Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

История Партии - Партии - Панас Феденко. Новая "История Кпсс" [1960]

Культура >> "Диалектические" книги >> История Партии
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Панас Феденко. Новая "История КПСС"

---------------------------------------------------------------

* Подготовка электронного текста для бесплатного распространения -- Сергей

Виницкий, 1999. Сохранена орфография оригинала.

---------------------------------------------------------------

Институт по изучению СССР, Исследования и материалы, сер. 1-я, выпуск 56. Мюнхен, 1960.


     Работы, издаваемые институтом за подписями их авторов, являются свободным выражением взглядов и выводов авторов. Издательская Коллегия Ученого Совета Института оставляет за собой право иметь собственное суждение по издаваемым исследованиям и материалам.

     Перепечатка разрешается при условии указания источника.
Panas Fedenko. Eine neue "Geschichte der KPdSU". Muenchen, 1960. Institut zur Erforschung der UdSSR, e.V., Muenchen 26, Schliessfach 8.


     Автор данного исследования Панас Васильевич Феденко родился в 1893 г. Историк и педагог, автор работ по древней и новейшей истории Украины. Действительный член Института по изучению СССР, член Ученого Совета.
-------- * Вступительные замечания *


     История Всесоюзной Коммунистической Партии (большевиков), с подзаголовком "Краткий курс", была утверждена ЦК ВКП(б) в 1938 г. и служила пособием при изучении прошлого партии до 1959 г. Через двадцать лет, в 1959 г., издана новая История Коммунистической партии в значительно расширенном объеме: вместо 338 стр. издания 1938 г. новая История КПСС содержит 744 стр. В отличие от "Краткого курса" 1938 г., где не указаны лица, изложившие партийную историю, в новом "Курсе" приведены фамилии участников авторского коллектива, подготовившего новый учебник. Трудно понять, по каким соображениям в новом "Курсе" отсутствует его официальное утверждение высшей партийной инстанцией -- Центральным Комитетом КПСС. Можно однако догадываться, что сделано это с целью придать книге характер научного труда, за который несут ответственность лица с академическими титулами, члены Академии наук СССР, профессора и доктора исторических, экономических и философских наук. Указание на научные титулы составителей новой Истории КПСС должно вызвать, повидимому, у читателей доверие к научной объективности изложения.

     Внешнее отличие новой Истории КПСС от изданной в 1938 г. состоит также в том, что на обложке и титульном листе нового учебника отсутствует лозунг "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!", а в предисловии не упоминается имя Сталина ("партия Ленина-Сталина"). В новом учебнике единственным авторитетом, превосходящим даже К. Маркса и Ф. Энгельса, является В. Ленин. "Коммунистическая партия Советского Союза, основанная и выпестованная великим Лениным", -- так начинается предисловие "Курса" в новом изложении.

     Предисловие это в сравнении с прежним "Кратким курсом", вызывает интерес и во многих других отношениях. В нем нет уже "личного" полемического тона, характерного для введения к прежнему "Краткому курсу", где упоминалось о борьбе с "троцкистами, бухаринцами, национал-уклонистами" и "кулаками, вредителями, шпионами, со всеми наемниками капиталистического окружения". И это понятно: не только отсутствие Сталина с его стилем пропаганды должно было повлиять на формулировку нового предисловия, но и международное и внутреннее положение СССР в 1959 г. определяет иные позиции заказчиков и составителей новой Истории КПСС. В свое время СССР существовал как единственное "социалистическое" государство в мире, теперь же советская империя опирается на блок государств, простирающийся от Эльбы до Тихого океана. Поэтому тон предисловия к новой Истории КПСС более спокойный и самоуверенный в сравнении с введением к прежнему "Курсу". Все это, однако, не лишает нового предисловия и всего нового учебника истории КПСС основной черты исторических работ, составленных под эгидой коммунистического режима в СССР, черты настойчивой пропаганды, стремящейся эмоционально окрашивать и украшать в интересах правящей партии все ее прошлое и чернить всех несогласных с политикой коммунизма. Пристрастный подход составителей новой Истории КПСС к прошлому партии проявляется как в предисловии, так и во всем учебнике. Пренебрежительное отношение к фактам характеризует большинство исторических работ, изданных под диктатурой коммунистов в СССР. В новом учебнике истории КПСС, как и в старом, издания 1938 г., насилие над исторической правдой дает себя чувствовать на каждом шагу.

