Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Бешеный - - 08. Любовь Бешеного

Детективы >> Русский детектив и боевик >> Авторы >> Доценко, Виктор >> Бешеный
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Виктор Доценко. Любовь Бешеного

Предисловие


     Те из вас, кто прочел предыдущий роман о Савелии Говоркове, наверняка помнят, чем он закончился, а потому прошу меня простить за повтор; другим же я коротко перескажу основные события.

     Однако прежде хочется посвятить несколько строк самому герою.

     Савелий Кузьмич Говорков родился в шестьдесят пятом году, трех лет от роду остался круглым сиротой. Детский дом, рабочее общежитие, армия, спецназ, война в Афганистане, несколько ранений. Позже осужден и лишен свободы, реабилитирован и по собственной инициативе вновь заброшен в афганское пекло, опять ранение, спасен тибетскими монахами, прошел Посвящение... Далее наступили суровые будни мирной жизни: борьба со злом, несправедливостью, коррупцией... Ему много дано, но и спрашивается с него гораздо больше, чем с любого другого.

     Обстоятельства сложились так, что Савелию Говоркову пришлось полностью менять свою жизнь: с помощью пластической операции -- внешность, с помощью генерала госбезопасности России Богомолова -- биографию, фамилию, имя. Сейчас он -- Сергей Мануйлов, невысокий, плотного телосложения блондин, с тонкими чертами лица и пронзительными глазами.

     В книге "Награда Бешеного" речь идет о том, что существованию Америки угрожает маньяк, готовый взорвать атомную станцию близ НьюЙорка.

     Маньяк этот -- не кто иной, как Робот Смерти -- старый знакомый нашего героя: в прошлом им пришлось столкнуться в смертельном поединке на звание чемпиона России по подпольному кикбоксингу. В том сражении наш герой победил своего противника, сломав ему ключицу. И вновь их сталкивает судьба.

     Савелий Говорков в это время как раз гостит в Нью-Йорке у полковника ФБР Майкла Джеймса; с его помощью он хочет выйти на бывшего генерала КГБ, захватившего его названого брата Андрея Воронова. При содействии президентов США и России фэбээровцу удается вовлечь нашего героя в операцию по обезвреживанию террориста.

     Параллельно спецслужбы двух стран пытаются провести крупномасштабную акцию по захвату огромной партии наркотиков и аресту нескольких наркобаронов.

     В этой операции центральное место отводится генералу российской госбезопасности Богомолову, который должен был якобы бежать из России с огромной суммой денег. План удается на славу: противник верит в предательство генерала Богомолова, но в последний момент на встречу с ним отправляет вместо себя своего преданного помощника...

     Савелию Говоркову удается победить в смертельной схватке Робота Смерти и спасти Америку от ядерной катастрофы. За этот подвиг он удостаивается высших наград Соединенных Штатов и России, после чего подключает к операции по захвату одного из своих самых опасных противников -- Рассказова...

     Казалось бы, Рассказову некуда деться, более того, он тяжело ранен, но... вот Савелий стоит перед своим поверженным врагом, испытывая жалость пополам с брезгливостью. На какое-то мгновение ему показалось, что противник узнал его.

     -- Ты? -- слабо простонал Рассказов.

     -- Нет, не я! -- хмыкнул Савелий.

     В этот момент вернулся Воронов.

     -- Смылись, сволочи? -- сказал он по-русски.

     -- Воронов? -- теряя силы, прошептал Рассказов. -- И ты здесь?! Опять вы!

     -- Арестовать? -- спросил Дональд.

     -- Зачем? Чтобы завтра выпустить? -- поморщился Савелий. -- Он же у нас пострадавший! Вызови лучше врача!

     -- Уже!

     -- Вот и хорошо! -- Савелий как-то странно посмотрел на восточную девушку, искренне переживающую за Рассказова и рыдающую у него на груди, вздохнул и пожал плечами. -- Ничего не понимаю!.. Ладно, пошли, ребята!

