Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Феликс Крес - Крес - Королева Громбеларда

Фантастика >> Социалистическая фантастика >> Феликс Крес
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Феликс Крес. Королева Громбеларда

-----------------------------------------------------------------------

Feliks W.Kres. Пер. с польск. - К.Плешков.

Авт.сб. "Сердце гор". СПб., "Азбука", 2000.

OCR & spellcheck by HarryFan, 31 October 2002

-----------------------------------------------------------------------

1


    Она возвращалась.

    "Перевал Стервятников! О, во имя всех дождей... "Приют воина", паршивый постоялый двор, с незапамятных времен стоящий на тракте, ведущем из Армекта и Дартана к сердцу Громбеларда, был бессмертен и вечен, как сами горы, и, наверное, как сам Громбелард.

    Перевал Стервятников... Да стервятника здесь ни разу и не видели. Ни одного. Даже совсем маленького".

    Но так или иначе, именно с этого места, с Перевала Стервятников в Узких Горах, начинался настоящий Громбелард.

    Она продолжала сидеть в седле посреди просторного подворья, обнесенного частоколом, вдоль которого стояли купеческие повозки. Их было много. Большой караван. Может быть, даже два.

    Она открыла было рот, но тут же его закрыла, вспомнив о том, где находится. "Громбелард. Громбелард, во имя всех туч на свете! Здесь тебе не Дартан!"

    - Ждешь, что какой-нибудь слуга подбежит к твоей лошади? - громко и удивленно спросила она себя. - О ваше благородие... - продолжила она разговор с собой, - так ты можешь ждать хоть до вечера. И никто не придет.

    Она соскочила с седла и повела свою лошадь в конюшню. Там она расседлала коня, положила сена в корыто, которое больше напоминало гроб, нежели кормушку для лошадей, чуть постояла в раздумье. Зачем ей лошадь? Может, лучше продать ее прямо здесь? Корчмарь наверняка возьмет. За гроши, но возьмет. Правда, она хотела ехать в Громб, но теперь вот подумала, что дорога ей уже порядком наскучила. Особенно такая. А может быть, сразу отправиться в горы? Но не на этой же дартанской кляче... уж проще верхом на собаке!

    "Дартанская кляча" была чистокровным тонконогим жеребцом с Золотых Холмов. Стоил он втрое дороже обычного. Однако такой аристократ хорош был разве что для прогулок по холеным улицам Роллайны. В горах она предпочла бы тягловую кобылку, коренастую и крепкую и не из балованных пород.

    - Нет, - снова сказала она вслух. - Ты собиралась ехать в Громб! В Громб и поедешь. А может быть, до самого Рахгара? Ты когда-нибудь была в Рахгаре? Нет? Ну так поедешь поглазеть на "убийц".

    В Рахгаре был единственный во всей Империи гвардейский отряд, сколоченный исключительно из котов. Их называли "Убийцы из Рахгара". И, надо сказать, свое звучное имя они вполне заслужили.

    Она вдруг отметила, что к ней вернулась привычка разговаривать с собой. Когда-то, в одиночку путешествуя по горам и порой неделями не встречая ни единой живой души, она разговаривала сама с собой постоянно. Но потом, в Дартане...

    Она сплюнула при одном лишь воспоминании. "Балы и пиры, пиры и приемы, приемы и балы..." Единственное, чего ей недоставало в Роллайне - минуты покоя, одиночества. Уж всяко не разговоров.

    Зато теперь она в Громбеларде.

    Она забросила на плечо дорожный мешок, на другое - колчан. Старый, добрый лук. Если его поставить на землю, он достает ей до подмышки. Она слышала что-то о том, что у гарранцев когда-то, еще до войны с Империей, были луки в человеческий рост и даже больше. Интересно, тоже тисовые? Ясеневые, ореховые? Из вяза? Наверняка они обладали большой убойной силой. Но здесь, в горах, под нескончаемым дождем, от такой катапульты было мало проку. Карабкаться с таким грузом по скалам? А как его беречь от влаги? У нее и со своим луком хватало хлопот, колчан был толстым и тяжелым, из тройного слоя кожи. Только бы вода не попадала внутрь.

