Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Шарп, Том - Шарп - Уилт Непредсказуемый

Проза и поэзия >> Переводная проза >> Шарп, Том
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Том Шарп. Уилт Непредсказуемый

---------------------------------------------------------------

Перевод В.Гусев, А.Гладков

Изд. "Вагриус", 1995

OCR: Дерябкин А.

---------------------------------------------------------------

1

     В Гуманитехе проходила семидневка набора слушателей. В кабинете No 467 за столом сидел Уилт. Уставившись в честное женское лицо напротив себя, он пытался состроить участливую мину.

     - Есть свободное местечко на курсах быстрочтения. Занятия по понедельникам вечером, -- сказал он. -- Надо только заполнить ту анкету...

     Уилт неопределенно махнул в сторону окна. Однако покупать кота в мешке дамочка не собиралась.

     - Не могли бы вы рассказать об этих курсах побольше? Они ведь мне помогут, правда?

     - Помогут? -- Уилт явно не разделял ее страсть к самосовершенствованию. -- Смотря что вы подразумеваете под словом "помощь".

     - Понимаете, я очень медленно читаю. А потом, в конце книги я уже не помню, что там было вначале, -- стала объяснять женщина -- чуть что, муж говорит, я недоучка.

     Она грустно улыбнулась, видимо, намекая, что только он, Уилт, может спасти их супружеское счастье, если убедит ее по понедельникам торчать в Гуманитехе, а в остальное время глотать одну книжку за другой. Уилт усомнился, что это поможет, и решил спихнуть бремя ответственности на кого-нибудь другого.

     - Может, вам лучше пойти на курсы ценителей печатного слова? -- посоветовал он.

     - Ходила в прошлом году. Мистер Фогерти -- просто чудо. Он считает, что я личность одаренная.

     Уилт едва не сказал, что тот имел в виду скорее ее внешние данные, чем литературные способности. Хотя что такого он нашел в этой бабенке с благостной физиономией? Наконец Уилт сдался и монотонно начал:

     - Курсы быстрочтения преследуют цель совершенствования ваших читательских способностей в плане скорости чтения и запоминания прочитанного. Вы приобретете умение успешнее концентрировать свое внимание по мере ускорения темпа чтения...

     Уилт распинался целых пять минут. Будущих быстрочитателей он обрабатывал уже четвертый год и выучил речь наизусть. Женщина расцветала прямо на глазах. Она слышала именно то, что хотела, -- наставление на истинный путь вечернего самоусовершенствования. Когда Уилт наконец закончил, она уже заполнила анкету и преобразилась, заново обретя смысл жизни.

     Чего нельзя было сказать об Уилте. Он еще два часа провел в кабинете, слушая точно такие же разговоры за соседними столами, не уставая удивляться Билу Пашендейлу. Уже лет двадцать старый черт преподает свое "Введение в фенлендскую субкультуру". Другому б давно осточертело, а ему хоть бы хны. Прямо-таки излучает энтузиазм. Уилт поежился и принял на курсы быстрочтения еще шестерых. Проделал он это с равнодушнейшим видом, втайне надеясь отвадить от курсов всех, кроме ярых фанатиков. Уилт, на правах заведующего кафедрой гуманитарных основ, отвертелся от вечерних занятий и теперь с головой погрузился в составление расписаний и работу многочисленных комиссий и педсоветов. Часто, просиживая штаны на очередном заседании кафедры, он гадал, кого из его коллег быстрее настигнет нервный стресс. Лишь изредка Уилт читал лекции студентам, да и то иностранцам. Тут ему удружил Мэйфилд. Почти все кафедры и факультеты Гуманитеха страдали от нехватки денег, а студенты-иностранцы платили за себя сами. Благодаря Мэйфилду, председателю совета перспективного развития, в Гуманитехе образовалось настоящее арабо-шведо-греко-южноамериканское государство. Было даже несколько японцев. Заморские гости кочевали из аудитории в аудиторию в тщетном стремлении постичь богатство английского языка вкупе с культурой и обычаями Англии, вся эта мешанина лекций и семинаров называлась "Курс английского языка для иностранцев". Сюда входил "Быт типичной английской семьи" -- еженедельный семинар, проводимый Уилтом, благодаря которому он мог сколько угодно распространяться о своей собственной семье. Ева, несомненно, пришла бы в бешенство, услышав некоторые из его откровений, но она ничего не знала, а Уилт пользовался тем, что студенты просто не понимают, о чем он говорит. Нередко Уилт озадачивал даже близких друзей, настолько велика была разница между самим Уилтом к тем, что творилось у него дома. Но в обществе восьмидесяти иностранцев Уилт чувствовал себя намного уверенней. Чувствовал, и все тут. "Все-таки жизнь смешная штука", -- подумал Уилт в 467-м кабинете.

