Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Кшиштоф Борунь - Борунь - Письмо

Фантастика >> Социалистическая фантастика >> Кшиштоф Борунь
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Кшиштоф Борунь. Письмо

-----------------------------------------------------------------------

Сокр. пер. с польск. - Л.Шибаев.

Авт.сб. "Грань бессмертия". М., "Мир", 1967.

OCR & spellcheck by HarryFan, 2 April 2001

-----------------------------------------------------------------------



    Оглушительный грохот потряс стенки каюты. Судно резко вздрогнуло раз, другой.

    Ирена села на постели. Внезапно вырванная из глубокого спокойного сна, она сразу не могла прийти в себя.

    - Тонем!!! - Ирена не отдавала себе отчета, был ли это отчаянный крик ее попутчицы Герды или кричала она сама. Она потянулась за чемоданом, но судно неожиданно накренилось, и она снова упала на койку. Сразу же вскочив, она бросилась к двери, инстинктивно чувствуя, что нельзя терять ни секунды.

    Люди теснились у трапа. Продираясь на палубу, они сбрасывали друг друга со ступенек, били, отталкивали ногами. На полу валялись брошенные чемоданы и одежда...

    Ирена побежала ко второму выходу. Но и его забила охваченная паникой толпа.

    - По одному! По одному! Быстрее! - прорывалось сквозь шум.

    Увлекаемая общим потоком, она не заметила, как очутилась на палубе. Здесь гул голосов перекрывал мегафон: - Всем покинуть корабль! Сбросить спасательные плоты!

    Клубы едкого темного дыма выбивались из машинного отделения. Корма погружалась с неумолимой" быстротой. Чьи-то руки накинули на Ирену спасательный пояс. Она пыталась добраться до шлюпки, но в это мгновение новый толчок потряс корпус судна. Из машинного отделения вырвалось пламя.

    Ирена не помнила, когда и как перелезла через поручни. Глянув вниз, она заколебалась - под ней бурлили черные, пенистые волны...

    - Все за борт! Как можно дальше от корабля!!!

    Задержав дыхание, она прыгнула.

    Резкий холод охватил тело. В то же мгновение страх и пассивность исчезли. Быстрыми движениями рук она помогла себе выплыть на поверхность. Темный корпус корабля, гонимый сильным ветром, медленно отдалялся...

    Мегафон умолк. Погасли огни. Шум моря заглушал крики ужаса и отчаяния.

    Через несколько минут низкий приглушенный стон прокатился над водой. Судно затонуло.

    Ирена пыталась привлечь к себе внимание криком, но голос тонул в шуме моря.

    Она то судорожно плыла в поисках спасательной шлюпки, то ложилась на спину и отдыхала. Так прошло несколько часов. Беспокойство ее росло. Все чаще меняла она направление, тщетно стараясь что-то рассмотреть в темноте безлунной ночи.

    Но вот на востоке начало понемногу светлеть. Близился рассвет. Теперь Ирена лишь изредка окидывала волны безразличным взглядом. Холод сковывал ее движения, а мысли сонно кружили вокруг давно минувших дел и событий. И вдруг, когда одна из волн подняла ее на свою спину, чтобы через мгновение снова сбросить вниз, Ирена заметила в воде метрах в ста от себя серую тень.

    Акула!!!

    Ирена стремительно бросилась в противоположную сторону, но уже через минуту поняла всю бессмысленность бегства. Закрыв глаза, она стала ждать. Томительно долго тянулось время. Наконец, пересилив страх, Ирена оглянулась. Серая тень продолжала мелькать среди волн. Ирена заметила, что она не шевелится, а волны раскачивают ее, словно пробку.

    Светало. Вместе с темнотой исчезали страх и сомнения. Теперь Ирена была уверена, что это какой-то предмет с затонувшего корабля. Когда совсем рассвело, она рассмотрела выпуклые красно-белые поплавки спасательного плота. Несколько минут - и она ухватилась за толстый канат. Ирена не медля взобралась на плот и, лишившись сил, упала на него.

    Ее привел в себя приглушенный стон - на противоположной стороне плота неподвижно лежал человек. Собственно, на поплавках покоились только его плечи и голова - остальная часть тела была в воде.

    Ирена придвинулась к лежащему и, взяв его за плечи, после нескольких неудачных попыток втащила на плот.