    "Приют воина" был особым постоялым двором, вероятно, единственным заведением во всем Громбеларде, сохранившимся за пределами городских стен. Когда-то были и другие, но их сожгли разбойники. "Приют воина" непоколебимо стоял. Недалеко от него начинались окраины Рикса. Коменданты Громбелардского Легиона в Риксе очень заботились об этом провинциальном притоне. Почти каждый день наведывался военный патруль с Перевала Стервятников. Не лыком шитый корчмарь тоже держал при себе пару ребят, имевших понятие об арбалете. Он мог себе это позволить. Полусгнившая халупа, может, и выглядела неказисто, но вовсе не от того, что владелец ее страдал от недостатка постояльцев и нищеты. О, во имя Шерни! Пожалуй, не было путника, который прошел бы мимо и не развлекся бы, направляясь в Тяжелые Горы или на обратном пути. А что там говорить про купеческие караваны! Последний постоялый двор по дороге в Рикс, Бадор, Громб и Рахгар. Порой здесь засиживались дня по три кряду. Те же, кто ехал в Армект и Дартан, чинили здесь разбитые на горном тракте повозки, заново подковывали мулов и лошадей. А как же! У оборотистого корчмаря была и кузница. И лавочка с тысячью мелочей, что могут пригодиться в путешествии. Широкий частокол защищал маленькое укрепление, насчитывавшее немало обитателей.

    Интересно, была ли тут своя шлюха? Дочка трактирщика, наверное...

    В большом зале внизу не было стойки, как в дартанских трактирах и в некоторых армектанских. Одна дверь вела в соседнее помещение, проем завесили какой-то облезлой, похоже, собачьей шкурой. К этой двери подходили и стучали в стену кулаком. Тогда голос из-за вонючей шкуры спрашивал: "Чего?"

    Ей хорошо это было известно.

    В зале было необычно много народу. Четверо бандитского вида солдат, пара купцов, десятка полтора купеческих слуг да еще несколько путников. Она с трудом нашла свободное место - рядом со спящим детиной, от которого разило как от свиньи. За этим же столом сидели и солдаты - мягко говоря, под хмельком. Подобное случалось редко. О легионерах много чего говорили, но в питье они обычно умели соблюдать меру. По очень простой причине: за пьянство на службе могла грозить даже виселица. В войско никого силой не тянули, желающих хватало. Но если уж кто-то пришел, то должен был зарубить себе на носу, что можно имперскому солдату, а о чем он даже думать не смеет.

    Она положила сумку на лавку, раздумывая, не оставить ли и лук. Хотелось позвать трактирщика, чтобы он принес что-нибудь поесть. В конце концов она решила, что присутствие солдат, пусть даже и в подпитии, гарантирует ее вещам полную неприкосновенность.

    Она двинулась через полный народу шумный зал, но корчмарь уже сам появился, ловко разнося четыре оловянные миски, полные мяса, удерживая под мышкой громадную бутыль. Все это он поставил на один из столов недалеко от нее. Она подошла к нему.

    - Я сижу там, - показала она пальцем.

    Он поднял голову и кивнул, отметив новое лицо. Она вернулась на свое место. Еще подходя к столу, она с удивлением заметила, что один из солдат держит ее колчан, переговариваясь о чем-то с остальными.

    Она молча села, выжидающе глядя на них.

    - Лук? - спросил легионер.

    Все четверо с любопытством взглянули на нее.

    - Топорники? - в свою очередь спросила она, показывая на пояса и окованные железом ножны мечей из некрашеной кожи. Арбалетчики носили черные пояса на зеленых громбелардских мундирах. Как топорники, так и арбалетчики относились к тяжелой пехоте, в отличие от Армекта, где лучники были в легкой пехоте, однако патрульную службу обычно несли вторые. Топорники - естественно, с одними лишь мечами, без щитов и топоров - как правило, служили на городских улицах.

    Солдат неизвестно от чего загоготал. Развеселились и его спутники.

    - Издалека, красавица? - спросил солдат.

    Она пристально уставилась в его глаза. Обычно ее взгляд никто не выдерживал. Легионер, однако, был слишком пьян для того, чтобы заметить нечто большее, нежели ее вызывающий взгляд.

    - Что, не любишь имперских солдат, красавица?

    - Солдаты меня не любят, - спокойно отпарировала она.

    Самый высокий, но вместе с тем и самый худой из всей четверки подвинулся по лавке ближе к ней, подмигивая своим приятелям.