     Сейчас по всему Гуманитеху, по всем кабинетам, кафедрам сидят за столами преподаватели, туда-сюда снуют абитуриенты, задают вопросы, получают исчерпывающие ответы и уходят, оставляя заполненные анкеты. А это значит, что, по крайней мере, в течение года можно за свою работу не опасаться. Правда, Уилт никогда этого и не боялся. На кафедре гуманитарных основ студентов всегда хватало. Благо закон об образовании предписывал технарям-вечерникам хотя бы раз в неделю посещать семинары по гумосновам. Так что хочешь не хочешь -- ходи. За будущее Уилт не беспокоился и мог бы считать себя счастливым человеком, если бы не было так скучно жить. А тут еще Ева.

     Именно сейчас, став матерью четырех девочек-близняшек, она решительно раздвинула круг своих увлечений -- и до этого не узкий. Ни дня не проходило без чего-то новенького; на смену Нетрадиционной медицине, приходило Экологическое садоводство, чтобы завтра уступить место Экзотической кулинарии, за которой, в свою очередь, следовали Альтернативные религии. Приходя домой после не отличающегося особым разнообразием рабочего дня, Уилт никогда не знал, что его ждет. Лишь одно Уилт знал наверняка: неизменным в этом доме был и будет невообразимый шум, который издают четыре близняшки. Все в мамочку. Ева что-нибудь придумает, девчонки все встречают на "ура" и еще сильнее ее раззадоривают. Чтобы не появляться дома, пока близняшки не улягутся спать, Уилт пристрастился ходить пешком в Гуманитех и обратно, по первой же просьбе предоставляя машину жене. Вдобавок ко всему Ева унаследовала кое-какие деньжата своей тетушки, а Уилту вдвое повысили зарплату. Пришлось продать дом на Парквью-авеню и купить домище на Веллингтон-роуд, да в придачу к нему немеряный сад -- так был сделан шаг вверх по социальной лестнице. По мнению Уилта, их жизнь лучше не стала, и порой он даже с грустью вспоминал времена, когда Еву еще волновало, "что соседи подумают". Это хоть как-то сдерживало ее азарт. Теперь же ей было на всех наплевать: еще бы, теперь она -- мать семейства и хозяйка целого особняка.

     Размышляя таким образом, Уилт дождался конца рабочего дня, отнес список записавшихся в канцелярию и неторопливо пошел по коридору административного корпуса к лестнице. Он уже спускался, когда его догнал Питер Брэйнтри.

     - Представляешь! Только что записал на курсы навигаторского мастерства пятнадцать сухопутных крыс. Начнем учебный год под звуки фанфар.

     - Будут тебе завтра фанфары у Мэйфилда, на коллегии Гуманитеха, -- усмехнулся Уилт. -- А у меня день пропал даром. До самого вечера отбивался от назойливых девиц и прыщавых молодцев, и все напрасно -- желают быстро читать. Ну прочитают они за пятнадцать минут "Потерянный рай" Мильтона? Что толку-то. Лучше уж просто открыть курсы "Любой кроссворд -- в мгновение ока!". Тоже проку мало, зато хоть умными себя почувствуют.

     Уилт и Брэйнтри спустились в вестибюль, где мисс Пэнсэк все еще вербовала новичков в секцию начинающего бадминтониста.

