Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Феликс Крес - Крес - Закон стервятников

Фантастика >> Социалистическая фантастика >> Феликс Крес
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Феликс Крес. Закон стервятников

-----------------------------------------------------------------------

Feliks W.Kres. Пер. с польск. - К.Плешков.

Авт.сб. "Сердце гор". СПб., "Азбука", 2000.

OCR & spellcheck by HarryFan, 31 October 2002

-----------------------------------------------------------------------



    - Никогда не презирай наши законы, женщина, - повторил ширококрылый исполин, вцепившийся в плечо черноволосой девушки. Ее тело в голубом армектанском мундире безжизненно распласталось на земле. - Никогда не презирай наши законы. Ну а теперь проснись.

    Веки лежащей с трудом приоткрылись. Солнце - столь редкий гость в громбелардских горах - мелькнуло в зияющих пустотой красных глазницах. Пространство прорезал душераздирающий крик. Лежащая прижала ладони к лицу, рванулась было, но тут же рухнула снова.

    - Нет! Нет! Нет!

    А в небе уже высоко маячила черная точка, невидимая для девушки. Она попросту не могла ее видеть.

    - Нет! Нет!

    Парящий в воздухе стервятник ритмично прищелкивал клювом:

    - Никогда не презирай наши законы, никогда...
1


    Грузные шаги загрохотали по лестнице:

    - Под сотник Каренира?!

    Вскочила на зов, вытянулась в струнку.

    - Так точно!

    Шаги возобновились. Остановился в дверях. При виде ее наготы лицо вошедшего скривилось:

    - Выбери восемь человек и прикажи собираться в дорогу. Поедете... - Задумался. Насупив брови, уставился на носки своих запыленных сапог. - Зайди ко мне. Немедленно. - И как-то особенно подчеркнул: - Одетая. С меня и без того хватает вида ваших голых сисек. Это тебе не огород в Рине или в другой армектанской дыре. Тут армия, казармы. Заруби себе это на носу, повторять больше не буду. И передай это своим смазливым подчиненным. Ну а уж коль скоро о том зашла речь: хотелось бы, чтобы дозор, командование которым я возложил на тебя, состоял только из мужчин. Поняла или нужно повторить? Из одних мужчин!

    - Слушаюсь, господин!

    Отвернулся и вышел. А в ней закипала волна злости. Не успела остаться одна, как со всей яростью пнула скамейку подле кровати. От боли прикусила губу, потерла ногу.

    Ее возмущению не было предела. В Рине, где она родилась и выросла, нагота в доме была символом любви, дружбы, чистых и открытых помыслов. При воспоминании о своем первом вечере в гарнизонных казармах она вдруг горько усмехнулась. Всего-то хотела устроить небольшое торжество для новых товарищей-офицеров. Одетая в одну лишь юбку, она открыла дверь, и... Взгляды... Выстроившиеся как на параде мужчины, в военных туниках, подпоясанные мечами, перемигивались между собой за ее спиной. Две легионные сотницы тем временем обменивались друг с другом замечаниями на ее счет: "Пьяная или?.."

    Ничего не понимая, она проревела всю ночь. Утром прибежали взбудораженные девушки из ее отряда. Этим тоже не удалось выспаться. Мужчины лезли к ним с недвусмысленными намеками, пытались даже лапать. И все это под издевательские смешки. Пока не ввалился какой-то десятник и не начал глумиться на всю катушку... Тут не выдержала Кристира: для начала показала ему свои нашивки, а затем велела убираться вон!

    Около полудня к ней пришел тысячник П.А.Аргон, комендант гарнизона. Он со всей строгостью объяснил разницу в обычаях двух провинций и впредь категорически запретил подобное. Офицеры смотрели косо и на ее фамильярные отношения с подчиненными - насколько все не так было в Рине! Там вся казарма была одной веселой дружеской компанией, здесь же каждый тройник надменно расхаживал в кольчуге и мундире, а уж под сотник редко опускался до непосредственной беседы с солдатом... Если бы она надела после службы какое-нибудь из привезенных с собой платьев, ее наверняка засадили бы на губу!

