Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Копсова, Наталья - Копсова - Русская жена

Проза и поэзия >> Проза 90-х годов >> Копсова, Наталья
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Наталья Копсова. Русская жена

---------------------------------------------------------------

© Copyright Наталья Копсова

Email: nataliakopsov@askerskolen.no

WWW: http://www.skazka.no/kopsov/rw/

Date: 22 Aug 2003

---------------------------------------------------------------



     повесть
Часть первая Ольга в Норвегии
Пролог

     Незнакомой формы ладья показалась на изломе реки. Босоногие дети испуганно бросились к избам. Хватая топоры и вилы и торопливо одеваясь на ходу, к берегу побежали мужики. От последнего слаженного усилия гребцов ладья врезалась в песок берега. С корабля прямо в воду спрыгнуло несколько необычно рослых мужчин с белокурыми длинными волосами. Не обращая внимания на настороженных жителей, прекрасные собой пришельцы, одетые в рубахи с одним рукавом и покрытые звериными шкурами, начали разбивать лагерь. Посреди лагеря они вбили три деревянных столба со странной резьбой и лицами неизвестных свирепых богов. Вокруг развели костры. Последними на берег привезли трех юных испуганных девушек.

     После молитвы и жертвоприношения собак начался пир. Красавицам-рабыням доставались лишь остатки еды. А еще им предстоял долгий-долгий путь в далекие, неведомые варяжские земли. Глава первая

     Ольга вошла в класс, немного опоздав, и сразу привлекла всеобщее внимание своей необычной для Норвегии внешностью и одеждой.

     Она была необыкновенно хорошо сложена: миниатюрная смуглая брюнетка с выразительными черными очами с поволокой. "Хороша как персик", - даже сказал по-английски наш учитель норвежского. Одежда ее являла собой местный феномен: изумрудное платье-мини с вырезом на животе, плечах и спине, декорированное металлическими посеребренными кольцами, звенящими от ее живых, но вместе с тем плавных движений.

     В Скандинавии великое множество сказочно красивых людей, наверно, сколько и в Голливуде. Правда, большинство из них абсолютно однотипны: очень высокие, длинноногие и широкоплечии с великолепными золото-платиновыми густейшими волосами и большими голубыми или серо-голубыми глазами. В принципе норвежские мужчины полностью соответствуют имиджу каких-то романтических викингов из американских фильмов: диких покорителей запредельных морских просторов; прекрасных собой, но суровых и беспощадных пиратов. Женщины, на мой взгляд, страдают некоторым недостатком женственности. Поскольку все здесь очень любят спорт на природе: лыжи, велосипед, греблю, плавание и альпинизм, а девочки со школы тренируются наравне с мальчишками без поблажек, то и норвежские красавицы могут иметь такие могучие плечи и такие мускулистые, мощные ноги, что при их росте даже перестают напоминать живых существ - ожившие бело-мраморные скульптуры. Этому еще способствуют свойственные всей нации немногословность, иногда переходящая в замкнутость; некая прохладность в характере, иногда перерастающая в отчужденность и любовь к одиночеству. А может, сама эпическая природа Норвегии: ее причудливых очертаний скалы в виде кругленьких ягнят на юге и свирепых, вздыбленных драконов на севере; стремительные и мощные водопады, искрящиеся миллионами бриллиантовых брызг; серебристо-розовые облака внизу под ногами; отражения снежных вершин в зеленых горных озерах; ярко-бирюзового цвета ледники и теплое голубое море творят таких мужчин и женщин, больше напоминающих гордых бессмертных небожителей, чем реально живущих на этой земле. И еще "все в том острове богаты; изб нет, одни палаты". Экономический бум в неразвитой до того Норвегии начался в 60-х годах, когда корпорация "Филлипс" обнаружила нефть в Северном море. Конечно, Норвегия не хотела бы иметь имидж каких-нибудь Арабских Эмиратов, но на четыре миллиона человек "нефтедолларов" хватает с избытком, и реальный социализм под лозунгом "от каждого по способностям, каждому - чтобы безбедно жил" - имеет место. Здесь трудно встретить нищих, но зато часто попадаются "play boys" ("плэй бойз") наоборот - не миллионеры и даже не то чтобы денежные, совсем нет. Но не работающие и не собирающиеся в ближайшее время, а живущие в принципе не так уж плохо на социальные государственные пособия. А поскольку социализм, то и очень богатых норвежцев встретить трудно. Хотя, наверное, они просто маскируются под модное "как все", а может, только очень уважаемые в Норвегии король и королева являются богачами и только-то. Да нет, вряд ли такое.

