Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Феликс Крес - Крес - Черные мечи

Фантастика >> Социалистическая фантастика >> Феликс Крес
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Феликс Крес. Черные мечи

-----------------------------------------------------------------------

Feliks W.Kres. Пер. с польск. - К.Плешков.

Авт.сб. "Сердце гор". СПб., "Азбука", 2000.

OCR & spellcheck by HarryFan, 31 October 2002

-----------------------------------------------------------------------

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. МОЛОТЫ
1


    Подавив зевок, ее благородие А.Б.Д.Лейна потянулась в огромном кресле и словно нехотя, почти полусонно, швырнула в служанку огрызком сочного яблока. Девушка не посмела уклониться, лишь инстинктивно зажмурилась, когда мокрый кусок яблока ударил ее прямо в щеку. Магнатка откинула голову назад, тряхнув волосами.

    - Ну? - поторопила она, еще больше откидываясь назад. Она запрокинула голову; вверх ногами комната выглядела намного забавнее. Она решила, что стоит запрокидывать голову почаще.

    - Хм? - переспросила Лейна; занятая разглядыванием комнаты, она забыла о том, что слушает служанку. - Еще раз.

    Девушка послушно повторила сказанное.

    - Ты шутишь? - изумилась Лейна. Она села нормально, ощутив легкое головокружение. Надо признать, прежняя поза не слишком способствовала кровообращению. - Сейчас? С каких это пор я принимаю гостей в такое время? Пусть приходит раньше. Или позже, в... Скажи ему. Нет, подожди. Как его зовут?

    - Л.Ф.Гольд, ваше благородие. Из Громбеларда.

    - Из Громбеларда, Громбеларда, Гром-бе-лар-да... - повторила Лейна, бездумно забавляясь словом. Ей было скучно. - Гром-бе-лар... Пусть войдет.

    - Да, госпожа.

    Служанка вышла. Лейна лениво поднялась с кресла и остановилась перед огромным, чуть не в полстены зеркалом. Несколько легких движений, и она уже привела в порядок пышную гриву огненно-рыжих волос, разгладила платье. В сотый, а может, в тысячный раз наслаждаясь собственной красотой, она жмурилась от удовольствия. С наслаждением разглядывала отражение полных губ, изящных очертаний носа и изогнутых бровей. Не обращая внимания на посетителя, застывшего в дверном проеме, слегка повернула голову, искоса рассматривая собственный профиль, затем поправила волосы на висках, чуть вздернув подбородок.

    - Возможно, вам покажется невежливым, что гость берет на себя право заговорить первым, однако делаю я это вовсе не ради того, чтобы задеть хозяйку дома, а только потому, что времени совсем не осталось.

    Она обернулась, уставившись на посетителя с бескрайним изумлением.

    Голос у него был низкий и спокойный, удивительно гармонирующий с широким лицом и глубоко посаженными проницательными глазами. Заметный акцент и гортанный выговор выдавал в нем громбелардца.

    Глядя с возрастающим удивлением на его запыленную походную одежду и короткий военный меч, Лейна наконец сказала:

    - Ну нет, это уже и в самом деле чересчур... Что ты себе позволяешь, господин хороший?

    Он пристально смотрел в глубину ее зеленых глаз. Однако в то самое мгновение, когда она поняла, что не выдерживает его взгляда, он задумчиво наклонил голову.

    - Прости, госпожа, - почти покорно произнес он, хотя видно было, что эти слова даются ему нелегко. - Я не хотел тебя обидеть.

    Лейна снова перевела взгляд на зеркало, медленно подняла руку и коснулась мизинцем густых загнутых ресниц.

    - А теперь уходи, - утомленно сказала она. - Оставь свои простонародные манеры за дверью, после этого возвращайся. Я же пока подумаю, в самом ли деле мне хочется с тобой разговаривать.

    Боковым зрением она заметила, как дрогнули желваки на его скулах. Он молча повернулся и вышел.