    Девушка вздрогнула. О Шернь! Я уже должна быть у коменданта! Ведь сказал "немедленно", значит, понимай буквально!

    Она быстро влезла в грубую юбку, сунула ноги в тяжелые сапоги. Тунику она натягивала уже на бегу. Влетев в комендатуру, задержалась в зале для инструктажа, пытаясь застегнуть пряжку ремня, как в тот же миг дверь перед ней распахнулась. В проеме стоял Аргон.

    - Ну, подсотник, - почти ласково произнес он, - здесь ты только временно, и права уволить тебя из армии я не имею. Но будь уверена, при первой возможности я доложу свое мнение твоему командиру в Рине.

    Вытянувшись по стойке смирно, Каренира напряглась, с ужасом ощущая, как расходится наспех застегнутая пряжка.

    - По правде, - продолжал Аргон, - начинаю сомневаться, посылать ли тебя во главе этого патруля. Был бы у меня под рукой хоть один свободный офицер...

    Чувствуя, как холодный пот стекает по спине, она в последний момент подхватила падающий на пол меч.

    Аргон заткнулся на полуслове. Повисла тяжелая тишина. Наконец мужчина отвернулся и двинулся в кабинет.

    - Прошу за мной.

    Она быстро прикрепила оружие на место.

    - Задание несложное, - начал комендант, прилагая все усилия к тому, чтобы голос его звучал совершенно бесстрастно. - Поступило донесение, что в окрестностях Кривых Скал скрываются трое-четверо человек. Так, пара воришек, а не какая-то там банда разбойников. Цель патруля - найти и поймать. По крайней мере один из них должен остаться в живых. Все ясно или повторить? В живых!

    Она энергично кивнула:

    - Так точно, господин!

    - Отправляйся немедленно. Людей уже наметила?

    - Еще нет, госпо...

    - Так я и думал. Они ждут тебя у ворот. Пришли мне Барга. Это такой бородатый толстяк.

    - Слушаюсь, господин!

    Каренира вышла из кабинета, прямо держа спину. Закрыла за собой дверь и только после этого тяжело оперлась о косяк, вытирая пот со лба.
2


    - Господин...

    - А, вот и ты, Барг. Присаживайся.

    Солдат сел. Его наверняка мог бы изумить непривычно ласковый тон сурового "старика", однако лицо оставалось бесстрастным. Он выжидал.

    - Сегодня вы идете в патруль под началом подсотника А.И.Карениры. Солдат хороший, только вот выросла в армектанском Рине... гор не знает. Насколько мне известно, она лишь однажды принимала участие в... бою? - Фраза прозвучала почти как вопрос. - Ее лучницы подбили из засады коней двух полуживых от усталости Всадников Равнин... Она не может взять в толк, что это Громбелард, где служба вовсе не усмирение пьяниц по трактирам. Поэтому у тебя особая задача: смотри в оба и держи ухо востро. Хоть и командует отрядом она, но отвечать за него - тебе. Как ты с этим справишься - дело твое. Все.

    Солдат вскочил, отдавая честь.

    - Естественно, этот разговор должен остаться между нами... - добавил Аргон.

    Могло показаться, солдат обиделся.

    - Господин... - протянул Барг.

    Губы Аргона тронула усмешка:

    - Можешь идти.

    Хлопнула дверь, в соседней комнате слышно было, как твердой походкой удаляется Барг. Аргон снова усмехнулся. Старый солдат... Такому порой стоит по-дружески рассказать кое-что наедине. На Барга он мог положиться. Сообразительности и хитрости у того хоть отбавляй. Во время недавней облавы он не раз показал себя с самой лучшей стороны, да и прежде, в самых трудных ситуациях никогда не подводил. Благодаря его сметливости и знанию Гор не одному отряду легиона удалось избежать гибели. Солдаты, если с ними был Барг, могли потерпеть неудачу, но поражение - никогда.

    Тряхнув головой, Аргон взял чистый лист бумаги, перо и чернильницу. Написав несколько слов и присыпав их песком, он шлепнул печать коменданта гарнизона в Громбе.