     Так вот Ольга никогда не носила любимых норвежками и очень им идущих просторных сарафанов до полу в крупных ярких цветах, широченных полосатых и немножко "слоновьих" брюк или свободных кольчугообразных свитеров и безрукавок. Она предпочитала надевать вызывающие обалденные мужские взгляды мини-юбки с разрезами, блестящие кофты с декольте и прозрачные платья с колеблющимся бисером на них.

     С 15 августа возобновились занятия в школах, и нам, хотя и взрослым, тоже пришлось идти вечером того же дня на первый в этом учебном году урок норвежского. Наша группа состояла из двух англичан, трех американок, двух девушек из Венесуэлы, трех студентов из Сьерра-Леоне, Нигерии и Бразилии, четырех беременных, причем почти на одном и том же месяце вьетнамок и двух русских - Ольги и меня.

     Новые одноклассники были людьми разных возрастов: Роджер - 43 года, видимо, самый старший; Ольга - самая молодая, двадцатитрехлетняя. Меня сильно удивило, честно говоря, что Бьерн, учитель, первым делом стал расспрашивать всех, даже женщин, об их возрасте и годе рождения, переводил с английского на норвежский и просил вслух повторить. Видимо, сам учитель сильно гордился, что в свои пятьдесят выглядит примерно на тридцать пять, и в жизни не дать ему больше. Через полтора часа первый урок закончился, и мы с общительной веселой Оленькой через две минуты расцеловались, как лучшие подруги, и решили пойти в кафе, рассказать за чашечкой кофе друг другу о себе. Как назло (Ольга-Ольга, кокетство до добра не доводит), оба англичанина - Брайан и Роджер увязались за нами. Придется теперь вымучивать разговор на чужом языке вместо родной сладкой речи-реченьки. К моему удивлению, хотя Ольга совсем плохо говорила по-английски, а оба джентльмена - по-норвежски, она успевала и с ними перекидываться задорно-зажигательной комбинацией двух языков, мимики и жестов и мне рассказывать про свою жизнь, судьбу и бабью долю по-русски.

     Оля вышла замуж за норвежца три месяца назад, а до этого жила в Архангельске. Это был ее второй брак. Первый муж моей новой подруги работал радистом на судне, и однажды, не предупреждая заранее родных, он не вернулся после рейса в Аргентину, а остался там. Два года о нем не было ни слуха, ни духа, и только перед самым отъездом Ольги в Норвегию она получила письмо, где ее пропавший без вести супруг сообщал, что он благополучно перебрался в Штаты и ждет легализации, после чего намерен пригласить к себе жену и сына для проживания. Несмотря на молодость, Оля имела пятилетнего Борю, чему я была очень рада. Будет хоть один русскоязычный друг для моего Сережки.

     Своего Гунара она встретила в архангельском клубе знакомств. До этого Ольга полгода платила немалые членские взносы за посещения и учила язык, но все было не то. Процедура знакомств была примерно такой. Иностранцам, изъявившим желание поучаствовать в охоте за русской женой, высылались видеокассеты потенциальных невест. В желающих недостатка не было, ведь Россия издревле славится своими женственными, ласковыми, нежными, домовитыми, образованными - список можно продолжать до бесконечности - женщинами. Ни одичавшие физии иных наших политиков, ни страшные статьи о мафии, ни бесконечные жалобы русских на русскую бесхозяйственность, неразбериху, преступность и пьянство, ни жестокие бессмысленные войны не в состоянии поколебать сложившихся имиджей: как Париж - город любви, так Россия - страна невест. Иностранные женихи выбирают нескольких понравившихся кандидаток и затем собираются вылетать в Россию - смотреть их живьем. Девушкам сообщают, кем они выбраны, и показывают фотографии претендентов. Если они согласны на встречу, ими готовится для гостей культурно-развлекательная программа с песнями, танцами и музыкой. Конечно, на этом этапе не обходится без взяток юристу Вере Павловне - организатору клуба - за хорошего жениха (а то и не сообщит) и за хорошую невесту (скажет, что уже вышла замуж). Гунара встретили, как султана. Для него и его друга Пера девять девушек плясали "цыганочку" с выходом и пели "Очи черные" три вечера подряд. После чего Гунар выбрал Ольгу: в первый вечер она, как профессиональная учительница музыки, выступала только в качестве аккомпаниатора; во второй - не участвовала в концерте, не ее была очередь; а в третий вечер иностранец был сражен "восточным танцем Шахерезады". Он, правда, не понял насчет Шахерезады и решил, что это тоже танец в русском национальном стиле. В общем - любовь с первого взгляда.

