Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Вильям Шекспир - Шекспир - Сонеты (в различных переводах)

Проза и поэзия >> Русская и зарубежная поэзия >> Зарубежная поэзия >> Вильям Шекспир
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Уильям Шекспир. Сонеты (в различных переводах)

---------------------------------------------------------------

OCR Бычков М.Н.

---------------------------------------------------------------

I
Потомства от существ прекрасных все хотят,

Чтоб в мире красота цвела - не умирала:

Пусть зрелая краса от времени увяла -

Ее ростки о ней нам память сохранят.

Но ты, чей гордый взор никто не привлекает,

А светлый пламень сам свой пыл в себе питает,

Там голод сея, где избыток должен быть -

Ты сам свой злейший враг, готовый все сгубить.

Ты, лучший из людей, природы украшенье,

И вестник молодой пленительной весны,

Замкнувшись, сам в себе хоронишь счастья сны

И сеешь вкруг себя одно опустошенье.

Ты пожалей хоть мир - упасть ему не дай

И, как земля, даров его не пожирай.

Перевод Н. Гербеля

I
Мы урожая ждем от лучших лоз,

Чтоб красота жила, не увядая.

Пусть вянут лепестки созревших роз,

Хранит их память роза молодая.



     А ты, в свою влюбленный красоту,

     Все лучшие ей отдавая соки,

     Обилье превращаешь в нищету, -

     Свой злейший враг, бездушный и жестокий.


     Ты - украшенье нынешнего дня,

     Недолговременной весны глашатай, -

     Грядущее в зачатке хороня,

     Соединяешь скаредность с растратой.


     Жалея мир, земле не предавай

     Грядущих лет прекрасный урожай!


     Перевод С. Маршака
I


     От всех творений мы потомства ждем,

     Чтоб роза красоты не увядала,

     Чтобы, налившись зрелостью, потом

     В наследниках себя бы продолжала.


     Но ты привязан к собственным глазам,

     Собой самим свое питаешь пламя,

     И там, где тук, ты голод сделал сам,

     Вредя себе своими же делами.


     Теперь еще и свеж ты и красив,

     Весны веселой вестник безмятежный.

     Но сам себя в себе похоронив,

     От скупости беднеешь, скряга нежный.


     Жалея мир, грабителем не стань

     И должную ему отдай ты дань.


     Перевод А. Финкеля
II


     Когда твое чело избороздят

     Глубокими следами сорок зим, -

     Кто будет помнить царственный наряд,

     Гнушаясь жалким рубищем твоим?


     И на вопрос: "Где прячутся сейчас

     Остатки красоты веселых лет?" -

     Что скажешь ты? На дне угасших глаз?

     Но злой насмешкой будет твой ответ.


     Достойней прозвучали бы слова:

     "Вы посмотрите на моих детей.

     Моя былая свежесть в них жива.

     В них оправданье старости моей".


     Пускай с годами стынущая кровь

     В наследнике твоем пылает вновь!


     Перевод С. Маршака
II


     Когда тебя осадят сорок зим,

     На лбу твоем траншей пророют ряд,

     Истреплется, метелями гоним,

     Твоей весны пленительный наряд.


     И если спросят: "Где веселых дней

     Сокровища и где твой юный цвет?"

     Не говори: "В глуби моих очей" -

     Постыден и хвастлив такой ответ.


     Насколько больше выиграл бы ты,

     Когда б ответил: "Вот ребенок мой,

     Наследник всей отцовской красоты,

     Он счеты за меня сведет с судьбой".


     С ним в старости помолодеешь вновь,

     Согреешь остывающую кровь.


     Перевод А. Финкеля
III


     Скажи тому, кто в зеркале твоем:

     "Пора тебе подобного создать,

     И, коль себя не повторишь ты в нем,

     Обманешь мир, лишишь блаженства мать.


     Где лоно невозделанное то,

     Которое отвергло бы твой плуг?

     Своей могилой хочешь стать за что,

     Любви своей в себе замкнувши круг?


     Ты - зеркало для матери своей,

     Ее апрель собой являешь ты.

     И сам когда-нибудь на склоне дней

     Узришь в сынах своей весны черты.


     Но если будешь жить самим собой,

     Умрешь ты сам - умрет и образ твой!


     Перевод В. Чухно
III


     Прекрасный облик в зеркале ты видишь

     И, если повторить не поспешишь

     Свои черты, природу ты обидишь,

     Благословенья женщину лишишь.


     Какая смертная не будет рада

     Отдать тебе нетронутую новь?

     Или бессмертия тебе не надо -

     Так велика к себе твоя любовь?