     -- Погоди! -- простонал вдруг Рассказов, и Савелий вновь склонился над ним. -- Спасибо! -- неожиданно прошептал он.

     -- Живи... пока! -- ответил Савелий.

     Каждый понял, что это даже не перемирие, а так, небольшое затишье перед будущей схваткой...
I. Глобальные амбиции Рассказова


     Рассказов с нетерпением ожидал сообщений от Красавчика-Стива и при этом заметно нервничал. Чтобы немного отвлечься, он выпил полстакана водки, но желанного покоя это не принесло. Рассказов в ярости хрястнул кулаком по столу. В комнату тут же заглянул один из телохранителей, здоровенный бугай.

     -- Звали, Хозяин? -- встревожено спросил он.

     -- Чего? -- рявкнул Рассказов, но тут же пришел в себя. -- Слушай, Микки, позови-ка Машеньку! -- распорядился он.

     -- Сей момент, Хозяин! -- Парень обрадовался, словно шеф повысил ему жалование, и помчался выполнять приказание.

     Аркадий Сергеевич сладко потянулся, но тут же поморщился: рана все еще давала о себе знать. Он потер ладонью живот, снова плеснул в стакан водки и выпил. Расшалившиеся нервы немного улеглись.

     Более двух месяцев Рассказову пришлось проваляться в нью-йоркской больнице после того, как один из лучших хирургов города Бернард Хиклоу, весьма кстати вызванный дежурным доктором, несколько часов проколдовал над его раной. Рассказову повезло трижды: во-первых, он остался в живых, во-вторых, дежурный врач быстро сделал анализ и обнаружил заболевание крови, в-третьих, этот медик оказался родственником доктора Хиклоу и не замедлил обратиться к нему.

     Закончив операцию, Бернард Хиклоу устало покачал головой и тихо заметил:

     -- Все-таки человек -- удивительное существо. Другой с таким ранением давно бы предстал перед Всевышним, а у этого еще и кровь... -- Доктор поморщился и неожиданно спросил: -- Как его звать-то, запамятовал?

     -- Аркадий Рассказов! -- взглянув в карту, ответила молоденькая медсестра.

     -- Так он русский! Теперь понятно! -- усмехнулся доктор и не без уважения добавил: -- Живучий народ! Ладно, везите его!

     -- В реанимационную? -- спросила сестра.

     -- Его-то? -- усмехнулся хирург. -- Незачем, давайте сразу в реабилитационную! Не удивлюсь, если уже через пару дней этот русский вставать попытается!

     Рассказов был под наркозом и всего этого, естественно, слышать не мог. Но, очнувшись, был весьма удивлен многозначительным взглядам медсестер и санитарок и хитрым улыбкам, которыми они щедро одаривали его, когда он попытался на второй день подняться с кровати, чтобы сходить в туалет. Однако обаятельная медсестра была непреклонна и заставила Рассказова облегчиться в утку. Переборов смущение, он заставил девушку отвернуться и долгое время никак не мог освободить мочевой пузырь. А когда сильная струя вырвалась наконец на свободу и шумно ударила в нержавеющую сталь судна. Рассказов покраснел от стыда, однако изменить уже ничего не мог: природа взяла свое, и его хватило лишь на короткое "извините".

     -- Господи, вы как дитя малое! -- с улыбкой проговорила медсестра, забирая у него судно. -- Отдыхайте! -- добавила она, поправила простыню и вышла.

     Аркадий Сергеевич тут же забыл про свой позор и почему-то вспомнил лицо незнакомца, склонившегося над ним сразу после ранения. Оно было ему совершенно незнакомо, но глаза... Кого напоминали ему эти глаза? И этот голос... Что он тогда сказал? "Живи... пока!" А может быть -- "Живи!.. Пока!" Почему его так волнует этот голос? Откуда он знаком ему? С этим нужно будет разобраться, только не сейчас. Сейчас спать, спать, спать... Рассказов устало прикрыл глаза и тут же очутился в объятиях Морфея... И неожиданно этот бог отправил Рассказова в те далекие времена, когда ему было всего лишь двадцать три и он впервые увидел свою будущую жену...