    Это был невысокий, худой мужчина в пижамных брюках и спортивной куртке. Глаза его были закрыты, он тяжело дышал. Через некоторое время мужчина беспокойно зашевелился, что-то нащупывая левой рукой в складках мокрой куртки. Наконец он нашел длинный блестящий ключ, висевший на цепочке у шеи, и судорожно сжал его в руке.

    Ирена сидела на краю плота, дрожа от холода.

    Медленно всходило солнце. Ветер стих. По волнам забегали солнечные зайчики. Стало немного теплее. Девушка легла в углу плота. Она была так измучена, что не заметила, как заснула.


    Разбудили ее палящее солнце и мучительная жажда.

    Мужчина не спал. Он сидел, вытянув босые ноги, и пристально смотрел на Ирену. Его правая кисть была замотана окровавленным носовым платком. Возраст незнакомца было трудно определить. На вид ему было лет за пятьдесят, хотя он мог быть и моложе - переживания минувшей ночи любого мужчину могли превратить в старика. Большое лицо его, казалось, было грубо вырезано из куска дерева. Такое впечатление усиливалось большим мясистым носом и узким небольшим ртом, как будто прорубленным над массивной выступающей челюстью одним ударом долота. Рот этот кривился неприятной гримасой, напоминавшей ироническую усмешку. Пристальный взгляд, устремленный на Ирену, выражал какое-то немое категорическое и настойчивое требование.

    - Что вы хотите? - с трудом произнесла она по-французски.

    По-видимому, он не расслышал вопроса или до его сознания не дошел смысл произнесенных ею слов. Он только нервно пошевелил губами, как бы глотая что-то. Спустя некоторое время довольно неожиданно, словно продолжая только что прерванный разговор, мужчина спросил гортанным голосом:

    - Что вы сказали?

    Ирена поняла, что бессмысленно повторять вопрос. Он посмотрел на свою правую руку, бессильно лежащую на краю плота, попробовал поднять кисть, но только болезненно поморщился. Поэтому она спросила:

    - Может, перебинтовать?

    - Чем? - слабо улыбнулся он.

    Она без колебания оторвала большой сухой лоскут от своей пижамы и, придвинувшись к раненому, начала разматывать окровавленную тряпку. Когда Ирена осторожно ощупывала кисть, мужчина замер от боли. По меньшей мере два пальца были раздроблены. Однако особенно следовало опасаться того, что рана была загрязнена каким-то маслом или краской.

    Ирена как можно выше завернула рукав куртки и с тревогой рассматривала руку.

    - Грозит гангрена, - вздохнул он, отвечая на ее мысли. - Я знаю.

    Ей с трудом удалось снять тряпку и очистить рану.

    - Вы - доктор или медсестра? - морщась от боли спросил незнакомец.

    Она отрицательно покачала головой.

    - Я учительница.

    - Учительница? - несколько удивился он. - Русская?

    - Нет. Полька.

    - Вы хорошо говорите по-французски.

    - Я преподаю этот язык.

    Он кивнул, потом спросил:

    - Как вы думаете, что могло быть причиной катастрофы "Литтл Мэри"?

    - Я слышала грохот взрыва.

    - Что-то слишком быстро корабль пошел ко дну... Может быть, мы натолкнулись на мину? Их еще много блуждает в океане.

    - Возможно. Где вы были в момент взрыва?

    Мужчина не ответил. Казалось, он дремлет, прислонившись к поплавку. Глаза его были закрыты, и только время от времени он шевелил спекшимися губами. По-видимому, его мучила жажда, но, как и Ирена, он не решался попробовать морскую воду. К счастью, жара была не слишком изнурительной. Легкий ветерок немного охлаждал разгоряченные тела.

    Ирена отстегнула спасательный пояс и занялась починкой одежды. Практически задача состояла в том, чтобы соорудить из уцелевших частей пижамы костюм, напоминающий одежду женщин с островов Тихого океана. Работа несколько улучшила ее настроение. "Уже могла бы и помощь прийти", - подумала она, будучи почти уверенной, что основная опасность позади.

    Встав на плоту, она расчесала рукой волосы и осмотрелась. Солнце стояло высоко. Море было спокойным, волны - сравнительно небольшими. Однако нигде не было видно ни корабля, ни шлюпок с "Литтл Мэри".