     - Может, по пивку вдарим? -- предложил Брэйнтри. Уилт согласился. Что угодно, лишь бы домой не идти.

     По обочинам Поуст-роуд, возле Гуманитеха, впритык стояли десятки автомобилей -- от желающих самосовершенствоваться не было отбоя.

     - Ну, как погулял во Франции? -- спросил Брэйнтри.

     - Так, как можно погулять только с Евой и четверкой спиногрызов. Сначала нас вежливо попросили из палаточного лагеря, когда Саманта подрезала растяжки у двух соседних палаток. И все бы ничего, но в одной из них сидела какая-то астматичка. Это было на Луаре. А в Вандее мы разбили палатку рядом с немцем, контуженным на русском фронте. Так он каждую ночь вопил: "Ложись! Бомбят!!!" Естественно, все просыпались. Не знаю как ты, а я в гробу такой отдых видал... От немца мы, понятно, сами смотались.

     - А я думал, вы плавали по Дордони. Бетти говорила, что Ева прочитала книжку про реки Франции, и там так здорово...

     - В книжке, может быть, и здорово, но только не на реке, -- перебил его Уилт, -- по крайней мере, не на той, где я поплавал. Евочке непременно захотелось поставить палатку у ручья. Как стемнело, начался ливень, и ручей стал речкой. Все промокло, палатка тоже. А она ведь мокрая весит черт-те сколько. Течение бешеное, на берегу колючие кусты, фиг вылезешь.

     - И я, в двенадцать ночи, мокрый до нитки, как дурак с этой палаткой... -- Уилт обессилено замолчал. Тяжкие воспоминания доконали его.

     - А дождь все лил и лил, -- сочувственно закончил Брэйнтри, -- зато хоть опыта поднабрались, да?

     - Уж поднабрались так поднабрались, -- Уилт покачал головой, -- аж пять дней набирались, на шестой сняли номер в гостинице.

     - Вот это лучше всего! Тут тебе и вкусно поесть, и мягко поспать...

     - Тебе -- может быть. А у меня не вышло. Саманта сподобилась нагадить в биде. Часа в два ночи чую -- воняет... Все, давай о чем-нибудь другом!

     Они зашли в пивную "Свин в мешке" и заказали по кружке пива.

     - А как же, все мужики эгоисты, -- говорила Мэвис Моттрэм, сидя на кухне у Евы. -- Вот мой Патрик. Редко ведь придет домой раньше восьми. Зато отговорка у него всегда готова: в университете, мол, задержался. Как же, в университете! Небось у студентки зачет в постели принимал. Да я не против, ради Бога. Я ему так и сказала вчера: "Бегаешь за другими бабами -- дело твое! Но знай: я не буду смотреть на твои штучки сложа руки! Каждый делает что хочет!"

     - А он что? -- Утюг с отпаривателем зашипел, и Ева принялась гладить платьица близняшек.

     - Сморозил какую-то глупость типа "Моя штучка любит, когда руками". Мужичье наглое! С ними без толку разговаривать!

     - А мне иногда хочется, чтоб Генри был чуть-чуть понаглее... поживее, что ли. Он и раньше спал на ходу, а теперь пока доковыляет с работы, так вообще будто тряпочный. Оно и понятно, километров десять идти.

     - Ой ли... В тихом омуте...

     - Что ты! Какой там омут! Как девочки родились, он стал серьезнее.

     - А ты спросила себя, с чего это вдруг?

     - Не то, что ты думаешь... Просто он очень заботливый. Просыпается в семь утра, приносит чай в постель, а вечером всегда готовит мне витаминный молочный напиток.

     - Вот если б мой Патрик такое отмочил, я бы сразу почуяла неладное. Неспроста все это.

     - Спроста-неспроста, а Генри ведет себя как обычно. Он очень добрый. Вот только иногда за себя постоять не может. Говорит, мол, пятеро женщин в семье. Совсем его затыркали.

     - А будет шестеро, если ты пустишь в дом квартирантку.