    Лейна пренебрежительно надула губы, потом прикрыла глаза и соблазнительно улыбнулась. Затем насупила брови, будто в гневе, и в широко распахнутых глазах блеснуло нескрываемое восхищение собой. Изящные ноздри чуть раздулись, приподнятые уголки рта вздернулись, и на лице появилось презрительно-ироническое выражение, которое сменилось недоверием, а вслед за ним - наивным девичьим любопытством, потом - обожанием, отвращением, испугом, задумчивостью, насмешкой...

    Она беззаботно потянулась и нахмурила брови:

    - Ты что, заснул там за дверью, господин? А может быть, ждешь, чтобы я сама к тебе вышла?

    Дверь снова открылась. Он стоял на пороге, так же как и прежде, и понуро ждал.

    - Приветствую тебя, господин, в моем доме, - после затянувшейся паузы произнесла Лейна. - Входи.

    Он сделал два неуверенных шага.

    - Приветствую тебя, ваше благородие! - ответил он слегка приглушенным голосом. - Я Л.Ф.Гольд из Громбеларда.

    Она кивнула:

    - Из Громбеларда. Оно заметно.

    Он поднял голову, думая, что она имеет в виду его поведение несколько минут назад. Но это было не так. Она неодобрительно разглядывала его потрескавшиеся запыленные сапоги и висящий на поясе меч.

    - Я прямо с дороги, госпожа, - пояснил он. - Прости, что оскорбляю тебя подобным видом...

    - Ну ладно... И чем я обязана визиту вашего благородия?

    Она почти легла в кресле, с трудом сдерживая желание снова запрокинуть назад голову. Подперев щеку рукой, она подавила зевок.

    - Я, кажется, спросила. Жду.

    Он достал из-под куртки небольшой свиток пергамента, сильно помятый, затем подошел к ней и протянул руку:

    - Вот письмо, которое объясняет цель моего визита, госпожа.

    Поколебавшись, Лейна развернула свиток и пробежала взглядом ровные аккуратные строчки. Внезапно она выпрямилась, побледнев.

    - Это какая-то шутка, глупая шутка, - сказала она. - Байлей... погиб в Армекте... Наверняка... его убили Всадники Равнин или другие разбойники...

    - Ошибаешься, госпожа. Это письмо было написано...

    - Ты знаешь его содержание? - перебила его Лейна.

    - Да, госпожа.

    Она сосредоточенно прочитала письмо второй и третий раз. Бледность на ее лице сменилась румянцем.

    - Не верю. Не верю ни этому письму, ни тебе, господин. Что мой брат может делать на этом... Черном Побережье?

    - Он поехал искать свою жену, госпожа.

    Она встала.

    - Ерунда. Илара сбежала от него два года назад. Сейчас она в Армекте.

    - Нет, госпожа. Это письмо...

    - Не верю.

    С внезапной злостью она разорвала письмо и, швырнув его под ноги, повернулась к Гольду спиной.

    - Прощай, господин. И никогда больше не приходи в мой дом.

    Она не видела, как он положил руку на рукоять меча. Однако тон его голоса не предвещал ничего хорошего.

    - Нет, госпожа. Байлей - мой друг. Я сделаю все, чтобы его желание было исполнено. Ты поедешь со мной, добровольно или по принуждению. Выбирай.

    Она повернулась и взглянула в его серые глаза.

    - Что я слышу? - медленно произнесла она со зловещей гримасой. - Ты угрожаешь мне... _похищением_?

    Загорелое лицо громбелардца оставалось невозмутимым.

    - Именно так.

    Прошло несколько мгновений, прежде чем Лейна поняла, что перед ней сумасшедший. Она в бешенстве стиснула зубы.

    - Слуги!

    В дверях комнаты почти мгновенно появился слуга.

    - Пусть он уйдет, госпожа, - мягко сказал Гольд.

    Лейна не обратила внимания на его предупреждение.

    - Выведи отсюда этого человека, - приказала она.

