Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Пильняк, Борис - Пильняк - Повесть непогашенной луны

Проза и поэзия >> Русская довоенная литература >> Пильняк, Борис
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Борис Пильняк. Повесть непогашенной луны

---------------------------------------------------------------

OCR: Александр Белоусенко, http://belousenkolib.narod.ru/

---------------------------------------------------------------

ПРЕДИСЛОВИЕ


     Фабула этого рассказа наталкивает на мысль, что поводом к написанию его и материалом послужила смерть М. Ф. Фрунзе. Лично я Фрунзе почти не знал, едва был знаком с ним, видев его раза два. Действительных подробностей его смерти я не знаю,- и они для меня не очень существенны, ибо целью моего рассказа никак не являлся репортаж о смерти наркомвоена.- Все это я нахожу необходимым сообщить читателю, чтобы читатель не искал в нем подлинных фактов и живых лиц.

     Бор. Пильняк

     Москва 28 янв. 1926 г.


     Воронскому*, дружески
ГЛАВА ПЕРВАЯ


     На рассвете над городом гудели заводские гудки. В переулках тащилась серая муть туманов, ночи, измороси; растворялась в рассвете,- указывала, что рассвет будет невеселый, серый, изморосный. Гудки гудели долго, медленно,- один, два, три, много - сливались в серый над городом вой: это, в этот притихший перед рассветом час, гудели заводы,- но с окраин долетали визгливые, бередящие свисты паровозов, идущих и уходящих поездов,- и было совершенно понятно, что этими гудами воет город, городская душа, залапанная ныне туманной мутью. В этот час в типографиях редакций ротационки выбрасывали последние оттиски газет, и вскоре - со дворов экспедиций - по улицам рассыпались мальчишки с газетными кипами; один-другой из них на пустых перекрестках выкрикивал, прочищая глотку, так, как будет кричать весь день:

     - Революция в Китае! К приезду командарма Гаврилова! Болезнь командарма!


     * А.. К. Воронский - член ВЦИКа, известный критик-марксист. (Прим. ред.)


     В этот час к вокзалу, куда приходят поезда с юга, пришел поезд. Это был экстренный поезд, в конце его сизо поблескивал синий салон-вагон, безмолвный, с часовыми на подножках, с опущенными портьерами за зеркальными стеклами окон. Поезд пришел из черной ночи, от полей, промотавших, роскошествуя, лето на зиму, ограбленных летом для того, чтобы стариться снегом. Поезд вполз под крышу вокзала медленно, не шумно, стал на запасный путь. На перроне было пустынно. У дверей, должно быть, случайно, стояли усиленные наряды милиции с зелеными нашивками. Трое военных, с ромбами на рукавах, пришли к салон-вагону. Люди там обменялись честями,- эти трое постояли у подножки, часовой шептал что-то внутри вагона,- тогда эти трое поднялись по ступенькам и скрылись за портьерами. В вагоне вспыхнул электрический свет. Два военных монтера закопошились у вагона и под крышей вокзала проводили телефонные провода в вагон. Еще подошел человек к вагону, в демисезонном стареньком пальто и - не по сезону - в меховой шапке-ушанке. Этот человек никакой чести не отдавал, и ему не отдали чести, он сказал:

     - Скажите Николаю Ивановичу, что пришел Попов.

     Красноармеец посмотрел медленно, осмотрел Попова, проверил его несвежие башмаки и медленно ответил:

     - Товарищ командарм еще не вставали.

     Попов дружески улыбнулся красноармейцу, почему-то перешел на ты, сказал дружески:

     - Ну, ты, братишка, ступай, ступай, скажи ему, что пришел, дескать, Попов.

