Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Фостер, Алан - Фостер - 2. Час ворот

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Фостер, Алан
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Алан Дин Фостер. Час ворот

---------------------------------------------------------------

OCR, spellechecking by Wesha the Leopard

---------------------------------------------------------------

(The hour of the gate)

Посвящается трио, которое не

сложилось, хотя и обязано было

существовать.

Дженис, Арете, Билли.

Дамы, благослови вас Господь.

Глава 1


    На самом верху лестницы Джон-Том пошатнулся. Все неправильно, подумал он. Не то место и не то время. И не он стоит перед входом в странное здание Совета в городе под названием Поластринду. И нет выдра ростом в пять футов в высокой зеленой шапке и яркой одежде, что внимательно разглядывает его, ожидая очередного обморока. И нет двуногой черепахи в очках, с кислым выражением ожидающей, пока Джон-Том придет в себя, чтобы продолжить труды по спасению мира. Нет рядом огромного, до чрезвычайности уродливого летучего мыша, бурчащего себе под нос что-то о грязных горшках, сковородках, о чрезмерных трудах и о том, как тяжело в одиночку выполнять обязанности фамулуса.

    К прискорбию Джон-Тома, реальность от его отрицаний не изменилась.

    - Че ты, приятель, - поинтересовался выдр по имени Мадж. - Опять собрался заблевать нас с ног до головы?

    - Прошу прощения, - извиняющимся тоном проговорил Джонатан Томас Меривезер. - Перед устным экзаменом у меня всегда голова кружится.

    - Приободрись, мой молодой друг, - сказал чародей Клотагорб и похлопал себя по панцирю. - Все переговоры буду вести я. Ты подтвердишь мою правоту своим присутствием, а не словами. Пошли. Время теряется понапрасну, а мир близится к драме. - И маг вперевалку вошел в здание. Уже который раз за время, проведенное в этих краях, Джон-Том испытал прилив надежды - быть может, после разрешения кризиса волшебник все-таки сумеет переправить его обратно.

    Оказавшись внутри, они миновали писцов, клерков и прочих чиновников, оборачивающихся им вслед. Сам зал был сложен из камня и облицован деревом, ошкуренным и отполированным до блеска. Красную древесину усеивали канареечно-желтые пятна сучков, так что бревна смотрелись как мраморные колонны.

    Вошедшим встретились две занятые спором группы. С приближением их перепалка прекратилась по вполне понятным причинам: все жители Поластринду теперь знали о них... Во всяком случае, слышали о хозяевах дракона, едва не спалившего вчера город.

    Пришлось подняться на пару лестничных маршей. Клотагорб усердно пыхтел, стараясь не отставать. Потом перед ними оказались прекрасные черно-желтые двери из конского каштана с каповыми наплывами, ведущие в небольшой зал.

    Там, на возвышении, стоял длинный стол, концы которого бычьими рогами загибались вперед. За отдельным столиком справа сидел небольшой оцелот в очках. Гусиное перо, которое он держал в лапах, деревянными планками было соединено с шестью другими перьями, располагавшимися над более просторным столом с шестью свитками. Хитроумное устройство позволяло писцу, кроме оригинала, делать сразу шесть копий. Рядом стоял помощник-волчонок. В его обязанности входило менять свитки или же поправлять перья по мере необходимости.

    За столом на возвышении восседал Главный Совет города, графства и провинции Великое Поластринду - самого крупного и влиятельного государства в Теплых землях.

    Джон-Том внимательно посмотрел на советников. Крайний слева - франтоватый хомяк, облаченный в шелк, кряква... с цепями на шее и золотым колечком в ухе. Следующей была упитанная гоферша, облаченная в розовые одеяния. Как и следовало ожидать, к ее физиономии плотно прилегали темные очки. Надо думать, сия упитанная дама представляла ночное население города. Глаза юноши торопливо обежали остальных.