     Мы обратили внимание на отсутствие в новом учебнике истории КПСС Лозунга "Коммунистического Манифеста" Маркса и Энгельса, опубликованного в 1847 г.: "Пролетарии всех стран, соединяйтесь!" Нельзя объяснить этого техническим недосмотром или упущением авторов учебника. Повидимому, в этом отражается известного рода идейная установка правящей партии, которая утверждает, что в СССР уже осуществлен социализм и совершается переход к строительству коммунизма. При коммунизме, в бесклассовом обществе, должны исчезнуть прослойки, тем более с презрительным названием "пролетариат"; с другой стороны, рабочие в высоко индустриальных странах Западной Европы, Северной Америки и Австралии не чувствуют себя "пролетариями" в том значении, которое придает этому термину "Коммунистический Манифест", и обращение к рабочим как к "пролетариям" не вызывает среди них сочувственного отклика. Повидимому эти соображения заставили составителей новой Истории КПСС и высшие инстанции, утвердившие ее новое изложение, изъять из него некогда столь популярный лозунг об объединении пролетариев всех стран.

     Фактические неточности и натяжки пропагандного характера находим в достаточном количестве уже в предисловии к новому учебнику истории КПСС. Укажем для примера только на некоторые. На стр. 4 составители нового учебника называют гражданскую войну 1918--1920 гг. "Отечественной войной". Название это может относиться, однако, только к войнам, при которых находится под угрозой само существование народа и государства. Гражданская война 1918--1920 гг. могла заменить режим большевистской диктатуры в России иной властью, но она не грозила уничтожить русское государство или русский народ.

     В предисловии к новому "Курсу" приведен список проблем и задач, ко торые КПСС решила или решает в настоящее время в теории или на практике. Составители нового учебника истории КПСС делают ударение на том, что коммунистическая партия утверждает победу "научного, марксистско-ленинского мировоззрения" и через диктатуру пролетариата осуществляет "социалистический демократизм" в советском обществе, а также развивает "внутрипартийную демократию", создавая и укрепляя одновременно братские отношения с прочими коммунистическими партиями "на основе принципов марксизма-ленинизма". Ленинизм по установившейся традиции признан в новом учебнике истории КПСС "марксизмом эпохи империализма и пролетарских революций ... эпохи перехода человеческого общества от капитализма к коммунизму". Таким образом марксизм объявлен монополией КПСС; КПСС есть хранительница скрижалей марксистского правоверия. КПСС провозглашает догматы для коммунистических партий всего мира, которые "братские партии" должны признавать беспрекословно, если не хотят оказаться еретиками ("ревизионистами").

     В предисловии к новому учебнику указывается, что история КПСС "рождает чувство законной гордости у коммунистов зарубежных стран за свою братскую победоносную партию". Изучение истории КПСС, по замыслу составителей нового учебника, даст коммунистам всего мира не только теоретическое знание "марксизма-ленинизма", но и наглядный пример "борьбы за свержение гнета эксплуататоров и построение коммунизма". В сравнении с лаконическим утверждением об уверенности "в окончательной победе коммунизма во всем мире", которое находим во введении к "Краткому курсу" 1938 г., новый учебник развивает ту же мысль более пространно: "Коммунистическая партия, осуществляя руководство Советским Союзом, не жалеет сил для решения великой исторической задачи дальнейшего укрепления и расцвета мировой системы социализма". Разница формулировок в предисловиях к двум учебникам -- "уверенность" в первом и практическое осуществление задачи мирового коммунизма во втором -- является следствием изменившегося в пользу большевизма общего положения на земном шаре.