     Красноармеец пошел, вернулся. Тогда Попов полез в вагон. В салоне, потому что опущены были занавеси и горело электричество, застряла ночь. В салоне, потому что поезд пришел с юга, застрял этот юг: пахло гранатами, апельсинами, грушами, хорошим вином, хорошим табаком,- пахло хорошим благословением полуденных стран. На столе около настольной лампы лежала раскрытая книга и около нее тарелка с недоеденной манной кашей,- за кашей - расстегнутый кобур кольта, с ременным шнурком, легшим змейкой. На другом конце стояли раскупоренные бутылки. Трое военных, с ромбами на рукавах, сидели в стороне от стола в кожаных креслах вдоль стены, сидели очень скромно, навытяжку,- безмолвствовали, с портфелями в руках. Попов пролез за стол, снял пальто и шапку, положил их рядом с собой, взял раскрытую книгу, посмотрел. Приходил ко всему на свете равнодушный проводник, убрал со стола; бутылки поставил куда-то в угол; смел на подносик корки гранатов,- постелил на стол скатерть, поставил на нее одинокий стакан в подстаканнике, тарелку с черствым хлебом, рюмку для яиц; принес на тарелочке два яйца, соль, пузыречки с лекарствами; отогнул угол портьеры, посмотрел на утро,- раздвинул портьеры на стеклах окон, шнурки портьер прожикали сиротливо,- потушил электричество: и в салон залезло серое, в измороси осеннее утро. Все стало очень обыденно, можно было разглядеть в углу ящик с вином и трубкою свернутый ковер. Проводник монументом стал в дверях, неподвижный, с салфеткой в руках. Лица у всех в этом мутном утре были желты,- жиденький водянистый свет походил на сукровицу. В дверях рядом с проводником стал ординарец, походная канцелярия уже работала, прозвонил телефон.


     Тогда из купе-спальни в салон прошел командарм. Это был невысокий, широкоплечий человек, белокурый, с длинными волосами, зачесанными назад. Гимнастерка его, на рукаве которой было четыре ромба, сидела нескладно, помятая, сшитая из солдатского зеленого сукна. Сапоги со шпорами, хоть и были вычищены тщательнейше, стоптанными своими каблуками указывали на многие свои труды. Это был человек, имя которого сказывало о героике всей гражданской войны, о тысячах, десятках и сотнях тысяч людей, стоявших за его плечами,- о сотнях, десятках и сотнях тысяч смертей, страданий, калечеств, холода, голода, гололедиц и зноя походов, о громе пушек, свисте пуль и ночных ветров,- о кострах в ночи, о походах, о победах и бегствах, вновь о смерти. Это был человек, который командовал армиями, тысячами людей,- который командовал победами, смертью: порохом, дымом, ломаными костями, рваным мясом, теми победами, которые сотнями красных знамен и многотысячными толпами шумели в тылах, радио о которых облетало весь мир,- теми победами, после которых - на российских песчаных полях - рылись глубокие ямы для трупов, ямы, в которые сваливались кое-как тысячи человеческих тел. Это был человек, имя которого обросло легендами войны, полководческих доблестей, безмерной храбрости, отважества, стойкости. Это был человек, который имел право и волю посылать людей убивать себе подобных и умирать. Сейчас в салон прошел невысокий, широкоплечий человек с добродушным, чуть-чуть усталым лицом семинара*. Он шел быстро, и его походка одновременно сказывала в нем и кавалериста, и очень штатского, никак не военного человека. Трое штабистов стали перед ним во фронт: для них это был человек - рулевой той громадной машины, которая зовется армией,- человек, который командовал их жизнью, главным образом их жизнью, преуспеваниями, карьерой, неудачами, жизнью, но не смертью. Командарм приостановился перед ними, руки не подал, сделал тот жест, который позволял им стоять вольно. И так, стоя перед ними, командарм принял от них рапорты: каждый из этих троих выступал вперед, становился во фронт и рапортовал - ?во вверенном мне?,- ?служба революции?. Каждому отрапортовавшему командарм жал руки по порядку (должно быть, не слушая рапортов). Тогда он сел перед одиноким стаканом, и проводник возник рядом, чтобы налить из блестящего чайника чаю. Командарм взял яйцо.


     * Семинар (устар.) - семинарист. (Прим. ред.)


     - Как дела? - спросил попросту, без рапортов, командарм.

     Один из троих заговорил, сообщил новости и тогда спросил в свою очередь:

     - Как ваше здоровье, товарищ Гаврилов?