    - Выпей с нами, красавица, - предложил самый разговорчивый.

    Покачав головой, она отставила подвинутый ей стакан.

    Худой протянул руку и взял одну из ее кос, словно удивляясь ее толщине.

    - Черненькая... - сказал он, слегка заикаясь. - Ну не ломайся...

    Вместо трактирщика появился мальчишка лет десяти.

    - Чего? - с серьезным видом обратился он к ней. Копия папаши, ни больше ни меньше.

    - Пива, - коротко сказала она, внезапно подумав, что поесть здесь, похоже, не сумеет.

    - Корм для коня задали?

    - Да...

    - Комнату?

    - Нет.

    Солдаты снова загоготали. Худой все еще мял в руке ее косу, но затем отпустил, дотронувшись до ее груди, скрытой под курткой из лосиной кожи и рубашкой. Она никак не реагировала, позволяя безнаказанно ощупывать себя.

    - Маленькие, - жалостливо протянул худой на потеху дружкам. Разговорчивый потянулся с другой стороны, через спящего детину.

    - Ма-аленькие, - повторил он следом за заикой, вызвав новый взрыв смеха.

    Сидевшие за другими столами посетители все чаще оглядывались на их стол. Она заметила недоуменный взгляд купцов. Такой патруль они, похоже, видели впервые.

    Она тоже.

    Теперь ей уже щупали живот. Она подумала, успеет ли липкая лапа забраться под юбку, прежде чем мальчишка принесет пиво.

    Слава Шерни! Пиво появилось раньше.

    Она подняла глиняную, добрых полкварты кружку и выпила на едином духу. Ей давно хотелось пить.

    Солдат откинул полы ее короткой юбки и полез под нее, коснувшись волос на лобке.

    Она разбила кружку об его голову.

    Тотчас же она схватила его разбитую башку и треснула ею о крышку стола, расквасив ему морду осколками кружки, ополоскав заодно в луже водки, разлившейся из опрокинутого стакана. Сидевшие напротив топорники повскакивали, но тут же отлетели назад, придавленные столом, который она швырнула в них, словно весил он не больше табурета. Разговорчивый, сидевший на той же лавке, что и она, выхватил меч. Она не стала ждать. Схватив колчан, она перепрыгнула через стол и лежащих на полу солдат. Сумка осталась - ничего не поделаешь! Расталкивая людей, она бросилась к двери и через секунду была уже во дворе.

    Солдаты в зале пришли в себя довольно быстро. Худой, правда, все еще ревел от боли, размазывая по лицу кровь. Хмель, похоже, выветрился из их голов. С мечами в руках они кинулись следом за черноволосой. Как только они выбежали из зала, посетители столпились у маленьких окон и в открытых дверях, а те, что посмелее, даже вышли наружу.

    Женщина в лосиной куртке стояла у самой ограды, возле купеческой повозки, недалеко от конюшни. Легко было догадаться, что ей не хватило времени оседлать коня. В левой руке она держала лук, придерживая пальцами наложенную на тетиву стрелу. Правой рукой она втыкала стрелы в землю перед собой.

    - Эй! - рявкнул один из солдат, бросаясь вперед. Остальные двинулись за ним. Женщина подняла лук, натянула тетиву и словно нехотя отпустила. Раздался отчетливый хлопок, солдат отшатнулся, но вдруг загоготал, показывая на стрелу, которая, правда, пробила мундир, но скользнула по нагруднику. Теперь он держал ее под мышкой.

    - Кираса! - со злостью воскликнула лучница. Голос ее звучал чуть хрипло, но в нем не чувствовалось ни тени испуга.

    Солдаты, выставив мечи, двинулись вперед, обходя ее со всех сторон. Они успели сделать не больше трех шагов.

    - Что ж, болтунишка, - сказала она, - кончился твой патруль.

    Стрела пробила его шею насквозь. Следующая так же метко свалила второго легионера. Черноволосая насмешливо фыркнула, видя, как ретируется последний противник. Она снова натянула тетиву.

    Она в Громбеларде.

    Она вернулась.


    Любопытствовавшие путники бросились укрыться в помещении. Легионер хотел сбежать вместе с другими, но в дверях возник затор. В дверном косяке, предупреждающе дрожа, застряла очередная стрела.

