб новое к тебе не постучалось. Судьба отнимет, с чем не хотется расстаться -- Нам остается над судьбою посмеяться. Ограбленный, смеясь, ворует у вора, Скорбящий без толку, он грабит сам себя.
БРАБАНТИО
Пусть Кипр обманом Турок забирает, Пока смеемся, ничего мы не теряем. Ваш приговор лишь тот легко перенесет, Кто утешениям значенье придает, Но тот, в ком приговор рождает скорбь Заплатит за страдания тоской. Коль сладость есть и горечь в приговоре, То он всегда двусмысленен, не боле. Слова, однако, лишь слова. Когда разбито сердце, Его словами излечить нет средства. Я теперь покорнейше вас прошу перейти к государственным делам.
ГЕРЦОГ


     Турок с мощным флотом движется по направлению к Кипру. Отелло, тебе лучше всех известны укрепления этого острова и, хотя там сейчас находится способный наместник, однако общее мнение, высший судья обстоятельств, склоняется к тому, что послать тебя туда - более безопасный выбор. Тебе поэтому придется омрачить радость новой перемены в твоей судьбе и отправиться в этот трудный и полный опасностей поход.
ОТЕЛЛО
Тиран-обычай, должен я сказать, Давно он приучил меня к тому, Что сон в доспехах на сырой земле Есть лучшая постель пуховая на свете. Я признаю, что я к лишениям привык, И для меня они естественны, однако Я, подчиняясь вашему решенью, О Дездемоне позаботиться покорнейше прошу, Чтобы в мое отсутствие она жила, Как подобает ей по воспитанью.
ГЕРЦОГ
Ну, что ж, пускай покамест в дому у отца побудет.
БРАБАНТИО
Я с этим согласиться не могу.
ОТЕЛЛО
И мне решенье это не по нраву.
ДЕЗДЕМОНА
Нет, не могу я в отчем доме находиться, Где каждый день перед его глазами Покой отца я буду нарушать. Вельможный герцог, разрешите мне Открыто свое мненье изложить, После чего, надеюсь, благосклонно Вы отнесетесь к моему прошенью.
ГЕРЦОГ
Чего бы ты хотела, Дездемона?
ДЕЗДЕМОНА
То, что люблю я Мавра и живу с ним, Все поведение мое, к молве презренье, Провозглашают вызов всему миру. Я сердце отдала ему свое, Я с ним слилась душой и телом И вижу мир теперь его глазами. Я душу отдала свое и счастье За честь и все достоинства его. И если мне придется здесь остаться, В то время, как он будет на войне, То это будет для меня потеря, Которая тяжелые страданья Мне принесет. Поэтому прошу: Мне разрешите с вместе с ним поехать.
ОТЕЛЛО
Пускай все будет по ее желанью. Свидетель небо, я прошу не потому, Чтоб утолить свой плотский аппетит, Чтоб жар любовный загасиить, Уж я не пылкий юноша, но с нею Все время будет голова моя ясна. И не подумайте вы, Боже упаси, Что с ней дела оставлю в небреженьи. Уж если опереньем стрел своих Мне Купидон застит весь белый свет И погрузит меня в любовную горчячку, Тогда я опушусь настолько в вашем мненьи, Что мой вы можете спокойно шлем стальной Отдать кухаркам в качестве кастрюли.
ГЕРЦОГ
Ей оставаться здесь иль быть с тобой - Предоставляю вам решить самим. Но дело между тем не терпит промедленья.
1-ый СЕНАТОР
Ты этой ночью должен в путь пуститься.
ДЕЗДЕМОНА
Сказали этой ночью вы, синьор?
ГЕРЦОГ
Да, этой ночью.
ОТЕЛЛО
Я готов.
ГЕРЦОГ
Мы снова собермся завтра утром в девять. Отелло, одного оставишь офицера, Чтобы твои он полномочия доставил, А также все, что будет нужно.
ОТЕЛЛО
К услугам вашим прапорщик мой Яго. Он малый честный и достойный. Ему доверю я жену сопровождать, Вы все, что нужно, перейдате с ним.
ГЕРЦОГ
Быть по сему. Спокойной ночи всем. (Брабантио) Вам на прощание скажу, синьор почтенный: Коль добродетели в красотах отказать нельзя Скорее чист, чем черен, ваш достойный зять.
1-ый СЕНАТОР
Прощай, Отелло. Обращайся с Дездемоной хорошо.
БРАБАНТИО
За нею, Мавр, прсматривай построже, Иначе, как отец, обманут будешь тоже.
Уходят Герцог, Барбантио, Сенаторы, Офицеры.
ОТЕЛЛО
За честь ее я жизнью поручусь. Я, честный Яго, на тебя Оставить должен Дездемону. Пускай твоя жена за ней присмотрит. Ты их ко мне доставишь безопасно. Идем же, Дездемона, только час одни Мне остается провести с тобой, Один всего лишь час на все: Любовь, домашние дела и наставленья. Идем, нельзя нам времени терять.
Отелло и Дездемона уходят.
РОДРИГО
Яго!
ЯГО
Что скажешь, благородное ты сердце?
РОДРИГО


     Что мне теперь делать по-твоему? Скажи!
ЯГО


     Я думаю, лечь в постель и спать.
РОДРИГО


     Я собираюсь сей же час утопиться.
ЯГО


     Если ты так поступишь, я перестану тебя любить. Скажи мне, глупый и благородный человек, зачем?
РОДРИГО