     В предисловии к новому учебнику истории КПСС несколько раз упоминается в той или иной связи национальный вопрос. В самом учебнике утверждается, кроме того, что КПСС боролась и борется "за привлечение угнетенных наций на сторону пролетариата"; что партия теоретически разработала "разрешение национального вопроса и создание социалистических наций в Советском государстве"; что коммунистическая партия Советского Союза "последовательно выполняла свои обязанности по отношению к ... освободительному движению народов других стран"; что КПСС, отстаивая и развивая дальше учение Маркса, Энгельса, Ленина, делала и делает это также в интересах "национального освобождения народов". Во введении к "Краткому курсу" 1938 г. национальный вопрос совсем не затронут, если не считать упомянутых вскользь "национал-уклонистов", с которыми Сталину пришлось вести борьбу внутри партии. В том же введении умалчивается вопрос об отношении страны, в которой "победил социализм", к странам "капиталистического окружения". Ленин, как известно, считал мирное сосуществование двух систем на продолжительное время невозможным. Составители нового учебника истории КПСС, наряду с надеждой на решение задачи "дальнейшего укрепления и расцвета мировой системы социализма", признают возможность "последовательного проведения миролюбивой политики -- политики мирного сосуществования стран с различным социальным строем". Диссонансом к этим словам звучит продолжение цитированной фразы: "Укрепление и повышение обороноспособности социалистического государства; укрепление и расширение сотрудничества между странами мировой социалистической системы". Противоречие между "сосуществованием" и усилением вооружения, направленного против стран иного социального строя, слишком очевидно. Логическим выводом из идеи мирного сосуществования было бы стремление к общему и согласованному разоружению, а не к укреплению военного могущества коммунистического блока, как грозной силы, могущей в благоприятных для себя условиях перейти от политики мирного сосуществования к агрессии.

     В предисловии к новому учебнику истории КПСС упоминается о развитии партии, которая из организации, боровшейся за свержение капитализма, превратилась в правящую партию для строительства "коммунистического общества". Здесь авторы учебника ставят вопрос о "диктатуре пролетариата", при которой коммунистической партии должна принадлежать "руководящая роль". При этом партия должна сохранить "единство", наряду с "развитием внутрипартийной демократии". Эта фраза является "данью времени", но уже без содержания: "внутрипартийная демократия" была ликвидирована Хрущевым в 1957 г., с устранением оппозиции Молотова, Кагановича, Маленкова и Шепилова, "к ним примкнувшего". В введении к "Краткому курсу" не упоминается о "внутрипартийной демократии", и лишь замечено, что изучение истории коммунистической партии "повышает политическую бдительность". О "внутрипартийном демократизме" в "Курсе" говорится в связи с резолюцией Пленума ЦК ВКП(б), состоявшегося в конце февраля 1937 г. (стр. 334).

