Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Starwars - - Джуд Уотсон. Планета войн

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Сериалы >> Starwars
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Джуд Уотсон. Планета войн



     Jude Watson. "Jedi Apprentice. Defenders Of The Dead"

     Джуд Уотсон. "Ученик Джедая. Планета войн"

     Перевод: Е. Токаревой

     Издательство ЭКСМО, 2001

     OCR&SpellCheck: Demilich (demilich_2000@mail.ru)

     Сайт "Звездные войны" http://starwars.kulichki.net


     Глава 1


     Боевой звездолет устремился к планете Мелида-Даан. Внизу тянулись неровные, изрезанные оврагами каменистые пустоши. То тут, то там виднелись огромные строения из угольно-черного камня. Они имели форму идеальных кубов без окон и дверей.

     Оби-Ван Кеноби, сидевший за рулем звездолета, вгляделся в обзорный экран.

     - Как вы думаете, что это такое? - спросил он Куай-Гон Джинна. - Никогда не видел ничего подобного.

     - Не знаю, - отозвался Куай-Гон, разглядывая местность зоркими голубыми глазами. - Может, склады, может, военные объекты.

     - А может быть, в них скрыты наблюдательные устройства, - заметил Оби-Ван.

     - Пока что я не заметил ничего похожего на радары. Но на всякий случай давай спустимся ниже.

     Не замедляя хода, Оби-Ван повел звездолет еще ближе к поверхности. За обзорным экраном мелькали камни, деревья, кусты. Двигатели работали на полную мощность. Оби-Ван крепко держал рукоятки управления. Малейшая ошибка могла погубить звездолет.

     - Если спустимся еще чуть пониже, я смогу сделать молекулярный анализ верхнего слоя почвы, - произнес Куай-Гон, сидевший в кресле второго пилота. - Падаван, ты летишь слишком низко для такой скорости. Если наткнемся на случайный валун, разобьемся вдребезги.

     В голосе рыцаря не слышалось укоризны, но Оби-Ван знал, что Куай-Гон не терпит возражений. Оби-Ван был учеником мастера-джедая, а одно из главных правил джедаев гласит: ученик не должен подвергать сомнению приказы учителя.

     Оби-Ван неохотно отпустил один из рычагов. Звездолет приподнялся на несколько метров. Куай-Гон внимательно смотрел вперед, выискивая место для посадки. Они приближались к окрестностям Зеавы - главного города планеты Мелида-Даан. Нужно было приземлиться так, чтобы их никто не заметил.

     На планете Мелида-Даан уже тридцать лет бушевала кровавая гражданская война. Конфликт между двумя народами разгорелся много столетий назад. Враждующие государства даже не могли договориться о названии родной планеты. Мелидийцы называли ее Мелида, а дааны - Даан. Чтобы никого не обидеть. Галактический Сенат использовал оба имени сразу, разделив их дефисом.

     За каждый город, за каждый поселок на планете шли жестокие бои. В бесконечных битвах каждый клочок земли много раз переходил из рук в руки. Столица планеты, Зеава, почти постоянно находилась в осаде. Границы между даанами и мелидийцами беспрерывно менялись.

     Оби-Ван знал, что магистр джедаев. Йода, возлагал на них большие надежды. Его с учителем избрали среди многих джедаев. Эта миссия была очень важна. Несколько недель назад на планету Мелида-Даан в качестве хранительницы мира была направлена одна из лучших выпускниц Храма Джедаев, Талла.

     Среди рыцарей-джедаев Талла славилась дипломатическим искусством. Враждующие стороны уже близились к мирному соглашению, как вдруг война разгорелась с новой силой. Талла была тяжело ранена и попала в плен к мелидийцам.

     Несколько дней назад Йода сумел получить весточку от нее через своего давнего агента - мелидийца по имени Вехутти. Тот согласился тайком провести Куай-Гона и Оби-Вана в город и помочь освободить Таллу.

     Оби-Ван знал: предстоящая миссия труднее и опаснее всех остальных. Обычно джедаев приглашали разрешить спор. На сей раз никто их не приглашал. Никто не ждал. Предыдущего посланца джедаев похитили, а может быть, и убили.