     Лицо командарма сделалось на минуту чужим, он сказал недовольно:

     - Вот был на Кавказе, лечился. Теперь поправился,- помолчал,- теперь здоров.- Помолчал.- Распорядитесь там, никаких торжеств, никаких почетных караулов, вообще...- Помолчал.- Вы свободны, товарищи.

     Трое штабистов поднялись, чтобы уйти. Командарм, не поднимаясь, каждому из них подал руку,- те вышли из салона бесшумно. Когда в салон входил командарм, Попов не поклонился ему, взял книгу и отвернулся с ней от командарма, перелистывал. Командарм одним глазом взглянул на Попова и тоже не поклонился, сделал вид, что не заметил человека. Когда штабисты ушли,- не приветствуя, точно они виделись вчера вечером, командарм спросил Попова:

     - Хочешь чаю, Алеша, или вина?

     Но Попов не успел ответить, потому что вперед выступил ординарец, зарапортовал,- ?товарищ командарм?,- о том, что автомобиль снят с платформы, в канцелярию поступили пакеты - один пакет из дома номер первый, привез его секретарь, секретный пакет,- о том, что квартира приготовлена в штабе,- что кипа пришла телеграмм и бумаг с поздравлениями. Командарм отпустил ординарца, сказал, что жить останется в вагоне. Командарм приехал сейчас не к армии, но в чужой город; его город, где была его армия, лежал отсюда в тысячах верст, там, в том городе, в том округе остались его дела, заботы, будни, жена. Проводник, не дожидаясь ответа Попова, поставил на стол стакан для чая и стакан для вина. Попов вылез из своего угла, подсел к командарму.

     - Как твое здоровье, Николаша? - спросил Попов заботливо, так, как спрашивают братья.

     - Здоровье мое - как следует, совсем наладилось, здоров,- а вот, чего доброго, придется тебе стоять у моего гроба в почетном карауле,- ответил Гаврилов, не то шутя, не то серьезно: во всяком случае, невеселой шуткой. Эти двое, Попов и Гаврилов, были связаны старинной дружбой, совместной подпольной работой на фабрике, тогда, далеко в молодости, когда они начинали свои жизни орехово-зуевскими ткачами; там в юности затерялась река Клязьма, леса за Клязьмой по дороге в город Покров, в Покровскую пустынь, где собирались комитетчики: там была голоштанная ткачья молодость с подпольными книжечками, с изданиями ?Донской речи?,- с ?Искрой?, как евангелие, с рабочими казармами, сходками, явками, с широкой площадью у станции, где в пятом году свистали над рабочими толпами казачьи пули и плетки; потом была - совместная Богородская тюрьма,- и дальше - бытие революционера-профессионала - ссылка, побег, подполье, таганская пересыльная, ссылка, побег, эмиграция, Париж, Вена, Чикаго,- и тогда: тучи четырнадцатого года, Бриндизи, Салоники, Румыния, Киев, Москва, Петербург,- и тогда: гроза семнадцатого года, Смольный, Октябрь, гром пушек над московским Кремлем, и - один начальник штаба Красной гвардии в Ростове-на Дону, а другой - предводитель пролетарского дворянства, как сострил Рыков, в Туле, для одного тогда - войны, победы, командирство над пушками, людьми, смертями,- для другого - губкомы, исполкомы, ВСНХ, конференции, собрания, проекты и доклады: для обоих - все, вся жизнь, все мысли во имя величайшей в мире революции, величайшей в мире справедливости и правды. Но навсегда один другому - Николаша, один другому - Алексей, Алешка,- навсегда товарищи, ткачи, без чинов и регламентов.

     - Ты мне расскажи, Николаша, как твое здоровье,- спросил Попов.

     - Видишь ли, у меня была, а может быть, и есть, язва желудка. Ну, знаешь, боли, рвота кровью, изжоги страшные,- так, гадость страшная,- командарм говорил негромко, наклонившись к Алексею.- Посылали меня на Кавказ, лечили, боли прошли, стал на работу, проработал полгода, опять тошнота и боли, опять поехал на Кавказ. Теперь опять боли прошли, даже выпил для пробы бутылку вина...- Командарм перебил себя:- Алешка, может, вина хочешь, вон там, под лавкой,- я привез тебе ящичишко, откупори.