    - Эй, вояка, прочь отсюда! За ограду, а то убью!

    Легионер помчался к воротам. Она еще раз натянула тетиву и угостила "вояку" стрелой в зад, проводив стрелу чуть ли не лошадиным ржанием. Потом наклонилась, выдернула из земли последнюю стрелу, очистила наконечник и спрятала. Сплюнув на землю, она оглядела исподлобья опустевший двор и свежие трупы.

    - Неплохо, - похвалила она сама себя.

    Затем направилась обратно в корчму, по дороге наступив на трупы, чтобы выдернуть стрелы. Каждую из них она тщательно вытерла. Она знала, что за ней внимательно наблюдают, но ее это вроде только забавляло.

    Когда она появилась в дверях, внутри воцарилась тишина.

    - Кто-нибудь когда-нибудь видел таких солдат? - спросила она. - Шернь! Я не убийца и потому спрашиваю: видел кто-нибудь или нет?

    Путешествующие через Перевал Стервятников люди редко принадлежат к тому типу, который можно было бы назвать приятным обществом, что бы это ни значило... Купец или подручный купца должен был уметь защитить свой товар. Она могла побиться об заклад, что во всем "Приюте воина" не было человека, который не сумел бы воспользоваться арбалетом или стукнуть как следует дубиной.

    - Не видел, - ответил толстый до неприличия мужчина, оглядываясь на остальных. - Пьяных не видел...

    Его поддержал всеобщий ропот.

    Все взгляды были обращены к худому типу с окровавленным лицом. Едва сдерживая стоны, он пробирался к двери.

    Однако она все еще стояла там.

    - Поедем к твоему коменданту, - предложила она, перегородив ему дорогу. - Интересно, что он скажет.

    Она поманила пальцем, предлагая ему подойти поближе.

    - Кто ты? - спросил чей-то голос из глубины зала.

    - Дартанская магнатка, - пожав плечами, ответила она. - Но родом я из Армекта. А.Б.Д.Каренира.

    Все решили, что она шутит.


    Была ранняя весна, то есть - естественно - тучи, ветер и непрестанный дождь... Хотя до сих пор день был просто прекрасный; лишь сейчас, под вечер, начало моросить. Каренира поправила плащ, накинула капюшон, потом повернулась к пленнику. Ее рассмешила его выпяченная задница. Руки и ноги болтались по бокам лошади, связанные веревкой, протянутой под животом коня.

    - Тебе удобно? - заботливо спросила она, придерживая лошадь.

    - Шлю-уха, - заикаясь, простонал он.

    - Вовсе нет! - торжествующе заявила она. - Будь я шлюхой, ты держал бы свою лапу там, где держал, и башка осталась бы целой!

    Она обождала, пока вторая лошадь с беспомощной ношей не поравняется, затем вынула ногу из стремени и с превеликим удовольствием пнула его выставленный зад.

    Каренира превосходно себя чувствовала, как ни разу за год с лишним!

    Она поехала дальше, снова пропустив вперед вьючную лошадь, раздумывая над тем, не перейти ли ей на легкую рысь. Недалеко был Рикс, но в таком темпе она доберется до города только к утру, если не позже.

    Ее не беспокоило, откроют ли ей ворота. "Куда денутся, откроют даже посреди ночи! Не каждый же день кто-то привозит топорника легиона с торчащей к небу задницей".

    Но чтобы перейти на рысь, следовало бы изменить положение "поклажи". Иначе он наверняка сползет.

    Ей было лень.

    - А может, и пускай себе сползет? - сказала она сама себе, широко зевнув.

    Где-то позади, на тракте, послышался топот копыт. Она нахмурила широкие черные брови, прислушиваясь к его приближению. "Одинокий всадник", - отметила она про себя, но все же поправила на бедрах трофейный пояс с мечом и чуть отодвинула плащ, чтобы было легче дотянуться до оружия.

    В дождливых вечерних сумерках фигуру всадника можно было различить с большим трудом. Но стоило ему остановить коня и откинуть капюшон плаща, как она узнала лицо, которое мельком видела в "Приюте". У него были светлые волосы и разноцветные усы. Выглядел он вполне достойно, не вызывая никаких сомнений.

    Откинувшись в седле, она терпеливо ждала.