    Выделялись, пожалуй, всего две личности. За дальним концом стола восседал высокий хорь, одежда которого была похожа на мундир и выглядела весьма воинственно, даже если и не являлась таковым. Плечи черно-синего кителя украшали серебряные эполеты, на рукавах были нашиты шевроны. Грудь смертоносным крестом перечеркивали ленты с небольшими стилетами. Одеяние было настолько безупречным, что Мадж зашептал себе под нос что-то о пылеотталкивающем заклинании.

    Осанка хоря полностью соответствовала костюму. Он высился в кресле, не склоняясь к столу, и обнаруживал при этом больший интерес к происходящему, чем остальные члены Совета.

    Джон-Том попробовал представить себе, о чем они думают, глядя на стоящую перед ними крошечную группу. физиономии выражали различные степени страха и изумления. Лишь хорь проявлял интерес.

    Другая видная фигура располагалась в центре стола, меж двух почетных насестов, служивших опорой представителям пернатого населения Поластринду.

    На одном из них сидел крупный ворон, в данный момент ковырявший в клюве серебряной палочкой, непринужденно зажатой в левой лапе. На нем были красно-охристый с зеленью килт и тех же цветов жилет. На втором насесте обосновался самый маленький из обитателей Теплоземелья, с каким уже приходилось встречаться Джон-Тому. Здешний колибри едва превосходил размерами голову человека. Над длинным клювом торчал великолепный хохолок; пышный килт и жилет были богато расшиты самоцветами. Птица словно бы вылетела из сокровищниц Дрездена.

    Килт был обшит по подолу золотой нитью, рубиновое горлышко украшало ожерелье - тончайшая золотая филигрань. Шляпа походила на австралийскую. На радужной голове ее удерживала золотая нить.

    Джон-Том подивился шляпе: водрузить ее на голову, учитывая длинный клюв, не столь уж простое дело, если только на нитке не спрятана где-то крошечная пряжка.

    Итак, были представлены все уголки провинции и все виды жителей. Доминировали над всеми неподвижный хорь у края стола и коренастая фигура в центре его.

    Когда сей гражданин отодвинул стул и поднялся, глаза всех обратились на него. На носу барсука покоились очки, такие же, как и у Клотагорба. Мех на спине серебрился свидетельствуя о возрасте.

    Когти его были коротко подстрижены. Невзирая на цивилизованный облик председателя, маникюр этот порадовал Джон-Тома, знавшего о свирепости барсуков и их упорстве в бою. Глубоко посаженные черные глаза уставились на вошедших. Барсук был облачен в камзол с жестким стоячим воротником, украшенный лишь золотым цветком на лацкане. Он стукнул лапой по столу. Джон-Том не знал, что их ожидает, однако гневный взрыв совершенно не походил на приветствие, на которое молодой человек все же рассчитывал.

    - Итак, зачем вам потребовалось тащить в город огромную огнедышащую тварь, жечь казармы у гавани, мешать коммерции, возмущать покой горожан... сеять среди них страх и панику? - взвыл, следуя за указующим перстом, возмущенный голос. - Назовите хотя бы одну причину, дабы я мог избавить вас от сурового наказания.

    Джон-Том разочарованно поглядел на Маджа. Ответил Клотагорб, самым терпеливым тоном:

    - Мы прибыли в Поластринду, друг, чтобы...

    - Перед вами - мэр и президент Совета, Вукль Трехполосный, - фыркнул барсук. - Извольте обращаться ко мне, как требуют того титул и положение!

    - Мы прибыли сюда, - продолжал спокойно волшебник, - по делу, жизненно важному для каждого жителя цивилизованного мира. И вам подобает внимательно выслушать то, что я собираюсь сказать.

    - Ага, - подтвердил Пог, опустившись на один из разбросанных по залу насестов. - А будете хлопать ушами, наш приятель дракон живо испепелит ваше крысиное гнездо.

    - Пог, заткнись. - Клотагорб бросил негодующий взгляд в сторону мыша.