     Попов сидел, подперши голову ладонью, он ответил:

     - Нет, я с утра не пью. Ты говори.

     - Ну, вот, здоровье мое совсем в порядке.- Командарм помолчал.- Скажи, Алешка, зачем меня вызвали сюда, не знаешь?

     - Не знаю.

     - Пришла бумага,- выехать прямо из Кавказа,- даже к жене не заезжал.- Командарм помолчал.- Черт его знает, не могу придумать, в чем дело, в армии все в порядке, ни съездов, ничего... А ты бывал на Кавказе? - Вот на самом деле; замечательная страна, - поэты у нас ее называют - полуденная,- я не понимал, к чему такое слово: побыл - правильно - полуденная!.. - Граната съешь, Алеша,- мне нельзя, ординарцев угощаю.- Как дела?

     Командарм говорил об армии, он переставал быть ткачом и становился полководцем и красным генералом Красной Армии; командарм говорил об Орехово-Зуеве и орехово-зуевских временах,- и не замечал, должно быть, как становился он ткачом,- вот тем ткачом, который тогда там полюбил заречную учительницу, чистил для нее сапоги и ходил босиком до школы, чтобы не пылились сапоги, и только в лесочке у школы обувался, - купил для нее фантазию с бантом и шляпу ?а-ля черт побери?, и все же дальше разговоров о книжечках никуда с училкой не забрел, не вышло у них романа, отвергла его учительша. Командарм-ткач был уютным, хорошим человеком, умевшим шутить и видеть смешное,- и он шутил, разговаривая с другом; лишь изредка спохватывался командарм, делался непокойным: вспоминал о непонятном вызове, неловко двигался и говорил тогда здоровым ткачом о больном командарме: ?Вельможа, фельдмаршал, сенатор - тоже! - а гречневой каши есть не могу... да, брат, Цека играет человеком,- из песни слова не выкинешь?, - и отмалчивался.

     - Николаша, ты толком скажи, что ты подозреваешь?- сказал Попов.- Что это ты болтал про почетный караул?

     Командарм ответил не сразу, медленно:

     - В Ростове я встретил Потапа (он партийной кличкой назвал крупнейшего революционера из ?стаи славных? осьмнадцатого года), - так вот, он говорил... убеждал меня сделать операцию, вырезать язву или зашить ее, что ли,- подозрительно убеждал.- Командарм смолк.- Я чувствую себя здоровым, против операции все мое нутро противится, не хочу,- так поправлюсь. Болей ведь нет уже никаких, и вес увеличился, и... черт знает, что такое,- взрослый человек, старик уже, вельможа,- а смотрю себе в брюхо. Стыдно.- Командарм помолчал, взял раскрытую книгу.- Толстого читаю, старика, ?Детство и отрочество?,- хорошо писал старик,- бытие чувствовал, кровь... Крови я много видел, а... а операции боюсь, как мальчишка, не хочу, зарежут... Хорошо старик про кровь человеческую понимал.

     Вошел ординарец, стал во фронт, отрапортовал,- о том, что из штаба приехали с докладом, что пришла машина за командармом из дома номер первый, просят пожаловать туда,- что новые пришли телеграммы,- что от такого-то прислали за посылкой с юга. Ординарец положил на стол кипу газет. Командарм отпустил ординарца. Командарм распорядился приготовить шинель. Командарм раскрыл газету. Там, в газете, где сообщаются важнейшие события дня, значилось: ?Приезд командарма Гаврилова?,- и вот на третьей странице было сообщено, что ?сегодня приезжает командарм Гаврилов, временно покинувший свои армии для того, чтобы оперировать язву в желудке?. В этой же заметке сообщалось, что ?здоровье товарища Гаврилова вызывает опасение?, но что ?профессора ручаются за благоприятный исход операции?.

