Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Пьесы - Сорока - Король Лир (пер.О.Сорока)

Проза и поэзия >> Русская и зарубежная поэзия >> Зарубежная поэзия >> Вильям Шекспир >> Пьесы
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Уильям Шекспир. Король Лир

----------------------------------------------------------------------------

М., Известия, 1990 (Библиотека журнала "Иностранная литература")

Перевод Осии Сороки

OCR Бычков М.Н.

----------------------------------------------------------------------------

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА


     Лир, король Британии

     Гонерилья, старшая дочь Лира

     Регана, средняя дочь Лира

     Корделия, младшая дочь Лира

     Герцог Олбанский (Олбани), муж Гонерильи

     Герцог Корнуэльский (Корнуолл), муж Реганы

     Король Французский

     Герцог Бургундский

     Граф Кент

     Граф Глостер

     Эдгар, сын Глостера

     Эдмунд, побочный сын Глостера

     Освальд, дворецкий Гонерильи

     Шут

     Три рыцаря

     Куран, придворный Глостера

     Придворный

     Трое слуг

     Старик, арендатор Глостера

     Два гонца

     Врач

     Капитан на службе у Эдмунда

     Герольд

     Два офицера

     Рыцари из свиты Лира, челядь, воины, придворные
АКТ I
Сцена I

Дворец короля Лира.

Входят Кент, Глостер и Эдмунд.

Кент



     Я думал, королю герцог Олбанский больше по сердцу, чем Корнуэльский.
Глостер



     Нам всегда так казалось, но теперь, при разделе королевства, не видно, кого из двоих он ценит больше, ибо их доли так уравнены, что рассмотрением даже самым пристальным нельзя определить, какая предпочтительней.


     Кент


     Это сын ваш, милорд?


     Глостер


     Моего изделья, сэр, моего замеса. Я столько раз краснел, признавая свою замешанность, что теперь уж говорю без замешательства.


     Кент


     Не понял вас.


     Глостер


     А его мать тут же поняла, и понесла, и принесла сына без мужа. Чуете, грехом запахло?


     Кент


     Такого молодца иметь сыном не грех.


     Глостер


     У меня и законный есть, постарше годом, но этого пригулка я жалую не меньше. Хоть он, наглец, явился в мир незваным, однако мать его была красавица; мы всласть потрудились при замесе, так что приходится признавать мошенника. Знаком ты с этим благородным сэром, Эдмунд?


     Эдмунд


     Нет, господин мой.


     Глостер


     Это граф Кентский. Чти его как моего достойного друга.


     Эдмунд


     К услугам вашей светлости.


     Кент


     Рад буду узнать вас ближе и полюбить.


     Эдмунд


     Постараюсь заслужить любовь вашу.


     Глостер


     Он девять лет провел в чужих краях и вскоре опять отправится туда. Вот и король к нам выходит.
Трубы за сценой. Придворный вносит корону. Входят Лир, Корнуолл, Олбани,

     Гонерилья, Регана, Корделия и свита.


     Лир


     Глостер, ступай и пригласи сюда

     Французского с Бургундским государей.


     Глостер


     Иду, мой повелитель.


     Глостер и Эдмунд уходят.


     Лир


     А мы покамест сдернем завес мрака

     С намерения нашего. Дай карту.

     Знайте, что разделили на три части

     Мы королевство, твердо порешив

     Сложить обузу дела и забот

     Со старых наших плеч на молодые,

     Чтобы остаток лет проковылять

     Без всякой ноши Олбани и Корнуолл,

     Наши равно любимые зятья!

     Намерены мы объявить сейчас,

     В предотвращенье будущих раздоров,

     Каким приданым наградить изволим

     Мы каждую из наших дочерей.

     Французский и Бургундский государи,

     Высокие искатели руки

     Меньшой из дочерей, в амурном рвенье

     Гостят у нас уже немало дней

     И ждут ответа. Дочери мои!

     Мы ныне вам передаем и землю,

     И власть, и управление страной

     И услыхать хотим из ваших уст,

     Чья же дочерняя любовь сильнее,

     Чтоб наибольшей долей наградить

     Ту, в ком слились природа и заслуга

     В ярчайшей мере. Гонерилья, ты,

     Как старшая, будь первой.