     Оби-Ван покосился на учителя. Спокойный, сосредоточенный взгляд Куай-Гона внимательно обшаривал окрестности. Ни словом, ни жестом мастер-джедай не выказывал волнения.

     Больше всего Оби-Вана восхищало в учителе его непоколебимое спокойствие. Он всегда хотел стать падаваном Куай-Гона, потому что этот джедай пленил его своей храбростью, мастерством, умением владеть Силой. Хотя иногда между учителем и учеником возникали разногласия, Оби-Ван глубоко уважал мастера-джедая.

     - Видишь это ущелье? - спросил Куай-Гон, склонился к экрану и указал вперед. - Если сумеешь приземлиться между его стенами, спрячем звездолет среди камней. Но место узкое.

     - Я смогу, - пообещал Оби-Ван и, не сбавляя скорости, нырнул еще ниже.

     - Притормози, - предупредил Куай-Гон.

     - Я справлюсь, - ответил Оби-Ван и скрипнул зубами. В Храме Джедаев он считался одним из лучших пилотов. Почему Куай-Гон всегда его поправляет?

     Он скользнул в узкую расщелину, где на маневр оставались считанные сантиметры. Но в последний миг - слишком поздно - заметил, что на одном из утесов торчит еле заметный выступ. Раздался громкий скрежет, борт кабины царапнулся об острый камень.

     Оби-Ван посадил корабль и выключил двигатели. Ему было стыдно смотреть на Куай-Гона. Но он знал, что джедай должен нести ответственность за ошибки. Поэтому мальчик храбро встретил пристальный взгляд учителя.

     Но, к его облегчению, глаза Куай-Гона смеялись.

     - Хорошо, что мы не пообещали вернуть звездолет без единой царапины, - улыбнулся джедай.

     Оби-Ван усмехнулся. Этот транспортный корабль одолжила им королева Веда с планеты Гала, где успешно прошла их предыдущая миссия.

     Они спустились из звездолета на каменистую поверхность планеты Мелида-Даан. Куай-Гон тревожно замолчал.

     - Я чувствую большое возмущение в Силе этого мира, - прошептал он. - Этой планетой правит ненависть.

     - Да, я тоже это чувствую, - подтвердил Оби-Ван.

     - Падаван, здесь надо быть очень осторожными. Когда в одном месте сосредоточено столько разных эмоций, трудно сохранять дистанцию. Помни, что ты джедай. Ты прилетел сюда для того, чтобы наблюдать и помогать, если можешь. Наша миссия ясна: вернуть Таллу в Храм Джедаев.

     - Да, учитель.

     Подлесок был густым, с широкими листьями, поэтому им легко удалось наломать веток и укрыть звездолет от постороннего глаза. Теперь его нельзя будет заметить с воздуха.

     Закинув за плечи рюкзаки со всем необходимым, джедай направились к предместьям Зеавы. Им было велено приблизиться к городу с запада: там, у ворот, находившихся в руках мелидийцев, их должен был ждать Вехутти.

     Поход через холмы и ущелья был нелегок. Наконец впереди показались высокие здания и башни на крепостных стенах города. Джедаи держались подальше от главных дорог, шли через необжитые пустоши. Наконец они взобрались на невысокий утес, и перед ними раскинулась столица.

     Прижимаясь к земле, Оби-Ван внимательно разглядывал покинутые городские предместья. На улицах никого не было. В город можно было попасть только одним путем: через главные ворота на широкой дороге. Сторожевую башенку над воротами обрамляли две высокие стройные башни. За стеной по крутому склону холма ютились бесчисленные жилые домики. Ближе к стене темнело длинное, приземистое черное здание без окон и дверей.

     - Как те строения, которые мы видели с воздуха, только поменьше, - подметил Оби-Ван.

     Куай-Гон кивнул:

     - Может быть, это военные сооружения. А эти угловые башенки говорят о том, что ворота окутаны защитным полем. Если попытаемся проникнуть без разрешения, нас уничтожат огнем из лазерных пушек.