     Олю поначалу удивляла профессия мужа - дровосек. Что-то древнее, но вместе с тем и сказочное из "Золушки", думалось ей. Гунар объяснял, что его родной Рисор - маленький город на юге Норвегии и большинство домов - деревянные и отапливаются зимой дровами. Он тоже любил музыку, умел играть на рояле, неплохо пел и даже имел дома по наследству "Стенвей". Еще он увлекался коллекционированием марок. Внезапно Оленька профессиональным жестом фокусника пододвинула мне свой бокал с вином, обменяв его на пустую чашку из-под кофе, а полную пепельницу переставила некурящему Брайану.

     Подошедший к нам Гунар оказался среднего для норвежца роста, худощавым белобрысым мужчиной в веснушках, но молодым и симпатичным. Жена попросила у него разрешения еще чуть-чуть задержаться, объясняя, что встретила соотечественницу. Он неохотно согласился еще на пять минут, присел за наш стол, и англичане о чем-то его спросили. Оля объяснила, что муж религиозен и не доволен, когда курят и пьют вино. Да к тому же в Норвегии на это Госмонополия со значительными наценками. Зато, пожаловалась она, даже когда в доме туго с деньгами, всегда после молитвы оставляет церкви значительную для семьи сумму и удивляется недоумению и недовольству жены: "Ведь это же Богу!".

     Тут они почти одновременно встали, быстро попрощались и уехали. "А строгий папашка у славной малышки", - заметил острый на язычок Роджер. Глава вторая

     День был еще по-летнему жаркий, хорошо бы на пляж, но продукты дома кончились, и пришлось, подхватив своих деток двух с половиной и пяти лет, идти в магазин. На набережной перед входом в торговый центр еще толпились беззаботные туристы, и везде на площади были расставлены столы и тележки с товарами навалом и кронштейны с одеждой моды уходящего лета. Была большая распродажа. Норвежский народ бойко расхватывал уцененных фаянсовых уточек, свинок и кошечек, точь-в-точь таких, какими торговал Балбес Юрия Никулина в кинофильме "Операция Ы" (то есть явный китч). Я посмеялась над этим и стала спрашивать у фермера в палатке цены на овощи и фрукты. Ответов совершенно не поняла, и он, заметив мое замешательство, предложил перейти на английский или немецкий языки. Все в Норвегии, в отличие, например, от Франции и, может, только кроме очень пожилых людей, обычно свободно говорят на этих двух языках. Не потому ли, что телевидение и фильмы транслируют без дубляжа, а с субтитрами.

     Вдруг кто-то сзади закрыл мои глаза ладонями, и по мягкости рук я сразу догадалась, кто. Оля с сынишкой тоже выбралась в город за покупками. Мои детишки очень обрадовались Бореньке, кто единственный из знакомых детей тоже мог говорить по-русски. Все вместе мы решили зайти в кафе на втором этаже торгового центра. В этом кафе можно было расслабиться и с детьми, так как в наличии имелся детский игральный городок, а кроме того, вторую чашку кофе наливали бесплатно. Мы с Олей купили детям пирожных и соков, а себе заказали кофе.