     - Ну, не совсем квартирантку. Ирмгард будет просто жить у нас в мансарде, а в свободное время обещает помогать по дому.

     - Помогать будет? Тебе надо с семьей Кроттки поговорить. Они к себе финку взяли. Так она до обеда дрыхла и жрала за пятерых. В общем, чуть их по миру не пустила.

     - Финны -- они такие, -- согласилась Ева, -- а Ирмгард -- немка. Я с ней познакомилась во время одной из акций протеста. Тогда еще собрали почти сто двадцать фунтов в пользу угнетенных тупамарос*.

     - А я думала, в Аргентине больше нет никаких тупамарос. Их вроде всех поубивали.

     - Кое-кто успел удрать. Как бы там ни было, я сказала мисс Мюллер, что мы сдаем мансарду. Ну, она очень просила сдать именно ей. Готовить себе еду, и всякое такое прочее она будет сама.

     - Ты выяснила, что значит "всякое такое прочее"?

     - Ну, она собирается учиться, обожает гимнастику...

     - Ну, а Генри что думает? -- добралась Мэвис до самого главного.

     - Я еще ничего не говорила. Ты же знаешь, он терпеть не может в доме посторонних. Главное, пусть не мозолит ему глаза и вечерами сидит у себя...

     Участники кровавого мятежа 1780--1783 гг. под предводительством одного из вождей южноамериканских индейцев Тупак Амару II (Хосе Габриель Кондорканки) против испанских конкистадоров. (Здесь и далее примеч. пер.)


     - Дорогуша, -- в голосе Мэвис прозвучала искренняя озабоченность, -- меня это, конечно, не касается, но, по-моему, ты несколько искушаешь судьбу.

     - Но почему? Смотри, как здорово! Она без нас и за детьми присмотрит, и прибраться поможет -- дом-то огромный, да и мансарда пустует.

     - Теперь пустовать не будет. Представь: по дому шляются всякие типы, орет магнитофон. А он у нее наверняка есть, вот увидишь!

     - Ну и пусть, нам не помешает. Я тут заказала ковровые покрытия. Вообще никаких звуков не пропускают. Лично проверяла.

     - Ну, если бы она жила у нас, я была бы не прочь послушать, о чем они с Патриком шепчутся.

     - Ты вроде сказала, Патрик может делать что угодно.

     - Да, но не при мне же. Пожалуйста, пусть развлекается на стороне, а дома... Пусть попробует только, Казанова несчастный! Я ему устрою!

     - Генри совсем другой. Пожалуй, он ее даже не заметит, -- в голосе Евы зазвучала гордость за мужа, -- я ей сказала, что Генри очень спокойный и домашний, а тишина и уют -- это то, что ей нужно.

     "Бедная мисс Мюллер, -- думала Мэвис, допивая кофе, -- найдешь ты здесь тишину и уют... Ева с детками такие концерты закатывают!

     Мэвис собралась уходить.

     - Все-таки присматривай за Генри, -- посоветовала она. -- Может, он и не такой, как Патрик, но все равно. Мужикам доверяй, но проверяй. А насчет иностранцев скажу так: они сюда не только учиться приезжают.

     Мэвис села в машину и поехала домой. И откуда у нее такая дурацкая доверчивость, удивлялась она по дороге.

     Вообще-то Уилты всегда были не от мира сего. Однако, с тех пор как они поселились на Веллингтон-роуд, Ева стала меньше прислушиваться к Мэвис. Прошли те времена, когда Ева занималась под ее руководством аранжировкой цветов, и теперь Мэвис явно ревновала. С другой стороны, Уилты живут на Веллингтон-роуд, место весьма престижное в Ипфорде, а значит, дружить с ними -- дело полезное.

     На повороте к Регал-Гарденс Мэвис осветила фарами Уилта и окликнула его. Уилт задумчиво прошагал мимо.