     Новым элементом в предисловии к Истории КПСС, сравнительно с "Кратким курсом", является план помощи отсталым народам в их переходе к социализму, "минуя капиталистическую стадию развития". В своей основе эта мысль -- марксистская, но об этом плане не могло быть и речи перед второй мировой войной, исключая, конечно, отсталые народности Советского Союза на его северных окраинах и в Сибири. Теперь, когда коммунистическая диктатура господствует в Китае и частично в Вьетнаме и Корее, этот вопрос приобрел для КПСС не только теоретическое, но и практическое значение. Вождей КПСС привлекают в настоящее время не высоко-индустриальные страны мира, где существует развитое рабочее движение, основанное на демократических началах, а отсталые народы, стоящие на низком хозяйственном и культурном уровне. В недоразвитых странах Азии, Африки и Латинской Америки КПСС надеется помочь созданию коммунистических режимов с гораздо большим успехом, чем в странах, стоящих на высоком уровне цивилизации. Таким образом, если считать хозяйственный строй, существующий в СССР, социализмом, то большая притягательная сила этого строя для стран отсталых является противоречием по отношению к теории Маркса. Маркс предвидел возможность перехода к социализму стран индустриальных. Страны отсталые были в глазах Маркса "quantite' ne'gligeable". Этот взгляд Маркса на развитие капитализма, как необходимой предпосылки осуществления социалистического строя, находим в его книге "Классовая борьба во Франции", посвященной Парижской Коммуне 1871 года: "Рабочий класс знает, что для его освобождения и для достижения более высоких форм общественной жизни нужно пройти целый ряд исторических процессов, которые должны совершенно изменить и обстановку, и природу людей. Коммуна не гналась за осуществлением идеалов, а должна была дать свободу имеющимся уже элементам нового общества, развившимся в недрах перезревшего капитализма".

     Рассмотрим изложение новой Истории КПСС в хронологическом порядке, с целью последовательного установления основных проблем книги и утверждений ее авторов. Мы вынуждены прибегнуть к слову "утверждения", так как в Истории КПСС, наряду с бесспорным фактическим материалом, есть много и недоказанных положений, подчас явно вымышленных в целях политической пропаганды. Поскольку История КПСС переведена на многие языки и распространяется в огромных тиражах по всему миру, никоим образом нельзя преуменьшать ее влияния на широкого читателя.
-------- * I. "Революционные идеи и рабочее движение в России до 1917 г." *
1. "Начало рабочего движения и распространение марксизма в России"


     Эта глава охватывает 1883--1894 гг. В ее подразделах идет речь и о более ранних десятилетиях истории России XIX века. Положение основной массы населения России под царским режимом, в частности политическое бесправие, а также национальное угнетение нерусских народов, описано в общем правильно. Однако у читателя, неознакомленного с общественным движением и с положением печати в царской России, может создаться впечатление, не соответствующее действительности. Для примера приведем отрывок из описания "политического бесправия": "Нельзя было свободно собираться, высказывать свои мнения и предъявлять требования, свободно объединяться в союзы и организации, свободно издавать газеты, журналы, книги. Многочисленная армия жандармов, сыщиков, тюремщиков, городовых, стражников, урядников, исправников, земских начальников охраняла царя, помещиков и капиталистов от народа" (стр. 12).

     Такое изображение прошлого России может вызвать у иностранных читателей Истории КПСС впечатление, что подобного политического угнетения под режимом коммунистической диктатуры в СССР не существует. С другой стороны, приведенная картина "бесправия населения" под властью царского абсолютизма может вызвать у граждан Советского Союза критическое отношение. В частности люди старшего возраста, помнящие положение при царском режиме, или молодые люди, изучившие прошлое России, могут ответить на эти утверждения Истории КПСС, что при царском режиме, несмотря на запреты и преследования, все же существовали политические организации (легальные, полулегальные и тайные), чего коммунистическая диктатура не допускает. Несмотря на цензуру, в царской России существовала на довольно высоком уровне периодическая печать, которая в большинстве случаев носила оппозиционный характер по отношению к царскому режиму. Часто публицистам и журналистам приходилось, во избежание цензурных репрессий, писать так называемым "эзоповым языком", но все же оппозиционные мысли доходили до сознания читателей. В царской России наука была несравненно свободнее, чем при коммунистическом режиме Б СССР. Русская литература развивалась почти беспрепятственно. Знаменитый сатирик М. Е. Салтыков-Щедрин имел возможность беспрепятственно осмеивать в своих произведениях своекорыстие, необразованность и тунеядство царской бюрократии и моральное разложение помещичьего сословия. За это его и не расстреляли, и не сослали в Сибирь, как это случилось со многими писателями советской эпохи. Сочинения Льва Толстого, Максима Горького и других оппозиционных писателей издавались в царской России огромными тиражами. Не было в царской России и государственного "Союза писателей", который диктовал бы "инженерам душ" идеологические предписания правительства и определял бы, по поручению правительства, какие темы и жанры должны "разрабатываться" и какие умалчиваться под страхом репрессий.