     - Что же нам делать? - спросил Оби-Ван. - Нельзя приближаться, пока мы не узнаем наверняка, встречает ли нас там Вехутти.

     Куай-Гон достал из рюкзака электробинокль и навел его на сторожевую башню.

     - Плохи дела, - проговорил он. - Вижу даанский флаг. Либо весь город в руках даанов, либо они захватили эти ворота.

     - А Вехутти - мелидиец, - простонал Оби-Ван. - Значит, нам никак не войти.

     Куай-Гон отстранился назад, за край утеса, чтобы его не заметили, и спрятал электробинокль обратно в рюкзак.

     - Не бойся, падаван, выход всегда найдется. Вехутти велел нам приближаться с запада. Пойдем вдоль периметра - может быть, найдем неохраняемый участок. А может, Вехутти стоит на страже. Как только удалимся от сторожевой башни, сможем подойти поближе к стене.

     Прячась в тени утесов, Оби-Ван и Куай-Гон осторожно направились вокруг город

     ских стен. Отойдя подальше, так, чтобы их не было видно из сторожевой башни, они приблизились к стене. Острый взгляд Куай-Гона изучал каждый сантиметр каменной кладки, выискивая брешь. Оби-Ван знал, что учитель прокладывает дорогу с помощью Силы, шестым чувством нащупывает слабину в защитном поле. Оби-Ван попытался проделать то же самое, но ощущал лишь сполохи сопротивления.

     - Стой, - вдруг произнес Куай-Гон и поднял руку. - Вот. Трещина в защитном поле.

     - А рядом стоит еще один черный дом, - указал Оби-Ван. Длинное приземистое здание притулилось к городской стене с внутренней стороны.

     - Хоть я до сих пор не знаю, что это такое, но полагаю: от них надо держаться подальше, - заметил Куай-Гон. - Давай перелезем через стену около вон тех деревьев.

     - Нам понадобится Сила, - сказал Оби-Ван, измеряя взглядом высокую стену.

     - Да, но и углеродная веревка не помешает, - улыбнулся Куай-Гон. Он сбросил рюкзак на землю, склонился и покопался в нем. - И твоя тоже, палаван.

     Оби-Ван сделал шаг поближе к Куай-Гону и тоже сбросил рюкзак на землю. Вдруг его ботинки с лязгом ударились обо что-то твердое. Он опустил глаза и увидел, что каблуком нечаянно сковырнул слой земли и под ним обнажилась металлическая пластина.

     - Смотрите, учитель, - удивленно воскликнул он. - Что это такое?

     Закончить он не успел. Вдруг из земли, поймав их в ловушку, выросли энергетические колонны. Металлическая пластина скользнула в сторону, и оба джедая рухнули в неведомую пропасть.


     Глава 2


     Оби-Ван летел вниз по длинной металлической трубе. Чтобы замедлить падение, он попытался зацепиться за стенки пятками, но каблуки беспомощно лязгали по шершавому металлу. Он летел все быстрее и быстрее; наконец перекувырнулся, ударился головой о край металлической трубы и свалился на земляной пол.

     С минуту он лежал, оглушенный падением. Куай-Гон же мгновенно вскочил на ноги, выхватил световой меч и встал над Оби-Ваном, чтобы при необходимости защитить мальчика.

     - Ничего, я цел, - сказал Оби-Ван, когда у него прояснилось в голове. Пошатываясь, мальчик встал на ноги и тоже схватился за световой меч. - Где мы?

     - В чем-то вроде тюремной камеры, - предположил Куай-Гон. Со всех сторон их окружали гладкие стены из дюрастали. Нигде не было ни трещины, ни отверстия.

     - Попались, - обреченно произнес Оби-Ван. Его голос гулко перекатывался, отражаясь от гладких стен.

     - Нет, падаван, - тихо возразил Куай-Гон. - Из этой камеры должен быть выход.

     - Откуда вы знаете?