     В голове у Уилта, как всегда, роились мрачные и туманные мысли. Он сам не знал почему, и от этого мысли мрачнели и затуманивались еще больше. Игра воображения вызывала неистовый вихрь удивительно странных образов. Состояние Уилта можно было объяснить лишь отчасти. Его не радовали работа, жена -- динамо-машина; не нравился тот дух, что царил на Веллингтон-роуд. Здесь каждый второй -- большая научная шишка. И зарабатывает побольше его. Уже достаточно для того, чтобы быть недовольным. Но главное, его не отпускала мысль, что сама жизнь не имеет никакого смысла. "Что такое я по сравнению с бесконечной Вселенной с ее великим хаосом, который наверняка имеет какой-то сокровенный смысл... Но мне не дано постичь его во веки веков". А еще Уилт думал, почему материальный прогресс столь опустошителен для человеческой души, и, как всегда, не нашел ответа. Зато пришел к выводу, что пиво натощак пить не следует. Одно утешало: в последнее время Ева ударилась в Экологическое садоводство, а значит, можно ожидать что-нибудь приличное на ужин. Да и девчонки уже, наверное, спать легли. Только бы эти паршивки не проснулись ночью. С содроганием Уилт вспоминал то время, когда близняшки сосали материнскую грудь. Тогда редкая ночь проходила спокойно. Зато теперь все позади, и его сон никто не тревожит. Правда, иногда Саманта гуляет во сне по комнате, а Пенелопа мочится в постель, но это мелочи.

     Когда Уилт миновал аллею на Веллингтонроуд и приближался к дому, то почуял аромат рагу с овощами и... заметно повеселел.

     2

     На следующее утро настроение у него было довольно мрачное. "И как я сразу не догадался, что она это рагу неспроста приготовила. Хотела меня задобрить, а уж потом огорошить, -- бормотал он, направляясь в Гуманитех. -- Сдать комнату неизвестно кому, это же надо додуматься!" Этого Уилт боялся с тех пор, как они купили дом. До поры до времени Еве было некогда. Сначала она возилась с садом, потом искала целебные травы. Затем опробовала новомодные методы воспитания детей, перекраивала на новый лад кухню и переклеивала обои. Уилт было подумал, что про мансарду она забыла. Ан нет! Втихаря нашла квартирантку и молчок! Ну, надо же, черт возьми! Клюнул на это рагу, как карась на мотыля. Ева, когда захочет, здорово готовит. Уилт уже приканчивал вторую порцию рагу и бутылку своего лучшего бургундского, когда на него обрушились новости. Поначалу он даже не понял, о чем речь.

     - Чего-чего? -- тупо переспросил он. -- Сдала мансарду одной немке, повторила Ева. -- За пятнадцать фунтов в неделю. Тишину и порядок гарантирует. Ты ее даже не заметишь.

     - Держи карман шире! Заведет себе кучу любовников, они будут шнырять здесь по ночам, весь дом провоняет жареными сардельками. Немцы только их и едят.

     - Ничего не провоняет. У нее на кухне отличная вытяжка. А мальчиков пусть приводит, если они будут примерно вести себя.

     - Отлично! Покажи мне хоть одного примерного "мальчика", и я тебе приведу верблюда с четырьмя горбами.

     - Это не верблюд, а дромедар называется. -- Ева применила свою излюбленную тактику запудривания мозгов, от чего у Уилта обычно ехала крыша и он начинал отчаянно спорить. Но сейчас фокус не удался.

     - Правильно, дромедар, -- подхватил Уилт. -- С двумя ногами! Значит, по-твоему, я буду спокойно лежать и слушать, как прямо над головой мандрадер усатый по койке скачет?

     - Не мандрадер, а дромедар, -- поправила его Ева, -- вечно ты все путаешь.

     - Ну и хрен с ним! -- прорычал Уилт. -- Я знал, что так будет, еще когда твоя преподобная тетка преставилась и оставила наследство, а ты купила этот постоялый двор. Знал я, знал, что ночлежку здесь откроют!

     - И совсем не ночлежку! И вообще Мэвис говорит, что раньше семьи были крупные, а невзгоды мелкие.

     - Мэвис ли не знать! Ее Патрик только и делал, что приумножал чужие семьи.