    Когда чародей отвлекся на Пога, объемистая гоферша наклонилась к барсуку и елейным, безусловно дамским, тоном проговорила:

    - Сказано грубо, мэр-президент, но в словах этих есть истина.

    - Я не позволю шантажировать меня, Певмора. - Барсук поглядел в другую сторону и спросил уже менее воинственно: - А что скажете вы, Аветикус? Следует выпустить им кишки прямо сейчас или же подождать?

    Хорь говорил так тихо, что Джон-Том сумел расслышать голос его лишь с трудом. Тем не менее создание это словно излучало холодную силу. Как и подобает будущему юристу, Джон-Том мгновенно подметил, что остальные члены Совета сразу прекратили переговариваться, ковырять в зубах и клювах и начали внимательно слушать.

    - По-моему, их следует сперва выслушать. Не только из-за дракона, против которого я своих солдат не поведу. Признайте: нам нечего противопоставить его огненному дыханию. Кроме того, в словах гостей чувствуется добрая воля. Пока не знаю, насколько в действительности важно их дело, однако пришли они из лучших побуждений. Да и с виду перед нами отнюдь не глупцы.

    - Разумно подмечено, юнец, - буркнул Клотагорб. Хорь едва заметно кивнул, не обращая внимания на то, что его обозвали щенком, и столь же сдержанно улыбнулся, приоткрыв острые белые зубы.

    - Безусловно, добрая черепаха, но если вы попусту потратите наше время или действительно собираетесь причинить Поластринду вред, нам придется принять другие меры.

    Клотагорб отмахнулся.

    - Спасибо, что глупцами нас не сочли. Примите взаимные уверения. А теперь не будем рассуждать о мотивах и времени, поскольку его-то у нас крайне мало.

    И маг пустился в долгие, уже знакомые объяснения по поводу опасности, которую представляет собой Броненосный народ, учитывая долгие приготовления, огромную армию, а также неведомое чародейство.

    Когда он закончил, воинственный пыл барсука ничуть не умерился.

    - Броненосный народ! Броненосный народ! Вечно какой-нибудь идиот-прорицатель является с воплем: идут броненосные! Идут броненосные! Только панику сеют. - Он опустился в кресло и саркастическим тоном продолжил: - Или ты считаешь, что нас можно запугать баснями, которыми мамаши потчуют щенков? Неужели мы поверим всему, что выложит нам всякий свихнувшийся претендент на верховную власть? За кого ты нас принимаешь, незнакомец?

    - За упрямцев, - терпеливо продолжал Клотагорб. - Клянусь честью волшебника, не запятнанной за две сотни лет, клянусь своим положением в Гильдии: все, что я сказал вам, - чистая правда.

    Он показал на Джон-Тома, молчаливо выжидавшего и слушавшего.

    - Вчера этот молодой чаропевец своими глазами видел в вашем городе лазутчика броненосных. Он явился, чтобы сеять раздоры среди жителей и, судя по словам моего юного друга, был прекрасно замаскирован.

    Это заявление мгновенно вернуло к жизни самых вялых членов Совета.

    - Один из них?.. Прямо в городе!

    - Он пытался возмутить вид против вида, - подчеркнул волшебник.

    За длинным столом раздались недоверчивые восклицания.

    - Он хотел, чтобы я примкнул к его марионеткам. Люди, которых он вербовал, говорили, что броненосные обещали им власть над Теплыми землями после победы. Я-то ни на грош не поверил ему, но я разбираюсь в таких вещах куда лучше, чем эти бедные обманутые люди. Не думаю, что у него найдется много приверженцев. Тем не менее вы должны знать: Броненосный народ уже пытается внести раздор в ваши ряды.

    Бормотание советников из нервного стало сердитым.

