Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Томаш Колодзейчак - Колодзейчак - Последнее решение

Фантастика >> Социалистическая фантастика >> Томаш Колодзейчак
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Томаш Колодзейчак. Последнее решение

-----------------------------------------------------------------------

Tomasz Kolodziejzak. Schwytany w swiatla (1999).

Пер. с польск. - Е.Вайсброт.

М., "АСТ", 2000. www.ast.ru

OCR & spellcheck by HarryFan, 15 August 2002

-----------------------------------------------------------------------

Йонанне. Благодарю за терпение

ПРОЛОГ


    Паркс Аин'та, ожидавшее нужного человека, наблюдало за толпами людей, проплывающих через зал отлетов космопорта "Калантэ".

    Оно стояло около кофейного столика, понемногу отхлебывая воду из кружки. Правда, организм носителя требовал воды лишь два-три раза в сутки, но Аин'та постоянно чувствовало мучительную жажду и боялось, что сухая кожа носителя вот-вот потрескается.

    Оно знало, что это атавистические, животные рефлексы, унаследованные от предков. Оно не хотело им поддаваться, однако постоянно проигрывало борьбу с собственной психикой. Это было тем удивительнее, что сборщики, встраивавшие его разум в тело носителя, утверждали, будто переносят только участки личности и интеллекта из верхнего мозга, не трогая мозг нижний, ответственный за автономную нервную систему. Видимо, им было известно не все.

    Носитель выглядел прекрасно - высокий, светловолосый мужчина с лицом, покрытым желтым фосфоресцирующим пигментом. В его мозг был встроен ряд имплантатов, вдоль позвоночника располагались плоские присадки искусственного гребня, а босые ступни оканчивались лишь двумя окостеневшими пальцами.

    Аин'та не понимало, зачем и почему люди так переделывают свои тела. В его обществе перестройка организма преследовала исключительно практические цели - усиливала боевые возможности либо плодовитость, обозначала сексуальное состояние либо готовность к старческому самопрекращению жизненных функций. Люди же изменяли строение своего организма исключительно ради интереса, для обозначения стадной принадлежности и по некоторым иным непонятным причинам. Что хуже - имплантаты зачастую затрудняли нормальную жизнь. Так, например, пластины на позвоночнике практически лишали их владельца возможности занимать большинство человеческих должностей. Аин'та сумело заблокировать ощущения неудобства или боли, поступающие от нервной системы носителя. Однако знало, что постоянный дискомфорт вскоре ослабит его тело.

    За соседним столом сидела человек-женщина. Одной рукой она держала чашечку с напитком, другой сжимала покрашенный розовым и помеченный ярко светящимися сигнализаторами сосуд. Человек-женщина была беременна. Младенец рос в пластиковой капсуле, заполненной органическими жидкостями. Когда его извлекут из инкубатора, он сможет не только разговаривать, но и благодаря постоянной предродовой стимуляции мышц сумеет передвигаться почти как взрослое существо. Насколько же все это отличалось от того, что Аин'та считало естественным и в определенной степени прекрасным. В его мире каждый индивидуум непрерывно выделял миллионы одноклеточных зародышей, которые носились в воздухе, соединялись, пожирали друг друга, размножались в ходе естественного отбора. Потом сгустки органической материи оседали на теле взрослого паркса, выделяющего сексуальные феромоны, и воспринимали его фулерены наследственности. Когда плотность зародышевых сгустков оказывалась достаточной, начинался процесс деления взрослого индивидуума на два наследующих его свойства организма.

    Различия в биологии людей и парксов были столь велики, что даже годы интенсивных тренировок и работ оказались не в силах уничтожить атавистические страхи и предубеждения Аин'ты. Несмотря на то что Аин'та пользовалось своим носителем многие месяцы и было весьма удачно в нем размещено, оно постоянно ощущало холод и сухость кожи, не покрытой питательной углеводородной массой.