     - Потому что мы не первые, кто упал сюда. - Освещая себе путь световым мечом, Куай-Гон осмотрел тесную каморку. - Труба, по которой мы летели, стара и проржавела, а на глине видны отпечатки множества ног. Тех, кто сюда попадал, каким-то образом вынимали, а через ту трубу, сквозь которую мы упали, сделать это невозможно. Эта ловушка предназначена для того, чтобы хватать людей, а не убивать. Кроме того, - добавил он, - на полу нет костей или других останков. Значит, тот, кто установил эту западню, доставал из нее тех, кто сюда попадался.

     - Рано или поздно, - пробормотал Оби-Ван. В животе у него было пусто, и он жалел, что не подкрепился перед тем, как покинуть звездолет. - Я потерял рюкзак, - сообщил он Куай-Гону. - Он остался на поверхности.

     - Мой тоже, - отозвался учитель. - Вся надежда на световые мечи.

     Оби-Вана больше волновала еда, чем освещение, однако он последовал примеру Куай-Гона и включил световой меч. Поднеся его к стене, принялся внимательно осматривать ровную металлическую поверхность. За этой работой он почувствовал, как между ним и учителем, заполняя пространство, запульсировала Сила.

     Оби-Ван ясно видел каждую неровность на гладких плоскостях стены. Он искал потайной шов и не сомневался, что тот найдется. Надо только довериться Силе.

     В те годы, когда Оби-Ван был учеником в Храме, он часто задавался вопросом - что же такое живая Сила? Он знал, что чувствителен к Силе - не зря его отобрали для обучения среди множества других детей. За годы обучения он часто пытался обращаться к Силе - и обнаруживал, что она неизменно ускользает. Иногда у него получалось слиться с ней, но далеко не каждый раз. Но, даже слившись, он не мог управлять Силой.

     Став учеником Куай-Гона, Оби-Ван понял: его задача не управлять Силой, а сливаться с ней. Он научился полагаться на нее, и она вела его, направляла, давала энергию и открывала новые горизонты. Он начал понимать, как глубоко она пульсирует, неизменно присутствуя везде и во всем. Джедаи всегда могли обратиться к ней за помощью. Это величайший дар.

     - Вот, - тихо шепнул Куай-Гон.

     Сначала Оби-Ван ничего не видел. Потом заметил на гладкой стене тоненькую, не толще волоса, трещинку.

     Куай-Гон провел рукой по стыку.

     - Естественно, запирающее устройство находится с другой стороны, - вслух размышлял он. - И, полагаю, устойчиво к выстрелам. Но к тому же я считаю, что раньше здесь не оказывался заперт ни один джедай.

     Оби-Ван вместе с Куай-Гоном провели лучами световых мечей по стене, обрисовав очертания двери. Лезвия прорезали металл, тот завился и почернел, как зеленый лист в пламени. Открылся небольшой дверной проем.

     Куай-Гон протиснулся в него, за ним и Оби-Ван. Они очутились в коротком узком туннеле, он вел куда-то в большой зал. Внутри стояла непроглядная темнота, такая черная, что в ней не было места теням, но они ощутили, что зал очень велик. В этом мраке бесследно растворялось даже сияние световых мечей.

     Они остановились и прислушались. Но из глубин зала не доносилось ни звука. Оби-Ван не слышал своего дыхания, не слышал и дыхания Куай-Гона. Джедаев с детства учат дышать бесшумно даже в минуты сильнейшего волнения.

     - Кажется, мы здесь одни, - тихо промолвил Куай-Гон. Его голос отразился гулким эхом, подтвердив догадку Оби-Вана о том, что этот зал очень, очень велик.

     Они осторожно двинулись вперед, выставив для защиты световые мечи. У Оби-Вана по спине прокатилась струйка пота. Что-то здесь не так. Он чувствовал неладное.

     - Сила здесь темная, - прошептал Куай-Гон. - Злая. И я не чувствую в этом месте живой Силы.

     Оби-Ван кивнул. Он не сумел выразить словами свои ощущения, но Куай-Гон описал их за него. Где-то поблизости глубоко коренилось зло, он не чувствовал вокруг себя живой пульсации.