    - Где он? - вскричал вдруг колибри, вспорхнул с насеста и, трепеща крылышками, повис в каких-то дюймах от лица Джон-Тома. - Где этот дохлый жук и его бесперые подручные? - Яростные птичьи глазки буравили глаза человека. - Я им глаза повыклюю. Я...

    - Сядьте на место, советник Миллеводдеварин, - сказал Вукль Трехполосный, - следите за собой. Я не потерплю анархии на заседаниях.

    Колибри яростно воззрился на мэра, что-то буркнул и возвратился на место. От распиравшего его раздражения крылышки продолжали трепетать, и их пришлось приглаживать длинным клювом.

    - Среди любого вида могут найтись свои фанатики-экстремисты, - задумчиво проговорил мэр. - Наши люди не склонны к расовым предрассудкам. Мы предупредим их, но это неважно. Когда наступает время выбора, здравый смысл всегда торжествует над эмоциями. У людей, надеюсь, все-таки хватит ума понять, что нашествия броненосных они не переживут.

    Барсук улыбнулся, и шерсть на темной маске около глаз пошла морщинками.

    - Впрочем, прежде подобные вторжения успеха не имели. Ни разу - за несколько десятков тысяч лет. Через Зубы Зарита нет иного пути, кроме Прохода Джо-Трума. А две тысячи лет назад Усдретт Оспринсприйский в знак своей победы над броненосными воздвиг там великую стену, укрепленную и усиленную последующими поколениями защитников. Врата ни разу не были открыты силой, ни одно войско броненосных не смогло приблизиться к стене. Их даже в Проход никогда не пускали.

    - Слишком они прямолинейны, - добавил ворон, взмахнув для убедительности крылом. - Действуют без выдумки... Не умеют противостоять импровизации. Как приготовились, так и воюют, а когда с ними обходятся иначе, не могут вовремя перестроиться. Скажем так: последняя попытка вторжения закончилась для них куда хуже, чем предыдущие, - настоящей катастрофой. И поражения их раз от разу становятся все серьезнее. Впрочем, эти наскоки полезны для Теплоземелья - они не позволяют народу расслабиться, оттачивают мастерство солдат. Тем не менее мы не можем позволить себе расхлябанности. Постоянный отряд у Врат способен отразить любую атаку, прежде чем подойдет необходимое подкрепление.

    - Будет не обычное нападение, - настаивал Клотагорб. - Броненосный народ подготовил самое многочисленное и умелое войско... Такого ему еще не удавалось собрать. Кроме того, у меня есть основания полагать, что они овладели новой таинственной магией, жуткой мощи которой нам нечего противопоставить, а злую суть ее даже я не могу постичь.

    - Опять эта магия! - Вукль Трехполосный сплюнул на пол. - А ведь ты, незнакомец, еще не представил нам доказательств того, что являешься волшебником. Остается верить на слово.

    - Вы хотите назвать меня лжецом, сэр?

    Понимая, что все-таки хватил через край, мэр чуточку сбавил тон.

    - Я этого не говорил, незнакомец. Однако ты, конечно, понимаешь мое положение. Как можно рассчитывать, что я подниму тревогу во всех цивилизованных Теплых землях по требованию одного гостя? Такое доказательство едва ли можно считать достаточным.

    - Доказательство? Я тебе сейчас представлю доказательство.

    В волшебнике вскипела кровь. Подумав, он извлек из ящичков пару порошков, высыпал их на пол, поднял обе руки и неторопливо повернулся на месте, возглашая:


     Теплый фронт, холодный фронт, поддержите мой афронт.

     Изобары, изотермы, потенциал копите.

     Нимбусы, кумулосы... Разделяйтесь, полюса,

     Ионы, собирайтесь, мчите и врагов моих разите.


    Громовой раскат оглушил всех в зале, ударила молния. Ослепленный Джон-Том, вставая с пола, заметил, как рядом медленно поднимается Клотагорб, поправляя очки.