    Она снова села, не переставая наблюдать за горизонтом. Голод не ощущался, но жажда мучила все сильней, тем более что жара усиливалась. Она намочила в воде обрывки пижамы, одним повязала себе голову, а из другого сделала компресс для мужчины.

    - Спасибо. Я вижу, женщина нигде не теряется. Вы даже не забыли об утреннем туалете, - сказал он несколько язвительно, но в улыбке, появившейся на его губах, было больше одобрения, чем иронии. - Женщина хочет быть привлекательной даже после смерти...

    Она почувствовала неприятную спазму в желудке.

    - Я думаю, самое позднее к вечеру нас должны найти, - ответила она решительно.

    Он взглянул на нее теплее.

    - К вечеру? До вечера я выдержу. Должен выдержать!

    Долгое время они оба молчали. Внезапно он заговорил, причем в голосе его чувствовалось нервное напряжение.

    - Скажите, вы верите в судьбу?

    - Нет. Судьбу человека определяют он сам и стечение обстоятельств.

    - И все же... Неужели вы никогда не чувствовали странной, непонятной для вас и все же ощутимой направленности, я бы сказал, целесообразности в развитии событий? Делай вы что угодно для достижения поставленной цели, а все же, несмотря ни на что, стечение этих, как вы выражаетесь, обстоятельств не позволяет вам достичь цели и втискивает вашу жизнь в какое-то заранее определенное русло.

    - Это самообман. Просто человек насильно, искусственно доискивается какой-то закономерности в сплетении случайностей и собственных ошибок. Если глубже рассмотреть каждый такой случай, то мы всегда без особого труда найдем причину неудачи. Конкретную, естественную причину.

    - Так вы считаете, не судьба сделала так, что я нахожусь здесь, вместе с вами, на этом плоту?

    - Только случайность.

    - Случайность? Да как сказать... Я очень легко мог погибнуть. Я должен был погибнуть! Я находился очень близко от места взрыва, а остался жив. Я мог утонуть, если бы мне не встретился плот. У меня нет спасательного пояса, а раздробленная кисть не очень-то помогает плыть. Даже в том случае, если бы вы не встретили этот плот, я должен был бы утонуть, потому что не имел сил взобраться на него. Вероятность подобного стечения обстоятельств столь неизмеримо мала, что в нее трудно поверить. А я все-таки жив!

    - Что вы хотите этим сказать?

    Мужчина несколько смешался.

    - Видите ли... Я не мог погибнуть... Я не мог погибнуть! - повторил он с какой-то неестественной решимостью в голосе. - И уж по крайней мере не могу умереть в одиночестве. Потому что даже если я умру прежде, чем придет помощь, - останетесь вы!

    - А какая связь ваших случайностей именно со мной?

    - В данный момент нет еще никакой, - ответил незнакомец, явно стараясь говорить спокойным, деловым тоном. - Но неизвестно... может быть, уже скоро... - неожиданно оборвал он себя, как бы боясь сказать лишнее.

    Ирена не ответила. Мысли ее в этот момент были далеки от того, что говорил незнакомец. По мере того, как шло время, в сердце девушки опять просыпалось беспокойство. Помощь не приходила!

    Мужчина тоже молчал, глядя на волны.

    - Ложитесь-ка вы лучше спать, - неожиданно сказал он, - а я понаблюдаю.

    Она отрицательно покачала головой.

    - Но вам трудно. Ваша рука...

    - Именно поэтому я не могу спать. А вам надо отдохнуть. Спасение может прийти ночью. Еще неизвестно, что до того времени будет со мной...

    Он сказал это таким тоном, что Ирена не решалась возразить.

    Теперь жажда мучила еще больше. Она чувствовала также непрекращающуюся головную боль, которая все усиливалась. Зачерпнув руками немного воды, Ирена поднесла ко рту и с трудом проглотила неприятную, горько-соленую жидкость. Вода нисколько не утолила жажды, но немного освежила. Смочив волосы, она легла в углу плота.

    Сон сморил ее быстро, но был беспокойным и мучительным. Ей снилось, что она борется в одиночестве с волнами, цепляясь за какие-то балки или доски с разбитого судна. Какие-то неведомые существа смотрели на нее и грозили ей растопыренными многопалыми конечностями, похожими на клубки щупалец. Они тянулись к ней, обвивая грудь, бедра, шею.