     Падаван споткнулся о незаметный порожек. Чтобы не упасть, он ухватился за каменную колонну. И в этот миг справа от него что-то промелькнуло.

     Оби-Ван развернулся и высоко вскинул световой меч. Перед ним появился воин. Он вынырнул из непроглядной тени и торопливым шагом направлялся к джедаям. Его бластер был нацелен прямо в сердце Оби-Вану.


     Глава 3


     Мальчик отскочил в сторону и взмахнул световым мечом. Но огненное лезвие не наткнулось на тело, а прошло сквозь странную фигуру, будто это был воздух.

     Удивленный Оби-Ван отскочил влево и хотел нанести еще один удар, но Куай-Гон остановил его.

     - Падаван, такого врага тебе не победить, - заметил он.

     Оби-Ван всмотрелся внимательнее. Оказывается, грозный воин был всего-навсего голограммой.

     Вдруг послышался громкий, раскатистый голос.

     - Меня зовут Кинтама. Я капитан Сил Освобождения Мелиды. - Голографический воин опустил бластер. - Завтра начнется Двадцать первая битва за Зеаву. В этой битве наши враги дааны будут разгромлены навеки, мы одержим славную победу. Вернем себе город, который наши предки основали тысячу лет назад. Мелида заживет в мире.

     -Двадцать первая битва за Зеаву? - удивленно шепнул Оби-Ван Куай-Гону. - Сколько же их было всего?

     - За долгие годы город много раз переходил из рук в руки, - ответил тот. - Посмотри на его бластер. Старая модель. Лет пятьдесят, не меньше.

     - Я с нетерпением жду нашей блистательной полной победы, - продолжала призрачная фигура. - Но не исключено, что ради этой победы мне суждено умереть. Я с готовностью приму смерть, как и моя жена Пинани. Она будет сражаться бок о бок со мной. Но мои дети... - Гулкий голос воина на миг дрогнул. - Моим детям, Ренеи и Вунане, я завещаю память о моих далеких предках, долгую память бесконечных сражений с даанами. У меня на глазах убили моего отца, и я отомщу за его смерть. У меня на глазах умирала от голода моя деревня, и я отомщу за соседей. Запомните меня, дети мои. И помните обо всем, что я выстрадал от рук даанов. Если я погибну, поднимите мое оружие и отомстите за меня, как я отомстил за свою семью. - Голограмма мгновенно погасла.

     - Сдается мне, он погиб в той битве, - сказал Оби-Ван и наклонился осмотреть выступ на каменной стене.

     Куай-Гон подошел к следующему выступу. В соседнюю колонну был вделан большой золотистый шар. Куай-Гон положил на него руку. В тот же миг, как привидение, перед ним выросла еще одна голограмма.

     - Наверно, я запустил первую, когда споткнулся, - предположил Оби-Ван.

     Вторая голограмма изображала женщину. Ее туника была порвана и испачкана, волосы коротко подстрижены. В руках у нее была энергетическая пика, к бедру пристегнут один бластер, к ноге - другой.

     - Меня зовут Пинани, я вдова Кинтамы, дочь великих героев Бичи и Тираки. Сегодня мы идем в наступление на город Бин. Это будет наша месть за поражение в битве за Зеаву. Наши запасы на исходе. Оружия у нас мало. Почти все погибли в славной битве, когда мы пытались отбить нашу любимую столицу Зеаву у безжалостных даанов. Наша сегодняшняя битва обречена на поражение, но мы все равно будем сражаться за справедливость. Отомстим даанам за те муки, какие мы от них претерпели! Мой муж погиб у меня на глазах. Отец и мать погибли от рук даанов: те ворвались в нашу деревню и перебили всех жителей. Прошу вас, дети мои, Ренеи и Вунана, не забывайте нас. Продолжайте сражаться. Отомстите даанам за все их зверства. Я умру без страха. Умру за вас.

     Голограмма погасла. Оби-Ван подошел к следующему выступу.