    Слуга встал за спиной Гольда; когда стало ясно, что гость добровольно не уйдет, он крепко взял его под руку. В следующее мгновение могучая рука обхватила слугу, завернув руки за спину, другая придавила горло. Последовала резкая подсечка, ноги слуги взметнулись, а тело перекувырнулось в воздухе, словно весило не больше, чем набитый перьями мешок, и рухнуло на пол. Громбелардец схватил лежащего и снова поставил на ноги. Слуга ловил ртом воздух - удар об пол основательно его ошеломил. Но, словно этого было мало, победитель изо всей силы толкнул его, так что тот ударился головой об стену. Тогда Гольд поднял взгляд на девушку.

    Лейна стояла, открыв рот, касаясь языком верхних зубов. Она никогда прежде не видела ничего подобного... Она не понимала... не представляла, что кто-то может... Другое дело турнир, борьба...

    Обмякшее тело слуги раскинулось на полу в глубоком обмороке. На лбу выступила кровь.

    Смущенный громбелардец в глазах магнатки заметил, кроме страха, некое сладострастное восхищение.

    - Переоденешься, госпожа? - с деланным спокойствием спросил он, видя ее растущую неуверенность. - Или пойдем прямо так?

    Она что-то неразборчиво пробормотала и отступила на шаг назад. Гольд готов был поклясться, что этот шаг был сделан скорее затем, чтобы его спровоцировать, нежели действительно из-за желания бежать. Он перестал понимать, что происходит... Когда дартанка сделала еще один шаг назад, он быстро подошел к ней и схватил за рукав платья. Она рванулась - и тогда он ударил. Могучая пощечина отшвырнула ее к стене. Растрепанные волосы упали на глаза. Лейна медленно выпрямилась, дрожащей рукой дотронувшись до уголка рта. Она недоверчиво посмотрела на пятнышко крови на пальце, потом на Гольда.

    Он толкнул ее к двери. Она не сопротивлялась. Впервые в жизни ее _ударили_!

    Он держал ее за плечо, когда они сбегали по широкой, покрытой узорным ковром лестнице. Она хрипло застонала, пытаясь освободиться. Он держал ее так крепко, что она ощущала тупую боль в плече.

    На улице перед домом стояли два крепких рысака. Лейна не разбиралась в лошадях, иначе она сразу бы поняла, что перед ней выносливые горные жеребцы, высоко ценившиеся во всех провинциях Империи. Он подсадил ее на одного, сам прыгнул на другого. Не говоря ни слова, ухватил ее коня под уздцы, после чего на глазах столпившихся слуг они тронулись с места.

    Готовый ко всему, он предупредил ее взглядом, многозначительно положив руку на рукоятку меча. Она стиснула зубы, не пытаясь позвать на помощь, и вскоре они легкой рысью уже ехали по улицам города.

    - Ты с ума сошел, - сказала Лейна. - Здесь меня все знают, посмотри.

    Запоздалые прохожие останавливались, изумленно уставившись на всадников. Нечасто им приходилось видеть одну из первых дам столицы верхом, да еще в мужском седле...

    - Нас остановит первый встречный патруль, - уверенно сказала она, однако в ее голосе было больше злости, нежели презрения. - Впрочем, из города нам не выбраться. Ворота в это время уже закрыты.

    Гольд обернулся через плечо.

    - Не пугай меня, госпожа, - спокойно ответил он. - Ворота для этого и существуют, чтобы их открывать, а что касается солдат... Я не первый раз в Дартане и прекрасно знаю, чего они стоят. Хорошо, если каждый десятый понимает, что мечом надо рубить, а не швыряться...

    Он быстро отвернулся, услышав в ответ неожиданно для себя исключительно грубое ругательство.

    Дальше ехали молча. Гольд оглядывался по сторонам. Дорогу он знал, но в то же время его беспокоило загадочное, удивительное безразличие пленницы. Похищение было попросту безумием; если бы хитрость с письмом не удалась, ничего бы не вышло... И тем не менее - вышло. Она ехала с ним. Пока...

    Он не понимал, как вообще до этого дошло, не знал, зачем избил слугу, почему ударил ее.