    Оно знало, что столь странно преобразованного носителя выбрали не случайно. В прошлом, прежде чем разум этого человека стерли, а мозг приспособили под чуждый интеллект, он был членом одной из многочисленных рас человеческой культуры, не очень распространенных в здешней системе. Поэтому, если б в результате ошибок Аин'ты либо погрешностей, допущенных в ходе имплантации, тело носителя повело себя странно, это никого бы не удивило. Просто люди решили бы, что это следствия какого-то экзотического кланового законоустановления, использования стимуляторов либо какой-то религиозный ритуал.

    Религия была еще одним человеческим понятием, которое Аин'та безуспешно пыталось познать и уразуметь...

    Возможно, позже ему это удастся, когда, завершив миссию, он вместе с носителем вернется на станцию и там его вновь пересадят в собственное тело. А может - Аин'та чувствовало, что руки носителя дрожат от радостного возбуждения, - не в одно тело, а в два? Правда, на время выполнения задания оригинал организма погружали в летаргию и охлаждали, замедляя процессы метаболизма, но теперешней миссии предстояло продолжаться очень долго. Оно, Аин'та, было полноценным парксом, ведущим насыщенную событиями жизнь. Его организм, даже после отключения индивидуальности и при заторможенном метаболизме, наверняка выделяло массу феромонов, притягивающих зародыши. Оплодотворяться, даже будучи в анабиозе, доводилось уже некоторым агентам.

    Однако Аин'та должно было вначале успешно закончить с заданием и при этом не дать себя поймать. Смерти оно не боялось. Тело носителя значения не имело, а в его собственном сознании просто стерлись бы воспоминания и эмоции этого периода. Потеря, конечно, серьезная, но не трагичная. Ведь теперешнее Аин'та было лишь программой, имитацией выделенных фрагментов истинного разума, погруженного сейчас в летаргию в океане на далеком ледовом мире.

    Смерть же означала бы провал миссии. Стресс, связанный с провалом, мог заблокировать работу зародышеродных желез и прекратить выделение живительных феромонов.

    Неожиданно Аин'та почувствовало сладкий, единственный в своем роде аромат. Это была закодированная реакция - оно засекло цель. Обнаружение ароматического следа искомого человека было ценнейшим обретением предыдущих недель. Теперь настроенные на него специализированные клетки в ноздрях носителя могли обнаружить жертву на расстоянии многих километров, выделить среди тысяч иных объектов. Достаточно, чтобы до этих клеток дошло хотя бы несколько молекул, несущих характерный запах цели.

    Через несколько минут Аин'та увидело искомый объект.

    Он медленно шел через зал отлетов. Это был высокий и крепко сбитый мужчина, однако в его движениях не чувствовалось энергичности и силы. Он как бы сомневался, попадет ли вынесенная вперед нога на паркет, опасался, что нога вдруг как-нибудь не так согнется, а кости сломаются. Кожа у него была бледная, неестественно натянутая. Молодое еще лицо покрывала сеть морщинок, на висках вырисовывались сине-зеленые жилки. Челюсть мужчины заметно дрожала, как и кисть правой руки, то сжимающаяся в кулак, то резко распрямляющаяся.

    Весь его багаж состоял из маленького чемоданчика.

    Аин'та подняло тело носителя из-за столика и направилось к бару. Нельзя было допустить, чтобы кто-либо понял, что паркс наблюдает за тем человеком. Самого преследуемого оно не опасалось. Однако понимало, что мужчина находится под постоянным контролем солярных спецслужб. Приходилось быть осторожным и выжидать соответствующей минуты, чтобы начать действовать.

    Даниель Бондари, бывший солдат, бывший бунтарь, бывший узник, стоял в зале отлетов самого крупного на Гладиусе космопорта. Он что-то буркнул, сплюнул на паркет, поморщился, потом двинулся. Медленно, слегка волоча правую ногу.