     Для материнских глаз ты - отраженье

     Давно промчавшихся апрельских дней.

     И ты найдешь под старость утешенье

     В таких же окнах юности твоей.


     Но, ограничив жизнь своей судьбою,

     Ты сам умрешь и образ твой - с тобою!


     Перевод С. Маршака
III


     Скажи лицу, что в зеркале твоем:

     Пора ему подобное создать.

     Когда себя не повторишь ты в нем,

     Обманешь свет, лишишь блаженства мать.


     Где лоно невозделанное то,

     Что оттолкнуло б дивный этот плуг?

     Своей могилой хочешь стать за что,

     Любви своей в себе замкнувши круг?


     Ты - зеркало для матери, и ей

     Ее апрель показываешь ты.

     И сам сквозь окна старости своей

     Увидишь вновь своей весны черты.


     Но если ты живешь самим собой,

     Умрешь один - умрет и образ твой.


     Перевод А. Финкеля
IV


     Растратчик милый, расточаешь ты

     Свое наследство в буйстве сумасбродном

     Природа нам не дарит красоты,

     Но в долг дает - свободная свободным.


     Прелестный скряга, ты присвоить рад

     То, что дано тебе для передачи.

     Несчитанный ты укрываешь клад,

     Не становясь от этого богаче.


     Ты заключаешь сделки сам с собой,

     Себя лишая прибылей богатых.

     И в грозный час, назначенный судьбой,

     Какой отчет отдашь в своих растратах?


     С тобою образ будущих времен,

     Невоплощенный, будет погребен.


     Перевод С. Маршака
IV


     Зачем лишь на себя, прекрасный мот,

     Ты красоту расходуешь без счета?

     Не в дар, но в долг Природа нам дает,

     Но только щедрым все ее щедроты.


     Зачем же, скряга дивный, захватил

     Ты выданную для раздачи ссуду?

     О ростовщик! Твоих не хватит сил,

     Чтобы прожить сокровищ этих груду.


     Ведя дела всегда с самим собой,

     Себя лишаешь верного дохода.

     Но о себе ты дашь отчет какой,

     Когда уйти велит тебе Природа?


     Не пущена тобою в оборот,

     Краса твоя без пользы пропадет.


     Перевод А. Финкеля
V


     Украдкой время с тонким мастерством

     Волшебный праздник создает для глаз.

     И то же время в беге круговом

     Уносит все, что радовало нас.


     Часов и дней безудержный поток

     Уводит лето в сумрак зимних дней,

     Где нет листвы, застыл в деревьях сок,

     Земля мертва и белый плащ на ней.


     И только аромат цветущих роз -

     Летучий пленник, запертый в стекле, -

     Напоминает в стужу и мороз

     О том, что лето было на земле.


     Свой прежний блеск утратили цветы,

     Но сохранили душу красоты.


     Перевод С. Маршака
V


     Минуты те же, что произвели

     Прелестный образ, радующий глаз,

     Красу его сметут с лица земли,

     Обезобразят все, ожесточась.


     И время неустанное ведет

     На смену лету дикость злой зимы:

     Листва спадает, вместо соков - лед,

     Краса в снегу, и всюду царство тьмы.


     И если бы не летний свежий дух -

     Текучий узник в ясном хрустале -

     То вся бы красота исчезла вдруг,

     И след ее пропал бы на земле.


     Зимой цветок теряет лишь наряд,

     Но сохраняет душу - аромат.


     Перевод А. Финкеля
VI


     Смотри же, чтобы жесткая рука

     Седой зимы в саду не побывала,

     Пока не соберешь цветов, пока

     Весну не сохранишь на дне фиала.


     Как человек, что драгоценный вклад

     С лихвой обильной получил обратно,

     Себя себе вернуть ты будешь рад

     С законной прибылью десятикратной.


     Ты будешь жить на свете десять раз,

     Десятикратно в детях повторенный,

     И вправе будешь в свой последний час

     Торжествовать над смертью покоренной.


     Ты слишком щедро одарен судьбой,

     Чтоб совершенство умерло с тобой.


     Перевод С. Маршака
VI


     Так не давай зиме, чтобы она

     Твой сок сгубила стужею своею.

     Пока краса твоя еще сильна,

     Какой-нибудь сосуд наполни ею.


     Никто мздоимцем не сочтет тебя,

     Коль с радостью тебе лихву отвесят.

     Ты будешь счастлив, повторив себя,

     И в десять раз - коль их родится десять.


     А эти десять снова создадут

     Твой дивный лик стократно, бесконечно.

     И что же Смерть поделать сможет тут,

     Когда в потомстве жить ты будешь вечно?!