     Глупо жить, когда жизнь - пытка. Когда смерть - наш лекарь, тогда наилучший рецепт - умереть.
ЯГО


     Как тебе не стыдно! Я прожил на свете двадцать восемь лет и с тех пор, как я научился различать между благом и вредом, никогда не встречал человека, который бы знал, как любить себя. Прежде, чем я соберусь топиться из-за любви к какой-то коварной птичке, мне придется поменяться личностью с бабуином.
РОДРИГО


     Что же мне делать? Я согласен, что стыдно быть таким влюбленным, но я не в силах этого изменить.
ЯГО


     Не в силах? Это еще что за хреновина! Какими нам быть - это внутри нас. Наше тело представляет собой сад, где садовником наша воля. Посеять крапиву или посадить капусту, вырастить иссоп или выполоть тмин, развести в саду один вид растений или разделить землю между многми видами, сделать сад бесплодным, бросив его без присмотра, или удобрять его старательно - все это во власти и распоряжении нашей воли. Если бы на весах нашей жизни чаша разума не уравновешивала чашу чувствcтвенности, тогда страсть и низменность натуры привели бы нас к извращенным последствиям. Однако мы располагаем разумом, способным охладить наши бешеные порывы, наши плотские соблазны, наши разнузданные желания, откуда и произрастает черенок, который ты зовешь любовью.
РОДРИГО


     Не может этого быть.
ЯГО


     Еще как может! Это просто голос крови и распушенность воли. Возьми себя в руки, будь мужчиной. Утопиться? Топят котят и слепых щенков. Я признал тебя своим другом, я привязан к тебе крепчайшими узами. Никогда раньше не мог я помочь тебе так, как теперь. Набей свой кошелек деньгами и отправляйся вместе с войсками, изменив свою внешность приклеенной бородой. Как я уже сказал, набей свой кошелек деньгами. Невозможно, чтобы Дездемона долго любила своего Мавра или он ее - набей свой кошелек деньгами. То был в ней бешеный порыв, и ты увидишь ответное замедление - набей свой кошелек деньгами. Мавры переменчивы по натуры - ты только наполни деньгами свой кошелек. Пища, что представляется ему сегодня сладкой, скоро станет ему горька. Она обратится к юности, когда, насытившись его телом, поймет свою ошибку. Эта перемена в ней неизбежна - потому набей свой кошелек деньгами. Коли хочется тебе быть проклятым, избери путь более соблазнительный, чем топиться: добудь денег, сколько сможешь. Если святость брачного союза между приблудным Бербером и сверхлукавой Венецианкой окажется не слишком трудна для моего ума и для обитателей Преисподней, тогда ты ею насладишься - посему добудь побольше денег. Нельзя ничего хуже придумать, чем утопиться, это ни в какие ворота не лезет. Уж лучше пусть тебя повесят после того, как ты своего добьешься, чем топиться теперь, не попробовав ее.
РОДРИГО


     Будешь ли ты мне помогать, если я останусь жить, дожидаясь благоприятного исхода?
ЯГО


     Можешь на меня положиться - ступай только и добудь денег. Я говорил тебе не раз и повторю еще раз: я ненавижу Мавра. Моя решимость идет от сердца, как и твоя. Давай поэтому соединим наши усилия, чтобы ему отомстить. Если ты сумеешь наставить ему рога, для тебя это будет удовольствие, а для меня - развлечение. Во чреве времени таится множество событий, которым нужно помочь выйти на свет. Шагом марш, добудь денег, завтра мы продолжим этот разговор. Прощай.
РОДРИГО


     Где мы встретимся завтра?
ЯГО


     У меня на квартире.
РОДРИГО


     Я приду туда пораньше.
ЯГО


    

... ... ...
Продолжение "Трагедия Отелло Мавра Венецианского (пер.В.Рапопорт)" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Трагедия Отелло Мавра Венецианского (пер.В.Рапопорт)
показать все


Анекдот 
Значицца так. Дело было, когда я учился в 9 классе. У нас в классе был парень один, назовем его Вася. Был этот Вася расп#$дяем в полном смысле этого слова. В школе появлялся изредка и то, когда класска радителям позвонит и скажет, что он уроки прогуливает. Это присказка, а сказка вот: Сидим мы на уроке биологии, кто не помнит в 9 классе проходят анатомию. И Вася этот от делать не#$й рассматривает картинки в учебнике, а нарисован там был плод, крепящийся за пуповину к мамкиной плаценте, кто не знает, что такое плацента в справочнике посмотрите J. А пуповина эта расположена где-то в нижней части живота ребеночка. А Вася принял ее своим извращенным взглядом за мужской половой орган, и давай к соседке приставать, типа «Смотри че это у него между ног», соседка: «Пуповина», Вася: «Не, это ХУЙ». И тут бдительная училка услышала так ласкающее сердце русское слово: «ЧТО-о-о!?! Ты что-то сказал или мне послышалось? », Вася: «Я сказал “пуповина”». Тут все и полегли такой хохот поднялся, что на шум прибежала директриса. Спрашивает: «Че это вы ржете, как ненормальные? », а Вася ей: «Да я сказал пуповина, а Мариванне послышалось х#й! ». После этого урок больше не мог продолжаться т. к. училка рыдала от смеха, мы тоже, а Васю директриса увела к себе. Кончилось все благополучно, правда Васе немного попало от родителей. Темыч
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100