    Когда он скрывался в коридоре, помеченном большим символом гиперпространственной станции Дирак, Аин'та встало и направилось следом, безошибочно ведомое запахом нужного ему человека.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1


    Даниель Бондари стоял на смотровой палубе внутрисистемного транспортного космолета "Ганс Гейнц Эверс" и смотрел на гигантскую планету, закрывающую почти половину экрана. Спата, газовый гигант, самый большой шар в системе звезды Мультон. Не так давно Даниель побывал здесь, уходя от солярных преследователей и пробуя связаться с еще борющимися бунтарями. Не так давно... Несколько месяцев - для жителей городов, построенных на спутниках Спаты, обитателей орбитальных станций и экипажей ракетных колоний. Ему же, Даниелю, было на пятнадцать лет больше - свыше пяти тысяч дней, проведенных в одиночной камере виртуальной тюрьмы. В полумраке, холоде и тишине, вдалбливаемых в сознание тюремными серверами. В оглушающем свете солнца, когда его вырывали из искусственного мира и подвергали осмотрам. В гуле ненужных разговоров, когда кто-нибудь проникал в его мозг, чтобы склонить к сотрудничеству, изъять информацию, запугивать и угрожать.

    Корабль "Ганс Гейнц Эверс" летел с Гладиуса на базу Больцман, неподвижно висевшую на периферии системы, дальше крайней планеты, во внутренней части астероидного облака Фасганона, почти точно на линии, соединяющей гиперпространственную базу Дирак и звезду Мультон. На Больцмане пассажирам предстояло пересесть на специальный субсветовой паром - необычный аппарат, оборудованный суперсовременной аппаратурой жизнеобеспечения, способный развивать гигантские ускорения. Паром за пятьдесят дней преодолеет расстояние в четыре световых месяца, отделяющее Больцмана от гиперпространственного прохода Дирак. Это время пассажиры, погруженные в противоперегрузочные капсулы, проведут в состоянии анабиоза, получая специальное питание и подвергаясь множеству физиологических процедур, входящих в комплекс к гиперпрыжку.

    Сейчас же Даниель молча стоял на палубе парома и разглядывал планету, с которой было связано столько воспоминаний.

    Здесь, неподалеку от Спаты, он трижды участвовал в танаторских операциях, когда еще служил в судебных формированиях. Боролся с террористами, психопатами и обычными душегубами. Судил их, а зачастую и казнил.

    Вид планеты постоянно вызывал в мыслях Даниеля и еще одно воспоминание. Отсюда, из небольшого сообщества, населяющего Танто, спутник Спаты, вел свой род отец Даниеля - Дирк Бондари. Здесь, вблизи этого спутника, он погиб, ввязавшись в бой с патрульным кораблем соляров.

    - Мне было некогда, - тихо шепнул Даниель. - Мне действительно недоставало времени, чтобы прилететь сюда!

    Он понимал, что это странно. За время армейской службы он побывал в десятках точек системы Мультона. Потом, уже присоединившись к бунтарям, борющимся с солярной армией и попавшим под ее власть новым правительством Гладиуса, он тоже бывал в районе Спаты. И за все это время не смог провести на Танто ни минуты, не мог встретиться со своими дальними родственниками, взглянуть на места, ради которых Дирк Бондари много лет назад покинул любимую жену и сына.

    Сейчас он пролетал мимо планеты, направляясь к рубежам системы.

    Транспортному кораблю предстояло оставаться на орбите Спаты несколько часов - столько времени требовалось, чтобы погрузить оборудование и людей. Поскольку Больцман занимал стационарное положение относительно Мультона и Дирака, планеты же системы двигались по своим орбитам с извечным постоянством, нормального расписания полетов не существовало. Транспорты использовали благоприятные взаиморасположения объектов и навещали миры, находящиеся на трассе пролета. Так было и сейчас.

    Даниель отвернулся от обзорного экрана и направился к бару. На туристской палубе было многолюдно, почти все пассажиры покинули тесные кабины. Вероятнее всего, многие из них окончат путешествие в какой-либо удаленной части системы: в облаке Фасганона либо на Больцмане. Даниель считал, что большинство путешествующих - государственные служащие и сотрудники частных фирм, направленные в новые офисы. Последние события оказали серьезное влияние на темп перемещений персонала. Перехватив власть, покорные заполняли своими людьми одни учреждения за другими - теперь пришло время перемен в менее существенных, периферийных организациях. Да и гигантские строительные работы, начатые в районах гиперпространственной базы и при постройке эмиттеров сети, повлияли на рынок труда и финансов в наиболее удаленных от центра частях системы.