     - Ренеи и Вунана погибли всего через три года после смерти родителей, в Двадцать второй битве за Зеаву, - прочитал он. - Они были ненамного старше меня.


     Он обернулся и заглянул Куай-Гону в глаза.

     - Что это за место? Куда мы попали? - спросил мальчик.

     - Мавзолей, - ответил Куай-Гон. - Место упокоения мертвых. Но на этой планете воспоминания надолго остаются живыми. Смотри. - Он указал на подношения, сложенные высокими грудами перед каждой колонной - свежие цветы, блюда с семенами, чаши со свежей водой.

     Они шли вдоль проходов, мимо могил, ряд за рядом уходивших вдаль, включали голограммы. Пустая, гулкая усыпальница наполнилась голосами давно умерших людей. Поколение за поколением воины рассказывали им свои истории - истории войн, крови и мести. Куай-Гон и Оби-Ван узнавали о деревнях, вымерших от голода, о страшных бойнях, о том, как детей отрывали от материнской груди, о массовых казнях, о тяжелых марш-бросках, заканчивавшихся всегда одинаково - страданиями и смертью.

     - Похоже, эти дааны - кровожадный народ, - заметил Оби-Ван. Рассказ о бесчисленных страданиях глубоко тронул его душу, наполнил ее жгучей болью.

     - Мы находимся в мавзолее мелидийцев, - ответил Куай-Гон. - Хотелось бы послушать, что расскажут дааны.

     - Здесь так много мертвых, - сказал Оби-Ван. - Но я так и не понял, из-за чего они воюют. За что сражаются? Битва идет за битвой, и каждый раз они стремятся отомстить за былые поражения. В чем же корни их вражды?

     - Может, они и сами забыли, - отозвался Куай-Гон. - Ненависть впиталась в их кровь и плоть. То они сражаются за клочки земли, то - в отместку за несправедливость, учиненную над их предками сотни лет назад.

     Оби-Ван поежился. Холод сырого воздуха пробрал его до костей. Он почувствовал себя отрезанным от всей остальной галактики. Его мир провалился в глубокую воронку, в черную яму, полную крови, мести, смерти.

     - Наша миссия на этой планете еще не началась, а я уже насмотрелся на столько страданий, что хватило бы на всю жизнь.

     Взгляд Куай-Гона был печален:

     - Существуют планеты, где столетиями царит мир. Но на других планетах гремели жестокие войны, оставившие шрамы на памяти многих поколений. Так было всегда.

     - Я больше не могу смотреть на ужасы и страдания, - сказал Оби-Ван. - Давайте поищем выход отсюда.

     Они зашагали быстрее, проходя мимо магических выступов на стенах. Они искали выход. Наконец впереди забрезжил свет. Путь преграждала дверь, сделанная из какого-то полупрозрачного материала. Она-то и испускала тусклое белое сияние.

     Куай-Гон нажал на светящуюся табличку с указателем выхода, и они с радостью вышли на теплый солнечный свет. Но сначала они остановились в тени дверного проема, разглядывая окрестности.

     Мавзолей был воздвигнут на скалистом уступе холма. Впереди поднимался крутой склон, увенчанный нависающим утесом. Направо через сады вилась узкая тропинка, слева путь преграждала стена.

     - Думаю, надо идти сюда, - сказал Оби-Ван, указывая на тропинку.

     - Согласен, - ответил Куай-Гон. Но все-таки он стоял, не двигаясь с места, его острый взгляд обшаривал крутые склоны холма. - Но я...

     И вдруг земля под ногами Оби-Вана взорвалась фонтанчиками глины.

     - Снайперы! - вскричал Куай-Гон. - Прячься!


     Глава 4


     С вершины утеса, нависавшего над лощиной, обрушился шквал бластерного огня. Оби-Ван и Куай-Гон вскочили на стену, тянувшуюся справа. Выстрелы из бластеров отбивали от каменной кладки целые вихри мелких осколков, и те впивались в ноги, как жалящие стрелы. За долю секунды Куай-Гон успел охватить взглядом долину и, понять, что происходит внизу. Он соскочил на землю, следом за ним - и Оби-Ван.