    Гольд инстинктивно искал путь к бегству. Да, но самый красивый и богатый город Шерера отнюдь не изобиловал темными переулками, где можно было бы укрыться.

    Роллайна возникла не так, как другие города, которые менялись и росли в течение веков, взрослели, старели... Если верить легенде, ее возвели сразу, в течение двух неполных лет. Она была городом, который помогала строить сама Шернь и который должен был стать памятником Роллайне - прекрасной, божественной деве, самой старшей, самой прекрасной и самой могущественной из трех сестер, которых много веков назад родила Шернь для борьбы со злом.

    И Роллайна-город был под стать своей покровительнице - самая прекрасная столица и самый могущественный из всех городов империи. Его окружали стены, которые не служили своему назначению ограждать, поскольку империя простерлась по всему Шереру и не имела никаких врагов, разве что полузверей из Алера. Могучие белые крепостные валы образовывали два кольца - одно в другом. Вдоль внешних стен пролегла широкая, мощенная булыжником, как и все прочие, улица, перегороженная мостами - кольцевая дорога.

    Прекрасный город, и как же он не похож на угрюмые каменные города Громбеларда! Здесь строили из кирпича, стены штукатурили, белили, украшая их замысловатыми барельефами, карнизами и фресками. Повсюду можно было увидеть изящные колонны, широкие балконы, террасы, элегантные ограды вокруг многочисленных парков и садов. Гольд знал, что тому размаху, с которым дартанцы возводили свои города, пытались довольно неудачно подражать почти во всех странах Шерера, с тех пор как возникла Империя. Даже в самом Армекте, который мечом завоевал Дартан, будто в отместку дартанцы навязали всем и всюду свою архитектуру, искусство... Если Армект все еще не был вторым Дартаном, то лишь потому, что его хранили освященные веками традиции, заколдованные в могуществе армектанского языка...

    Они добрались до кольцевой дороги. Здесь было людно. В глаза бросались богатство и красота одежд даже обычных горожан. Женщины шелестели платьями, мужчины позвякивали посеребренными пряжками туфель. Гольду, однако, эти люди казались почти нагими... Ни у кого не было оружия. Даже легкого, парадного меча, даже стилета. Легионеры (безоружные! полностью безоружные!) расхаживали с резными, покрытыми красным или черным лаком жезлами, которыми, пожалуй, и собаку не отгонишь!

    Гольд насупился. В его голове мелькали мысли о том, что он с легкостью захватил бы этот город, для него довольно было бы только усиленного патруля Громбелардского Легиона.

    У Северных Ворот четверо солдат в блестящих от всяческих украшений нагрудниках крутили рукоять подъемника. Окованные латунью ворота медленно опускались.

    Из будки неподалеку вышел худощавый верзила-офицер и быстро направился к всадникам. Гольд остановил коней, соскочил с седла и двинулся навстречу. Сказав что-то вполголоса, он достал из-за пазухи какую-то бумагу. Офицер внимательно прочитал ее, затем кинул взгляд на Лейну. Узнав ее, он отвесил поклон. Гольд тоже обернулся, но вид его был суров и грозен. Она демонстративно отвернулась, но все ее существо превратилось в чуткий слух.

    Громбелардец что-то подчеркнуто резко говорил. Ему ответил неуверенный голос офицера. Послышалось еще несколько слов, после чего уже почти опустившиеся ворота медленно поползли вверх. Гольд вскочил в седло, отдал легионеру честь и двинулся к воротам. Миновав стену, всадники выехали в Северное Предместье.

    Лейна молчала. Гольд остановил коня.

    - Почему ты не пыталась бежать, госпожа? Почему не звала на помощь? Такого случая уже, возможно, больше не будет!

    - Не знаю... - наконец сказала она. - Может быть... может быть, мне хочется, чтобы меня похитили?

    Он смерил ее быстрым взглядом, даже не пытаясь скрыть своего удивления, однако рассмотреть ее внимательно не удалось: Лейна лица не повернула, а растрепанные волосы застилали точеный профиль.