     - Слава Богу, что хоть тебя встретила, - быстро и нервно заговорила Ольга. - А то осточертели мне эти норвежцы. Приезжали вчера в гости мои родственнички - мать, три брата и сестра Гунара с мужем. Разговаривают быстро-быстро, ничего не понять. Я пыталась попросить их говорить помедленнее, но они отказались. Сказали, у меня тогда стимула не будет быстрее учить их норвежский. Я им наготовила, ты знаешь, как надо по-русски. Уставила весь стол закусками. Жаркое сделала, и супчик сварила, и еще три торта испекла. Так что ты думаешь! Они, конечно, все смели до крошечки, и мужики хвалили, особенно муж сестры. Но когда ушли, мой-то и сказал мне, что его мамаша и сестрица предсказывают: с такой расточительной хозяйкой он скоро по миру пойдет. Такой вот перевод устроила хорошим продуктам. Я-то старалась как лучше, чтоб им понравилось. Даже плакала. Ну ничего, теперь стану, как его матушка. На свой день рождения она на всю ораву соизволила один тортик сотворить, крохотный такой, и еще каждому по бутерброду. И все. Ты бы видела, как она этот тортик делила на микроскопические дольки. Я ей сдуру тогда сказала: "Позвонили бы мне. Я бы вам еще один испекла и с собой привезла бы!". Ты бы видела, как она на меня посмотрела, а все смиренную монахиню из себя корчит. В конце всех спросила: "Все ли было хорошо?". "Все было хорошо", - они хором ей ответили, как один. И сынок ее, муженек мой, талдычит все время о церкви и об экономии. Каждый раз, как прошу денег, начинает свою песню: "Тебе срочно нужно найти работу. Нам деньги нужны, а тебе - повышение социального статуса". Мало ему, что ко мне на музыку еженедельно пять учеников ходят. Самое противное, на куртки хорошие мне и Борьке жмется, а вчера опять в церкви 300 крон оставил. А в их церквах даже икон нет, чего и ходить туда - как они с Богом-то общаются?.. Молимся ведь перед каждой едой, и каждое воскресенье он водит Бореньку в Воскресную Божью школу. Тут он мне рассказывает про Борьку: всех детей священник стал спрашивать: "О чем они Бога просят, когда молятся?" Один мальчишечка даже сказал: "О счастье для Норвегии". Представляешь, это в шесть-то лет. Его хвалили. Дошла очередь до Бори: "О здоровье", - отвечает мой сынок. "Очень хорошо, молодец. А о чьем же здоровье ты больше всего молишься?" "О здоровье... Дональда-Дака". Все вокруг так и покатились со смеху, даже прист (поп). Только Гунар один недоволен!

     Наши детишки, Боря, Сережа и Маша, весело смеясь, бегали между столиками. Боренька что-то такое рассказывал посетителям кафе, отчего повсюду раздавались взрывы хохота, и малыши получали награду в виде конфет и пирожных. Потом они затихли и стали играть у лестницы при входе...

     Ольга курила одну сигарету за другой и действительно выглядела расстроенной. Но через несколько минут она успокоилась, повеселела, подкрасила свои чуть выпяченные полноватые губки ярко-малиновой помадой, на все махнула рукой и... заказала бокал вина. Она выплеснула из себя отрицательные эмоции, как море выплескивает на берег обреченных медуз. Тут к нам подошла аккуратная старушка и что-то стала требовать, на что Оля, отвечая, слегка пренебрежительно пожимала плечами.

     - Что она хотела-то? - спросила я после того, как бабуля ретировалась.

     - Да ерунду всякую! Говорила, что пройти не может. - Ольга ненароком выкладывала на щеке завиток Кармен.

     - Куда, к нам за стол? - изумилась я. - Что ей столов вокруг мало!

     - Да не обращай внимания. Ты знаешь, я, как приехала, грандиозный ремонт в доме сделала. Одна, никто не помогал; да я и не люблю когда кто-то вмешивается. Хочу, чтобы все по-моему... Дом-то Гунар купил старый, больше 50 лет, зато теперь - как конфетка. Я и снаружи его покрасила беленьким. Приходи в гости с детишками, я договорюсь с Гунаром, чтобы завез перед работой. А то на наш хутор без машины не добраться, четыре километра топать до ближайшей автобусной остановки. Здесь жизнь не очень-то на таких "безлошадных" рассчитана, как мы с тобой. Без машины - никуда.

     - Ты недавно из России. Как там сейчас, расскажи?