    Вукль Трехполосный распростерся прямо перед ними - его выбросило из-за стола вперед. На месте почетного кресла дымилась кучка пепла. В толстом оконном стекле появилась дырочка - в том месте, куда угодила крошечная молния. Абсолютно ясный и безоблачный день лишь усилил впечатление от доблестного деяния.

    Мэр отказался от помощи советников. Почистившись и поправив одежду, он направился обратно к своему месту. Принесли новое кресло и поставили над кучкой пепла. Прочистив горло, барсук слегка поклонился.

    - Не буду спорить, вы доказали, что являетесь волшебником.

    - Рад, что предъявленное доказательство вас удовлетворило, - с достоинством ответил Клотагорб. - Извините, кажется, я слегка перестарался. Старинные заклинания - вещь нешуточная, не часто приходится пользоваться ими так вот, напоказ.

    Писец уже вернулся к своему множительному устройству и строчил в оригинале и во всех шести копиях.

    - Итак, лазутчики броненосных слоняются по нашему городу в облике людей, - пробормотал один из советников. - Сеют межвидовые раздоры, склоняют к войне... Великое и странное волшебство свершилось в палате Совета. Безусловно, знаки эти предвещают необычные события. Возможно, вторжение на этот раз может пройти по-другому.

    Суслик склонился вперед и, скрестив пальцы, заговорил высоким, чирикающим голосом:

    - Существует множество видов магии, дорогие коллеги. Безусловно, умение вызывать гром и молнию впечатляет, однако оно не имеет никакого отношения к предсказанию будущего. Вы считаете возможным объявить мобилизацию в Поластринду, увидев одну только молнию. Следует ли нам, полагаясь на одно это свидетельство, посылать гонцов в далекий Снаркен, в Л'бор и Йулпат-помме, в прочие города и селения Теплоземелья? Следует ли приказывать фермерам оставить поля, юношам - своих любимых, а летучим мышам - ночную охоту? Остановится торговля, погибнут состояния, разбиты будут жизни. Это серьезнейший вопрос, коллеги. И ответить на него можно, лишь имея в своем распоряжении слова и деяния более чем одной персоны. - Он почтительно протянул обе руки в сторону Клотагорба. - Пусть даже столь умудренной в колдовских науках, как вы, сэр.

    - Значит, вам нужны еще доказательства? - спросил Джон-Том.

    - Более конкретные, высокий человек, - подтвердил суслик. - Война - дело серьезное. Следует напомнить членам Совета, - он глянул на сидящих за столом, - что если вторжение не произойдет, если не будет вашей необычной войны, то на следующий год пойдем на удобрение мы с вами, а не наши гости. - Крошечные черные глазки обратились к Джон-Тому. - А посему я рассчитываю на известное понимание с вашей стороны.

    В зале раздались негромкие аплодисменты, к которым не присоединился лишь колибри Миллеводдеварин. Он все еще бормотал:

    - Мне нужны эти предатели! Я хочу выклевать их поганые глаза!

    Коллеги не обращали на него внимания: колибри воинственны и не склонны к размышлениям.

    - Значит, вы получите более основательные доказательства, - ответил утомленный волшебник.

    - Мастер? - Пог с беспокойством глянул на чародея. - Чдо вы дам задумали?.. Новое заклинание сразу же после первого? Лучше не надо, а?

    - Неужели я настолько одряхлел, Пог?

    Мыш, помахав крыльями, решительно ответил:

    - Ага, дак дочно, босс.

    Клотагорб неторопливо кивнул.

    - Я ценю твою заботу, Пог. Из тебя еще выйдет хороший фамулус.

    Мыш улыбнулся в ответ. Улыбка была ничуть не приятнее оскала, однако видеть приветливое выражение на вечно раздраженной физиономии крылатого ученика чародея никому еще не доводилось.

    - Что ж, придется потрудиться. - Маг поглядел на Джон-Тома, потом на Маджа. - Из всех здесь присутствующих ты ближе всего к низам населения.

    - Благодарю, ваше чародейство, - сухо отвечал выдр.