    Удостоверение подсотника Громбелардского Легиона.
3


    Громадный бурый кот, из породы гадбов, известный на весь Громбелард как Л.С.И.Рбит - заместитель и правая рука Басергора-Крагдоба, короля гор и вождя разбойников, непринужденной ленивой трусцой поглощал милю за милей. Уж коли требовалось - он мог бежать дни напролет. Сейчас уже миновало трое суток. Он спал по утрам, просыпаясь, потягивался, делал несколько умопомрачительных прыжков, разогреваясь, и, даже не подкрепившись, снова пускался в путь. Он мчался оставшийся день и всю ночь, а когда небо начинало розоветь, пил из ручья, если таковой оказывался поблизости, и засыпал. Таким образом, за день он преодолевал тридцать миль. Конец пути уже был близок - вокруг громоздились Тяжелые Горы. Добраться до самого их сердца, туда, где возвышались стены Громба, столицы провинции, - вот чего он хотел. В дороге он размышлял о том, правильно ли поступил его командир, сбежав вместе со всем отрядом в далекий Лонд. Может, следовало противостоять облаве, которую армия устроила в Тяжелых Горах?

    Рбит был разведчиком. Он нигде не задерживался, избегал попадаться кому-либо на глаза. Собственно говоря, он уже выполнил свою миссию и мог вернуться к Басергору-Крагдобу с вестью о том, что опасность, по сути, миновала. Но, как и всякий кот, он был терпелив и дотошен. Ему необходимо было удостовериться до конца, выведать все, что возможно, и связаться с теми, кто уцелел.

    В пути день казался ему бесконечно долгим. Ночью же он чувствовал себя гораздо лучше. Тьма давала ему ощущение свободы и власти над всеми живыми созданиями. Невидимый и неслышимый для кого бы то ни было, Рбит видел и слышал все.

    Был еще только полдень. Рбит остановился. Хотя все его мышцы требовали движения, он медленно огляделся, потом прислушался, наконец, принюхался. Ничего.

    И все-таки в воздухе что-то витало. Нечто дурное. Он находился в горном лесу с низкорослой редкой порослью. Укрывшись в ближайшем кустарнике, кот выгнулся, расстегнул зубами ремень на холке, где висел довольно большой кожаный мешок. Придерживая ремни лапами, он неуклюже развязал его и опять-таки зубами вытащил прочную железную кольчугу. Поскольку инстинкт предупреждал об опасности, следовало защититься. Чутье никогда его не подводило, Рбит полагался на него больше, чем на зрение и слух.

    С трудом, проталкиваясь лбом и жмурясь, он влез в доспех. Сунув лапы в короткие рукава, а голову - в воротник, он высоко подскочил и начал прыгать, словно обезумевший, до тех пор, пока кольчуга плотно не облегла его бока и горбину. Потом разбежался и вцепился в первую попавшуюся сосенку, ломая тонкие ветви и раздирая когтями ствол. Еще пару раз взмахнул лапами. Ничто не стесняло движений, чем он и был чрезвычайно доволен.

    Он снова двинулся вперед. Тихо похрустывала кольчуга. Но Рбита это уже не волновало.
4


    До окрестностей Хогрога, вершины, неподалеку от которой лежали Кривые Скалы, они добрались лишь к вечеру. Ясно было, что в темноте им ничего не выгорит, так что решили разбить лагерь. На опушке чахлого леса солдаты ловко извлекли из вьюков две небольшие палатки. Двое повели коней к ближайшему ручью. Развели костер.

    - Огонь может выдать наше присутствие, - заметила Каренира. - Не стоит попадаться на глаза посторонним.

    Барг уважительно взглянул на нее:

    - В этом есть здравый смысл, госпожа, и хорошо, что ты обо всем помнишь. Но, прости, ты никогда не видела, как разводят костер разбойники. Его устраивают в глубокой яме и используют особое дерево, которое почти не дает дыма.

    - Ну, если Громбелардский Легион во всем берет пример с разбойников... - усмехнулась она.

    Барг снял меч, положив его рядом с собой, улыбнулся девушке и сел на землю.