    - Поехали, - кинула она.

    Они пришпорили лошадей.

    - Что за бумагу ты показал офицеру?

    В ее голосе не было ни превосходства, ни презрения, ни гнева - лишь обычное любопытство. Он только что узнал эту женщину, но уже видел, что ему ее не понять.

    - Удостоверение, - помолчав, ответил он. - Я сотник Громбелардской Гвардии.
2


    Байлей подбросил хвороста в огонь. С треском в небо порхнули искры.

    - Ты разбойница?

    Выражение лица собеседницы никак не изменилось.

    - Нет.

    - Нет?

    Тишина.

    - Тогда кто?

    - Оставь меня в покое. И не пали так хворост.

    Ни о чем не спрашивая, он застывшим взглядом всматривался в языки пламени. Странная ночная встреча. Странная женщина. Явилась из темноты, долго приглядывалась... Села у костра, съела кусочек сушеного мяса. Отвечала односложно, воспринимая его как пустое место.

    У нее был низкий, слегка хрипловатый голос. Эта легкая хрипота странным образом его беспокоила; Байлею хотелось откашляться после каждой ее фразы.

    Он искоса посмотрел на нее. Решительный, четкий профиль, красивый небольшой рот и длинные ресницы... Однако она явно о себе не заботилась и, видимо, в горах была уже давно. Ногти на руках были сломаны и неухоженны, густые черные волосы спутались, свисая грязными патлами. Одежда давно превратилась в кучу лохмотьев, юбка и рубаха едва прикрывали стройное, сильное тело. Лежавшая на земле куртка тоже истрепалась, как и плащ. Зато сапоги у нее - новые и добротные.

    - Чем промышляешь в Горах?

    Он не сразу нашелся что ответить.

    - Путешествую, - наконец сказал он. - Просто путешествую.

    - В Бадор?

    - Нет, не в Бадор. Я иду в Дурной Край.

    Первый раз на ее лице появилось какое-то выражение. Она быстро посмотрела ему в глаза. Красавицей, однако, она не была, даже симпатичной ее нельзя было назвать...

    - Зачем?

    Он тянул с ответом.

    - Это долгая история.

    Она продолжала смотреть ему прямо в лицо. Взгляд ее показался странным, даже жутковатым, и Байлей почувствовал, что не в силах его выдержать.

    - Что ты так на меня смотришь?

    Вместо ответа она забормотала, словно про себя:

    - В Дурной Край... Просто так. За славой? Богатством? А может быть, за смертью?

    Его взгляд утонул в пространстве.

    - За женой.

    Тишина. Потом - ее голос, звучавший неожиданно дружелюбно и тепло:

    - Больше ничего не скажешь?

    Он уставился на пляшущие по веткам отблески огня.

    - Зачем? Тебе-то какое дело?

    Голос ее снова стал безразличным:

    - По сути - никакого. Я только хотела тебе помочь.

    - Мне не нужна помощь. По крайней мере, от тебя.

    Волна гнева захлестнула его, хотя в глубине души он понимал, что не прав. Зачем строить из себя героя, если ты вовсе не герой? Его отчаянное предприятие едва только началось, а он уже сбился с пути и чувствует себя беспомощным и потерянным. Что же будет, когда он пересечет границу Дурного Края? Впрочем, это еще большой вопрос, доберется ли он до нее вообще...

    Женщина встала, наклонилась, подняла свое тряпье с земли и стоявшие возле камня колчан со стрелами да лук.

    - Утром иди на восток, - сказала она. - Выйдешь к ущелью. Там тропа сворачивает на север. Иди по ней, пока не выведет тебя к небольшой хижине. Там найдешь человека, который тебе поможет. Скажи, что тебя послала Охотница.

    Шаг от костра, и она уже скрылась в темноте. Байлей долго сидел, не в силах сдвинуться с места. Потом вскочил, хотел было позвать ее, но не стал. Он оскорбил ту, которую называют Охотницей. Именно ее. Круглый дурак.