    - Каким образом я мог бы убедить тебя в реальности угрозы?

    - Ну, не знай я обо всем, потребовались бы доказательства... - задумался Мадж, - лучше, чтоб мне все показали.

    Клотагорб согласился:

    - Так я и думал.

    - Мастер... - вновь вступил Пог.

    - Все в порядке, у меня хватит сил. - Лицо волшебника стало бесстрастным. Он погрузился в глубокий транс. Не столь всепоглощающий, как то было с М'немаксой, но Совет почтительно притих.

    В комнате вдруг потемнело, шторы сами собой задернули сумрачные окна. За длинным столом встревоженно зашептались, однако никто не шевелился. Хорь Аветикус, как заметил Джон-Том, не проявил ни малейшего беспокойства.

    В дальнем конце палаты соткалось облачко довольно странного вида - плоское и прямоугольное. Внутри него появилась картинка. Когда она обрела резкость, советники разразились восклицаниями ужаса и отвращения.

    В облаке маршировали полки насекомых, над рядами высились пики, копья, шлемы, мерцали мечи и щиты. Огромные генералы броненосных руководили войском, растянувшимся по туманной равнине, насколько мог видеть глаз. Шли тысячи... тысячи тысяч насекомых.

    Видение разворачивалось, и советники начали тревожно переговариваться:

    - А они лучше вооружены, чем прежде... Смотри-ка, действуют вполне осмысленно... В них чувствуется уверенность... Прежде этого никогда не было. Но сколько их... Сколько же их!

    Картина изменилась: в облаке поплыли каменные лабиринты и сооружения, глыбой выросли тяжелые контуры замка Куглух.

    Картинка перескочила на одну из темных туч, задрожала и исчезла. Облако с хлопком рассеялось, и свет возвратился в палату.

    Клотагорб, раскачиваясь, сидел на полу, Пог, трепеща крыльями, подносил ему фиал. Волшебник сделал большой глоток, покачал головой и вытер рот тыльной стороной руки. Потом поднялся с помощью мыша и неуверенно улыбнулся Джон-Тому.

    - Получилось неплохо. Впрочем, до замка не дотянулся. Далековато, да и охранительные заклинания мешают. Сбился по вертикали. - И маг начал оседать. Джон-Том едва успел подхватить старого чародея.

    - Вам не следовало этого делать, сэр. Такая слабость...

    - Пришлось, мой мальчик. - Он качнул головой в сторону длинного стола. - Из-за нескольких твердолобых.

    Советники переговаривались между собой, но, услышав голос Клотагорба, умолкли.

    - Я хотел показать всем внутренности замка, однако тайны его ограждены слишком могучими чарами.

    - Но откуда вам известно об этой новой магии? - поинтересовалась все еще недоверчиво гоферша.

    - Я призывал М'немаксу.

    В удивленных возгласах неверие смешалось с трепетом.

    - Да, я сделал это, - с гордостью проговорил Клотагорб, - невзирая на жуткую участь, которую сулила мне и моим спутникам неудача.

    - Но если вы сделали это один раз, почему бы снова не призвать этого духа и не выяснить у него истинную природу зла, угнездившегося в Куглухе? - спросил один из советников.

    Клотагорб негромко расхохотался.

    - Я вижу, здесь нет знатоков магии. Жаль, что на Совете отсутствует местный чародей или волшебница. Удивительно, что мне вообще удалось это сделать. Попытайся я рискнуть снова, скорее всего, М'немакса вырвался бы на волю и в долю секунды от нас остались бы лишь горелые кости да мясо...

    - Понятно, теперь понятно, - поспешно согласился советник.

    - Придется полагаться лишь на себя, - сказал Клотагорб. - Силы извне не спасут нас.

    - Наверно, следовало бы... - начал кто-то из собравшихся, поглядев налево, как и все остальные. Хорь Аветикус встал.