    - Это только на первый взгляд кажется странным, госпожа. Если хочешь успешно бороться с врагом, необходимо прежде всего узнать его привычки, а некоторые из них даже перенять. Очень многое зависит от условий... от обстановки. Ну вот смотри, к примеру: почему в Армекте так и не прижились столь популярные в Дартане кирасы и тяжелые полузакрытые шлемы?

    - Ими пользуются... правда, только у северных границ, против алерцев... Там главный наш противник - орды Всадников Равнин, бродяг и грабителей, - объяснила девушка. - Чтобы биться с ними на равных, нужно искусно управлять конем, уметь нападать из засады, переправляться через реки. Поэтому нельзя чересчур нагружать коня. Вооружение конника - легкое копье и лук...

    - Именно. Вот и мы берем пример с горных разбойников, одетых порой в одни лишь шкуры. Не носим тяжелых кирас, самое большее - мягкие кольчуги, иногда чешую, ибо на что годен закованный в железо рыцарь на горном бездорожье? Да и передвигаемся почти всегда пешими - как же иначе? Кони служат только для переходов, да и то мало где. Например, здесь это удобно - местность достаточно ровная... А оружие в основном - меч, секира, арбалет, иногда короткий дротик. Размахивать копьем среди скал или, хуже того, посреди купеческого каравана, который защищаешь, - просто нелепо.

    - И тем не менее с разбойниками вам не справиться?

    Барг прикусил губу.

    - Что ж, честь солдата хотела бы возразить, но не честность... Твоя правда, госпожа. Выследить банду нелегко, а когда это удается, нужно еще выдержать тяжелый бой, как правило, там, где это выгодно противнику. Обычно битва распадается на ряд мелких стычек, даже поединков, поскольку тут ущелье, там утес; тут скалы, там осыпь... Как в таких условиях держать боевой порядок? Случается, что любой солдат - сам себе командир... - Он покачал головой. - К тому же еще и крестьяне против нас, - продолжал он. - Ибо в Громбеларде, госпожа, нет мирных земледельцев. Здесь все воры, бандиты и грабители. Пастухи за своими отарами ходят с топорами вместо кнутов, а на головах у них не шапки, а шлемы. Постоянно дерутся между собой за свои стада... Впрочем, с ними все просто. Хуже с разбойниками с Гор. Обычно их банды насчитывают человек восемь-двенадцать, но бывает, что и по шестьдесят. И все они учатся воевать с детства.

    Каренира внимательно слушала медленный, спокойный рассказ толстяка, звучавший в ее ушах, словно сказка. Когда он умолк, чтобы подбросить дров в костер, девушка спросила:

    - А что там насчет облавы? Все время слышу о какой-то облаве, что она была, что...

    Барг заглянул в ее глаза, улыбнулся:

    - Облава... Ну да, была... Представь себе, госпожа, десятки и сотни солдат, которые одновременно прочесывают Горы во всех направлениях. Погони, схватки, засады. - Он снова с улыбкой посмотрел на нее. - Очень нам тогда не хватало тридцати метких лучниц. Да, госпожа, именно лучниц. Как сейчас помню, окружили мы узкое, крутое ущелье неподалеку от Эгдорба. - Он махнул рукой куда-то на восток. - Они выехали прямо на нас, видны как на ладони, а мы... испортили все дело! Лук не в большом почете в Тяжелых Горах. Арбалетом пользуются чаще. Для этого есть основания: он не дает промаха, бьет сильно и далеко... но проку от него никакого, если это единственное оружие. С нами шли двадцать арбалетчиков и только двое лучников, да и те не из лучших. Я был среди первых. По команде выстрелили, и, надо сказать, неплохо - там, внизу, аж забурлило! Четверть разбойников полегла, но, прежде чем мы успели зарядить арбалеты снова, остальные прорвались через ряды окружения, выскочили в ущелье, и ищи ветра в поле! Мы только в полном бессилии смотрели им вслед да накручивали тетивы арбалетов. Будь ты, госпожа, и твои девушки там, вы бы перестреляли их всех, пока мы заряжали свое оружие. Впрочем, и первые стрелы вы послали бы наверняка более метко. Говорят всякое, но, думаю, мужчина не создан для лука, так же как и женщина не годится для того, чтобы размахивать секирой.