    Он медленно сел и безучастно уставился на пламя. Машинально взяв ветку, он поворошил угли костра. Фонтаном взлетели искры. Опять покачал головой, словно хотел отогнать мысли.

    Он обидел собственной грубостью именно ту, кого искал. Ту, кого Гольд рекомендовал ему как первоклассную проводницу. "Она капризна и, говорят, несколько строптива, - вспоминал он предупреждения и советы друга. - Я не слишком много о ней знаю. Только то, что знает каждый сотник Гвардии в Громбеларде. Так что на меня лучше не ссылайся. Но дорога, которую я тебе описал, ведет к человеку, имеющему очень большое влияние на эту женщину. Он даст тебе совет, где ее искать. А потом... либо ты получишь проводницу, которая, как я слышал, уже водила людей в Край, либо, по крайней мере, может быть, услышишь какой-нибудь совет. Я дал бы тебе проводника из легиона, но не могу. А любой другой проводник - ненадежен. Может случиться и так, что прирежет тебя во время первого же ночлега. Лучше найти женщину или идти самому, если не можешь отказаться от этого предприятия..." Все остальное, сказанное Гольдом, он слышал и раньше. Что это безумие, что, мол, Тяжелые Горы, подожди, лучше возвращайся в Дартан и так далее.

    Охотница...

    Так или иначе, похоже, она указала ему дорогу к человеку, о котором говорил Гольд. Путь, с которого он сбился. А тот человек нужен только для того, чтобы найти Охотницу. И какой теперь в этом смысл?

    Он подбросил ветку в огонь, завернулся в плащ и лег на землю.

    Светало. Так и не заснув до утра, Байлей тронулся в путь. Шел он размеренным шагом, неся под мышкой меч, а на спине - мешок с провизией, запасными сапогами и прочей мелочевкой. Он внимательно оглядывался по сторонам. Горы еще спали.

    Он уже привык к ним. Они вовсе не выглядели так грозно, как о них рассказывали. Может, сперва они могут такими показаться, но как посмотреть... В лучах солнца они были даже красивы, а под тяжелыми густыми тучами становились угрюмыми исполинами.

    Уж таков их характер.

    Больше всего Байлею докучал бесконечный громбелардский дождь. Вечная влага, падающие сверху ливневые потоки, беспрерывный шум ударяющихся о землю капель. Наступила осень, и дождь шел не прекращаясь. Весь день моросило, а к вечеру небеса обрушивались ливнем. Потом снова моросило ночь напролет, а утром опускался туман, и все начиналось сначала. Однако вот уже два дня с неба не упало ни капли. Его это радовало, хотя и удивляло, поскольку он уже привык к дождю.

    Задумавшись, он перестал обращать внимание на то, что его окружает. Экономя силы, медленно и осторожно, так, как учил его Гольд, он спускался под гору. Таким образом, добрался до расселины, о которой говорила женщина. Преодолевая страх высоты, он глянул вниз, а потом по сторонам. Крутая, почти вертикальная стена тянулась насколько хватало взгляда - словно огромный топор в руке великана перерубил горный хребет пополам.

    Байлей понял, что перед ним знаменитый Разрез, о котором так много говорил ему Гольд. Эти края пользовались дурной славой. Сюда наведывались стервятники, здесь промышляли разбойничьи банды. Пожалуй, только в Дурном Крае легче найти свою смерть.

    После недолгих поисков он отыскал нечто похожее на тропинку. Видимо, ее имела в виду женщина. Поправив заплечную торбу, он повернул на север, следуя по тропе.
3


    Гольд спрыгнул с коня и протянул руки. Лейна соскользнула на них и с облегчением ступила на твердую землю. Она не привыкла к длительной верховой езде, к тому же в мужском седле. Бедра и ягодицы горели, каждое движение отзывалось болью в спине.

    Она с надеждой посмотрела на светлые, широко открытые окна постоялого двора, откуда доносился шум разговоров и запах еды. В любой другой ситуации предложение провести ночь в подобном заведении она восприняла бы как оскорбление, но сейчас ждала его с нетерпением. Не выдержав, спросила сама:

    - Мы заночуем здесь?