    - Что за встреча! - сказал незнакомец.

    Рот ее раскрылся сам собой.

    - Случайная, - после мгновенного замешательства ответила она.

    Незнакомец улыбнулся. У него были симпатичные морщинки вокруг глаз и очень ровные зубы.

    - Ну... почти. На самом деле я направляюсь в Рикс. Сначала в Рикс. Я подумал, что, может, в компании веселее?

    До нее дошло, что язык Кону отдает в его устах чем-то знакомым. Она еще больше откинулась назад.

    - Дартанец... - недоброжелательно протянула она.

    - Дартанец, - с охотой согласился тот. - Более того, житель Роллайны. Алебардник гвардии Князя-Представителя. Бывший алебардник.

    Она долго разглядывала его.

    - Конечно, ваше благородие. - Он кивнул. - Мы виделись при дворе. Вернее было бы сказать, я вас видел. Кто же смотрит на почетный караул во дворце? Разве что начальник стражи: не слишком ли криво стоит и как втянут живот!

    Она молчала. Он взглянул на связанного легионера, потом снова на нее.

    - Но должен признаться, в этой куртке и зеленой юбке я тебя сразу и не узнал. И косы. Там ваше благородие была в платье, которое стоит моего годового жалованья. И прическа до самого потолка. Я узнал тебя только тогда, когда услышал фамилию, известную, наверное, во всем Дартане.

    - Я солгала, - прервала она его. - Я ее уже не ношу. Наверное, я просто хотела произвести впечатление. Или даже нет. Просто по привычке. И отстань от меня, ваше благородие.

    Он сник, видимо, ее тон изрядно остудил его.

    - Прости, госпожа.

    Она повернула коня и двинулась дальше, в сторону Рикса. Пленник продолжал стонать, и это вдруг начало ее злить.

    Алебардник опять догнал ее. Она остановила коня.

    - Дорога узкая, - сказала она, глядя прямо перед собой. - Зато длинная. Вперед. Или сзади. Но лучше вперед и во весь опор.

    - Прости, госпожа, - повторил он, - я не хотел...

    По своему обычаю, она сплюнула на дорогу, чуть склонившись в седле.

    Он сделал вид, что не видит.

    - Ночью вдвоем безопаснее, - заметил он.

    Она невольно вздохнула:

    - Что мне сказать или сделать, чтобы ты оставил меня в покое? Я не затем сбежала из Дартана, чтобы тащить его за собой в Рикс.

    - Получается, что мы оба дали оттуда деру, ваше благородие, - беспомощно проговорил он.

    Пленник снова застонал. Она освободила ногу и со знанием дела успокоила его.

    Конь, послушный ее воле, снова двинулся вперед.

    - Громбелард - не место для дартанца.

    - А для дартанки, ваше благородие?

    - Я не дартанка! - бросила она, снова натягивая поводья. - Отстань от меня, добром прошу! Чего ты от меня хочешь?

    - Я хочу только помочь...

    - О-о-о!.. - простонала она.

    - Ты говорила, госпожа, - поспешно продолжил он, - что это вовсе не солдаты. Ты говорила трактирщику, я слышал! И предупреждала купцов, что дальнейший путь может быть опасен. Не хочу хвастаться, но служба в Дартанской Гвардии - это не одни парады! Легион - дело другое, но нас, гвардейцев, учат как следует. Я знаю, как обращаться с мечом. Там, в трактире, хотел помочь, но это не потребовалось.

    - О-о-о!.. - снова застонала она, скорчившись в седле, будто у нее свело живот.

    - Ты, госпожа, я вижу, не простая женщина! Но я тоже не хочу быть дартанским потешным воякой. Я приехал сюда, потому что хочу добраться до Дурного Края. Если бы, однако, ваше благородие взяла меня к себе на службу...

    Она дернулась, словно от удара копьем в спину. Он замолчал, поскольку в сгущающихся сумерках ему показалось, что она сейчас лишится чувств.

    - Я тебе нравлюсь, господин? - спросила она своим чуть сиплым голосом, поспешно слезая с седла. - Хочешь это проделать с дартанской магнаткой? - продолжала она, сбрасывая плащ. - Ну так возьми меня. Прямо сейчас. Но потом уезжай, уезжай быстрее. Все что угодно, только не дартанец, отправляющийся в Дурной Край!