    Даниель заказал стакан сока, присел за столиком бара и молча наблюдал за людьми. Кто тот высокий мужчина с жесткими чертами лица, в цветастом облипающем тело комбинезоне? Турист, жаждущий увидеть изумительные ледяные миры облака Фасганона? Сотрудник, направленный руководством принять власть над одним из астероидных потоков? Безопасник, летящий инспектировать удаленные колонии? Предприниматель, намеревающийся провернуть удачные строительные сделки? А может, чиновник, подозреваемый в неприязни к Доминии и на всякий случай отосланный в какую-то затхлую дыру? Или диссидент, алчущий обрести крохи свободы в далеком диком мире?

    А вон тот невысокий мужчина с безволосым черепом, покрытым блестящими татуировками и наростами электронных органов чувств? Кто он? Член какой-то религиозной секты? А может, глубоныряльщик с модифицированным телом, приспособленным к жизни в углеводородных океанах?

    У многих пассажиров парома были вычурные имплантаты, украшения, элементы одежды и снаряжения. Окраина системы, к которой они направились, самое подходящее место как раз для таких оригиналов - специалистов, направленных для работы в трудных условиях, членов хоббистских кланов, приверженцев самых удивительных религий. В общем, Даниелю представилась возможность увидеть обширную галерею типов, которые на Гладиусе вызвали бы определенное любопытство. Мужчина с дополнительной парой рук, оканчивающихся механическими манипуляторами. Женщина, к которой прилипли четыре клубневидных кокона с тельцами ее детей. Существо, пол которого определить было затруднительно, поскольку все его тело покрывали симбиотические организмы, питающиеся солнечной радиацией. Два солярных солдата в гражданском - Даниель вздрогнул, увидев их огромные головы с плоскими дисками глаз и чудовищные тела, наращенные системой биомускулов. Они сидели рядышком, неподвижно, словно спали. Вряд ли они следовали за ним. Если служба безопасности выслала своего человека, тот наверняка будет выглядеть обыкновенным туристом.


    По правде-то, не так уж много людей совершали гиперпространственные путешествия. Основным фактором, ограничивающим туристические позывы обитателей колонизированных миров, были цены. Простому обывателю Гладиуса надо было отработать несколько лет, чтобы он мог оплатить прыжок через ближайший проход и возвращение назад.

    Вторым фактором, отбивающим охоту "прыгать" через проходы, было время. Полет на Дирак, базу, окружающую гиперпространственный гравипровал, длился полтора года. По прибытии на место потенциальный путешественник мог проделать несколько прыжков между соседними проходами. Добравшись до намеченной станции, он должен был бы снова лететь в сопряженную с нею планетарную систему, а это означало новые месяцы анабиоза. Если он желал вернуться на Гладиус, его ожидала такая же переправа, только в обратном порядке. А ведь система Мультона, в которую входила планета Гладиус, располагалась не так уж далеко от своего гиперпрохода. Среднее же расстояние от них в заселенных людьми системах составляло восемь световых месяцев, то есть двухгодичное путешествие с субсветовыми скоростями.

    Третьей и, быть может, важнейшей причиной нежелания заниматься межзвездным туризмом, было отсутствие потребности в странствованиях. Развитая цивилизация могла дать своим обитателям все, чем располагала технология планеты и позволяла обеспеченность ее граждан. Это относилось как к материальным благам, так и к развлечениям и информации.

    Тебе нужны щекочущие нервы приключения? Войди в искусственный виртуальный мир, и он их тебе даст. Ты хочешь полакомиться фантастически вкусным бедрышком курогрибицы, живущей на далекой планете? Соответствующая кулинарная программа синтезирует тебе мясо, вкус, аромат и внешний вид которого ничем не уступают первоклассной курогрибице из той галактики. А может, тебе претит виртуалка и ты жаждешь полазить по настоящим горам? Тебя ожидают склоны твоего мира и нескольких десятков других планет и спутников во всей звездной системе! Есть желание охотиться на всамделишное чудовище? Иди в парк развлечений! Хочется истратить состояние на посещение невероятных мест и осмотр произведений искусства Чужих? А не лучше ли потратить эти деньги на то, чтобы купить виртуальных чичероне по тысячам невероятно увлекательных мест человеческого и нечеловеческого космоса!