     Старый солдат революции, солдат, командарм, полководец, который посылал тысячи людей умирать, завершение военной машины, предназначенной убивать, умирать и побеждать кровью,- Гаврилов откинулся на спинку стула, вытер рукой лоб, пристально посмотрел на Попова, сказал:

     - Алешка, слышишь? - это неспроста.- Д-да. Что же делать? - и крикнул: - Вестовой, шинель!

     Это был уже одиннадцатый час дня, когда по городу расползлась зеленоватая муть дня,- когда, собственно, не было видно этой зеленой мути, ибо над тем клочком земли, где выстроились дома, заработала машина города, большая, очень сложная, завертевшая, завинтившая все в этом городе - от ломовиков, трамваев и автобусов, от неприбранных постелей в домах до солдат, марширующих на набережной, до торжественной тишины высокопотолочных бухгалтерских зал и наркоматских кабинетов,- сложная машина города, реками погнавшая людей за станки, за столы, за конторки, в автомобили, на улицы,- машина, за которой незаметны были серенькое небо, изморось, слякоть, зеленая муть дня.
ГЛАВА ВТОРАЯ


     На перекрестке двух главных улиц города, там, где беспечной вереницей текли автомобили, люди, ломовики,- стоял за палисадом дом с колоннами. Дом верно указывал, что так, за палисадом, подпертый этими колоннами, молчаливый, замедленный палисадом,- так простоял этот дом столетье, в спокойствии этого столетья. Вывески на этом доме не было никакой. У ворот этого дома текли люди, гудки автомобилей, толпа, человеческое время, тек серый день, газетчики, люди с портфелями, женщины в юбках до колен и в чулках, обманывающих глаз так, что ноги женщин голы; за грифами ворот время покойствовало и останавливалось. И другой стоял дом в другом конце города, также классической архитектуры, за палисадом, за колоннами, с крыльями флигелей, со страшными рожами мифологической ерунды на барельефах. Этот дом стоял на краю города, перед ним расстилалась площадь, и над площадью вставало серое, в этой части города просторное небо, две заводские трубы, антенны, телеграфные провода. На дворе, на куртинах у этого дома вместо цветов и сирени выросли березы, ныне, в осеннем дне, облетевшие, мокрые, пониклые. За двором и домом падал обрыв, и там текла река, и на лугах за рекой опять ложились - серое небо, фабричные трубы, поселки, церквенка; обрыв оброс березами, ограбленными летним буем. Ворот к этому дому было двое, на воротах корчили рожи фавны, у ворот разместились сторожки, и на скамейках у сторожек сидят сторожа, в фартуках, в валенках, с медными бляхами на фартуках. У ворот стоял закрытый автомобиль, черный, с красными крестами и с надписью - ?Скорая помощь?.

     В этот день в передовице крупнейшей газеты печаталось - ?к трехлетию червонной валюты?,- указывалось, что твердая валюта может существовать ?только тогда, когда вся хозяйственная жизнь будет построена на твердом хозяйственном расчете, на твердой экономической базе. Дотации и ведение народного хозяйства несоразмерно своему бюджету неминуемо расстроят твердую финансовую систему?. Крупным заголовком стояло: ?Борьба Китая против империалистов?. В зарубежном отделе были телеграммы из Англии, Франции, Германии, Чехословакии, Латвии, Америки. Была напечатана - подвалом - большая статья! ?Вопрос о революционном насилии?. И было две страницы объявлений, где печаталось крупнейше: ?Правда жизни - сифилис?. Новая книга С. Бройде ?В сумасшедшем доме?.

     Впрочем, в этом же номере газеты был напечатан добрый один-другой десяток программ театров, варьете, открытых сцен, кино, - и

     - если день труда, тумана, очередей, приемных, торжественной тишины высокопотолочных бухгалтерских зал, стрекота ткацких станков на бумаго- и шерстеткацких фабриках, грома молотов на заводах и кузнях, свистов уходящих и идущих паровозов, ревов автобусов и автомобилей, чечетки трамвайных звонков, телефонных звонков, звонков у подъездов, плача радио,- день машины города,- людей, мужчин, женщин, детей, стариков, зрелых людей, -