     Слова о "многочисленной армии жандармов" и полицейского аппарата в царской России могут вызвать у людей, незнакомых с положением вещей, мысль, что Россия времен абсолютизма была государством тоталитарным. Но даже во времена апогея самодержавия, в царствование Николая I (1825--1855), Россия была далека от тех тоталитарных форм власти, которые мы наблюдаем под диктатурой КПСС.
2. Деятельность "революционных демократов" и народников


     Во-втором разделе первой главы Истории КПСС схематически, вскользь представлена деятельность "революционных демократов" и народников. Авторы нового учебника не захотели глубже взглянуть на отечественные корни большевизма. Между тем идейная связь большевизма с некоторыми течениями народничества очевидна, как свидетельствует Н. Валентинов, близко знавший Ленина. Ленин говорил, что Н. Г. Чернышевский "его всего глубоко перепахал" в идейном отношении (Н. Валентинов, Встречи с Лениным, Нью-Йорк 1953 г., стр. 103). Веру русских народников в большую близость отсталой России к социалистической революции, сравнительно с западными индустриальными государствами, по существу разделял и Ленин, хотя он и вел в свое время ожесточенную полемику с народниками. Ленина объединял с революционными народниками (Бакуниным, Ткачевым, Нечаевым) принцип насилия активного меньшинства над пассивным, инертным большинством. Неразборчивость в средствах борьбы с противниками, полный аморализм роднит Ленина с Нечаевым, Бакуниным, Стефановичем и другими народниками, которые считали, что для достижения революционной цели все средства хороши. Тенденции некоторых групп революционных народников к диктатуре своего узкого круга "профессиональных революционеров" над народными массами хорошо понял украинский социалистический деятель Михайло Драгоманов (1841--1895), живший с 1876 г. в эмиграции, в Швейцарии и Болгарии. В статье "Обаятельность энергии", написанной в 1883 г., Драгоманов представил возможность захвата власти в России группой революционеров и установления диктатуры террористической партии. Он предрекал тяжелую судьбу населения под таким режимом (М. Драгоманов, Политические сочинения, т. II, Париж 1905).
3. Идея "диктатуры пролетариата"


     Переходя от описания народнического движения к марксизму, авторы Истории КПСС повторяют известное утверждение, будто бы Маркс и Энгельс "превратили социализм из утопии в науку" (стр. 19). Излагая взгляды Маркса и Энгельса на развитие капитализма и его влияние на социальную структуру общества индустриальных стран, История КПСС особенно подчеркивает идею "диктатуры пролетариата". Эту идею авторы Истории КПСС считают краеугольным камнем всей теории Маркса. Читатель Истории КПСС ничего не узнает о том, как развивалась идея "диктатуры пролетариата" у Маркса и Энгельса, Известно, что в начале своей политической деятельности, особенно после февральской революции 1848 г. во Франции, Маркс и Энгельс находились под значительным влиянием Огюста Бланки и идеализировали диктатуру якобинцев времен Великой французской революции. Однако даже в "Коммунистическом Манифесте" 1847 г. рабочая революция представлена равнозначущей демократии: "Первый шаг рабочей революции -- это возвышение пролетариата до положения господствующего класса, завоевание демократии". То же самое касается и Парижской Коммуны 1871 г., которую Маркс называл "диктатурой пролетариата". "Коммуна, -- писал он, -- была образована из муниципальных советников, избранных парижскими округами посредством всеобщей подачи голосов". Как известно, в Париже времен Коммуны 1871 г. совершенно свободно развивали свою деятельность различные политические партии и существовала свободная пресса. О диктатуре какой-либо одной партии не могло быть тогда и речи. Демократически избранную Парижскую Коммуну Маркс назвал "действительно национальным правительством" (К. Маркс, "Гражданская война во Франции").