     Это произошло в ресторане "Арагви", где молодые и счастливые новоиспеченные лейтенанты всем курсом решили отметить окончание училища. Она же в компании юных студиозусов праздновала успешный переход на второй курс. Ребят в этой компании было немного, а девчонки подобрались одна другой краше. Но бравый офицер пал жертвой той самой пресловутой любви с первого взгляда. Лишь только заиграл оркестр, он устремился к своей избраннице, буквально на мгновение опередив своего приятеля Максима, который тоже положил на нее глаз.

     Даже через много лет Максим не без зависти рассказывал эту историю, сокрушенно вздыхая о том, что если бы он подошел к девушке первым, то сейчас бы сидел на месте своего счастливого соперника.

     -- Разрешите пригласить вас на танец? -- Рассказов согнулся в полупоклоне, достойном гусара времен Дениса Давыдова.

     Отчего-то девушка смутилась и растерянно взглянула на своих подруг, бросающих красноречивые взгляды на симпатичного лейтенанта. По всей видимости, их горящие от зависти глаза и сыграли решающую роль.

     Очаровательная студентка вдруг резко поднялась и с вызовом бросила:

     -- А почему бы и нет?!

     Над залом поплыла красивая мелодия блюза, но они почти не слышали музыки. Меж ними словно сверкнула какая-то искра, которая сблизила их настолько, что не нужны были слова. До этой встречи у Аркадия было немало женщин, но таких ощущений он никогда не испытывал. Казалось, они остались вдвоем на всем белом свете: только Он и Она. Они протанцевали два танца и не сговариваясь незаметно покинули ресторан, а потом до самого утра молча бродили по московским улицам. За всю эту упоительную ночь влюбленные так и не сказали друг другу ни единого слова...

     С этого дня они встречались почти ежедневно, но поцеловались впервые только через полгода, когда Аркадий пригласил возлюбленную к себе на день рождения и познакомил ее со своей матерью. А на следующий день они подали заявление в загс... Несмотря на то, что красавец офицер не был таким уж примерным семьянином, он безумно любил жену, а в доченьках своих просто души не чаял и, когда они все погибли в авиакатастрофе, всерьез хотел наложить на себя руки. Только традиционное русское забвение удержало его...

     В этом странном сне Рассказов метался из одного периода своей жизни в другой. Вот он играет со своими дочурками-погодками на огромном ковре в детской, вот отвозит их в садик, а вот несется словно сумасшедший по ночной Москве в роддом, а рядом сидит красавица жена, пытаясь сдерживать стоны, чтобы не пугать "своего Аркашечку"; а теперь он стоит перед тремя гробами с почерневшим лицом и невесть откуда взявшейся прядью седых волос...


     Чьи-то ласковые руки прервали сон Аркадия Сергеевича. Протирая белоснежной салфеткой обильно выступивший пот с лица больного, медсестра нежно приговаривала:

     -- Ничего, милый, все будет хорошо: тебе просто что-то приснилось! Все будет хорошо!

     Проваляться в больнице он должен был не менее двух месяцев, так, во всяком случае, говорили опытные медсестры. Но уже на исходе второй недели Рассказов велел своему верному Тайсону перевести его в отель и обеспечить надлежащий медицинский уход прямо в номере. Эти две больничные недели заставили его очень многое пересмотреть в своей жизни. Не зря говорят, что перед смертью, как и при рождении, человек предстает обнаженным. Но если при рождении у него еще нет никаких пороков, а потому и стесняться нечего, то перед ликом смерти он "с отвращением читает жизнь свою". Порывается что-то изменить, что-то исправить, но поздно: поезд уже ушел.

     Нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Как правы были древние мудрецы!