    Проснулась Ирена внезапно, дрожа от пронизывающего холода. Косые лучи солнца играли на волнах красно-золотыми искрами. До захода оставалось минут двадцать-тридцать - значит, она проспала более шести часов. Голод и жажда мучили ее сильнее прежнего. Она выпила немного морской воды, но это не принесло облегчения.

    Незнакомец лежал неподвижно, глядя на солнце широко открытыми глазами.

    - Как вы себя чувствуете? - спросила Ирена.

    - Ничего, - лаконично ответил он, не оборачиваясь.

    Она села и только теперь заметила, что он накрыл ее курткой. Это еще больше усилило противоречивые чувства, которые вызывал в ней мужчина. На первый взгляд человек этот ни своим видом, ни поведением не вызывал симпатии. Однако иногда за внешней сухостью проглядывали и сочувствие, и отеческая заботливость.

    Ирена на корточках придвинулась поближе к незнакомцу и подала ему куртку.

    - Спасибо.

    Он обернулся и неприязненно посмотрел на нее.

    - Наденьте эту куртку сами. Ночи сейчас прохладные.

    - Но... - она сделала движение, как бы желая заставить его надеть куртку.

    - Давайте прекратим этот ненужный торг, - оборвал он ее почти со злостью и вдруг, схватив девушку за руку, так судорожно сжал ее запястье, что она охнула от боли. - Есть дела поважнее.

    Ирена испугалась. Она пыталась освободить руку, но мужчина не уступал, напряженно вглядываясь в ее лицо.

    - Что вы хотите? - пробормотала она.

    Незнакомец долго молчал, тяжело дыша, наконец сказал как бы с огромным усилием:

    - Я хочу рассказать тебе одну историю... Необычайную историю, которую еще никто на Земле не слышал до конца...

    Она смотрела ему в глаза, не в состоянии вымолвить ни слова. Он, по-видимому, заметил, что она начала дрожать, так как вдруг спросил:

    - Чего трясешься? Боишься меня?

    Она кивнула.

    - Не бойся, - он отпустил ее руку. - Я не дикарь и не сумасшедший. Я совершенно нормальный человек. У меня просто небольшой жар, вот и все. Я должен рассказать тебе об одном событии... Вернее, об открытии, - поколебавшись, поправился он. - Я боюсь, что жар усилится. Если нас не найдут в течение одного-двух дней, я могу не дожить... У меня, кажется, заражение крови. А ты имеешь шансы спастись: ты здорова и молода... Ведь помощь придет... Должна прийти... Нас должны найти! По крайней мере тебя!

    Он на минуту задумался.

    - Знаешь ли ты, что значит работать над чем-то годами? За что-то упорно бороться и... не дождаться минуты торжества? Не докончить своего дела. Отдать свой труд кому-то, кто тебе совершенно безразличен... Отдать, не имея никакой гарантии, что он сумеет понять его необычайность и вместе с тем реальность. Ведь он может счесть то, что я скажу, горячечным бредом сумасшедшего. А если он даже поймет - не украдет ли он твоего открытия? Не присвоит ли себе плод шести лет отчаянной борьбы?

    В словах незнакомца было столько искренности, столько горечи и бессильной жалобы, столько отчаянного бунта против слепой судьбы, что Ирена не была уверена, могут ли они быть только горячечным бредом. В эту минуту незнакомец вызывал в девушке не страх, а сочувствие, смешанное с любопытством.

    - Кто вы? - непроизвольно спросила она.

    Лицо больного вновь стало внимательным и сдержанным.

    - Это неважно, - ответил он с упрямой ноткой в голосе. - В свое время вы об этом узнаете. Если помощь не придет, то... от меня. А если успеют, то в течение ближайших пяти лет вы прочтете в газетах... Во всех... Непременно во всех газетах всего мира...

    Он на мгновение умолк, вглядываясь в лицо Ирены.

    - Не обижайтесь, что я не скажу всего сразу, а буду рассказывать частями. Я хотел бы просить об одном. Если так случится, что я расскажу вам все или почти все, а потом нас все-таки спасут... и я выживу - забудьте то, что от меня услышите.