     - А Мэвис предупредила, что больше его выходки не потерпит.

     - А я предупреждаю тебя, -- сказал Уилт, -- Малейший скрип кровати, звон рюмки, гитарный аккорд или смешок на лестнице, я сюда таких квартирантов наведу, что твоя мисс Шикельгрубер отсюда пулей вылетит!

     - Не Шикельгрубер, а Мюллер. Ирмгард Мюллер.

     - Постой, а обергруппенфюрер Мюллер -- не дед ли ей? Тот самый, из гестапо...

     - Ты просто завидуешь, -- заявила Ева. -- Если б тебя нормально воспитывали и не драли уши, чтоб в замочную скважину не подглядывал, ты бы сейчас не относился так болезненно к тому, чем занимаются нормальные люди.

     Уилт свирепо уставился на Еву. Всякий раз, чтобы обломать Уилта, она напирала на его сексуальную неполноценность. После чего Уилт обычно капитулировал и отправлялся спать. Обсуждать свою неполноценность он не стал, так как пришлось бы на деле доказывать Еве обратное. А после такого рагу Уилту уже ничего не хотелось.

     Ничего ему не хотелось и на следующее утро, когда он пришел в Гуманитех. Перед уходом в детский сад близняшки не поделили платье, а "Тайме" снова напечатала очередное ходатайство лорда Лонгфорда об освобождении из тюрьмы Майры Хиндли, женщины-убийцы. Она якобы перевоспиталась, стала доброй христианкой и вообще добропорядочной личностью.

     "Тогда пусть сидит, где сидела, и перевоспитывает остальных!" -- пробормотал Уилт в сердцах.

     Другие новости тоже не давали повода для веселья. Инфляция опять поползла вверх, а английский фунт свалился вниз. Из Северного моря через пять лет выкачают весь газ. В общем, в мире, как всегда, бардак. А тут сиди и подыхай от скуки, пока этот Мэйфилд расхваливает курсы английского языка для иностранцев. Потом явятся коллеги и будут ныть, что их не устраивает составленное Уилтом расписание занятий. Самое противное в его новой должности было то, что приходилось торчать на работе остаток лета и придумывать, как преподаватели смогут находить свои группы в указанный час. Когда Уилт наконец придумал, оказалось, что он обделил заведующего кафедрой изящных искусств. Тот хотел читать лекции о сущности бытия только в 607й аудитории, а Уилт разместил там третью группу мясников. Вдобавок он не знал, как поступить с миссис Файф. Она его еще в прошлом году достала. Не может, видите ли, читать свои лекции на кафедре мехтехники по вторникам в 14.00, потому что ее муж... Короче, пришлось менять расписание. В такие минуты Уилт мечтал снова стать преподавателем и объяснять "Повелителя мух" газовщикам. Хотя, чего жаловаться? На нынешнем месте зарплата приличная. А деньги всегда нужны, особенно если живешь на Веллингтон-роуд. Составив один раз расписание, потом весь год можно было провести, погрузившись в мечты в своем кабинете.

     На факультетских заседаниях он впадал в какое-то оцепенение, хотя в присутствии Мэйфилда, ухо надо было держать востро -- того и гляди узнаешь, очнувшись, что на тебя повесили лишние лекции. А доктор Борд? Тот начала учебного года без скандала вообще не мыслил.

     Так получилось и в этот раз. Доктор Мэйфилд открыл заседание гуманитеховского руководства и начал:

     - Учебная программа должна быть строго ориентирована на обучаемого, причем особое внимание следует уделить развитию социально-экономического мышления.

     Вот тут-то и вмешался доктор Борд.

     - Ерунда! На моей кафедре учат наших английских студентов говорить по-немецки, французски, испански и итальянски. Мы не должны рассказывать всяким там иностранцам, откуда взялись их языки. Позволю себе также заметить, что насчет социально-экономического мышления


     Роман английского писателя У. Голдинга.