     Они приземлились на небольшую площадку, полную странных гудящих машин. С трех сторон ее окружали стены, с четвертой замыкал черный мавзолей. Отсюда им нелегко будет убежать, но зато здесь их не достанут бластерные выстрелы. Куай-Гон мимоходом подумал: может быть, рано или поздно снайперы устанут и уйдут, оставив их в покое.

     Но он на долгом опыте знал: снайперы, к несчастью, никогда не устают и не оставляют свои жертвы в покое.

     Куай-Гон осмотрел стоявшие вокруг машины.

     - Наверно, отопительные и охлаждающие установки для здания, - заметил он. У них над головой еще с большей яростью свистели беспрерывные выстрелы.

     - Хорошо, что мы убрались с линии огня, - откликнулся Оби-Ван.

     - Нам грозит опасность пострашнее. - Куай-Гон склонился и осмотрел большой металлический бак. - Он полон протонного горючего. Если в него попадет выстрел из бластера, мы взлетим на воздух.

     Он обеспокоенно переглянулся с Оби-Ваном. Придется уходить, а это значит - подставить себя под выстрелы. Оставаться здесь и притягивать на себя огонь слишком опасно.

     - Посмотрим, что за этой стеной, - предложил Куай-Гон, указывая на другую стену - напротив той, через которую они перескочили.

     Оби-Ван и Куай-Гон призвали на помощь Силу. Ощутив, как ее пульсация нарастает вокруг него, Куай-Гон прыгнул. Вместе с ним прыгнул и Оби-Ван. На лету они успели мельком разглядеть, что ждет их по другую сторону стены. Бластерные выстрелы засвистели вокруг них с удвоенной силой. Куай-Гон едва успевал отражать их световым мечом.

     Они опустились на землю за стеной.

     - Впереди овраг, но спуск в него очень крутой, - доложил учителю Оби-Ван. - Как вы думаете, спрыгнем?

     - Земля на вид мягкая, - ответил Куай-Гон, оценив обстановку. - Это смягчит приземление, но, если там болото, можем утонуть. Помни: местность на Мелиде-Даан изобилует нежданными препятствиями.

     - Зато мы захватим врасплох наших снайперов, - сказал Оби-Ван. - Они не ожидают, что мы рискнем спуститься.

     Куай-Гон кивнул:

     - А чтобы удивить их еще больше, обогнем утес и поднимемся на него с другой стороны. Нас прикроет кустарник. Они не знают, куда мы пошли, и не ждут, что мы на них нападем.

     - Учитель, есть еще один путь. Можем вернуться обратно через стену. Доберемся до той тропинки - попробуем укрыться в садах.

     Куай-Гон помолчал, обдумывая следующий шаг. Взвешивая все "за" и "против", он невольно задумался над своими отношениями с Оби-Ваном. Сейчас они научились действовать как одно целое, но пришли они к этому единству нелегким путем. Иногда между ними возникали размолвки, но в минуту опасности их мысли входили в слаженный ритм. Куай-Гон восхищался способностью своего падавана - действовать на всех уровнях одновременно. Даже в самые трудные минуты Оби-Ван умел рассчитывать стратегические шаги, оценивать шансы на победу и при этом умудрялся еще и шутить.

     - Если попытаемся пройти через сады, потеряем элемент внезапности, - произнес наконец Куай-Гон. - Запомни, падаван: если противник превосходит тебя численно, лучший способ добиться победы - действовать неожиданно. Пойдем через овраг.

     В металлическую стенку топливного бака с шипением впивались бластерные выстрелы. Куай-Гон окинул раскаленный бак оценивающим взглядом.

     - Пора уходить. Не забудь, по самому дну оврага на другой стороне тянется полоса густого кустарника. Старайся прыгнуть как можно дальше.

     Куай-Гон воззвал к Силе. Она всегда плескалась вокруг и была готова принять его в свои волны. Она была его верным спутником, таким же, как Оби-Ван. Он мысленно представил себе весь прыжок - от начала до конца. Если рядом Сила, нет ничего невозможного. Его тело сделает все, что требуется.