    Далекие дорогостоящие эскапады просто не имели смысла.

    Наконец, свободу путешествий ограничивала сама физика. Конкретно - закон ограничений Ганкса. Аналогично запрету Паули закон, устанавливающий определенные квантовые параметры гиперпространства, на практике означал, что количество каналов, исходящих из "дыры", ограничено. Обычно это бывают четыре прохода, а самые мощные из известных людям "черных провалов", лежащие, вероятнее всего, в галактике М87, имели целых восемь ответвлений. Однако большинство из этих ветвей открывалось в точках, совершенно непригодных для дальнейшего полета. Чаще всего это оказывались межгалактические пространства. Расположенные в таких местах гиперпространственные гравитационные провалы, "дыры", могли находиться даже в сотнях миллионов световых лет от ближайших звезд. Чрезвычайно редко проход открывался в пределах Галактики и еще реже на таком расстоянии от звездных систем, которое делало возможным их изучение. Получалось, что с туристической точки зрения большинство проходов вело в малоинтересные места.

    Однако вдоль каналов сети, раскинутой в космосе человеческой цивилизацией, все же постоянно перемещались материя и энергия. Научные зонды исследовали новые ответвления, изучали флуктуации гиперпространства и звездные системы, лежащие вблизи проходов. Автоматические колонизационные системы подготавливали планеты к заселению. Колонисты заселяли уже открытые миры. Армии охраняли осваиваемые людьми планеты и вели войны с Чужаками за контроль над проходами. Ученые изучали гиперпространство, впервые обнаруженные миры, чужую жизнь и неземные цивилизации либо их следы. Однако прежде всего по гиперканалам перемещалась информация. Пряжа своеобразной физики также создавала основу, на которой ткалась Мозговая Сеть, подчиняющая себе три четверти человеческих колоний.

    Даниель неоднократно пробовал пробиться сквозь дебри теорий, касающихся гиперпространства, гиперпрыжков, гравитационных провалов и постквантовой космологии. На занятиях пытался осваивать циклы специальных показов по гиперфизике. Однако всякий раз обучающая программа останавливалась через несколько секунд и сообщала, что не в состоянии вести дальнейшее изложение, пока студент не осилит элементарных понятий. На этом этапе флирт с необычной физикой прекращали, судя по статистике, почти девяносто семь процентов учеников. Даниель, как и большинство людей, был обречен на простые аналогии. В учебниках таковых было множество...

    "Гиперпрыжок - это движение в пятом измерении, наподобие перегиба листка бумаги в трехмерном пространстве".

    "Гравитационный провал - это циклотрон волн де Бройля, аналогичный обычным электромагнитным циклотронам".

    "Сила прыжка зависит от энергетического заимствования из океана отрицательной энергии в пространстве неопределенности Гейзенберга".

    "Атомы перебрасываемых объектов перемещаются в антиматерии наподобие электронных дыр в полупроводниках".

    "Проход - это место, в котором макроскопические объекты начинают подчиняться законам квантовой физики, одновременно присутствуют во многих местах, а "дыры" выполняют роль наблюдателя, определяющего положение электронов в опыте Комптона - направляют объекты к одной из выходных щелей проходов".

    Да, суть гиперпространства разъяснили десятками способов. Но при этом все аналогии, упрощения и метафоры реально ни на йоту не приблизили Даниеля к пониманию явлений, происходящих во время прыжка. Когда он учился, его страшно раздражала невозможность усвоения фактов, которые меж тем другие анализируют, исследуют и применяют на практике. Лишь позже он узнал, что гиперпространством практически не занимается ни один нормальный человек. Все теории и применения разрабатывались комплексами умов, сопряженных в Сети. Там трудились специально для этого выращиваемые существа из научных цехов, искусственно созданные Синты - Сетевые Интеллекты, а также АМСы - Автономные Мозговые Сканеры, скопированные с разума всех наиболее крупных физиков последних столетий. Столь чудовищное усилие, отрыв от человеческого перцептивного познания мира, сотрудничество гигантских аналоговых и вычислительных мощностей позволяло перемещаться в мире отрицательных энергий, непространственных частиц, свободных кварков, барионного дрейфа и огромных искажений квантовых уравнений.