    - А что это за коты? - неожиданно спросила девушка. - Я видела нескольких в казармах...

    - О, коты! - В усах Барга спряталась усмешка. - Кот, госпожа, - создание столь удивительное, что даже говорить о нем нелегко. Ведь, кажется, и у вас в Армекте в легионах служат коты?

    - Очень редко. Ну, может, на северной границе...

    - У нас почаще. Только у вас - поджарые, гибкие тирсы, а Громбелард - родина гигантских гадбов, котов-воинов.

    - Может ли такой кот-воин угрожать вооруженному человеку?

    Барг едва не расхохотался.

    - Прости, госпожа, но ты, видимо, никогда не видела гадба вблизи. Это кошмарный сгусток мускулов, твердых, словно железо. У дикого пса нет никаких шансов против него. Волк, если он зол и голоден, иногда отваживается встать у него на пути, но, как правило, проигрывает. Если когда-нибудь тебе, госпожа, доведется встретить кота в темном переулке - уступи ему дорогу. И в этом не будет ничего постыдного, ибо каждый разумный человек поступит именно так. Кот настолько непредсказуем, что заранее и предположить нельзя, что его может разозлить, а что - позабавить. Я, наверное, мог бы попробовать потягаться с котярой, но подобного случая не ищу. Мне еще жизнь дорога.

    Они замолчали. Тихо потрескивал костер, из котелка доносился запах вареного мяса. Уже совсем стемнело. На небе сверкали звезды.

    - Звезды, - заметил Барг. - Редко доводится их видеть.

    - Пожалуй, - тихо вздохнула Каренира. - Здесь постоянно льют дожди. С того времени, как приехала, сегодня впервые увидела солнце.

    - Я тебя понимаю, госпожа. Нужно родиться громбелардцем, чтобы любить наши тучи, дожди.

    Один из солдат с необычной для легионера робостью попросил:

    - Расскажи нам об Армекте, госпожа. Только не о ваших разбойниках, а так, в общем.

    Она улыбнулась:

    - О разбойниках мне рассказывать нечего, хотя бы потому, что... их, собственно, и нет. Разве что изредка встретятся на большой дороге... А Всадники Равнин, те, по большому счету, никому не угрожают. Ездят туда-сюда. Иногда что-нибудь стянут, ну а поджечь дом или умыкнуть девушку - это большая редкость. А про Армект вообще... слова подобрать трудно. Уж очень дивный город. Не сердитесь.

    Наступила тишина. Каренира медленно прислонила голову к стволу росшей позади нее сосенки и закрыла глаза.

    - Поешь, госпожа, и иди в палатку, - мягко сказал Барг. - Та, что поменьше, - твоя.

    Она открыла глаза:

    - Только моя? Зачем же вам тесниться в одной палатке?

    - Она рассчитана на пятерых, госпожа. А трое на посту...

    - Посты! - вдруг вспомнила девушка.

    - Я уже выставил, госпожа. Можешь спать спокойно.

    - Если что случится...

    - Я тебя разбужу, госпожа. Поешь.

    - Спасибо, почему-то я совсем не голодна.

    Она встала и пошла. В темноте палатка едва была видна. Там она нащупала седло и четыре пледа. Значит, часовые отдали ей свои одеяла.

    Каренира высунула голову наружу.

    - Барг! - тихо окликнула она.

    Он сразу же подошел к ней:

    - Да, госпожа?

    - Зачем мне четыре пледа? Пусть часовые накроются.

    - Нет, госпожа. Если им будет тепло, они могут заснуть. А в Горах нельзя себе такого позволять. Ты спи, госпожа.

    Девушка отстегнула пояс с мечом и сняла сапоги. Закутавшись в пледы, она неожиданно для себя осознала, насколько о ней заботятся. Каренира не замечала, чтобы так же заботились о ее подругах-легионерках. Почему бы это?

    Сон сморил ее мгновенно.
5


    - Госпожа...

    Она подскочила, протирая заспанные глаза. Светало.