    - Я объявлю мобилизацию, - негромко заявил он. - Армия соберется через несколько месяцев... Я обращусь к своим коллегам в Снаркене, Л'боре и прочих городах и селениях. - Он невозмутимо поглядел на Клотагорба. - Мы встретим нападение, сэр, всеми силами, какими располагают Теплые земли. На вашу долю остается то самое черное чародейство, о котором вы говорили. Мне не по вкусу бой, если не видишь противника. Но я уверяю вас: ни одно существо из плоти и крови не пройдет Трумовым Проходом.

    - Генерал Аветикус, решение еще не принято, - запротестовала гоферша.

    Узкая физиономия хоря повернулась к коллегам.

    - Наши гости, - он показал на четырех странников, - свой выбор сделали. Учитывая их слова и поступки, я принял свое решение. Мобилизация будет объявлена. Решайте сами, благословите вы этот шаг или нет, но армия будет готова. - И он коротко поклонился Клотагорбу. - Высокоученый сэр, я прошу прощения, но у меня очень много дел.

    Повернувшись, Аветикус вышел из комнаты на коротких, но сильных ногах. Джон-Том с восхищением глядел ему вслед. С этим хорем он охотно познакомился бы поближе.

    После неловкой паузы советники возобновили беседу.

    - Ну, если генерал Аветикус сразу принял решение...

    - Отлично, - заявил жужжавший над столом колибри. - Решение принято без нашего участия. И не ими. - Он коротко махнул крылом в сторону гостей. Движение было настолько быстрым, что Джон-Том не поручился бы, что на самом деле видел его, а не придумал. - Генералом. Все знают, насколько он рассудителен. А раз так, причин для разногласий не остается. Мы должны действовать, как единый ум, единое тело, и отразить угрозу. - Он взмыл повыше.

    - Я извещу воздушные силы, чтобы они могли немедленно скоординировать свои действия с армией. Вышлю кречетов в дальние города, дабы все узнали, что броненосные снова вышли в поход - более сильными и прожорливыми, чем прежде. На этот раз, братья и сестры, мы должны нанести им настоящее поражение, такое, от которого можно оправиться лишь через тысячелетия!

    В палате послышались редкие возгласы одобрения. Один из них сорвался с уст волчонка, приставленного к свиткам. Писец с неодобрением глянул на юнца, немедленно уткнувшегося в бумаги. Тем временем Миллеводдеварин упорхнул через открытое окно.

    - Похоже, вы добились своей цели, - заметила гоферша, поправляя ресницы. На толстой шее ее сверкали драгоценные камни, на каждом пальце было по перстню. - Все воинственно настроенные животные пойдут за вами. Весь мир отзовется на сигнал тревоги. - Покачав головой, она мрачно улыбнулась. - Но сохрани вас небеса, если ваши предсказания окажутся ошибкой.

    - Признаюсь, мадам, в данном случае я и сам предпочел бы ошибиться. - Клотагорб поклонился ей.

    Отбросив помпу и официоз, советники спускались с помоста, обмениваясь рукопожатиями и объятиями.

    - Ну, на этот раз шестиногих тварей ждет истинный конец!

    - Не о чем беспокоиться, хорошая будет драчка!

    Даже мэр недовольным тоном выразил согласие - его все еще раздражало то, что генерал Аветикус не стал дожидаться окончания совещания и голосования по решению. Но теперь делать было нечего. После всех свидетельств, столь наглядно представленных Клотагорбом, не стоило даже пытаться оспорить его слова.

    - Сообщите нам немедленно, сэр, - обратился он к Клотагорбу, - если в планах броненосных обнаружатся перемены.

    - Конечно.

    - Теперь остается еще один вопрос: до выступления армии вас следует устроить в новом обиталище, более уютном и элегантном. Дипломатов мы размещаем в гостиницах. Я полагаю, вы подходите под это определение. Но вот что делать с вашим огромным огнедышащим другом, испепелившим собственную квартиру?