     В дальнейшем, когда сознательность и организованность рабочих в индустриальных странах Западной Европы стала непререкаемым фактом, Энгельс, уже после смерти Маркса, окончательно расстался с якобинским влиянием на марксизм. В предисловии к изданию "Классовой борьбы во Франции" Энгельс писал в 1895 г.: "Время революций, осуществляемых путем неожиданного захвата власти маленькими сознательными меньшинствами, стоящими во главе бессознательных масс, миновало". Энгельс считал, что социалистическое преобразование общества требует сознательного участия народных масс: "Поскольку на очереди стоит полное преобразование общественного порядка, массы сами должны в нем принимать участие, должны уже обладать пониманием того, о чем идет дело, чего им следует добиваться. Вот чему научила нас история последнего пятидесятилетия".

     Однако урок Энгельса не подействовал на Ленина. Он с самого начала решил создать партию заговорщиков для захвата власти. В этом отношении Ленин шел по следам народника М. Ткачева, считавшего, что социалистический строй может ввести только "революционное меньшинство". Вот, например, мысли Ткачева, высказанные задолго до Ленина, еще в 1876 г.: "Ни в настоящем, ни в будущем, народ, сам себе предоставленный, не в силах осуществить социальную революцию. Только мы, революционное меньшинство, можем это сделать, и мы должны это сделать как можно скорее" ("Набат" 4, 1876 г.). И далее: "Народ -- необходимый фактор социальной революции, но только тогда, когда революционное меньшинство возьмет в свои руки дело этой революции ... Освобождение народа посредством народа -- это теория, под громкими фразами которой скрывается бессердечие. Революционное меньшинство, пользуясь своими силами, своим авторитетом, вносит прогрессивно коммунистические элементы в условия народной жизни" (там же).

     Авторы Истории КПСС, трактуя о "диктатуре пролетариата", сразу же делают переход от рабочего класса к партии, которой предназначается задача осуществить "диктатуру пролетариата". "Следовательно, чтобы свергнуть капитализм и построить коммунизм, пролетариату нужна своя самостоятельная партия -- коммунистическая партия" (стр. 20).

     В дальнейшем изложении коммунистическая партия, как "авангард пролетариата", действует от имени всего рабочего класса, исключая все другие течения в пролетариате.

     Авторы Истории КПСС выдают это за настоящий последовательный марксизм. Однако, еще в "Коммунистическом Манифесте" находим слова о том, что коммунисты являются только одной из партий рабочего класса, рядом с другими партиями. Вместо многообразности рабочего движения, которую признавали Маркс и Энгельс, История КПСС дает читателям свой идеал единой и единственной "партии рабочего класса", -- партии коммунистической.
4. Создание русских социал-демократических организаций


     В 3-м разделе I главы Истории КПСС излагается переход некоторых групп народников к марксизму и создание русских социал-демократических организаций. Авторы Истории КПСС приписывают в первую очередь вождю социал-демократической группы Г. Плеханову заслугу успешной критики иллюзий народничества о возможности перехода крестьянской России к социализму без политической борьбы. Фактически, выяснение значения политической борьбы для достижения социальных задач дал, прежде Плеханова, упомянутый украинский социалистический деятель М. Драгоманов. Книги и статьи Драгоманова, жившего с 1876 г. в Швейцарии, имели большое влияние на народников. Драгоманов с полным правом писал, что Плеханов и прочие русские марксисты повторяли его аргументы против "аполитических" иллюзий народников. О влиянии Драгоманова на народников писали в 1894 г. выдающиеся деятели народнического направления, современники Драгоманова: Сергей Кравчинский (лит. псевд -- Степняк), Егор Лазарев и Феликс Волховский. В приветствии Драгоманову по поводу 30-летия его научной деятельности они отметили заслуги Драгоманова для социалистического движения в России: "Украина, давшая нам величайшего из наших художников слова, основателя русской беллетристики (Гоголя. -- П. Ф.), и множество первоклассных поэтов, артистов, музыкантов и ученых, может гордиться тем, что в трудную эпоху формирования политических партий в России она выдвинула одного из крупнейших политических мыслителей нашего времени, который более кого-либо из современников способствовал выведению русской революционной интеллигенции из того идейного хаоса, в котором она находилась лет пятнадцать тому назад. Сознательно или бессознательно, охотно или затыкая уши, русские революционеры почти всей массой идут по тому пути, который Драгоманов предвидел и не переставал указывать с первых дней своего появления за границей".