    Он замолчал, собираясь с мыслями. Ирена намочила тряпку и стала осторожно протирать виски незнакомца.

    - История эта началась одиннадцать лет назад, - начал он спокойно. - Одно предприятие, занимающееся эксплуатацией месторождений радиоактивных элементов, - как оно называется, я пока не скажу - вело по поручению правительства геологоразведочные работы в Африке, на территории... Впрочем, не важно, где. Достаточно сказать, что это был малонаселенный район с влажным тропическим климатом. Местность там гористая. Белого не встретишь на протяжении сотен километров. Это место привлекло к себе внимание во время поисков с воздуха урановых месторождений. Тогда было отмечено значительное усиление гамма-излучения над одним горным ущельем. Предполагали, что там имеются богатые залежи урана или тория. Однако наземные поиски не принесли ожидаемого результата. Правда, нашли некоторое количество тория, но вести там разработки оказалось нерентабельным. И все же во время разведывательных работ было сделано открытие, которое вызвало сенсацию, правда в очень узких кругах. Об этом наверняка кричали бы и в газетах, и по радио, если бы месторождения такого рода не имели стратегического значения и результаты всех исследований не представляли собой военную тайну. Сенсация заключалась в том, что один из рабочих, занятых "прощупыванием" земли с помощью сцинтилляционного счетчика, нашел минерал, в котором было обнаружено значительное количество плутония, и к тому же плутония-242.

    Он замолчал, ожидая, какой эффект произведут его слова, однако Ирена продолжала сидеть неподвижно, внимательно глядя на него.

    - Не знаю, понимаете ли вы всю необычайность этой находки? - несколько разочарованно заговорил он. - Плутоний принадлежит к так называемым трансурановым элементам, атомный вес которых больше, чем у урана. Все трансурановые элементы - элементы искусственные, изготовляемые человеком в атомных реакторах или с помощью ускорителей.

    - Я не помню где, но я читала, что был найден природный плутоний. Поэтому я думала, что в этом нет ничего необычного.

    - Да, нашли. В некоторых минералах. Но это не умаляет значения того открытия. В природе плутоний создается очень медленно, а распадается относительно быстро. Поэтому в месторождениях его можно встретить лишь в небольших количествах. Между тем в ущелье... - он запнулся. - В том ущелье, о котором я вам говорил, в минерале вулканического происхождения была найдена окись плутония в количестве, которое, казалось бы, совершенно исключало его естественное происхождение. И к тому же не плутония-239, а плутония-242. Теперь вы понимаете сенсационность открытия?..

    - Понимаю, - кивнула она.

    - Немедленно были организованы дальнейшие поиски. Однако лишь через два месяца на берегу ручья был найден еще один кусочек подобного минерала, несколько меньших размеров. К этому времени начали возникать и первые подозрения. Более тщательный анализ показал, что это был, собственно говоря, не вулканический камень, а материал, созданный искусственным путем. Кажется, какой-то сплавленный песок или что-то в этом роде. Принималась во внимание и возможность космического происхождения находки - это мог быть просто метеорит. Но об этом думали недолго. Не было оснований утверждать, что плутоний-242 возник в минерале в результате самопроизвольных ядерных изменений. Урана и тория почти совсем не обнаружили. Каким же образом очищенная окись плутония могла попасть в расплавленную минеральную массу? Тогда решили, что минерал был специально приготовлен и подброшен, чтобы ввести в заблуждение экспедицию. Немедленно приехала специальная следственная комиссия. Несколько человек было арестовано. Потом задержали одного инженера, довольно пожилого человека. Следствие установило, что минерал был приготовлен и подброшен с целью дезорганизации поисков и осмеяния наших специалистов. Кое-кому обязательно хотелось доказать, что преступник или преступники действовали по поручению иностранной разведки.

    Больной задумался.

    - Этого инженера, - начал он через минуту, - скажем, его звали В., приговорили к десяти годам лишения свободы. Бедняга не выдержал этого и через год умер. До самого конца он ни в чем не сознался...

    Некоторое время мужчина печально смотрел на поверхность плота, периодически заливаемую тонким слоем воды.

    - Правда, - продолжал он, - загадка плутония-242 не была раскрыта до конца, но ввиду смерти мнимого преступника вопрос сочли решенным, а обвинения, содержавшиеся в обвинительном акте, - доказанными. В печать проникли весьма скудные сведения: почти весь процесс проходил при закрытых дверях под предлогом сохранения государственной тайны.