     Гонерилья


     Государь,

     Мою любовь словами не опишешь.

     Я вас люблю, как жизнь с ее красой,

     Свободой, властью, почестью, здоровьем.

     Вы мне дороже глаз, дороже всех

     Сокровищ и чудес. Такой любовью

     Еще любимы не были отцы.

     Дух занимает, рвется голос мой;

     Не передать моей любви безмерность!


     Корделия (в сторону)


     Как быть Корделии? Любить. Молчать.


     Лир


     От сей черты и по сию черту

     Будь госпожою всех лесов тенистых,

     Щедрых равнин, широководных рек

     И пажитей раздольных. Твоему

     И герцога Олбанского потомству

     Владеть сим вечно. А теперь - Регана,

     Середняя и дорогая дочь.

     Жена Корнуолла. Слушаю тебя.


     Регана


     Я из того же сделана металла

     И одинаковой цены с сестрой.

     В заветном свитке сердца моего

     Те же слова любви могу прочесть я.

     Добавлю только, что чуждаюсь я

     Всех радостей, доступных нашим чувствам,

     И счастлива лишь тем, что вас люблю.


     Корделия (в сторону)


     О бедная Корделия! Выходит,

     Что ты скудна любовью? Нет, богата -

     Моя любовь весомей, чем слова.


     Лир


     Даем тебе и твоему потомству

     В навечное владенье эту треть,

     Не уступающую первой доле

     В просторе, красоте, в дарах земных

     Ни на волос. А что ж отрада наша,

     Последышек наш? За твою любовь

     Упорно спорят виноград французский

     С млеком Бургундии. Что скажешь ты,

     Чтоб долю получить завидней прочих?


     Корделия


     Ничего не скажу, государь.


     Лир


     Ничего?!


     Корделия


     Ничего.


     Лир


     Из ничего не будет ничего.

     Веди речь сызнова, да поразумней.


     Корделия


     К моей досаде горькой, не способна

     Я душу выворачивать свою.

     Люблю ваше величество, как дочь

     Должна любить, ни больше и ни меньше.


     Лир


     Эй, эй, Корделия! Поправь ответ,

     Чтобы не покривить своей судьбины.


     Корделия


     О милостивый повелитель! Вами

     Я рождена, взлелеяна, любима -

     И я, как вашей дочке подобает,

     Люблю вас, чту вас, повинуюсь вам.

     Зачем же сестры выходили замуж,

     Когда, по их словам, вся их любовь

     Вам безраздельно отдана? Ведь если

     Вступлю я в брак, то взявшему меня

     Достанется, уж верно, половина

     Моей заботы и моей любви.

     Выходишь замуж, так не надо клясться,

     Что будешь одного отца любить.


     Лир


     И ты не шутишь?


     Корделия


     Нет, мой государь.


     Лир


     Так молода и так черства душою?


     Корделия


     Так молода и так пряма душой.


     Лир


     Быть посему. Пусть прямота твоя

     Тебе приданым служит. Ибо ныне

     Клянусь священными лучами солнца

     И таинствами ночи и луны,

     Клянусь воздействием небесных звезд,

     Которые несут нам жизнь и гибель,

     Что отлучаю навсегда от сердца

     И отрекаюсь от родства с тобой.

     Скорее варвар скиф, скорей дикарь,

     Своих родителей со смаком жрущий,

     Приближен и обласкан будет мной,

     Чем ты, былая дочь.


     Кент


     Мой добрый повелитель!


     Лир


     Кент, молчать!

     Не становися меж драконьим гневом

     И нечестивой жертвою его.

     Она была любимицей моею,

     У ней я думал обрести себе

     Заботу и покой.

     (Корделии.)

     Прочь с глаз моих!

     Да будет мне жестка земля могилы,

     Коль отлучение свое сниму. -

     Призвать сюда француза и бургундца!

     Чего застыли? - Олбани и Корнуолл!

     Между собой делите эту треть.