    Он насмешливо взглянул на нее:

    - О нет, госпожа. Утром твои слуги поднимут тревогу... наверняка уже подняли. Мы не можем позволить себе отдых в пяти милях от столицы. Уйти нужно как можно дальше: немного по дороге, а потом лесом.

    Ей нравился тембр его голоса, хотя ни за какие сокровища она бы в этом не призналась, в том числе и самой себе.

    Им навстречу с постоялого двора выбежал слуга. Гольд небрежно бросил серебряную монету и жестом отослал прочь. Лейна с удивлением вынуждена была признать, что это барственное движение очень Гольду подходит...

    Что ж, в конце концов, в его жилах текут Чистые Крови.

    - Подожди меня здесь, госпожа. Я приведу свежих лошадей.

    Тут до нее дошло, что это значит. Перспектива провести ночь в седле и разозлила, и испугала одновременно. Лейна поджала губы, так ничего и не ответив. Когда он ушел, она прислонилась к своему коню и слегка погладила его по шее. Сама не зная почему, она полюбила это животное.

    Наконец у нее появилось немного времени, чтобы собраться с мыслями. Впечатлений было много, чересчур много! И к тому же...

    Она задумалась.

    Ее удивлял этот человек. Удивлял его образ жизни, слова, напористость, стремительность, с которой он принимал жесткие решения. Итак, он похищает первую красавицу Дартана из ее собственного набитого прислугой дома, причем делает это с восхитительным хладнокровием и самоуверенностью, если не сказать - со знанием дела. Ему довольно нескольких слов, чтобы отделаться от стражников на воротах. Да что там говорить! Стражники еще и честь ему отдают вместо того, чтобы забить тревогу, а его схватить и бросить в темницу!

    Она тряхнула гривой волос, будто все это не умещалось в ее изящной головке. Неужели такое могло случиться? Ее, прекрасную А.Б.Д.Лейну, похитили, умыкнули. Да что там умыкнули! Взяли в плен в собственном доме, помимо ее воли, несмотря на... О Шернь! Как теперь далека стала та спокойная (скучная!), гладкая жизнь! Исчезла, уплыла, испарилась, и, может быть, навсегда. Лейна с ужасом подумала, а вдруг это правда. Увезет ее куда-нибудь и заставит ее, заставит...

    Она слегка прикусила губу, чувствуя, как по спине пробежали мурашки.

    Он заставит ее... делать все что угодно. Дрожь охватила ее. Изнасилует... Заставит... Лишит воли...

    Она попыталась взять себя в руки и вернуться к тому, с чего все началось. Она позвала слугу. А он тогда...

    Она провела языком по губам, всматриваясь в темноту.

    О Шернь! Это похищение. Самое настоящее похищение.

    Она уселась на большой, врытый в землю камень, просунула руки под платье и, пользуясь темнотой и одиночеством, начала массировать пылающие бедра. Стоило ей подумать о предстоящем мучительном путешествии, накатила новая волна злости. Но ведь мог бы и позаботиться о какой-нибудь упряжке, если уж он не может позволить себе носилки.

    Она все острее ощущала голод и в то же время продолжала по-своему восхищаться Гольдом. Солдат. Сотник гвардии. - Мысли пронеслись в одно мгновение, поразительно ясные и четкие. - Он - мужчина, тот, который... - подобных ему она еще не встречала. Мужчины, которые вызывающе смотрели ей в глаза, едва сдерживали гнев, выполняя ее требования... Те, которых она знала, были как на подбор, одинаковые. Одинаковые... Она принимала их почести, в конце концов, кто-то должен был их оказывать... Но с ними было скучно...

    Она снова почувствовала легкий озноб. Ее заколотило, щеки покраснели.

    Мужчина с мечом в ее собственном доме бил ее по лицу. Как первая попавшаяся служанка, она получила пощечину - такое с ней было впервые. О Шернь, она его попросту боялась. Испытывала страх впервые в жизни. Но как страх, так и боль были слишком необычными чувствами, слишком возбуждающими, чтобы бежать от них, так и не пропустив их через себя.