     Не будь строптивым: прелесть пожалей

     И не бери в наследники червей.


     Перевод А. Финкеля
VII


     Пылающую голову рассвет

     Приподымает с ложа своего,

     И все земное шлет ему привет

     Лучистое встречая божество.


     Когда в расцвете сил, в полдневный час,

     Светило смотрит с вышины крутой, -

     С каким восторгом миллионы глаз

     Следят за колесницей золотой.


     Когда же солнце завершает круг

     И катится устало на закат,

     Глаза его поклонников и слуг

     Уже в другую сторону глядят.


     Оставь же сына, юность хороня.

     Он встретит солнце завтрашнего дня!


     Перевод С. Маршака
VII


     Ты посмотри: когда, лаская глаз,

     Встает светило с ложа своего,

     Все на земле поют хвалу в тот час

     Священному величию его.


     Когда ж оно небесной крутизной

     Спешит, как юность зрелая, в зенит,

     То каждый взор, пленен его красой,

     За золотым путем его следит.


     Но в час, когда оно, закончив путь,

     Расставшись с днем, свергается в закат,

     Никто не хочет на него взглянуть,

     И обращен небрежный взор назад.


     И ты, когда тебя не сменит сын,

     Свой полдень пережив, умрешь один.


     Перевод А. Финкеля
VIII


     Ты - музыка, но звукам музыкальным

     Ты внемлешь с непонятною тоской.

     Зачем же любишь то, что так печально,

     Встречаешь муку радостью такой?


     Где тайная причина этой муки?

     Не потому ли грустью ты объят,

     Что стройно согласованные звуки

     Упреком одиночеству звучат?


     Прислушайся, как дружественно струны

     Вступают в строй и голос подают, -

     Как будто мать, отец и отрок юный

     В счастливом единении поют.


     Нам говорит согласье струн в концерте,

     Что одинокий путь подобен смерти.


     Перевод С. Маршака
VIII


     Ты - музыка, но почему уныло

     Ты музыке внимаешь? И зачем

     Ты с радостью встречаешь, что не мило,

     А радостному ты не рад совсем?


     Не потому ли стройных звуков хоры

     Аккордами твой оскорбляют слух,

     Что кротко шлют они тебе укоры

     За то, что ты один поешь за двух.


     Заметь, как дружно, радостно и звонко

     Согласных струн звучит счастливый строй,

     Напоминая мать, отца, ребенка,

     В единой ноте сливших голос свой.


     Тебе поет гармонии поток:

     "Уйдешь в ничто, коль будешь одинок".


     Перевод А. Финкеля
IX


     Должно быть, опасаясь вдовьих слез,

     Ты не связал себя ни с кем любовью.

     Но если б грозный рок тебя унес,

     Весь мир надел бы покрывало вдовье


     В своем ребенке скорбная вдова

     Любимых черт находит отраженье.

     А ты не оставляешь существа,

     В котором свет нашел бы утешенье.


     Богатство, что растрачивает мот,

     Меняя место, в мире остается.

     А красота бесследно промелькнет,

     И молодость, исчезнув, не вернется.


     Кто предает себя же самого -

     Не любит в этом мире никого!


     Перевод С. Маршака
IX


     Не из боязни ль горьких слез вдовы

     Отшельничество избрано тобою?

     Но коль бездетен ты умрешь - увы!

     То станет целый мир твоей вдовою.


     И будет горько плакать он, что ты

     Подобья не оставил никакого,

     Тогда как мужа милого черты

     В чертах своих детей находят вдовы.


     Все то, что расточает в мире мот,

     Меняя место, в мир идет обратно,

     Но красота бесплодная пройдет

     И без толку погибнет безвозвратно.


     Не будет у того любви к другим,

     Кто надругался над собой самим.


     Перевод А. Финкеля
Х


     По совести скажи: кого ты любишь?

     Ты знаешь, любят многие тебя.

     Но так беспечно молодость ты губишь,

     Что ясно всем - живешь ты, не любя.


     Свой лютый враг, не зная сожаленья,

     Ты разрушаешь тайно день за днем

     Великолепный, ждущий обновленья,

     К тебе в наследство перешедший дом.


     Переменись - и я прощу обиду,

     В душе любовь, а не вражду пригрей.

     Будь так же нежен, как прекрасен с виду,

     И стань к себе щедрее и добрей.


     Пусть красота живет не только ныне,

     Но повторит себя в любимом сыне.


     Перевод С. Маршака
Х


     Стыдись, стыдись! Уж слишком беззаботно

     И на себя глядишь ты и на свет.