     И пусть гордыня, то бишь прямодушье,

     Ей добывает мужа. Вас обоих

     Я облекаю власти полнотой

     Со всеми высочайшими правами

     И преимуществами. Мы, со свитой

     Из сотни рыцарей, постановляем жить

     По месяцу у каждого из вас -

     Поочередно. Свиту содержать

     Обязываем вас. Мы сохраняем

     Лишь титулы и званья короля,

     А власть, казну и все бразды правленья

     Вам отдаем, любимые сыны;

     И в подтверждение - вот вам корона.

     Делите пополам.


     Кент


     Державный Лир! -

     Кого всю жизнь я чту как короля

     И, как отца, люблю; как господину

     Служу, как о заступнике молюсь...


     Лир


     Натянут лук; не суйся под стрелу.


     Кент


     Пускай пронзит мне сердце. Прочь учтивость,

     Когда король лишается ума.

     Старик, ты что затеял? Неужель

     Ты думал, что молчать я стану, видя,

     Как, спутанная лестью, гибнет власть?

     Долг вынуждает честных к прямоте,

     Когда величие впадает в глупость.

     Поспешность безобразную отбрось,

     Одумайся, не отдавай правленья!

     Ручаюсь жизнью, что меньшая дочь

     Тебя не меньше любит, хоть негромки

     Ее слова. Лишь пустодушье гулко.


     Лир


     Замолкни, если жизнью дорожишь.


     Кент


     Я непривычен ею дорожить

     В бою за благо Лира и державы.


     Лир


     Прочь! Скройся с глаз моих!


     Кент


     Опомнись, Лир!

     Я - верная твоя зеница ока.


     Лир


     Во имя Аполлона...


     Кент


     Понапрасну

     Припутываешь ты сюда богов.


     Лир


     Что, богохульник? Ну постой, холоп!

     (Хватается за меч.)


     Олбани и Корнуолл


     Сдержитесь, государь.


     Кент


     Нет, отчего же.

     Убей врача и золотом осыпь

     Гнилой недуг... Не отдавай короны!

     Покуда не порвутся связки горла,

     Все буду я вопить: не отдавай!


     Лир


     Так слушай же, предатель. Ты хотел

     Заставить нас нарушить клятвы наши,

     Доселе нерушимые, хотел,

     В своей надменной гордости, чинить

     Препоны ходу наших повелений.

     Чего терпеть не может ни натура,

     Ни сан монарший. Получай же кару.

     Пять дней даем тебе - сбирай суму,

     Готовься к лютым бедствиям чужбины,

     А на шестой проваливай! В дорогу!

     И если в день десятый засмердит

     Еще тобою во владеньях наших,

     То будешь схвачен и казнен. Клянемся

     Юпитером - незыблем приговор.


     Кент


     Прощай, король. Для честного отныне

     Изгнанье - здесь, а воля - на чужбине.

     (Корделии.)

     Под божьею защитой будь жива

     За ясный ум, правдивые слова.

     (Гонерилье и Регане.)

     Желаю речи с громкими хвалами

     Вам подкрепить достойными делами. -

     Прощайте. Уношу печаль мою.

     Все тот же буду я в ином краю.

     (Уходит.)


     Трубы. Входят Глостер с королем Французским,

     герцогом Бургундским и свитой.


     Глостер


     Король Французский и герцог Бургундский

     Пожаловали, славный государь.


     Лир


     Мой герцог,

     Из двух участников любовной тяжбы

     К вам первому вопрос: каким приданым

     Готовы удовлетвориться вы?


     Герцог Бургундский


     Преславный государь, прошу не больше

     Предложенного вами и уверен,

     Что меньше не дадите.


     Лир


     Добрый герцог!

     Она была нам раньше дорога.

     Теперь цена упала. Если эта

     Плюгавка со своей лжепрямотой

     И с нашею немилостью в придачу

     Вас соблазнит, то вот она, берите.


     Герцог Бургундский


     Что отвечать, я, государь, не знаю.


     Лир


     Итак, нужна ли вам она как есть -

     Отчуждена, отринута, нища -

     С проклятием в приданое. Берете

     Ее себе?


     Герцог Бургундский


     Простите, государь.

     Условья ваши исключают выбор.


     Лир


     Так не берите, герцог. Я клянусь,

     Что перечел вам все ее богатства.