     Несмотря на внешнюю бодрость, выздоравливал он довольно медленно. Только на тридцать пятый день Аркадию Сергеевичу удалось, превозмогая головокружение, самому встать с кровати и добрести до туалета. Все эти дни при нем постоянно находилась его Машенька-Уонг, которая внимательно и нежно ухаживала за ним, стараясь предугадать любое его желание.

     Рассказов был не из тех, кто, подобно мольеровскому мнимому больному, зациклен на собственных хворях, истинных или воображаемых. Почувствовав себя более-менее сносно, он сразу же принялся напряженно размышлять. Его неотступно преследовала мысль о незнакомце, который склонился над ним во время ранения. Спросить было не у кого, а сам Аркадий Сергеевич боялся даже мысли о том, что это мог быть Савелий Говорков. Удивительно: Рассказов то и дело твердил себе: "Этот проклятый Рэкс жив", но как только жизнь преподнесла зыбкое тому подтверждение, тут же пошел на попятную.

     Трудно сказать почему -- то ли это было своеобразной защитной реакцией ослабленного организма, то ли Аркадию Сергеевичу действительно не хотелось верить в то, что Савелий жив. Как бы там ни было, но после долгих мучительных размышлений Рассказов так и не пришел ни к какому выводу. Тем более что жизнь преподнесла очередной сюрприз, что требовало быстрых решений и огромной затраты энергии.

     Дело в том, что в один прекрасный день Тайсон доложил о появлении какого-то странного типа, голос которого показался главному телохранителю знакомым. Правда он отказался представиться и потребовал, чтобы его соединили лично с Рассказовым. "Это неспроста", -- подумал Аркадий Сергеевич и без лишних колебаний дал добро. Тайсон протянул ему трубку мобильного телефона.

     -- Хозяин? -- произнес невидимый собеседник. Его голос Рассказову тоже показался знакомым.

     -- Да, я, -- нахмурился Аркадий Сергеевич. -- Кто говорит?

     -- Это Джерри!

     -- Минуту! -- бросил Рассказов и повернулся к начальнику охраны: -- Все в порядке, Тайсон, я позову, когда закончу разговор!

     -- Ну! -- нетерпеливо бросил Рассказов в трубку. -- Говори!

     -- Барри погиб! -- выдохнул Джерри.

     -- Жаль... Очень жаль! -- сказал Аркадий Сергеевич совершенно искренне: таких преданных исполнителей, как эти братья, днем с огнем не сыскать. -- Надеюсь, он погиб достойно?

     -- Он выполнил ваше задание и спас мне жизнь! -- с гордостью произнес собеседник.

     -- Не означают ли твои слова, что Бахметьев надел деревянный макинтош? -- уточнил Рассказов.

     -- Да, безо всяких хлопот!

     -- Отлично! -- воскликнул Рассказов и обрадовано потер руки.

     "Теперь, надеюсь, моя девочка, ты удовлетворена? -- мысленно обратился он к своей погибшей Любаве. -- Я выполнил свою клятву: все виновные в твоей смерти понесли наказание!"

     -- Ваш труд будет оценен по достоинству! -- с пафосом произнес Аркадий Сергеевич. -- Конечно, брата не вернешь, но... -- Он глубоко вздохнул и закончил: -- Жизнь продолжается, не так ли? Надеюсь, ты останешься со мной?

     -- Спасибо на добром слове, Хозяин! Я знаю, что вас тяжело ранило, и тем не менее хорошо бы встретиться! -- с нажимом произнес Джерри.

     -- Есть серьезная причина? -- нахмурился Рассказов.

     -- Очень! -- подтвердил собеседник.

     -- Намекни!

     -- Благодаря гибели Барри удалось вскрыть сейф Бахметьева... -- Джерри замолчал.

     -- Ну! -- нетерпеливо бросил Рассказов.

     -- В нем было немного камешков и сто двадцать тысяч баксов...

     -- Это все твое и твоей семьи! -- сказал Аркадий Сергеевич после недолгой паузы. -- Надеюсь, этих камешков и ста двадцати кусков достаточно?