     доктор Мэйфилд не прав. Если позволите, приведу в качестве примера своих прошлогодних арабов. Экономическое мышление у них -- позавидовать можно. Цену своей нефти знают. А в социальном смысле -- дикари. Три года я безуспешно пытался их убедить, что неверную жену не следует забивать камнями.

     - Перебивая докладчика, доктор Борд, мы сами себя задерживаем, -- заметил проректор, -- продолжайте, пожалуйста, доктор Мэйфилд...

     И доктор Мэйфилд продолжил. Он говорил целый час, пока не был прерван деканом техфака.

     - Тут кое-кого из моих преподавателей назначили читать лекции о достижениях британской технической мысли в XIX веке. Прошу прощения, доктор Мэйфилд, господа, но у меня на факультете работают инженеры, а не историки. Зачем заставлять их делать то, о чем они не имеют ни малейшего представления?

     - Вот именно! -- подхватил доктор Борд.

     - А еще хотелось бы узнать, почему столько внимания уделяется иностранным студентам. А наши чем хуже?

     - Пожалуй, на этот вопрос отвечу я, -- вмешался проректор. -- Местные власти урезали ассигнования нашему колледжу, и теперь мы самостоятельно финансируем некоторые бесплатные курсы и оплачиваем труд наших преподавателей. Естественно, для этого нужны деньги. За обучение иностранцы платят неплохо, вот и приходится набирать их побольше. Тут у меня финансовый отчет за прошлый год. Хотите знать, какие у нас доходы?

     Изучать финансовый отчет желающих не нашлось. Умолк даже доктор Борд.

     - При нынешнем состоянии британской экономики, -- продолжал проректор, -- большинство наших преподавателей сохраняют работу лишь благодаря иностранцам. И вообще пора уже подумать о том, чтобы открыть для них аспирантуру. Я думаю, статус университета нам не помешает. Выиграют все, надеюсь, вы согласны? -- проректор обвел взглядом присутствующих.

     Возражений не было.

     - Раз так, доктору Мэйфилду осталось только распределить по кафедрам дополнительные курсы лекций, и в добрый час!

     Доктор Мэйфилд раздал всем ксерокопии новых учебных планов. Уилт изучил свой и обнаружил, что ему подсунули "Развитие либеральных и социально-прогрессивных взглядов в английском обществе с 1688 по 1978 год". Он собрался было возмутиться, но его опередил завкафедрой зоологии.

     - Тут написано: "Животноводство и земледелие. Селекционное разведение свиней и домашней птицы". Я что, это читать должен? Между прочим, этот курс имеет важное значение для экологии...

     - И весьма "ориентирован на обучаемого", -- хихикнул доктор Борд. -- Я вам лучше могу предложить: "Роль постоянно действующих переменных в свиноводстве". Или вот еще неплохо: "Введение в основы процессов компостообразования".

     - Только не это! -- ужаснулся Уилт, услышав слово "компост".

     Доктор Борд сразу заинтересовался.

     - Жена никак не успокоится? -- сочувственно осведомился он.

     - Точно! Она в последнее время...

     - Господа, может, сначала дадите мне высказаться, а потом Уилт расскажет нам о своих матримониальных проблемах, -- вмешался завкафедрой зоологии. -- Поймите наконец, не могу я читать лекции по животноводству. Я зоолог, а не скотник. Я в этом ни бельмеса!

     - Надо смотреть шире, -- возразил доктор Борд. -- Если мы должны стать университетом, в чем я лично сильно сомневаюсь, давайте помнить: интересы Гуманитеха превыше всего!

     - Борд, сначала загляните в свою бумажку, -- ехидно посоветовал зоолог, -- видите:

     "Сперманентное влияние..."

     - Машинистка ошиблась, -- вмешался доктор Мэйфилд. -- Следует читать: "Перманентное влияние семантического фактора на современные социологические учения". В списке обязательной литературы вы найдете труды Витгенштейна, Хомского и Уилкеса.

     - Смотрите шире, Борд. Это же ваши слова, -- напомнил завкафедрой зоологии. -- Не хотите? Вот и я не хочу объяснять мусульманской аудитории, зачем разводить свиней в Персидском заливе. Я сам не знаю зачем!