     - если забежать вперед и сменить день труда и дела на вечер, как это и сделало время, загрузив день сумерками, разлив по улицам светы фонарей, в измороси похожих на заплаканные глаза,- уничтожив небо,-

     - вечером тогда в кино, в театры, в варьете, на открытые сцены, в кабаки и пивные - пошли десятки тысяч людей. Там, в местах зрелищ, показывали все, что угодно, спутав время, пространство и страны, греков, таких, какими они никогда не были, ассиров, такими, какими они никогда не были,- никогда не бывалых евреев, американцев, англичан, немцев - угнетенных, никогда не бывалых китайцев, русских рабочих, Аракчеева, Пугачева, Николая Первого, Стеньку Разина; кроме того, показывали умение хорошо или плохо говорить, хорошие или плохие ноги, руки, спины и груди, хорошо или плохо танцевать и петь; кроме того, показывали все виды любви и разные любовные случаи, такие, которых почти не случается в буденной жизни. Люди, принарядившись, сидели рядами, смотрели, слушали, хлопали в ладоши и, выливаясь по светлым лестницам театров на мокрые улицы, наспех комментировали, всегда стараясь быть умными. Улицы тогда пустели, чтобы отдохнуть в ночи,- и ночью, у заполночи, в тот час, когда в деревнях первые поют петухи, по домам в постелях мужья и жены, любовники и любовницы, в огромном большинстве случаев одинокими парами отдавались тому, чем звери, птицы и насекомые занимаются в рассвете и закате дня.

     Но день шел своим порядком, отсчитывая часы на часах контор, банков, заводов и фабрик, на часах у площадей и на карманных часах. Многажды начинал падать дождь и многажды переставал. Однажды посыпал было снег, чтобы гуще размешать слякоть на мостовых. Машина города работала, как подобает, как всякая машина.

     В полдень к дому номер первый, к тому, что замедлил время, подошел закрытый ройс. Часовой открыл дверцу, из лимузина вышел командарм. В бою, когда люди бегут в атаку, шумят больше, чем в час, когда бьет артиллерия,- артиллерия ревет громче, чем полк на бивуаке,- в полковых штабах шумнее, чем в дивизионных: в штабах армий должна быть жесткая тишина - на митингах кричат громче, чем в президиуме,- еще тише на заседаниях президиума губисполкома.-

     В этом доме улеглась бесшумная тишина, глухо звонили телефоны, не шумели счеты, бесшумно ходили люди, не волновались люди, не горбились люди, прямо стояли стены в плакатах, заменивших картины, красные лежали половики, с красными нашивками стояли люди у дверей. В кабинете в дальнем конце дома окна были полуприкрыты гардинами,- и за окнами бежала улица; в кабинете горел камин; на столе в кабинете - на красном сукне - стояли три телефонных аппарата, чтобы утвердить тишину совместно с потрескивающими в камине поленьями, три телефонных аппарата - три городских артерии приводили в кабинет, чтобы из тишины командовать городом, знать о городе, о всех артериях. В кабинете на письменном столе массивный, из бронзы стоял письменный прибор и в подставке для перьев воткнута была дюжина красных и синих карандашей На стене в кабинете, за письменным столом был проложен радиоприемник с двумя парами наушников и ротой во фронт выстроилась система электрических звонков - от звонка в приемную до звонка ?военной тревоги?. Против письменного стола стояло кожаное кресло. За письменным столом в кабинете на деревянном стуле сидел негорбящийся человек. Гардины на окнах были полуприкрыты, и под зеленым абажуром на письменном столе горело электричество,- и лица этого негорбящегося человека не было видно в тени.

     Командарм прошел по ковру и сел в кожаное кресло.

     Первый - негорбящийся человек:

     - Гаврилов, не нам с тобой говорить о жернове революции. Историческое колесо - к сожалению, я полагаю - в очень большой мере движется смертью и кровью,- особенно колесо революции. Не мне и тебе говорить о смерти и крови. Ты помнишь, как мы вместе с тобой вели голых красноармейцев на Екатеринов. У тебя была винтовка, и винтовка была у меня. Снарядом под тобой разорвало лошадь, и ты пошел вперед пешком. Красноармейцы бросились назад, и ты пристрелил одного из нагана, чтобы не бежали все. Командир, ты застрелил бы и меня, если бы я струсил, и ты был бы, я полагаю, прав.