    - Сейчас... - еще спросонья пробормотала девушка.

    - Пора в путь.

    Барг неодобрительно смотрел, как она натягивает на босые ноги тяжелые сапоги.

    - Сотрешь ноги, госпожа. Намотала бы портянки.

    - Да, но... я их забыла в казарме, - беспомощно ответила Каренира.

    Барг покачал головой и вышел. Вскоре он вернулся с чистыми лоскутами в руках:

    - Возьми, госпожа.

    Пока солдаты проворно сворачивали лагерь, она скрылась среди деревьев, как вдруг ее остановил окрик Барга:

    - Ты куда, госпожа?

    Она обернулась:

    - Сейчас вернусь...

    Он быстро подошел к ней:

    - Извини, но я с тобой, госпожа.

    Она густо покраснела:

    - Ты не понял. Я...

    - Я знаю, куда ты идешь, госпожа. Пойми ты наконец, тут Горы. И даже за этим здесь не ходят в одиночку.

    Тут она взорвалась:

    - Ну это уж слишком! Горы, Роры, одни только Горы! Что, и под кустом, где я хочу присесть, тоже притаились разбойники?

    Барг вытянулся по стойке смирно:

    - Прости, госпожа, но...

    - Нет! Я солдат. Как-нибудь справлюсь сама!


    Рбит спокойно, без спешки вытянул затекшие от долгого лежания лапы, затем, нехотя, будто играясь, выскочил из-за низкорослых сосен и сбил девушку с ног. Однако он недооценил сопровождавшего ее толстяка. Пришлось развернуться в воздухе, словно пружина, чтобы избежать удара меча, выхваченного молниеносно. Кот отскочил на безопасное расстояние.

    - Спрячь оружие, легионер, - недовольно, но с уважением проворчал котяра. - Может быть, в первый и последний раз Басергор-Кобаль стоит перед тобой как друг.

    Барг медленно опустил меч.

    - Басергор-Кобаль... - недоверчиво повторил он.

    Ошеломленная Каренира медленно поднялась с земли. Со стороны лагеря бежали солдаты. Барг остановил их движением руки.

    - Я пришел с известием, - спокойно сказал кот. - Хочу вас предостеречь: вы на территории стервятников. Как я понимаю, она, - он сверкнул глазами на нашивки ее туники, - ваш командир? О Шернь, как низко пал Громбелардский Легион... Слушай меня ты, толстяк. Вы на территории стервятников. Делайте выводы.

    Барг быстро убрал меч.

    - Если ты говоришь правду, господин...

    - Кот никогда не лжет, легионер. И не смей подвергать сомнению его слова, если не хочешь поплатиться собственной жизнью.

    Стало тихо.

    - Я не хочу, чтобы эти пожиратели падали поживились кем-либо, пусть даже вами.

    - Спасибо, господин.

    - Не за что.

    Кот развернулся, махнул хвостом и исчез среди деревьев. Напоследок раздался его голос:

    - А ты, толстяк, смело можешь ходить в лес один. Если ты всегда так ловко управляешься с мечом, как сегодня, - вряд ли тебе что-либо угрожает.

    В тишине, встревоженной шумом ветра, Барг повернулся к солдатам. Внимательно посмотрел на них, затем на Карениру.

    - Басергор-Кобаль, - изумленно произнес он. - Это был Басергор.

    Он резко встряхнулся и энергично скомандовал:

    - Сворачиваем лагерь. Возвращаемся в Громб.

    - Это еще почему? - удивилась Каренира.

    Он удивленно посмотрел на нее.

    - Это территория стервятников, госпожа, - пояснил он. - Если мы еще живы, то лишь потому, что они о нас пока ничего не знают.

    - Так это стервятники или демоны?

    Он раздраженно прикусил губу, но сдержался.

    - Поверь, госпожа, старому солдату. Будь нас сотня - могли бы двигать дальше. Но у нас всего-то девять человек.

    - Я не боюсь стервятников, не боюсь и этого кота, перед которым ты чуть ли на коленях не ползал. Отправляемся в Кривые Скалы. Это приказ.