    Из темноты вынырнул Гольд, под уздцы он вел тяжело навьюченных лошадей. Лейна быстро одернула платье и встала. Он подал ей какой-то сверток.

    - Это дорожный костюм, - пояснил Гольд. - Переоденься, ваше благородие, за углом дома.

    После секунды колебания она взяла сверток.

    - Дорожный костюм... - неуверенно повторила она.

    - Что в этом плохого? Уверяю, тебе он будет впору, а в платье неудобно ехать верхом.

    Он слегка подтолкнул ее, направляя к углу постоялого двора. Только теперь до нее дошел смысл сказанного. Она побледнела.

    - Мой господин, ты, похоже, пьян... - ледяным тоном произнесла она. - Ты постоянно забываешь, с кем разговариваешь. Дартанская магнатка должна раздеваться под стеной какого-то подозрительного притона? Я тебе что, уличная девка?

    Гольд взирал на нее с едва заметной иронической улыбкой на губах.

    - Все комнаты заняты, - сказал он. - Так что подходящим гардеробом мне тебя, госпожа, не обеспечить. Но если хочешь путешествовать в своем прекрасном зеленом платье - пожалуйста.

    Мгновение она стояла неподвижно, потом повернулась и пошла в сторону здания. Он видел ее в тусклом свете, льющемся из окон, потом она скрылась во мраке.

    Лейна завернула за угол, украдкой огляделась по сторонам и сбросила платье. На ощупь она достала из свертка чулки. Ветер, обдувавший ее обнаженное тело, тоже был чем-то новым, необычным. Стиснув зубы, она быстро натянула чулки, застегнула юбку, влезла в изящные кожаные сапоги. Потом застегнула тонкую шелковую рубашку, поверх нее - толстую, жесткую, натягивающуюся через голову меховую куртку. Волосы она стянула в толстый узел бархатной лентой, затем с отвращением взяла в руку холодный пояс из металлических колец и короткий легкий меч.

    - О нет, - пробормотала она себе под нос. - Ну уж нет.

    Наклонившись, она оторвала от платья большой кусок материи, тщательно свернула его и после короткого раздумья заткнула за ремень, под куртку. Когда она вернулась, Гольд окинул ее внимательным взглядом.

    - Ну что ж, выглядишь ты, госпожа, не так привлекательно, - подытожил он с откровенностью, от которой у нее вспыхнули щеки. - Но так тебе наверняка будет удобнее, да и теплее.

    Она протянула ему меч.

    - Забери это! - с яростью проговорила она. - Я не собираюсь спотыкаться о всякие железки!

    Он забрал оружие и прикрепил его к вьюкам.

    - Пора в путь, госпожа.

    - Я хочу есть.

    - Потом.

    Обиженная, она отказалась от предложенной им помощи и сама неуклюже вскарабкалась в седло, притворяясь, что не замечает усмешки сотника.

    - Ты ведешь себя как ребенок, госпожа, - прямо сказал он. Похоже, он всегда говорил без обиняков. - Я уже объяснил, почему мы не можем задерживаться.

    Лейна не ответила. Одним махом Гольд вскочил в седло.

    - Значит, в путь.

    Они выехали на дорогу. Застучали копыта по перекладинам узкого моста над ленивой речушкой. Лейна снова почувствовала боль в спине. Монотонная поступь коня утомляла ее, но боль не позволяла заснуть. Именно сейчас она ощутила, насколько ей хочется спать. Она громко, почти демонстративно зевнула.

    Гольд улыбался в усы. Похоже, ему была знакома лишь одна разновидность улыбки - слегка ироническая. Лейна ухмылки, правда, не видела, поскольку уже совсем стемнело, однако уловила в его голосе.

    

... ... ...
Продолжение "Черные мечи" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Черные мечи
показать все


Анекдот 
Папа - это самец мамы.
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100