     -- Бог наградит вас за доброту. Хозяин! -- с чувством воскликнул Джерри, моментально забыв о том, что минуту назад он еще раздумывал: сообщать или нет о добытых сокровищах.

     Кроме того, Джерри оставил за собой право решать, докладывать ли о документах в "дипломате" в зависимости от реакции шефа на первое сообщение. Нет, он по-прежнему служил Хозяину, как верный пес, но после смерти брата всерьез задумался о том, что коль скоро он рискует своей головой, то нужно хотя бы подороже ее продать, чтобы обеспечить своих родных.

     -- Ты же давно смог убедиться в том, что я никогда ничего не жалею для тех, кто служит мне верой и правдой, не так ли? -- продолжил разговор Рассказов.

     Ему вдруг показалось, что Джерри чего-то не договаривает. Аркадий Сергеевич был очень тонким психологом и всегда чувствовал так называемый "момент истины", то есть малейшие изменения в поведении или в мыслях собеседника.

     -- Конечно, Хозяин! -- воскликнул Джерри. -- Именно поэтому мне так легко и приятно работать на вас! И всегда хочется перевыполнить задание! Вот и сейчас...

     -- О чем ты? -- небрежно спросил Рассказов, отметив про себя, что интуиция не подвела его и на этот раз.

     -- Нам удалось еще кое-что прихватить из этого сейфа! -- объявил Джерри и замолчал, ожидая эффекта разорвавшейся бомбы.

     -- Вот как? И что же это? -- подчеркнуто спокойно спросил Аркадий Сергеевич.

     -- Бумаги! -- прошептал верный слуга, словно боялся, что его кто-нибудь услышит.

     -- Какие?

     -- Вы ж знаете, Хозяин, мы с братом не шибко грамотные, но бумажки эти были рядом с камешками и деньгами, а сейф такой хитрой конструкции, что сгубил моего брата. Значит, я так понимаю, они очень важные, бумажки-то! И если они помогут отомстить за смерть Барри, то я готов еще и поделиться тем, что мы взяли!

     -- А это, дорогой Джерри, лишнее! -- строго заметил Рассказов. -- Бери тачку и срочно ко мне! Название отеля знаешь?

     -- Так точно, Хозяин!

     -- Жду! -- Рассказов задумчиво уставился на трубку.

     Интересно, что это за бумаги? Нюх у Джерри, как у настоящей охотничьей собаки! Он не обманывал, когда говорил о своей малограмотности; тем не менее Рассказов понимал, что Джерри наверняка заглянул в бахметьевские бумаги, а сложить два и два под силу даже детсадовцу. Поэтому нужно быть максимально осторожным: там, где речь идет о Великом Ордене, не бывает мелочей. Доверяй, но проверяй!

     Бумажки, бумажки... Ценные бумаги Бахметьева? Тогда они могут стоить огромных денег! Если это ценности Ордена, то сумма вырисовывается поистине астрономическая! А что, если в этих бумагах компромат? Да еще на сильных мира сего? Нужно тщательно подумать, прежде чем решиться воспользоваться бумагами! Одно дело бороться с одним, хотя бы и весьма могущественным членом Ордена, но совсем другое восстановить против себя весь Орден!

     Ладно, чего зря голову ломать? Придет Джерри, и все станет ясно! Не успел Рассказов подумать об этом, как в дверь постучали.

     -- Хозяин, к вам посетитель! -- доложил Тайсон. -- Чудной какой-то: одет вроде ничего, даже с "дипломатом", но по роже явно не профессор!

     -- Наблюдательный, что твой Шерлок Холмс! -- улыбнулся Рассказов. -- Давай его сюда!

     -- Проверить?

     -- А за что я тебе деньги плачу? -- невозмутимо бросил Аркадий Сергеевич. -- Только культурно!

     -- Извините, но я должен осмотреть вас! -- как можно любезнее сказал начальник охраны незнакомцу.

     -- Валяй, приятель! -- кивнул тот, поставил на стол "дипломат" и развел руки в стороны.