     - Господа, как я понимаю, в одном или двух случаях вас не устраивают наименования лекционных курсов. Не вижу проблемы, то, что не нравится, подчеркните...

     - А лучше вообще вычеркните, -- вставил доктор Борд.

     Проректор пропустил это мимо ушей.

     - Главное, чтобы, сохраняя общий объем лекционного материала, подавать его на уровне, доступном индивидуальному восприятию обучаемых.

     - Про свиней все равно не буду, -- уперся зоолог.

     - И не надо. Рассказывайте что-нибудь простенькое из жизни растений, -- предложил проректор.

     - Господи, а я? Тоже должен рассказывать что-нибудь простенькое из жизни Витгенштейна? Год назад был у меня один тип из Ирака, он имени своего написать-то не мог. Ну куда такому про Витгенштейна? -- развел руками доктор Борд.

     - Надо бы еще кое-что обсудить, -- робко заметил преподаватель английской кафедры. -- Боюсь, будет проблема общения с японцами, а их у нас восемнадцать человек, со студентом с Тибета.

     - Вот именно! -- подхватил доктор Мэйфилд. -- Языковой барьер. А знаете, было бы недурно провести с ними беседу по теме "Межъязыковая коммуникация". Это, кстати, должно понравиться Национальному совету по наградам за успехи в науке.

     - Да плевать на этот ваш совет! Я уже устал повторять: этот совет -- выгребная яма британской науки, -- не унимался Борд.

     - Спасибо, Борд, мы уже слышали ваше мнение, -- перебил проректор. -- А теперь вернемся к нашим японцам и юноше с далекого Тибета. Он ведь с Тибета, правильно?

     - Вроде с Тибета, -- осторожно ответил преподаватель английского. -- Главное, не поймешь, что он говорит-то. Он по-английски, как я по-тибетски. И по-японски тоже.

     Проректор испытующе оглядел присутствующих.

     - Вероятно, тут вряд ли кто говорит на этом экзотическом языке?

     - Я говорю, -- признался завкафедрой изящных искусств. -- Только не буду. Четыре года я проторчал у этих чертей в концлагере. Не хватало мне теперь еще с ними разговаривать. У меня с тех пор желудок ни к черту не годится!

     - Может, возьмете тогда шефство над китайцами? И тибетца к вам запишем. Тибет же принадлежит Китаю. Сюда же пойдут четыре студентки из Гонконга.

     - Тут-то мы и объявим набор на краткосрочные курсы повышения квалификации, -- ляпнул доктор Борд, спровоцировав интенсивный обмен любезностями, затянувшийся до самого обеда.

     Вернувшись к себе в кабинет, Уилт узнал, что миссис Файф опять не может заниматься с мехтехниками по вторникам в два, поскольку ее муж... Пошел новый учебный год, пошел, мать его! Он знал, что так оно все и будет!

     Следующие четыре дня прошли в том же духе. Уилт сходил еще на одно межфакультетское совещание, провел семинар с подшефными учителями на тему "О пользе изучения гуманитарных основ" (по его мнению, слово "польза" здесь было вряд ли уместно), сам послушал лекцию "Опознание анашовой растительности и пристрастии к героину". Прочитал ее какой-то сержант из отдела по борьбе с наркоманией.

     Наконец удалось все-таки угодить миссис Файф. Теперь она учила мехтехников по понедельникам с 10.00 в 29й аудитории. Там же занималась и вторая группа булочников. Все эти дни Уилт ходил мрачнее тучи: из головы не выходила Ева и ее проклятая квартирантка.

    

... ... ...
Продолжение "Уилт Непредсказуемый" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Уилт Непредсказуемый
показать все


Анекдот 
В одном из интервью руководство АвтоВАЗа высказалось, что АвтоВАЗ вЂ“ это живой организм. Они и сами не поняли, насколько оказались правы.
Питается этот организм металлом, стеклом, пластмассой и резиной, а на выходе у него, как и у всякого живого организма…
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100