     (Королю Французскому.)

     А что до вас, великий государь,

     То слишком вас люблю я, не хочу

     И предлагать вам эту отщепенку,

     Отверженку природы.


     Король Французский


     Как же так?

     Недавний свет очей, предмет хвалы,

     Преклонных лет утеха, коей лучше

     И драгоценней не было, - она

     Вдруг, во мгновенье ока, умудрилась

     Такое преступленье совершить,

     Что все покровы милости опали?

     Или была та милость показной?

     Поверить, что Корделия свершила

     Какое-то чудовищное зло, -

     Поверить в это чудище меня

     Заставит только чудо.


     Корделия (Лиру)


     Государь мой!

     Пусть не речиста я, пусть неподвластно

     Мне лживое искусство похвальбы -

     Я раньше делаю, хвалюсь потом, -

     Но я прошу вас, объясните все же,

     Что не зарезала я никого,

     Что не порок мой, не позорный шаг

     Причиной вашей царственной опалы,

     А то, что у меня нет льстивых слов

     И вечно сладких и просящих взоров.

     И рада я, что нет. И в этом вся

     Моя провинность.


     Лир


     Лучше бы тебе

     И не родиться, чем меня прогневать.


     Король Французский


     И только-то вины? За что ж карать? -

     За сдержанность натуры, нежеланье

     Рядить поступки в пышные слова?

     Что скажете Корделии вы, герцог?

     Любовь ведь не любовь, когда в нее

     Привнесены корыстные расчеты.

     Возьмете вы ее? Она сама -

     Приданое.


     Герцог Бургундский


     Объявленное дайте,

     Великий Лир, и станет герцогиней

     Корделия.


     Лир


     Не дам. Клятва тверда.


     Герцог Бургундский (Корделии)


     Мне жаль, но потеряли вы отца -

     И вынуждены потерять и мужа.


     Корделия


     Я о второй потере не грущу,

     Когда любовь свелась к одной корысти.


     Король Французский


     Корделия, ты и в беде прелестна,

     В немилости ты мне еще милей.

     Беру тебя, жемчужина. Своим

     Отброшенное всеми называю.

     В моей любви от их пренебреженья

     Лишь больше пыла, больше уваженья.

     О бесприданница! Я придаю

     Тебе себя и Францию мою.

     Бесценный мой бесценок! Не отдам

     Тебя бургундским трезвым господам.

     Простись - и не печалься, дорогая,

     Недоброе на доброе меняя.


     Лир


     Твоя она, король. Нам не нужна

     Такая дочь. Пусть навсегда она

     Погрузится в безлюбое забвенье

     Без нашей ласки, без благословенья.

     Идемте, герцог.


     Трубы. Лир, герцог Бургундский, Корнуолл, Олбани,

     Глостер и свита уходят.


     Король Французский


     С сестрами простись.


     Корделия


     Сокровища отцовы! Ухожу

     От вас с омытыми слезой глазами.

     Душонки ваши знаю. Как сестре,

     Мне больно и упоминать об этом.

     Не забывайте - обещали вы

     Любить отца. Когда бы не опала,

     Его вовек я б вам не поручала.


     Регана


     Дочернему нас долгу не учи.


     Гонерилья


     Сама учись, как ублажать супруга,

     Который нищенкою взял тебя.

     Отцу умела отвечать негоже -

     От мужа ожидай себе того же.


     Корделия


     Как ни хитросплетайте ваши козни,

     Раскроется все рано или поздно.

     Прощайте же.


     Король Французский


     Идем, моя Корделия.


     Он и Корделия уходят.


     Гонерилья


     Сестра, надо потолковать - о самом насущном для нас обеих. Отец, должно быть, вечером едет отсюда.


     Регана


     Едет, едет, и с вами. А уж на следующий месяц к нам.


     Гонерилья


     Ну не блажной ли старик? Насмотрелись мы на его причуды. Сестру всегда больше, чем нас, любил - и до чего же безрассудно поступил с ней сейчас.


     Регана


     Рассудок в нем дряхлеет. Да он и прежде дурил.