     Они отошли подальше назад и взяли хороший разбег. Разогнавшись в три длинных прыжка, оттолкнулись и взмыли в воздух. Джедаи легко перемахнули через стену: скорость разбега, умноженная Силой, подняла их высоко над землей и перенесла над крутым склоном в глубину оврага.

     Приземлившись, Куай-Гон ощутил под ногами болотистую трясину. Мягкая почва подалась, но не засосала его. В двух шагах от него упруго спрыгнул Оби-Ван.

     - Скорее, падаван, - поторопил его Куай-Гон.

     Напрягая все силы, они брели по дну оврага, огибая отвесный склон утеса. Под ногами у них чавкала мокрая грязь, идти было трудно. До их ушей доносился дробный звук бластерного огня, потом с грохотом взорвалась протонная граната. Куай-Гон обернулся. Граната взорвалась совсем рядом с огороженным стенами двором, откуда они только что ушли. Но если одна из гранат попадет в бак с протонным горючим, это сыграет на руку нападавшим. Взрыв может стать хорошим прикрытием для успешной атаки.

     Наконец они добрались до противоположного склона утеса. Дальше путь лежал наверх по отвесному склону. Карабкаться будет нелегко, но зато под ногами - твердая земля, а не предательская трясина.

     Рядом с Куай-Гоном быстро и бесшумно двигался Оби-Ван. Физическую силу в падаване дополняла могучая воля. "А грациозности движений мальчик научится с возрастом", - решил Куай-Гон.

     Приближаясь к вершине холма, они замедлили подъем. Элемент неожиданности не просто поможет им, он их спасет. Джедаи понятия не имели, какому числу противников придется противостоять.

     Когда до вершины осталось совсем немного, Куай-Гон сделал ученику знак, и они опустились на землю. Полежали немного, выжидая, не услышал ли их враг, потом проползли остаток пути по-пластунски. Куай-Гон и Оби-Ван укрылись за грудой валунов возле самого края обрыва.

     На вершине утеса было четверо снайперов. Они лежали, нацелив бластеры на мавзолей. "Не так уж много, - решил Куай-Гон, - Джедаю ничего не стоит справиться с четырьмя вооруженными противниками".

     Куай-Гон молча вынул световой меч. Оби-Ван последовал его примеру. По сигналу рыцаря-джедая оба вскочили на ноги и в один и тот же миг включили световые мечи. Все это происходило быстро и бесшумно.

     Куай-Гон выбрал в противники самого рослого и сильного на вид снайпера. Оби-Ван прыгнул на другого, который как раз собрался выстрелить из бластерной винтовки. Одним взмахом светового меча Оби-Ван рассек винтовку надвое.

     Куай-Гон первым же ударом выбил из рук рослого снайпера бластер. Тот отскочил, уклоняясь от следующего удара, и при этом лягнул Куай-Гона ногой. Удар достиг цели, грудь Куай-Гона пронзила острая боль. Джедай с удивлением заметил, что у противника всего одна рука.

     На Куай-Гона, подняв виброкинжал, бросился третий снайпер. Джедай с легкостью уклонился от смертоносного лезвия и ударом светового меча разоружил нападавшего. Оби-Ван схватился с четвертым снайпером, выбил у него из рук бластерную винтовку и пинком ноги сбросил ее с обрыва.

     Однорукий снайпер успел выхватить из кобуры на бедре еще один бластер и выстрелил в Куай-Гона. Тот отскочил назад и перекувырнулся в воздухе. Выстрел едва не задел его голову. Второй снайпер, лишившись виброкинжала, швырнул в Куай-Гона протонную гранату. Рьщарь-джедай успел отскочить, и граната улетела вниз, в овраг, не причинив ему вреда.

    

... ... ...
Продолжение "Джуд Уотсон. Планета войн" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Джуд Уотсон. Планета войн
показать все


Анекдот 
Сейчас не всегда понятно или девушка обиделась и надула губы или это ботекс.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100