    - И все поверили, что инженер В. подбросил этот минерал?

    - Не все. Хотя такое объяснение загадки и казалось единственно приемлемым, друзья инженера В. верили, что он невиновен.

    Мужчина с сомнением поглядел на Ирену.

    - Я лично инженера В. не знал, - сказал он, помолчав. - Но мне известно, что у него были друзья. Причем такие, каких теперь днем с огнем не сыскать. Один из этих друзей, некто Грей, был геологом, как инженер В. Он вел небольшое собственное дело. Узнав о процессе, Грей немедленно приехал. Правда, подробности обвинения были засекречены, однако кто-то из коллег инженера В. рассказал ему все. Видимо, Грей понял, что дело нелегкое, потому что он не ограничился обжалованием приговора, а решил сам найти доказательства невиновности друга. Он продал свое предприятие и вместе с женой поехал в Африку. Инженер В. так и не дождался их приезда. Он умер в тюрьме.

    Через два с половиной года после его смерти, ровно шесть лет назад, сиделка одной из больниц в нашем городе принесла мне домой толстый конверт. Фамилия отправителя ничего мне не говорила. Посыльная тоже знала немногое. Какая-то женщина, умершая в больнице от белокровия, просила ее перед смертью вручить это письмо лично адресату. В конверте было длинное письмо, адресованное мне, десяток фотографий, карта, три плана местности, а также семь рисунков найденных предметов. Умершая женщина была женой Грея.

    Незнакомец нахмурил брови. По выражению его лица было видно, что он к чему-то прислушивается. Ветер несколько усилился, и о борт дрейфующего плота мерно ударялись невысокие волны, обдавая брызгами находившихся на нем людей.

    - Нет, показалось, - сказал через несколько минут незнакомец.

    - Что вам показалось?

    - Что раздался звук выстрела и сирена...

    - Помощь уже должна прийти.

    - Должна, - повторил больной, вглядываясь в серебряный серп месяца, все резче выделявшийся на темнеющем небе. Он обмакнул в воду тряпку и смочил ею лоб, потом устроился в углу плота и сделал вид, что дремлет.

    Так оба молчали минут десять - пятнадцать. Затем он открыл глаза, некоторое время смотрел на Ирену, наконец с приглушенным вздохом сказал:

    - Ну что ж, расскажу вам, что было дальше, после смерти Грея и его жены. Потому что Грей тоже умер. Раньше. Еще там, в Африке. Возможно, его доконал нездоровый климат или какие-нибудь тропические болезни, а может быть, что-то другое... Во всяком случае, он умер. В своем письме Грей признавался, что решить загадку ему не удалось. Он тоже нашел несколько кусочков необычной скалы, однако после тщательных исследований пришел к выводу, не отличавшемуся от вывода экспертов, что это искусственный материал. Но не поэтому он написал письмо мне, человеку, о котором знал только по научно-популярным изданиям. Дело в том, что во время бесплодных поисков месторождения этой таинственной руды он вместе с женой случайно сделал археологическое открытие, которое могло быть связано с делом инженера В. Ему необходимо было заключение специалиста. В северной, более высоко расположенной части ущелья Грей и его жена открыли небольшой грот со следами какой-то старой культуры. Вход в него был завален. Видимо, скалы осыпались во время землетрясения. Грей с женой работали в течение нескольких недель или даже месяцев, прежде чем сумели расширить щель.

    - Так как же они заметили грот?

    - Их внимание привлекли три правильные окружности под большой нависающей скалой. Окружности были не выдолблены или нарисованы, а как бы вплавлены в очень твердую скалу - словно кто-то погрузил три обруча в жидкий бетон. Они выделялись своим светло-желтым цветом на сером фоне скалы. Более точный анализ показал, что обручи совсем не представляют собой чужеродного тела в скале. Просто камень в этом месте имеет другой оттенок, и это изменение цвета проникает в глубь скалы примерно сантиметров на сорок. Окружности были расположены таким образом, что в самой большой из них, радиус которой превышал шесть метров, помещались два маленьких кольца: одно - радиусом примерно шесть сантиметров - в самом центре, второе - раза в четыре меньше - на расстоянии около 180 сантиметров от центра. Поверхность скалы в этом месте была когда-то плоской, вероятно искусственно сглаженной, однако под воздействием дождей и ветров сильно пострадала. От щели под скальным навесом узкий, извилистый коридор вел в маленький зал, имевший форму правильной пирамиды с квадратным основанием. Зал, как и коридор, покрывал толстый слой затвердевшего гуано, оставленного летучими мышами и другими обитателями грота. Глубже были найдены кости, несомненно принадлежащие первобытному человеку. Это говорило о том, что зал служил людям убежищем или был местом какого-то культа.