     - Да все как всегда! Бред и нервотрепка! Все какое-то бесцветное, никчемное, задерганное и задрипанное, но зато быстро меняющееся, как немое черно-белое кино по сравнению с современным. Но, ты знаешь, там было что-то тепленькое для души, а тут, с этими норвежцами, скоро совсем закоченею. Родители наготовили мне "приданого", весь наш автомобиль забили до отказа. Отец, штурманом работает, подарил столько зелененьких, что у Гунара глаза были - как блюдца. Мама - врач-терапевт, но сейчас приходится крутиться, так что она приторговывает на рынке. Шить шубы вот научилась. Так и живут. А вот смешная была история прямо в день отъезда. Устала я и со свадьбой, и со сборами. Всю ночь перед отъездом с мамой не спали, плакали. А утром, как у нас водится, стол опять ломился и родственников в доме полно. Так вот, только сели за стол прощаться - звонок в дверь. Мама мне кричит: "Это к тебе!" Я вышла и вижу трех незнакомых девиц в коридоре. Одну-то я раньше встречала - живет в соседнем подъезде, но никогда с ней не общалась. А две другие с ней пришли. И что ты думаешь? Они пришли меня просить, чтобы я их в Норвегию за свой счет на месяц свозила. Женихов найти. Говорят мне: "Ты теперь миллионерша, чего тебе стоит!" "А мы, - рассказывают, - как только выйдем замуж, так мужья с тобой за все и расплатятся". Я им отвечаю: "Девчонки, вы что? У меня муж - дровосек. На дом взял заем в банке на 35 лет, даже на поездку в Архангельск у своей матери занял". Не верят. Конечно, любой нищий иностранец в России корчит из себя короля и голову девкам морочит фотографиями. Где ему еще-то покрасоваться, они за этим в Россию и едут. В Архангельске полно таких. Правда, Пер этот, дружок Гунара, хорошо обеспечен. Он владелец бензоколонок здесь, в Рисоре, но я его терпеть не могу. Такой противный котяра. Это его была инициатива ехать в Россию за бабой. Он перегулял, не поверишь, с таким количеством наших девок, а так ни одну и не выбрал в жены. Говорил, все они запросто в постель ложатся - русские проститутки. А я их знаю, никакие они не гулящие, а скорее наоборот: работа - дом - ребенок. Вот и вся жизнь. Они же просто хотели замуж выйти, он ведь очень интересный внешне мужик, и вырваться из этой тягомотины. Не хочу, чтобы мой Гунар продолжал дружить с таким. Пер своими гулянками и на весь Рисор прославился: и курит, и выпьет, если надо. Я муженька-то своего сильно верующего спросила, и как это он при своей религиозности может иметь такого дружка. Не противно ли это Богу... А он мне ответил, что хочу разбить старую, со школы, мужскую дружбу. Да плевала я на это! Черт с ним, с Пером! На чем я остановилась?

     - Что девушки тебе все равно не поверили.

     - Ага. Тогда говорю: "Девчонки, а языки знаете?" "Нет, - отвечают, - не знаем, но для нас это не проблема. Ты только в Норвегию пригласи..."

     - Им, наверное, лет по семнадцать. Совсем молоденькие и наивные, - предположила я. - За границей даже профессиональные переводчицы по нескольку лет работают, прежде чем замуж выйдут. Везде не просто найти такого, чтобы нравился и взаимно. Семью на скорую руку не создашь.

     - Им всем под тридцать было, как тебе, родная. И каждая - разведенка с ребенком.

     На этих словах наш разговор прервала официантка, которая начала нам выговаривать какие-то замечания недовольным тоном.

     - Пойдем отсюда. Здесь сегодня все не в духе. - Потянула меня за руку Ольга, и мы, расплатившись и подозвав детей, спустились вниз.

     - Что же они все-таки хотели от нас? - недоумевающая и заинтригованная спросила я.

     - Да понимаешь, детишки ко всем подбегали, и Борька им говорил: "Гони деньгу, а то застрелим. Мы из русской мафии". Только бабулька эта, божий одуванчик, была недовольна и официантке пожаловалась. Да это все после видеофильмов, Боренька их насмотрелся. Смотри, смотри, какая прелесть! - Мы остановились у витрины ювелирного магазина. - Обожаю скандинавский дизайн. Кольцо и серьги: оникс в серебре. Но мой вечно ноет, что денег нет. - Оля вздохнула, и мы пошли дальше. - Ладно, приезжай в гости. Мы из Архангельска полно икры притащили - угощу. Ты знаешь, у нас с ним такая иногда любовь. Когда у меня хорошее настроение, ставлю восточную музыку, я ее обожаю, беру банку икры и танцую, и раздеваюсь и раздеваю, и мажу его и себя. Я вообще считаю, что к каждой русской бабе, выходящей за иностранца, государству надо бесплатно прилагать три банки икры, потому как "баба с возу, кобыле легче". Потом с мужем идем в ванную, я такую отделала шикарную ванную, а потом - массаж. Гунар говорит, что в икре он чувствует себя миллионером. Ты тоже попробуй со своим.