    Он остолбенело уставился на нее, но она, в сумерках и под дождем, на неровной громбелардской дороге, и впрямь раздевалась. Когда на плащ упала куртка, а сразу за ней рубашка и он увидел маленькие обнаженные груди, алебардник огляделся по сторонам, словно в поисках защиты.

    - О... - тупо протянул он.

    Его конь рысью сорвался с места. Запутавшись одной ногой в почти снятой юбке, она смотрела ему вслед. Вскоре его поглотили темнота и дождь.

    - Уехал, наконец уехал, - недоверчиво и с облегчением сказала она. - Что ж, ты нашла способ, как отпугивать чересчур настырных. Запомни его.

    Поспешно натянув на себя одежду, она посмотрела на пленника и пожалела его. "Ладно, чего уж там. Все равно слишком темно, чтобы ехать рысью да по такой дороге".

    - Однако, - сказала она вслух, вскакивая в седло, - раз уж он так долго мучился, мог бы и еще немного... Собственно, он вполне ничего. Надо приглядеться к алебардникам.

    Она пришпорила коня.

    - Дартанец. Дартанец в Дурном Крае. Все-таки хорошо, что он так быстро уехал.

    Она сердито и презрительно фыркнула.


    Каренира немного подремала верхом в седле. Каким-то чудом пленник не сбежал. Может, так было бы и лучше. Пару раз он успел обмочиться, и, кажется, что похуже, а ветер дул сзади, примерно с той же скоростью, с какой шли лошади. Она ехала в отвратительной вони, злая, уставшая и сонная. Дартан, несмотря ни на что, имел свои преимущества. Сюда следовало отнести кровать, огромную, как сама Империя.

    - Надо было забрать ее с собой, - вполголоса резюмировала она.

    Утром она стояла перед воротами Рикса.

    Жуткая смесь Армекта и Громбеларда. Армектанским было название. Все остальное - истинно громбелардским.

    В Громбеларде есть только пять городов: Громб, Рикс, Бадор, Рахгар в горах и портовый Лонд, у ворот Центральных Вод. Все эти города, за исключением Лонда, возникли одинаково: более могущественный и богатый, чем остальные, предводитель разбойников возводил в горах свою цитадель. В ней держали лошадей и прочий скот, там же жили люди. Мужчины, способные держать оборону, женщины, следившие за хозяйством. У стен крепости собирались горцы из пастушьих селений, платя дань в обмен на защиту от нападений других банд. У них не было выбора: засевшие в замке помещики ждать не любили. Цитадель, расположенная, как правило, довольно высоко в горах, не граничила с пастбищами. Да и мест, где можно было пасти овец, попадалось немного в Горах. Так что горцы бросали пастушье ремесло, пополняя отряды хозяина крепости или овладевая иными ремеслами.

    Так возникал город.

    Например, Громб, Бадор или Рахгар. Расположенный в Узких Горах Рикс находился ближе к центральной области Империи. Это означало, что Броль - первый хозяин замка, город поначалу носил его имя, грабил в основном дартанцев и армектанцев, заодно и торговал с ними. До них, правда, было сто миль, но они были богаты. Поэтому, возможно, в Риксе-Броле меньше развились ремесла, зато процветала торговля. Продавать дартанцам у них же награбленное было не только смешно, но и выгодно.

    Если этого не брать в расчет, в остальном Рикс ничем не отличался от Громба или Бадора. Камень, камень и камень. Темный, тяжелый, грязный и мрачный. Расположенная в неполных трехстах милях Роллайна - самый прекрасный город Шерера, казалась чудом, явившимся из иного мира. Больше всего различия бросались в глаза в Акалии, городе на Тройном Пограничье, где соприкасались Дартан, Армект и Громбелард. Странный город Акалия, как и его история. Его начали возводить дартанцы; завоевали и превратили в крепость громбелардцы; населяли же главным образом армектанцы, с тех пор как возникла Империя... Там стояли стройные, белые дартанские строения с застекленными окнами, окруженные стеной из настоящих булыжников, чудовищно мрачной, как и все громбелардское, так же по-громбелардски неприступной. Небольшие дворцы, белые дома в несколько этажей утопали в цветущих садах и когда-то выглядели изысканно. Позднее в каждом парке выросло уродливое восьмиугольное сооружение, порой окруженное отдельной стеной, поскольку громбелардский купец только в таком доме чувствовал себя в безопасности.