     Быстро и весьма профессионально Тайсон ощупал посетителя.

     -- Что в нем? -- спросил охранник, бросив взгляд на кейс.

     -- Да так, бумажки! -- хитро прищурился незнакомец.

     -- Откройте!

     -- Мне кажется, это должен сделать Аркадий Сергеевич! -- спокойно заметил посетитель. -- Или я, но в присутствии Рассказова!

     Тайсон немного растерялся. После небольшой паузы он снова взглянул в глаза незнакомцу.

     -- Ладно, пойдем! -- решил наконец он, сам взял в руки "дипломат", толкнул дверь в номер Рассказова и пропустил вперед незнакомца.

     Первым вошел Джерри и метнул на Рассказова быстрый взгляд.

     Тайсон поднял "дипломат" и сказал:

     -- Парень говорит, что кейс должен быть открыт в вашем присутствии!

     -- Хорошо, Тайсон, поставь его на стол и оставь нас!

     -- Но...

     -- Все в порядке, дорогой, это свой человек! -- оборвал его Рассказов. -- Только другим об этом знать пока не надо!

     -- Понял, Хозяин! -- заученно отозвался Тайсон, после чего поставил "дипломат" перед шефом и вышел.

     -- Все в порядке, Джерри? -- спросил Аркадий Сергеевич. -- Открой!

     -- Момент, шеф! -- Джерри подошел к столу, откинул крышку "дипломата" и положил его на кровать рядом с обитателем номера. -- Здесь только документы! -- многозначительно заметил он.

     Аркадий Сергеевич немного помолчал и задумчиво бросил:

     -- Ты иди отдохни с дороги, в ресторане пообедай, а часа через два приходи. А я пока эти бумажки посмотрю. Если хочешь поспать, то Тайсон отведет тебя в зарезервированный номер.

     -- Вот за это спасибо: я ж даже в самолете не спал, боясь за чемоданчик! -- сконфуженно пояснил "брат-разбойник".

     -- Я всегда знал, что на тебя можно положиться! -- рассеянно ответил Рассказов.

     Не успела за посетителем закрыться дверь, как больной тут же набрал номер Тайсона:

     -- Дорогой, -- ласково начал он, -- обслужи нашего гостя по высшему разряду, чтобы чувствовал себя как дома. И посели в наш резервный номер...

     -- Слушаюсь, Хозяин! -- отрапортовал начальник охраны. Он хотел уже отключиться, но Рассказов неожиданно добавил тоном, от которого у Тайсона по спине мурашки пробежали:

     -- И смотри, внимательный мой, ни на минуту не спускай с него глаз!

     -- Понял, Хозяин!

     -- А также проследи, чтобы через два часа он был у меня! Пока все! -- Аркадий Сергеевич отключился и уткнулся в документы.

     Ему достаточно было бегло просмотреть содержимое "дипломата", чтобы понять: в его руках самая настоящая бомба. Все его предположения яйца выеденного не стоили по сравнению с тем, что оказалось в действительности. Среди документов имелись и тайные счета самого господина Бахметьева, и несколько секретных счетов Ордена на сумму в полтора миллиарда долларов. Но все это -- ничто по сравнению с огромной зеленой папкой, в которой было собрано около ста документов на различных государственных деятелей нескольких стран Европы и Америки.

     По существу Рассказов держал в своих руках мощный рычаг власти, обладатель этих бумаг моментально становился этаким "кукловодом" и мог, вопреки марксистской теории, управлять историей. О такой удаче Рассказов даже мечтать не мог.

     Конечно, он прекрасно понимал, что любой, кто обладает бомбой, стократ рискует погибнуть от нее, либо от рук тех, кто захочет обладать ею.

     И сейчас первым делом надо решить главный вопрос: давать ли документам ход? Может быть, остановиться на деньгах, причем немалых, а эти чертовы бумаги уничтожить от греха подальше? Господи, Аркадий Сергеевич, с каких это пор ты стал таким боязливым?