     Я подумала, что Ольга, по всей видимости, горячая поклонница видео и идею мазанья икрой явно подцепила в эротических сценах "9 1/2 недель" со знаменитой Ким Бессинжер.

     - Обязательно попробую. Отличная мысль. Слушай, Оль, попаси чуть-чуть моих деток. Мне надо в один магазин сбегать, а то забыла, - попросила я.

     В том самом ювелирном я заказала оформить как подарок серебряные кольцо и сережки. Продавщица все уложила в бархатную коробку и обернула в блестящую обертку, приклеив сверкающий бант в виде розы. Выходит очень красиво, и услуга эта в Норвегии бесплатная. Честно говоря, я обертки такие обожаю. Когда разворачиваешь, чувствуешь себя... ну принцессой по меньшей мере. Потом я вернулась к Оле: "Это тебе от меня!"

     - Ой, да ты прямо как любовник. Спасибо огромное, но ты с ума сошла. Такие подарки не принято здесь делать. Ладно, я тоже для тебя что-нибудь придумаю. Гунару покажу и скажу: вот, мол, как русские подруги-то дарят. Какие в России люди и традиции...

     - Я так безумно рада, что встретила тебя здесь. Я уже забыла, что существуют другие разговоры, кроме вежливых и ни о чем, - искренне расцеловала я Оленьку.

     - Спасибо, Наташенька. Ой, мне бежать пора. Гунар ждет на автостоянке. Но мы увидимся скоро и еще поболтаем. Я тебе позвоню.

     При этих словах Оленька торопливо схватила сынишку за руку и, грациозно покачиваясь на высоких каблуках, побежала к стеклянным дверям выхода. Я получила возможность наблюдать, как она радостно-пылко бросилась на шею своему Гунару, ожидающему их у машины, и они со вкусом, как новобрачные в медовый месяц, расцеловались. Глава третья

     Утром до работы Гунар заехал за нами, чтобы везти к Оленьке в гости. "Гунар-Хельвиг", - представился он. "Сергей Игоревич", - ответил с достоинством мой пятилетний сын, услыхав двойное имя.

     Оля встретила нас в красном бархатном, расшитом золотыми узорами платье с открытыми плечами, но опять казалась расстроенной.

     - Понимаешь, - начала она чуть ли не плача. - Вчера опять сцепились. Я хотела обед праздничный для вас приготовить, а он сказал, что обойдетесь "хот-догами" и мороженым. Ну что это такое. Просто стыд!

     - Да не волнуйся так. Какая разница, что мы - голодные что ли...

     - Правда? А то я очень переживала; боялась, что обидешься. Ну ладно с этим... Представляешь - просыпаюсь, а на тумбочке открытая Библия и красным карандашом подчеркнуто, какая должна быть жена: вставать до рассвета, овец стричь, пряжу прясть и половину отдавать нищим, спать ложиться после полуночи. Просто замотал он меня молитвами и церковью. Про тебя спрашивал: крещеная или нет. Еще знаешь, чего удумал. Теперь будем каждый месяц 500 крон отдавать в какую-то церковную общину, где они будут их посылать русским детям. Я уж и так, и этак ему объясняла, что вся посылаемая нам гуманитарная помощь оказывалась у спекулянтов, а не у детей, и те ее продавали втридорога. "На все, - Гунар мне ответил, - есть Божья воля". Лучше не будем больше об этом, одно расстройство. Пойдем, я тебе дом и все покажу.

     Из правых окошек ее мало чем примечательного для Норвегии дома открывался чудесный вид на превеселенький лужок с картинки из детских книжек с синеющим вдали, таинственно-влекущим лесом. Но в Норвегии мало кто обращает на такое внимание, потому что здесь пейзаж без моря не имеет никакой ценности. С левой стороны можно было видеть два аккуратных одинаково-стандартных домика, расположившихся на разных уровнях взорванной скалы.