     Гонерилья


     Да, отец безрассудствовал и в лучшую свою, наиболее здравую пору. А старость его несет нам, вдобавок к закоренелому сумасбродству, еще и желчные капризы дряхления.


     Регана


     Такие же выходки нас ожидают, как изгнание Кента сегодня.


     Гонерилья


     Или взять прощание с Французским королем. Будем же действовать согласно; если отцу и дальше дать хозяйничать, то его отречение обернется для нас одной только насмешкой.


     Регана


     Надо нам хорошенько подумать.


     Гонерилья


     Действовать надо, ковать железо, пока горячо.


     Уходят.


     Сцена II


     Замок графа Глостера.

     Входит Эдмунд с письмом в руке.


     Эдмунд


     Природа, ты одна моя богиня.

     Лишь твоему закону я служу.

     Чего мне ради, точно я чумной,

     Нести клеймо людских установлений

     И ущемлять себя? По той причине,

     Что на двенадцать иль тринадцать лун

     Родился позже брата? Почему

     "Побочный" я и в чем "низкопородный",

     Когда я телом столь же прям и ладен,

     Умом высок, а видом схож с отцом,

     Как самой строгой дамочки отродье?

     Зачем же нас "пригулками" честить?

     Нагуливая каждого из нас,

     Природа тратит ярого заряду

     Побольше, чем на двадцать дураков,

     Зачатых в полусне-полузевоте

     На тошноте супружеского ложа.

     Так побоку побочность! Мне нужна

     Твоя земля, "законный" братец Эдгар.

     Отцу я люб не меньше, чем "законный".

     Словцо-то каково! Что ж, мой законный, -

     Удастся эта выдумка с письмом,

     И перевысит незаконный Эдмунд

     "Законного". Я крепну! Ввысь расту я!

     За незаконных встаньте, небеса!


     Входит Глостер.


     Глостер


     Кента в изгнание! Король Французский

     Разгневанный уехал! Государь

     Покинул двор сейчас! Отдал корону!

     Лишил себя казны! И это все -

     Сплеча и сгоряча!.. Что у тебя,

     Эдмунд? Какие новости?


     Эдмунд


     Никаких, с позволенья вашей светлости.


     Глостер


     Письмо-то зачем прятать так спешно?


     Эдмунд


     Новостей у меня никаких, милорд.


     Глостер


     Да что за листок ты читал?


     Эдмунд


     Так, ничего, милорд.


     Глостер


     Ничего? Зачем же совать с такой прытью в карман. Ничего и прятать нечего. Дай-ка взгляну. Если там ничего, я без очков разгляжу.


     Эдмунд


     Умоляю вас, сэр, извинить меня. Это письмо - от брата, я не дочел еще, а что успел прочесть, то для ваших очей не годится.


     Глостер


     Письмо дай.


     Эдмунд


     И не дать нельзя, и дать нельзя. Насколько письмо мною понято, оно предосудительного содержания.


     Глостер


     Посмотрим, посмотрим.


     Эдмунд


     Не верю, что у брата на уме худое. Он хотел, конечно, лишь испытать меня, подвергнуть пробе.


     Глостер (читает)


     "Почтение к старости - этот хитро заведенный обычай - отравляет лучшую пору жизни и не дает нам доступа к нашему богатству, покуда, сами ее старясь, мы не становимся бессильны наслаждаться им. Мне уже несносно попусту, по глупости терпеть неволю у стариков, которые тиранят нас не потому, что сильны, а потому, что мы покорствуем. Приходи, поговорим обстоятельней. Если бы отец заснул и спал, пока не разбужу, то половина его доходов навсегда бы досталас тебе от любящего брата Эдгара". Что?! Заговор! "Спал, пока не разбужу... половина досталась бы тебе..." И это мой сын Эдгар! И поднялась у него рука написать? И достало духа и коварства, чтоб умыслить? Когда ты получил это? Кто принес?


     Эдмунд


     Никто не приносил, милорд. В том-то и штука. В окно мне вбросили.


     Глостер


     И почерк - брата?


     Эдмунд


     Будь письмо о добром написано, милорд, я бы поклялся, что рука его. А теперь хочется думать, что не его почерк.