     Забывшись, Рассказов потянулся и тут же вскрикнул от резкой боли в животе. Он задержал дыхание и легонько погладил шрамы ладонью. Нет, в таком состоянии нечего думать о борьбе: сначала нужно поправиться, а потом...

     Но о том, что будет потом, он подумать не успел, так как его мысли неожиданно перескочили на Джерри. Теперь этот верный пес стал смертельно опасен. И даже если допустить, что этот дурень ничего не понял (хотя не так уж он и глуп!), то разобраться в цифрах со многими нулями смог бы и ученик "школы для дураков". А если Джерри еще и решил с кем-нибудь посоветоваться, то опасность увеличивалась многократно.

     Да, придется с Джерри серьезно поработать, причем незамедлительно, а потом уж, когда здоровье позволит, можно будет решить и насчет документов.

     И на этот раз интуиция не подвела Рассказова. Действительно, когда Джерри ознакомился с содержимым "дипломата", астрономические суммы просто ошеломили его. Он тут же решил проконсультироваться со своим очень головастым старым приятелем, который несколько лет отсидел за финансовые махинации.

     Звали этого приятеля Марк Лифшиц. Сын бедного еврея, эмигрировавшего в двадцатые годы в Америку из Румынии, совершенно не соответствовал расхожему представлению о своих соплеменниках. В детстве он прослыл забиякой и драчуном, в юности -- ловеласом, прожигателем жизни и папашиных денег, заработанных тяжким трудом в скобяной лавке города Нью-Джерси. А когда папаша отошел в мир иной, оставив своему отпрыску в наследство заложенную и перезаложенную лавку, Марк скрыл реальное состояние дел и продал заведение одному доверчивому еврею по подложным документам.

     Через некоторое время незадачливый покупатель во всем разобрался и пригрозил Марку, что подаст на него в суд, если тот не выплатит ему компенсацию. Юному прохиндею грозило несколько лет тюрьмы. К тому времени он устроился в ипотечный банк и, не мудрствуя лукаво, перевел на свой счет несколько тысяч долларов. Как ни странно, это сошло ему с рук, и наследник погасил отцовские долги. Ему бы остановиться, но, как говорится, аппетит приходит во время еды. Вторая попытка не удалась: Марка тут же арестовали и приговорили к пятнадцати месяцам лишения свободы.

     В тюрьме-то они и встретились: еврей, совсем не похожий на еврея, и американец, совсем не похожий на американца. Чем-то они понравились друг другу и решили встретиться на свободе, чтобы обтяпать какое-нибудь дельце. Но судьба разбросала приятелей. Впрочем, грабителю удалось разыскать своего брата, а вскоре на братьев наткнулся Дик Беннет и сосватал их Рассказову. Как-то раз Джерри случайно столкнулся с Марком, и они тут же отправились в ресторан обмыть встречу и вспомнить минувшие дни. После обильных возлияний приятели чуть было не получили новый срок, но их выручил Дик Беннет. И, естественно, Джерри вспомнил о Марке, когда столкнулся с документами Бахметьева.

     Результат оказался весьма неожиданным.

     -- Откуда у тебя этот счет? -- воскликнул еврей.

     -- Это счет моего Хозяина! -- нисколько не смутившись, ответил Джерри. -- А что?

     -- Дело в том, что это, насколько я разбираюсь в таких делах, лишь мизерная часть той суммы, которая аккумулирована на этом счету. Я уж не говорю о том, что этот швейцарский банк один из богатейших и старейших банков мира! По слухам, в этом банке находятся не только деньги нацистов, но и партийная касса Советов, -- многозначительно протянул жулик. -- И что ты собираешься делать?

     -- То есть? -- не понял Джерри.

     -- Ты что, за дурака меня держишь? Ты что, хочешь сказать, что твой Хозяин попросил тебя о подобной консультации?

     -- Слушай, Марк, мы с тобой не первый день живем на свете! -- разозлился Джерри. -- Я обратился к тебе как к старому приятелю. А если бы мне нужен был партнер, то я тебе бы так прямо и сказал. Понял?