    Глядя на ворота Рикса с зубчатой башней наверху, она в очередной раз отметила, что пропасть разделяет Громбелард и Дартан.

    Что ж, именно потому она к была в Громбеларде.

    Солдаты, стоявшие на посту у ворот, с непередаваемым изумлением взирали на странную поклажу всадницы. Она заметила десятника, судя по всему, начальника поста.

    - Дай мне одного человека, - сказала она. - Мне нужно видеть коменданта гарнизона.

    Десятник, хромой служака лет пятидесяти, из тех, кому немало пришлось повидать в жизни, быстро оправился от удивления и без лишних расспросов дал ей солдата. Она двинулась следом за проводником.

    Казармы она легко бы и сама нашла. Особенно если учесть, что ей уже приходилось бывать в Риксе, пусть и несколько лет тому назад. Но у нее не было никакого желания, чтобы к ней цеплялся каждый встреченный на улице патруль. Следуя за человеком в мундире, она как бы говорила: спокойно, все в порядке; я везу странный багаж, но вам об этом уже известно.

    Они беспрепятственно добрались до гарнизона.

    Естественно, прочная стена. Крепость в крепости. Три четырехугольные башни. Жилое здание, конюшни, склады, амбар и разные хозяйственные постройки. Просторный двор, а в нем колодец с воротом под треугольной крышей.

    Перед воротами солдат остановился и обменялся парой реплик с часовыми. Затем он было обратился к ней; она жестом дала понять, что все знает, понимает и будет ждать.

    Она спешилась.

    Все как всегда. Часовой шел к начальнику стражи, обычно подсотнику, иногда десятнику. Тот выходил из ворот и спрашивал. Обычно это протекало долго, очень долго и дотошно. Так, будто комендант был ни много ни мало, а сам Представитель Императора.

    Правда и в том, что именно после Князя-Представителя военные коменданты городских гарнизонов были самыми важными особами в провинции.

    Ну разве что еще урядники Имперского Трибунала. Серые, неприметные, они фактически управляли Вечной Империей.

    В массивных воротах скрипнула небольшая дверь. Подсотник. Он принял короткий рапорт от ее проводника и отпустил солдата.

    - По какому делу? - обратился он к ней.

    - К коменданту гарнизона.

    Ей повезло, поскольку это был еще один старый солдат. Он посмотрел на куль, который она везла, потом снова на нее, окинул взглядом ее лицо, косы и меч на боку, задержав взгляд на колчане с луком у седла, после чего спросил, как будто мимоходом, а в действительности вполне по-деловому:

    - Мы знакомы?

    Она вздохнула:

    - Знакомы. Но только односторонне.

    - Ты.

    - Да. Это я.

    - Проходи, госпожа.

    Часовые открыли ворота. Подсотник помог ей вести лошадей. Естественно, он был заинтригован и по дороге задавал вопросы:

    - Это наш человек?

    - Сомневаюсь. Ты всех знаешь?

    - Почти. Кроме новичков. Недавно появилось несколько.

    Он посмотрел на покрытое запекшейся кровью и свежими струпьями лицо пленника.

    - Трудно узнать. Но это, похоже, не наш.

    Она кивнула.

    - Давно о вас не было слышно, госпожа. Странно, что ты осмеливаешься появляться в казармах Громбелардского Легиона.

    - Это мои проблемы.

    Они остановились перед входом в здание. Подсотник что-то сообщил часовому, упомянув при этом ее прозвище.

    - Коня я заберу, - снова обратился он к ней. - А с этим что делать?

    - Тоже забирай и стереги его как следует.

    Он принял это как данность, оставаясь бесстрастным.

    Она достала лук и колчан и стала ждать, пока не вернется посланный к коменданту, солдат и не впустит ее внутрь. Ожидание оказалось коротким, правда, принял ее не комендант, а его заместитель.

    - Коменданта нет, - кратко объяснил он. - Слушаю.

    Она рассказала обо всем. Потом выждала, пока офицер переварит услышанное, а сама тем временем внимательно его разглядывала.