    Он отвел взгляд, но вскоре решительно заявил:

    - Нет, госпожа. Я не пошлю семерых на верную смерть... или того хуже. Нас двоих я не считаю. Хочешь - иди дальше одна. Этого я тебе запретить не могу.

    Она потрясенно смотрела на Барга.
6


    Барг третий раз придержал коня и обернулся, после чего громко сказал:

    - Езжайте дальше, не останавливаясь. Я возвращаюсь. За ней...

    Солдаты безмолвно развернули лошадей.

    - Тогда все возвращаемся, - сказал старший из них, Гадбер.

    - Я отвечаю за вас перед стариком. Возвращайтесь в Громб. Это приказ.

    - Да кто их сейчас выполняет?.. Едем и не будем зря терять времени.

    Солдаты обогнали его и пустили лошадей так быстро, насколько позволяла узкая и крутая тропа. Выругавшись, Барг двинулся следом. Проверив арбалет, он выставил его перед собой.

    Вскоре они углубились в лес.


    Каренира спешилась и осторожно вышла на середину поляны, держа готовый к стрельбе лук. Было настолько тихо, что хлопанье могучих крыльев показалось раскатом грома. Резко обернувшись, Каренира натянула тетиву. Она уже готова была выпустить стрелу, когда встретилась глазами с чудовищем.

    - Разве ты не знаешь, женщина, что это земля стервятников? - спросил он.

    Лук выпал у нее из рук. Не в силах устоять на ногах, она опустилась на колени.

    - Да, именно так. Именно так должен вести себя человек перед стервятником. Почему же ты смотришь мне в глаза?

    Но она не могла отвести взгляда, и он знал об этом, просто издевался.

    - Никогда не презирай наши законы, женщина, - сказал он. - Никогда не пренебрегай ими.

    Она хотела позвать на помощь, но из перехваченного спазмом горла не вырвалось ни единого Звука. С ужасом она смотрела, как неуклюжий черно-белый гигант приближается к ней...

    А потом лишилась чувств.
7


    Рбит повернул назад. Через полтора десятка шагов он наконец сообразил, почему, собственно, возвращается. Беда. Будто кто-то доводил до его сознания, взывая непосредственно к его инстинктам: случилась беда... Его разум начинал воспринимать более отчетливые сигналы:

    "Девушка... беда... законы стервятников..."

    Рбит почти всю свою жизнь провел в громбелардских горах, немало видел и немало пережил. Некий посланник Шерни призывал его на помощь юной легионерке... А ему-то, собственно, какое дело?

    Останавливаться он все-таки не стал. Сердобольностью Рбит вовсе не отличался. Как у всякого хищного зверя, склонности к жалости у него не было и малой толики. Однако, как и любой другой кот, он ненавидел стервятников. Всем сердцем, да так, что каждый, кто с ними сражался, становился его другом. Враги стервятников всегда могли рассчитывать на его поддержку. Даже если бы они были солдатами императора.

    Невероятно, но стоявшего на тропе старика он заметил лишь тогда, когда на него наткнулся. Инстинкт взял вверх; хоть он и сразу же понял, кто перед ним стоит - тело отреагировало быстрее, нежели разум, - и он напал. Одним движением руки старик отгородился невидимой преградой. Атака угасла столь же внезапно, как и началась.

    - Стой, кот, - поспешно сказал Посланник. - Мы не враги.

    - Значит, ты меня знаешь. Назови свое имя, господин.

    - Дорлан-Посланник. Это я просил тебя вернуться...

    - Великий Дорлан. Наслышан. Не будем терять время.

    И бегом рванул вперед. Казалось, Посланник с трудом перебирает дряхлыми ногами, но при этом он так и не позволил мчавшемуся подобно стальной молнии коту оставить его далеко позади. Но вот когда они наконец очутились на небольшой поляне среди скал и деревьев, выяснилось, что их помощь опоздала.

    Двое, окруженные солдатами, стояли на коленях. Толстый пожилой легионер с красным лицом и густой всклокоченной бородой прижимал к своей груди девушку. Рбит сразу его узнал. Он заметил, что веки девушки судорожно сжаты, а плечи сотрясаются от рыданий.