     -- Понял, понял! -- замахал руками Марк.

     Он заметил не только злость, но и страх в глазах бывшего сокамерника, потому решил больше на него не давить. Марк ловко перевел разговор в другое русло, однако, как только приятели расстались, быстро набросал все, что запомнил, на листке бумаги. Марк прекрасно понял, что Хозяин (по фамилии Рассказов, как однажды проговорился Джерри) каким-то образом стал обладателем этих документов. Вполне возможно, сам Джерри приложил к этому руку. Как-то раз по пьянке бывший сокамерник рассказал еврею о своем новом могущественном шефе, у которого "все везде схвачено" и о том, какая мощная у него охрана. Сын ветхозаветного лапсердачника понял, что сорвать такой куш в одиночку ему вряд ли удастся.

     После некоторых раздумий Марк решил связаться с одним парнем, с которым познакомился пару месяцев назад при не совсем обычных обстоятельствах. Однажды поздно ночью Марк возвращался из кабака, в котором так удачно погулял, что оставил там не только всю наличность, но и свою единственную ценность: золотой "Ролекс". В это время из какой-то подворотни выскочили трое и решили потрясти "лоха", а когда во всем разобрались, со злости стали его избивать.

     Трудно сказать, чем бы все это кончилось для Марка: скорее всего больницей, а может быть, и моргом. Но милостивый еврейский Бог ниспослал спасение в лице упитанного крепыша лет тридцати. Мэйсон так лихо раскидал грабителей, что Марк не успел и глазом моргнуть. Как тут не пригласить спасителя к себе "на рюмку чая". Так они и подружились...

     Как выяснилось, новый знакомый только что вышел из тюрьмы, где просидел семь месяцев за драку, в которой сломал пару носов, чтобы не совали куда не следует". По словам Мэйсона, хазы у него не было, но пара баксов имелась.

     Недели три жил спаситель на диване у спасенного, прежде чем нашел себе работу и угол. За это время оба присмотрелись друг к другу, сделали пару удачных налетов на мелкие магазины и прониклись духом товарищества и взаимовыручки.


     Если бы сын торговца с пейсами узнал, с кем свела его судьба, он бы чрезвычайно удивился. Мэйсон Маккормик был агентом ФБР и работал в управлении Майкла Джеймса. Марк Лифшиц попал в его поле зрения по недоразумению. Мэйсон имел задание проникнуть в окружение к Рассказову, а фэбээровцы как-то указали на парня, поразительно похожего на Марка. И Мэйсон весьма профессионально устроил и знакомство, и налеты на магазины. Но, как учила когда-то марксистско-ленинская философия, случайное есть частный случай закономерного. Именно к агенту ФБР и обратился Марк со столь заманчивым предложением моментального обогащения.


     Не упоминая имен, Марк показал Мэйсону копию документа и выжидательно уставился на своего мнимого спасителя. Тот, в свою очередь, вперил красноречивый взгляд в своего "подопечного".

     -- Что скажешь? -- первым не выдержал Марк.

     -- Ты что, меня за лоха держишь? -- ухмыльнулся Мэйсон. -- Я по пятницам не подаю!

     -- О чем ты, дружбан? -- не понял Марк.

     -- В сортир можешь сходить с этой бумажкой! -- категорически произнес его собеседник.

     -- Господи! -- Марк наконец понял и рассмеялся. -- Ты что, подумал, что я хочу впендюрить тебе эту ксиву? Ну ты даешь!

     -- Тогда что ты хочешь? -- нахмурился Мэйсон, делая вид, что ничего не понимает.

    

... ... ...
Продолжение "08. Любовь Бешеного" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 08. Любовь Бешеного
показать все


Анекдот 
Идет нарк по Лувру, видит портрет Джоконды. Минуту всматривается, другую... и с завистью в голосе выносит вердикт:
- Мягко бабу торкнуло.
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100