    Люди пользовались этим знанием, не до конца понимая законы физики, лежащие в основе практического применения. Точно так же, как пещерные люди разводили огонь, ничего не ведая о сущности процесса горения; древние лучники выпускали смертоносные стрелы, не имея понятия о принципах динамики Ньютона; или, наконец, как в двадцатом веке создавали лазеры, не до конца разобравшись в используемых квантовых явлениях.

    Не удалось обнаружить никаких связей между положениями гравитационных провалов в Эйнштейновом пространстве и системой их сочетаний. Гипертропы, исходящие из одних и тех же проходов, могли вести в места, удаленные за миллиарды световых лет друг от друга.

    Не было обнаружено перемычек между проходами, лежащими на различных ветвях коммуникационного древа. Чтобы попасть в какой-либо достаточно удаленный мир, приходилось проделывать множество прыжков, перемещаясь вдоль ответвлений гиперпространственной системы.

    Если оказывалось, что вблизи прохода - понятие "вблизи" обычно означало расстояние, не превышающее двух световых лет, - располагались звездные системы, начиналась разведка пространства вокруг "дыры". Борясь с релятивистическими последствиями больших скоростей и большими расстояниями, высылали исследовательские зонды и разведчики, создавали военные и научные базы. Если обнаруживались местные источники сырья и энергии - конструировали гигантские станции, позволяющие использовать провал в качестве очередного гиперпрохода. Если наталкивались на подходящий для заселения мир - колонизировали, зачастую предварительно терроформуя его.

    Порой случалось, что в пространстве, окружающем гиперпровал, оказывались представители иной цивилизации. Тогда этот гиперпространственный проход и все другие связанные с ним проходы превращали в крепости. А потом, невзирая на расходы, временные релятивизмы и энергетические дефициты, в такие районы направляли военные флоты.


    Сообщение поступило неожиданно. В гул людских голосов ворвался громкий сигнал. Одновременно в центре зала появилась голопроекция миниатюрной модели станции Больдман. Пассажиры утихли, сосредоточив внимание на новом объекте.

    - Внимание! Внимание! Пассажирские линии ГЛП только что получили извещение из Департамента Общественной Безопасности! С сожалением сообщаем нашим пассажирам, что на транспортной станции Дирак-235 имело место серьезное возмущение гиперпространственного гравитационного провала. В связи с этим станция Дирак будет вплоть до отмены закрыта для гражданских объектов. Учитывая сказанное, мы вынуждены приостановить полет транспортного корабля "Ганс Гейнц Эверс" до получения от Департамента Безопасности более полной информации. Стоянка на орбите планеты Спата продлится не меньше ста часов. Сообщаем, что, выполняя требования шестого пункта двенадцатого параграфа Кодекса Перевозчиков, касающегося невозможности реализовать обязательства в отношении пассажиров по независимым причинам, фирма ГЛП примет на себя расходы по пребыванию пассажиров на борту корабля "Ганс Гейнц Эверс" на срок максимально семь суток. После этого пассажиры обязаны будут внести доплату к стоимости путевого билета. Приносим извинения за все возникшие не по нашей вине осложнения. Одновременно сообщаем, что за небольшую дополнительную плату желающие могут воспользоваться нашими пассажирскими паромами, чтобы скрасить время ожидания, посетив систему Спаты. Пассажиров, которые...

    Дальше Даниель слушать не стал. В официальном сообщении лишнего не скажут. Он поднялся из-за столика и, оставив недопитый стакан сока, быстро направился к своей каюте. Кругом стоял гул и шум - люди бранились, кричали, толкались. Многие, как и Даниель, отправились к выходу.