    - Поздно, - хрипло произнес легионер, стиснул зубы и медленно поднял голову. Там, высоко-высоко в небе, едва виднелось крошечное пятнышко. Легионер заплакал.

    Рбит зубами вытащил из висевшего на шее мешочка Серебряное Перо - могущественный Брошенный Предмет. Прикинул расстояние. Слишком высоко... Перо не может поднять его на такую высоту. Не получится.

    Посланник присел, коснулся век девушки, затем беспомощно покачал головой.

    В тишине раздался приглушенный голос одного из солдат:

    - Я знаю тебя, господин. Ты же Дорлан Всемогущий, маг-пилигрим... Ты можешь вернуть ей зрение. Ты сумеешь.

    Старец молчал.

    - Сделай это, мудрец, - послышался голос кота. - Басергор-Кобаль просит тебя, даря взамен свою дружбу... если ты ею не побрезгуешь.

    - Я не могу вернуть ей глаза. И никто не в силах вернуть человеку глаза, уж коли он их лишился...

    Девушка судорожно всхлипывала. Толстяк закусил губы. А стервятник попросту завис в воздухе прямо над их головами...

    - Ради Шерни... Ради Шерни, зачем он это сделал? Ведь... она даже не знала, на что способна эта тварь... Убей его, господин, хотя бы убей, если ничего другого не можешь.

    Дорлан поднял взгляд к небу.

    - У меня слабое зрение, - тихо, как-то покорно сказал он. - Я не могу использовать Формулу против того, чего не вижу.

    Барг с бессильной ненавистью посмотрел вверх. Потом обвел взглядом остальных, задержавшись на Серебряном Пере, и снова уставился ввысь.

    Перо было Гееркотом - Дурным Брошенным Предметом. Похоже, переполнявшая легионера ненависть пробудила в Серебряном Пере какие-то до сих пор неведомые силы... Предмет внезапно засветился, и тонкий зеленый луч ударил в глаза солдата. Прежде чем кто-то успел что-либо понять, луч исчез, и вдруг вертикально вверх выстрелила двойная зеленая молния. Все молча стояли и смотрели, как тяжелые, облепленные кровью и ошметками мяса перья медленно падают на землю.

    Девушка продолжала рыдать, а вместе с ней плакал Барг. Солдаты утирали лица перчатками.

    - Неужели ничего нельзя сделать, мудрец? - снова спросил Барг. - В самом деле ничего?

    Молчание.

    - Ради Шерни, господин... - беспомощно произнес солдат, - это я виноват... из-за меня все несчастье... А ведь я, господин, полюбил эту девочку... будто дочь.

    - Настолько полюбил, что готов отдать ей свои глаза?

    На мгновение наступила напряженная тишина.

    - Да, господин. Это возможно?

    Сквозь рыдания у Карениры вырвался крик, но так и остался без ответа. Солдат медленно встал и закрыл глаза. Дорлан произнес несколько старогромбелардских слов, сделал едва заметный жест рукой. Девушка дико закричала, а Барг поднял веки, явив две кровоточащие пустые глазницы.

    - Спасибо, господин, - хрипло сказал старый солдат.

    Старец, посланник Шерни, не отвечал. Он так и замер с опущенной головой.

    Барг вынул меч. Каренира с криком бросилась к нему, но старый легионер знал, как управлять оружием... Клинок вышел у него между лопатками. Пронзительный вопль Карениры смешался с криками солдат. Только Рбит да Дорлан даже не вздрогнули. Кот задумчиво глядел на склонившуюся голову старца.

    - Это ты убил его, господин, - изрек он. - А ведь он был человеком. Понимаешь, о чем я?

    - Понимаю. Отныне я не Посланник.

    Он медленно поднял голову.

    

... ... ...
Продолжение "Закон стервятников" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Закон стервятников
показать все


Анекдот 
- Да, дорогая, я провинился, но ты же знаешь, где нужно поставить запятую в "Казнить нельзя помиловать"?!
- Не знаю! Зато я знаю, куда сегодня нужно поставить запятую во фразе "Спать нельзя давать"!!!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100