     Я вспомнила свой первый приезд в Рисор, когда такие же беленькие домишки на террасах из темно-серых камней отчаянно напоминали умиротворяющие декорации к диснеевскому "Пиноккио" ("Буратино"). Настолько сказочным казался ландшафт, что я целую неделю чувствовала непреодолимое желание касаться камней и досок, чтобы ощущать реальность мира, в котором оказалась. Днем и ночью горели в Рисоре всевозможных форм лампочки и фонарики, отражаясь в водах залива и создавая, по словам моего Сережки, "лунные дорожки, по которым ходят волшебники". Это чудесно украшало вид вечернего городка, делая его романтичным и уютным. Электричество в Норвегии дешевое, и его не экономят. Вблизи же большинство домов не представляло ничего выдающегося в архитектурном плане, и я с сожалением вспоминала разваливающиеся русские избы и старые городские дома с их арочными входами, резными наличниками и козырьками, необычных округлых форм оконными проемами.

     Интерьер Ольгиного дома был выполнен в каком-то турецко-индийском стиле. Даже в холле при входе стоял огромный керамический слон - подарок Ольге от Гунара. Обои в комнатах, на мой вкус, были темноваты, но зато пестрели золотистыми и серебристыми цветами, птицами и арабской вязью. В центральной гостиной одну из стен целиком украшал фотообойный пейзаж с пальмами и видом на море, и там же всюду были расставлены и развешаны горшки с цветами и мини-деревьями. Еще Ольга любила всякую живность и в доме завела аквариум, попугая, канареек и кота.

     После осмотра недвижимости подруга решила устроить для меня показ мод под музыку. Танцуя, она продемонстрировала свои пять разноцветных вечерних платьев с точно подобранной к каждому парой туфель, два невероятно роскошных шелковых костюма; целую кучу вышитых полупрозрачных блузок и всевозможных фасонов юбки, но с неизбежными разрезами либо сбоку, либо сзади. Не прерывая своего, на удивление профессионального танца, Оленька принесла шкатулку с украшениями и попросила меня закрыть глаза. Так она надела на меня длиннющее ожерелье из речного жемчуга, янтарные в серебре серьги и кубачинское черненое кольцо. И я, ощутив блаженный трепет во всем теле от расслабляющих касаний ее музыкальных пальчиков, наконец-то поняла: эта юная женщина всеми силами старалась сотворить в равнодушной ко всему Скандинавии новую сказку из "1001 ночи", и мне случайно посчастливилось приобщиться к ее восточным таинствам и сладостной неге.

     Только я хотела поблагодарить, действительно от всего сердца, затрезвонил телефон. Ольга сначала напряженно слушала, потом резко сказала по-русски: "Ну-ка позови его. Я на него, подлеца, в полицию заявлю в конце концов!" Уже на норвежском она заговорила ласково и вкрадчиво, хотя упомянула и про полицию. Конечно, это меня заинтриговало, и случай, действительно, оказался редкостным. Через тот же самый, что и Оленька, клуб знакомств тридцатидвухлетняя Светлана, популярный в Архангельске врач-гинеколог, познакомилась с пятидесятилетним профессором химии из Тромсе. Еще в России, прежде чем ехать в гости к понравившемуся ей норвежцу, зеленоглазая красавица брюнетка (последнее качество особенно ценится в Норвегии) поставила условие, что, хотя он и оплачивает ее проезд и десятидневное проживание в своей стране, последнее слово она оставляет за собой. Профессор, казалось, не возражал, и многообещающее путешествие началось. Но в родных пенатах мужчину будто бы подменили. Кульминацией явился ответ на Светланин вопрос: "А где я буду спать?" - когда профессор не подлежащим возражению жестом указал на свою кровать. Гордая Света предпочла заночевать на старом сундуке без одеяла и подушки, а наутро потребовала отвезти ее немедленно в аэропорт. Но, к несчастью, норвежский химик оказался уже настолько "втресканным" в русского врача-гинеколога, что заявил следующее: обратный билет уже разорван в мелкие клочки, Светлана навек принадлежит "академику", попасть обратно в родной Архангельск ей будет потрудней, чем в рай Господний.

     Уезжая на работу, заморский "жених" начал запирать женщину в огромном, пустом, одиноко стоящем доме. Светлана оказалась в чужой стране с чужим языком и поначалу даже стеснялась брать еду из чужого холодильника. Телефон "академик" не отключал, но так как самой что-либо понять в телефонном справочнике женщине оказалось не под силу, последняя надежда оставалась на подругу Ольгу.

    

... ... ...
Продолжение "Русская жена" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Русская жена
показать все


Анекдот 
Идет нарк по Лувру, видит портрет Джоконды. Минуту всматривается, другую... и с завистью в голосе выносит вердикт:
- Мягко бабу торкнуло.
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100