     Тебя все любят - сам скажу охотно -

     Но никого не любишь ты в ответ.


     К себе проникнут лютою враждою

     Против себя ты козни строишь сам,

     И не хранишь, а собственной рукою

     Ты разрушаешь свой прекрасный храм.


     О, изменись! И изменюсь я тоже.

     Неужто злу пристал такой дворец?

     Душа красой с лицом пусть будет схожа,

     И стань к себе добрее наконец.


     Меня любя, создай другого "я",

     Чтоб вечно в нем жила краса твоя.


     Перевод А. Финкеля
XI


     Как вянуть будешь ты день ото дня, так будешь

     День ото дня цвести ты в отпрыске своем;

     Ту кровь, что в юности отдать себя принудишь,

     Своею назовешь, сам ставши стариком.


     Вот в чем и разум наш, и красота, и сила;

     А вне - безумие, бессилье, вечный мрак:

     Тогда и время бы свой ход остановило,

     И род людской тогда невдолге бы иссяк.


     Кто на земле рожден не для продленья рода,

     Уродлив, груб, суров, - тот гибни без следа;

     Но, видя, как щедра к избранникам природа,

     Дары ее сберечь ты должен навсегда:


     На то в тебе и знак ее печати явлен,

     Чтоб миру в оттисках был подлинник оставлен.


     Перевод В. Лихачева
XI


     Мы вянем быстро - так же, как растем,

     Растем в потомках, в новом урожае.

     Избыток сил в наследнике твоем

     Считай своим, с годами остывая.


     Вот мудрости и красоты закон.

     А без него царили бы на свете

     Безумье, старость до конца времен

     И мир исчез бы в шесть десятилетий.


     Пусть тот, кто жизни и земле не мил -

     Безликий, грубый, - гибнет невозвратно.

     А ты дары такие получил,

     Что возвратить их можешь многократно.


     Ты вырезан искусно, как печать,

     Чтобы векам свой оттиск передать.


     Перевод С. Маршака
XI


     Пусть ты поблекнешь и лишишься сил -

     В своем потомстве расцветешь пышнее.

     Кровь, что в него ты в молодости влил,

     Назвать ты можешь в старости своею.


     И в этом мудрость, прелесть и расцвет.

     Вне этого безумие, дряхленье.

     Весь мир исчез бы в шесть десятков лет,

     Когда бы твоего держался мненья.


     Ненужные для будущих времен,

     Пусть погибают грубые уроды,

     Но ты судьбой столь щедро награжден,

     Что сам не смеешь быть скупей природы.


     Ты вырезан Природой как печать,

     Чтоб в оттисках себя передавать.


     Перевод А. Финкеля
XII


     Звучит ли бой часов и время гонит,

     Иль вянет лепесток за лепестком,

     Гляжу ль, как бодрый день во мраке тонет,

     Как черный локон смешан с серебром, -


     Когда я вижу рощу оголенной, -

     Бывало, в зной, убежище для стад -

     Как зелень лета старец убеленный,

     Скосив стогами, полагает в ряд, -


     Тогда меня всегда вопрос терзает:

     Неужли чудный облик твой умрет,

     Раз красота здесь так же скоро тает,

     Как перед нею новая растет?


     Косы времен не одолеешь ты,

     Не передав потомству красоты.


     Перевод М. Чайковского
XII


     Когда часы мне говорят, что свет

     Потонет скоро в грозной тьме ночной,

     Когда фиалки вянет нежный цвет

     И темный локон блещет сединой,


     Когда листва несется вдоль дорог,

     В полдневный зной хранившая стада,

     И нам кивает с погребальных дрог

     Седых снопов густая борода, -


     Я думаю о красоте твоей,

     О том, что ей придется отцвести,

     Как всем цветам лесов, лугов, полей,

     Где новое готовится расти.


     Но если смерти серп неумолим,

     Оставь потомков, чтобы спорить с ним!


     Перевод С. Маршака
XII


     Когда слежу я мерный ход часов,

     И вижу: день проглочен мерзкой тьмой;

     Когда гляжу на злую смерть цветов,

     На смоль кудрей, сребримых сединой;


     Когда я вижу ветви без листвы,

     Чья сень спасала в летний зной стада,

     Когда сухой щетинистой травы

     С прощальных дрог свисает борода, -


     Тогда грущу я о твоей красе:

     Под гнетом дней ей тоже увядать,

     Коль прелести, цветы, красоты все

     Уходят в смерть, чтоб смене место дать.


     От времени бессильны все щиты,

     И лишь в потомстве сохранишься ты.


     Перевод А. Финкеля
XIII


     Не изменяйся, будь самим собой.