    Он понимал: произошло нечто серьезное, такое, что могло повлиять на его жизнь. Ведь он, Даниель Бондари, не был обычным пассажиром транспортного корабля "Ганс Гейнц Эверс".
2


    "Первый принцип, касающийся больших приемов, - подумала Дина Тиволи, глядя на толпящихся вокруг людей, - не ходи на них!"

    - Желаете чего-нибудь еще? - Рядом с девушкой возник гарсон, высокий, одетый в снежно-белое облегающее трико мускулистый мужчина с фиолетовой кожей. Так выглядел весь персонал в резиденции господина Морубаши. Разумеется, если б растерявшийся, одиноко стоящий гость был мужчиной, рядом с ним возникла бы фиолетовая женщина.

    - Второй принцип... - бросила ему Дина. - Коли уж пришел, пей то, чего дома выпить не сможешь.

    - Я не знаю, каковы ваши финансовые возможности. - Зубы и язык гарсона были светло-желтые. У обслуживающего персонала были встроенные экспертные системы, анализирующие поведение собеседника и требующие того, чтобы с ним общались на уровне и в стиле, свойственном гостю.

    - Но думаю, смогу подыскать кое-что подходящее. Тонкийский пунш. Тридцать тысяч кредиток бутылка. Самый дорогой напиток на Гладиусе.

    - Ну, что ж... Пожалуй.

    Один из проплывающих под потолком зала постоянно изменяющих свою форму раздатчиков мгновенно оказался над головой гарсона. Замер, а через мгновение опустился и повис на высоте живота Дины. На приплюснутом конусе стоял высокий металлический стакан, до половины заполненный желтоватой жидкостью. Сладковатый, сильный запах ударил Дине в нос. Она не колеблясь взяла стакан и поднесла ко рту.

    - Твое здоровье, фиолетовый человек.

    - Благодарю вас, госпожа. - Гарсон снова сверкнул зубами и, поняв по тону Дины, что в нем больше не нуждаются, слегка поклонился и ушел. Сервер-раздатчик напитков вновь взвился под потолок, чтобы, будто хищная птица, ожидать очередного вызова.

    У вина был странный вкус, и оно, несомненно, содержало какие-то стимуляторы. Однако было не столь уж из ряда вон выходящим, чтобы платить за него примерно три месячные электорские зарплаты брата Дины. Почему так дорого? То ли потому, что доставляли его с какого-то очень уж удаленного мира, то ли потому, то он каким-то образом стимулировал работу мозга, а может, просто именно сейчас считался модным? Рыночная стоимость вин, произведений искусства или киборгов чаще всего не имела ничего общего с их качеством. Так же, как и люди. Сейчас Дина как раз могла "любоваться" избранниками судьбы - богатыми, знаменитыми, влиятельными. Политиками, артистами, бизнесменами, чиновниками высоких рангов, солярными резидентами, а также не менее многочисленным стадом жен и мужей, любовниц и любовников, братьев по вере и ментальных сестер, киберпартнеров и чьих-то протеже. Следуя хорошему тону, полагалось приходить на такие рауты со спутником. Поскольку у Рамзеса Тиволи, электора планеты Гладиус, в данный момент не было ни жены, ни признанной всеми легальной любовницы, ни вассала, а также потому, что он не был членом какого-либо религиозного движения или клана, постольку на все приемы он брал с собой ее, свою сестру. Младшую, любимую сестру.

    - Уж я тебе покажу, братишечка, - буркнула Дина, касаясь губами краешка стакана. - Дай только домой вернуться.

    "Я представлю тебя нескольким симпатичным особам, которые не станут вести каких-либо деловых переговоров. И обещаю, что сам постараюсь быстренько покончить со всем, что требуется, и мы вместе поразвлекаемся. Дина, ты должна туда со мной пойти, ты же знаешь?"

    

... ... ...
Продолжение "Последнее решение" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Последнее решение
показать все


Анекдот 
Идет парень. Впереди идет девушка, выглядит ну просто ОБАЛДЕННО!!! Догоняет ее и говорит: - Девушка, кажется нам с Вами по пути! - Не думаю.. я ж не нах@й иду!..
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100