    Офицер был молод. По обычаю высоких чинов, он не носил знаков различия. Однако она знала, как тяжело в мирное время продвинуться по службе, особенно в провинциях. Коменданты гарнизонов не носили знаков различия потому, что каждый второй из них был всего лишь сотником. Высокая должность, но невысокое звание. За всю жизнь она видела только одного коменданта в звании тысячника. Это был П.А.Аргон, комендант гарнизона в Громбе, столице Громбеларда. Ее бывший командир.

    Вот уже два года как его нет в живых.

    Тот, что напротив, - мужчина ее возраста, то есть лет тридцати с небольшим, - мало походит на прирожденного солдата. Но и на дурака он тоже не похож. Она перехватила его взгляд, испытующий, возможно даже несколько враждебный, хоть и не оскорбительный. Он явно знает, кто перед ним, соответственно этому и ведет себя.

    - Мне сказали, кто ты... - сказал он; потом, поколебавшись, добавил: - госпожа... Неужели действительно?.. Уже давно мы не слышали об... этой женщине.

    - Обо мне, - просто ответила она. - Я та, о ком ты говоришь, комендант. И о ком думаешь. А.И.Каренира, Охотница. Иногда меня называют даже Царицей Гор. Мне нравится это прозвище, оно мне идет.

    Он оглядел ее.

    - Тебя, госпожа, разыскивает Трибунал. А значит, и имперские легионеры. Как это ни странно, - он покачал головой, - но солдаты согласны с чиновниками.

    - Нет, господин, - возразила она. - Разыскивают? Меня когда-то обвиняли в гибели отряда солдат. Но никто никогда не смог бы доказать, как все было в действительности. Со мной пошли добровольно. Их убили стервятники при попытке освободить нескольких захваченных ранее арбалетчиков. Лишь мне одной удалось спастись. Что в этом странного? Надеюсь, ты не считаешь, господин, что меня прозвали Охотницей без всяких на то причин?

    Их взгляды встретились, и он отвел глаза, как сделал бы каждый на его месте.

    

... ... ...
Продолжение "Королева Громбеларда" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Королева Громбеларда
показать все


Анекдот 
История эта произошла в штатах, где я сейчас в разгаре своего обучения в бизнес-школе при MIT, Massachussets Institute of Technology, который известен среди прочего как "лучшая инженерная школа мира" и этот образ всячески поддерживается даже в голливудских фильмах.

... Так вот, летели мы как-то в рамках учебной программы большой группой
-- человек 60 -- утренним рейсом из Техаса в Луизиану. Надо сказать, что накануне большинство бурно отмечало завершение очередного этапа и многие отрубились еще до взлета. Те же, кто не заснул (и я в том числе), хоть и не показывали этого, но страдали недугом в простонародии называемом похмельем.

Бортпроводник, узнав, что летит большая группа студентов из MIT, решил развлечься следующим образом – задать задачку и любого, кто ее решит, угостить бесплатным алкоголем. Я, как вы сами понимаете, насторожился.

Задачка такая: "супругам в сумме 91 год. Муж в два раза старше, чем была его жена, когда ему было столько, сколько его жене сейчас. Нужно определить сколько им сейчас".

Я не поверил своим ушам -- видимо, эта задача казалась ему верхом интеллектуального пилотажа. Короче, через двадцать секунд (столько потребовалось моему с трудом соображающему мозгу, чтобы ее решить) я стал ерзать на своем месте, пока, наконец, не остановил стюардессу. Она услужливо протянула мне карандаш и бумагу, но я просто назвал ей ответ.

и, о чудо! , бесплатное пиво в 10 утра :)!!!

стюардесса некоторое время с испугом смотрела на меня, жадно пьющего пиво, а потом спросила: "Вы математик?" Я поперхнулся. Хотел я было ответить, что я похмельный русский инженер-бауманец, но решил проявить политкорректность и поддержать бренд другого тоже ставшего родным вуза и сказал: "я просто из MIT" :) Помню, соседи по ряду с большим уважением посмотрели на меня.

К слову, вторым, кто решил эту задачу был наш руководитель группы, профессор Дон Розенфельд, который, видимо, тоже как и я чувствовал себя неважно :)

Для тех, кто интересуется, ответ: жене 39, мужу 52 (когда его жене было 26 (=56/2), ему было 39), а самое сложное в ней – воспринять ее на слух на английском языке :)
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100