     Ты можешь быть собой, пока живешь.

     Когда же смерть разрушит образ твой,

     Пусть будет кто-то на тебя похож.


     Тебе природой красота дана

     На очень краткий срок, и потому

     Пускай по праву перейдет она

     К наследнику прямому твоему.


     В заботливых руках прекрасный дом

     Не дрогнет перед натиском зимы,

     И никогда не воцарится в нем

     Дыханье смерти, холода и тьмы.


     О, пусть, когда настанет твой конец,

     Звучат слова: "Был у меня отец!"


     Перевод С. Маршака
XIII


     О, если б вечно был ты сам собой!

     Но ведь своим недолго будешь ты...

     Готовься же к кончине, друг родной,

     И передай другим свои черты.


     Твоей красе, лишь данной напрокат,

     Тогда не будет края и конца,

     Когда твои потомки воплотят

     В себе черты прекрасного лица.


     Да кто ж позволит дому рухнуть вдруг,

     Его не охранив страдой своей

     От ярости нещадных бурных вьюг,

     Сурового дыханья зимних дней?!


     Ты знал отца. Подумай же о том,

     Чтоб кто-то мог тебя назвать отцом.


     Перевод А. Финкеля
XIV


     Я не по звездам о судьбе гадаю,

     И астрономия не скажет мне,

     Какие звезды в небе к урожаю,

     К чуме, пожару, голоду, войне.


     Не знаю я, ненастье иль погоду

     Сулит зимой и летом календарь,

     И не могу судить по небосводу,

     Какой счастливей будет государь.


     Но вижу я в твоих глазах предвестье,

     По неизменным звездам узнаю,

     Что правда с красотой пребудут вместе,

     Когда продлишь в потомках жизнь свою.


     А если нет - под гробовой плитою

     Исчезнет правда вместе с красотою.


     Перевод С. Маршака
XIV


     Я не по звездам мыслю и сужу;

     Хотя я астрономию и знаю,

     Ни счастья, ни беды не предскажу,

     Ни засухи, ни язв, ни урожая.


     И не могу вести я счет дождям,

     Громам, ветрам, сулить счастливый жребий,

     Предсказывать удачу королям,

     Вычитывая предвещанья в небе.


     Все знания мои в твоих глазах,

     Из этих звезд я черпаю сужденье,

     Что живы Правда с Красотой в веках,

     Коль ты им дашь в потомстве продолженье.


     Иначе будет час последний твой

     Последним часом Правды с Красотой.


     Перевод А. Финкеля
XV


     Когда подумаю, что миг единый

     От увяданья отделяет рост,

     Что этот мир - подмостки, где картины

     Сменяются под волхвованье звезд,


     Что нас, как всходы нежные растений,

     Растят и губят те же небеса,

     Что смолоду в нас бродит сок весенний,

     Но вянет наша сила и краса, -


     О, как я дорожу твоей весною,

     Твоей прекрасной юностью в цвету.

     А время на тебя идет войною

     И день твой ясный гонит в темноту.


     Но пусть мой стих, как острый нож садовый,

     Твой век возобновит прививкой новой.


     Перевод С. Маршака
XV


     Когда я постигаю, что живет

     Прекрасное не более мгновенья,

     Что лишь подмостки пышный этот взлет

     И он подвластен дальних звезд внушенью;


     Когда я вижу: люди, как цветы,

     Растут, цветут, кичася юной силой,

     Затем спадают с этой высоты,

     И даже память их взята могилой, -


     Тогда к тебе свой обращаю взор -

     Хоть молод ты, но вижу я воочью,

     Как Смерть и Время пишут договор,

     Чтоб ясный день твой сделать мрачной


     Но с Временем борясь, моя любовь

     Тебе, мой милый, прививает новь.


     Перевод А. Финкеля
XVI


     Но если время нам грозит осадой,

     То почему в расцвете сил своих

     Не защитишь ты молодость оградой

     Надежнее, чем мой бесплодный стих?


     Вершины ты достиг пути земного,

     И столько юных, девственных сердец

     Твой нежный облик повторить готовы,

     Как не повторит кисть или резец.


     Так жизнь исправит все, что изувечит.

     И если ты любви себя отдашь,

     Она тебя верней увековечит,

    

... ... ...
Продолжение "Сонеты (в различных переводах)" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Сонеты (в различных переводах)
показать все


Анекдот 
Угощали Обаму Путин с Медведевым в русском стиле: на столе стоял самовар, а в самоваре по исконно русской традиции была водка... Как удивится потом американский президент, узнав, что он поподписывал в Москве!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100