     Глостер


     Нет, его.


     Эдмунд


     Почерк пусть его, милорд. Но думается, он это не всерьез.


     Глостер


     А прежде он тебя не вербовал в сообщники?


     Эдмунд


     Нет, никогда, милорд. Только приходилось не раз слышать от него, что если сын вступает в совершенный возраст, а отец ветшает, то не отцу бы опекать сына, а сыну бы отца и сыну же распоряжаться бы доходами.


     Глостер


     О, негодяй, негодяй! Та же мысль, что в письме! Гнусный негодяй! Мерзавец, изувер, скотина! Хуже скотины! Иди, голубок, найди его. Схватить его, скота! Где он сейчас?


     Эдмунд


     Не знаю я, милорд. Верней будет для вашей светлости сдержать негодование на брата до получения более веских свидетельств; ибо обрушить на него неправый гнев значило бы разбить в нем самую основу послушания и нанести великий урон графской чести. Я жизнью готов поручиться, что брат написал письмо единственно, дабы проверить мою любовь к вашей светлости.


     Глостер


     Ты думаешь?


     Эдмунд


     Если ваша светлость пожелает, то нынче же вечером получит возможность услышать наш с ним разговор о письме и собственным слухом удостовериться.


     Глостер


     Не может он быть таким чудовищем...


     Эдмунд


     Конечно, не может.


     Глостер


     Посягать на отца, который так нежно, всем сердцем его любит. Силы земные и небесные! Разыщи его, Эдмунд. Прошу тебя, проникни ему в душу. Употреби ум и старанье. Графства своего не пожалел бы, только бы дознаться правды.


     Эдмунд


     Я немедля отыщу его, милорд, всемерно постараюсь исполнить вашу волю и доложу вам тут же.


     Глостер


    

... ... ...
Продолжение "Король Лир (пер.О.Сорока)" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Король Лир (пер.О.Сорока)
показать все


Анекдот 
История эта произошла в штатах, где я сейчас в разгаре своего обучения в бизнес-школе при MIT, Massachussets Institute of Technology, который известен среди прочего как "лучшая инженерная школа мира" и этот образ всячески поддерживается даже в голливудских фильмах.

... Так вот, летели мы как-то в рамках учебной программы большой группой
-- человек 60 -- утренним рейсом из Техаса в Луизиану. Надо сказать, что накануне большинство бурно отмечало завершение очередного этапа и многие отрубились еще до взлета. Те же, кто не заснул (и я в том числе), хоть и не показывали этого, но страдали недугом в простонародии называемом похмельем.

Бортпроводник, узнав, что летит большая группа студентов из MIT, решил развлечься следующим образом – задать задачку и любого, кто ее решит, угостить бесплатным алкоголем. Я, как вы сами понимаете, насторожился.

Задачка такая: "супругам в сумме 91 год. Муж в два раза старше, чем была его жена, когда ему было столько, сколько его жене сейчас. Нужно определить сколько им сейчас".

Я не поверил своим ушам -- видимо, эта задача казалась ему верхом интеллектуального пилотажа. Короче, через двадцать секунд (столько потребовалось моему с трудом соображающему мозгу, чтобы ее решить) я стал ерзать на своем месте, пока, наконец, не остановил стюардессу. Она услужливо протянула мне карандаш и бумагу, но я просто назвал ей ответ.

и, о чудо! , бесплатное пиво в 10 утра :)!!!

стюардесса некоторое время с испугом смотрела на меня, жадно пьющего пиво, а потом спросила: "Вы математик?" Я поперхнулся. Хотел я было ответить, что я похмельный русский инженер-бауманец, но решил проявить политкорректность и поддержать бренд другого тоже ставшего родным вуза и сказал: "я просто из MIT" :) Помню, соседи по ряду с большим уважением посмотрели на меня.

К слову, вторым, кто решил эту задачу был наш руководитель группы, профессор Дон Розенфельд, который, видимо, тоже как и я чувствовал себя неважно :)

Для тех, кто интересуется, ответ: жене 39, мужу 52 (когда его жене было 26 (=56/2), ему было 39), а самое сложное в ней – воспринять ее на слух на английском языке :)
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100