     Второй, командарм:

     - Эх, как ты тут обставился, совсем министр,- у тебя здесь курить можно? - Я окурков не вижу.

     Первый: - Не кури, не надо. Тебе здоровье не позволяет. Я сам не курю.

     Второй, строго, быстро:

     - Говори без предисловий,- зачем вызвал? Не к чему дипломатить. Говори!

     П е р в ы й: - Я тебя позвал потому, что тебе надо сделать операцию. Ты необходимый революции человек. Я позвал профессоров, они сказали, что через месяц ты будешь на ногах. Этого требует революция. Профессора тебя ждут, они тебя осмотрят, все поймут. Я уже отдал приказ. Один даже немец приехал.

     Второй: -Ты как хочешь, а я все-таки закурю. Мне мои врачи говорили, что операции мне делать не надо, и так все заживет. Я себя чувствую вполне здоровым, никакой операции не надо, не хочу.

     Первый сунул руку назад, нащупал на стене кнопку звонка, позвонил, вошел бесшумный секретарь,- первый спросил: ?есть ли на очереди к приему?,- секретарь ответил утвердительно. Первый - ничего не ответил, отпустил секретаря.

     Первый: - Товарищ командарм, ты помнишь, как мы обсуждали, послать или не послать четыре тысячи людей на верную смерть. Ты приказал послать. Правильно сделал.- Через три недели ты будешь на ногах.- Ты извини меня, я уже отдал приказ.

     Звонил телефон, не городской, внутренний, тот, который имел всего-навсего каких-нибудь тридцать-сорок проводов. Первый снял трубку, слушал, переспросил, сказал:- ?Ноту французам,- конечно, официально, как говорили вчера. Ты понимаешь, помнишь, мы ловили форелей? Французы очень склизкие. Как? Да, да, подвинти. Пока?.

     Первый: - Ты извини меня, говорить тут не о чем, товарищ Гаврилов.

     Командарм докурил папиросу, всунул окурок к синим и красным карандашам,- поднялся из кресла.

     Командарм: - Прощай.

     Первый: - Пока.

     Командарм красными коврами вышел к подъезду, ройс унес его в шум улиц. Негорбящийся человек остался в кабинете. Никто больше к нему не приходил. Не горбясь сидел он над бумагами, с красным толстым карандашом в руках. Он позвонил,- вошел секретарь,- он сказал: ?Распорядитесь убрать окурок, вот отсюда, из этой подставки?. И опять безмолвствовал над бумагами, с красным карандашом в руках. Прошли час и другой, человек сидел за бумагами, работал. Однажды звонил телефон, он слушал и ответил: ?Два миллиона рублей галошами и мануфактурой для Туркестана, чтобы заткнуть бестоварную дыру. Да, само собою. Да, валяй. Пока?. Входил бесшумно коридорный человек, поставил на столике у окна поднос со стаканом чая и куском холодного мяса, прикрытым салфеткой, ушел. Тогда негорбящийся человек вновь позвонил секретарю, спросил: ?Секретная сводка готова?? - И вновь надолго человек безмолвствовал над большим листом, над рубриками Наркоминдела, Полит- и Экономотделов ОГПУ, Наркомфина, Наркомвнешторга, Наркомтруда. Тогда в кабинет вошли - один и другой,- люди из той тройки, которая вершила.


     Над городом шел желтый в туманной мути день. К трем начали синеть, сереть переулки и небо. Небо - огромной фабрикой занялось покупкой и продажей стеганых одеял, просаленных до серого лоска.

    

... ... ...
Продолжение "Повесть непогашенной луны" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Повесть непогашенной луны
показать все


Анекдот 
Петька вытащил Чапаева из реки Урал и делает ему искусственное дыхание. Вода из Василия Иваныча все хлещет и хлещет. Подъезжает казачий разъезд. Есаул советует:

- Да вынь ты ему жопу из воды, а то весь Урал перекачаешь!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100