    - Неужели он был искусственно пробит в скале?

    - Не вызывало сомнений, что только коридор был естественного происхождения. Я сам сделал тщательные измерения. Все стены зала имели форму равнобедренного треугольника с углом 60 градусов.

    - Так вы были там?

    - Был. Уже одних фотографий и эскизов, приложенных к письму, было достаточно, чтобы отнестись к этому серьезно. Вернемся, однако, к запискам Грея. Так вот, на стенах грота Грей с женой заметили геометрически правильные окружности и точки, которые оказались источниками сильного радиоактивного излучения.

    - Строители, сами того не зная, могли использовать материалы, содержащие радиоактивные вещества, - вставила Ирена.

    - Да. Этот факт сам по себе не вызвал бы удивления, так как местность была относительно богата торием и ураном. Сенсационность открытия Грея заключалась в том, что анализ окислов металлов, содержащихся в этих минералах, показал значительный процент трансурановых элементов. Позднее я установил, что это были плутоний-244, нептуний-237, плутоний-242, а также в незначительных количествах кюрий-245, плутоний-239 и америций-243, то есть изотопы, имеющие наиболее длительный период полураспада из всех элементов, известных в настоящее время. Уже при расчистке прохода в грот счетчики указывали на значительную степень радиоактивности, хотя Грей с женой не обнаружили ярко выраженных жил радиоактивных элементов. Все результаты их исследований я проверил сам. Я думаю, что как Грей, так и его жена получили слишком большую дозу облучения, и это явилось основной причиной их смерти. Когда состояние Грея резко ухудшилось, да и средства уже подходили к концу, они решили возвращаться. В пути Грей умер. Возможно, весть о кончине друга, ради которого он пожертвовал всем, ускорила его смерть. Трудно сказать. Жена Грея возвратилась на родину одна. Не знаю, успела ли она отдать образцы на анализ или они были утеряны в больнице. Во всяком случае, я их не нашел. Думаю, что она могла доверить их только самому близкому другу, ведь речь шла о сырье, имеющем военное значение. Так или иначе, никто ко мне не обратился, и я стал единственным наследником открытия.

    Он умолк и задумался.

    - То, что вы говорите, столь невероятно... - Ирена не скрывала огромного впечатления, которое произвел на нее рассказ.

    Глаза незнакомца заблестели. На губах появилась торжествующая улыбка.

    - Невероятно? - повторил он и засмеялся. - Невероятные, сенсационные открытия были еще впереди! Открытие Грея и его жены только указало правильный след! Всего лишь расплывчатый след великого открытия!

    Лицо его вновь приобрело какое-то болезненное, беспокойное выражение.

    - Об этом ты можешь узнать только от меня. Ни от кого больше. На всем земном шаре! Только я имею право на это открытие! Я и Грей с женой! Но они умерли...

    В Ирене проснулся дух противоречия.

    - Если бы вы не открыли этот грот, то рано или поздно это сделал бы кто-нибудь другой.

    Он посмотрел на Ирену злым, неприязненным взглядом.

    - Возможно... Но только я знаю правду. Если даже они перевернут грот вверх ногами, то и тогда ничего не найдут.

    - А если мы погибнем?

    В глазах больного появился страх.

    - Ты не погибнешь! Ты не должна погибнуть! Спасение придет. Не сегодня, так завтра. Послезавтра. Я тебе все скажу. И дам ключ...

    Он постепенно успокаивался.

    

... ... ...
Продолжение "Письмо" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Письмо
показать все


Анекдот 
Медики отмечают возросший уровень сексуальной культуры у мужчин. За последние 10 лет на 25% возросла площадь, покрываемая ими предварительными ласками.
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100