     Это письмо было напечатано в юбилейном сборнике в честь Драгоманова, изданном уже после смерти юбиляра во Львове в 1896 г. (М. Павлик, Михайло Петрович Драгоманов. Эго юбилей, смерть, автобiографiя i спис творiв, ст. 86--87). Вполне естественно, авторы Истории КПСС не смогли отметить факт влияния идей "прудониста" Драгоманова на первых русские марксистов. Ведь Драгоманов, умерший задолго до захвата власти большевиками в России, объявлен в СССР "буржуазным националистом", и его сочинения находятся в советском государстве под запретом. (См. также: Д. Заславский, М. П. Драгоманов, Киев 1925).

     Признавая заслуги Плеханова и его группы "Освобождение Труда" для распространения идей марксизма в России, История КПСС выдвигает на первый план деятельность молодого Ленина, как теоретика и практика марксизма. Об отношении Ленина к теории Маркса в Истории КПСС сказано: "Для него марксизм всегда был не мертвой догмой, а живым руководством к революционному действию". Это значит, что Ленин, если требовали обстоятельства, в целях захвата власти, отказывался от марксизма как "мертвой догмы" и создавал свою теоретическую конструкцию, хотя бы и в противоречии с марксизмом.
5. "Начало ленинского этапа развития марксизма"


     В связи с указанным выше отношением Ленина к марксизму как теории, которую следует приспособлять к потребностям борьбы за диктатуру "марксистской партии" в русских условиях, 1-й раздел II главы Истории КПСС имеет подзаголовок "Начало ленинского этапа развития марксизма".

     Следует отметить важную деталь в Истории КПСС, связанную с критикой ревизионизма Эдуарда Бернштейна и других. Признавая за Лениным право создавать его "ленинский этап развития марксизма", авторы Истории КПСС, однако, отрицают право ревизии марксизма другими. В "Кратком курсе" истории ВКП(б) ревизионизм Бернштейна упоминается на стр. 24, но сущность взглядов Бернштейна там не изложена. В новой Истории КПСС ревизионизм Берншгейна изложен на стр. 43 в следующих словах: "Ревизионисты отрицали возможность обосновать необходимость и неизбежность социализма и объявили несостоятельным само понятие "конечная цель рабочего движения", -- т. е. коммунизма. Они отрицали растущую нищету масс и обострение капиталистических противоречий. Они требовали отказа от основных положений марксизма -- от теории классовой борьбы, от социалистической революции, от диктатуры пролетариата. Вождь ревизионизма немецкий социал-демократ Бернштейн заявлял: "Конечная цель -- ничто, движение -- все", -- т. е. главным для оппортунистов было добиться от господствующих эксплуататорских классов реформ, незначительных улучшений для рабочих, не затрагивая основ капитализма. Оппортунисты стремились превратить социал-демократию из партии социальной революции в партию социальных реформ".

    

... ... ...
Продолжение "Панас Феденко. Новая "История Кпсс" [1960]" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Панас Феденко. Новая "История Кпсс" [1960]
показать все


Анекдот 
В Санкт-Петербурге задержан американский шпион с чертежами имитационного снаряда.

зы: Да нашими учебными снарядами корабли топить можно! :)
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100