    - Мы сами позаботимся о нем, - заверил мэра Джон-Том.

    - Будьте любезны не забывать об этом. - К Вуклю Трехполосному понемногу возвращались начальственные манеры. - Тем более что пока именно он и представляет единственную реальную опасность для нашего города.

    С этими словами барсук отвернулся, чтобы присоединиться к оживленной беседе, завязавшейся между несколькими членами Совета.

    Оказавшись за дверями палаты, Джон-Том и Мадж поздравили Клотагорба.

    - Во было представление, шеф, самое настоящее. - В голосе выдра слышалось восхищение. - Видели б вы их рожи, кагда они пялились на марширующих жучил.

    - Вы добились своего, сэр, - согласился Джон-Том. - Армии Теплоземелья будут ждать Броненосный народ в Проходе Джо-Трума.

    Но заложивший руки за спину волшебник не выглядел довольным. Джон-Том, хмурясь, спускался рядом с ним по лестнице во двор ратуши.

    - Разве не этого вы хотели, сэр? Или мы добирались сюда ради чего-то другого?

    - Хм-м-м? Ах да, мой мальчик, этого я и хотел. - Волшебник по-прежнему казался унылым. - Боюсь только, что армии даже всех графств, городов и селений Теплоземелья не сумеют отразить эту угрозу.

    Джон-Том и Мадж переглянулись.

    - Ну что мы еще можем сделать? - осведомился Мадж. - Нельзя ж драться тем, чего у тебя нет, ваша магикальность.

    - Нельзя, добрый Мадж. Но, возможно, у нас еще не все готово.

    - Прошу прощения, сэрра?

    - Еще не время отдыхать.

    - Тагда, значица, вы, шеф, помозгуйте, а потом дадите нам знать.

    Расстроившийся Мадж заподозрил, что скорое возвращение в родные окрестности Линчбени и Колоколесья его не ждет.

    - Так я и сделаю, Мадж, и ты будешь знать, когда я надумаю известить всех остальных.
Глава 2


    Новые апартаменты были просто роскошными по сравнению с казармой, в которой они провели свою первую ночь в Поластринду. По просторной комнате были расставлены редкие зимой свежие цветы. Гостей поселили в лучшей гостинице города, о чем свидетельствовал интерьер. Даже потолок оказался достаточно высоким, так что Джон-Том мог выпрямиться, не опасаясь разбить голову о люстру.

    Вокруг центрального зала, целиком предоставленного в их распоряжение, находились спальни. Джон-Тому все-таки пришлось пригнуться, когда он зашел в свою округлую комнатку.

    Каз откинулся на спинку кресла, слегка выставив уши вперед. В одной лапе его был бокал, в другой же - изящный серебряный кувшин, из которого кролик как раз и наливал темное вино.

    Флор сидела возле него, Талея располагалась с другой стороны. Все трое смеялись какой-то шутке. Заметив вошедших, они поздоровались и умолкли.

    - Можно не спрашивать, как все прошло, - заговорила смышленая Талея, укладывая ноги в сапогах на безукоризненно чистую кушетку. - Вы ушли, потом явился целый отряд услужливых лакеев. Они забрали нас из казармы и разместили здесь - в этой золоченой дыре. - Она пригубила бокал, беззаботно пролив вино на прекрасный ковер. - Подобные приключения мне больше по вкусу, вот что я вам скажу.

    - А что ты сказал им, Джон-Том? - поинтересовалась Флор.

    Он подошел к открытому окну, опустил ладони на подоконник и посмотрел на город.

    

... ... ...
Продолжение "2. Час ворот" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 2. Час ворот
показать все


Анекдот 
Офицер обращается к новобранцу из строя: - Как фамилия?

- Украинец

- Я тебя спрашиваю, как фамилия твоя!!!

- Украинец.

- Да фамилия, ты понимаешь по-русски или нет???!!!

- Да Украинец моя фамилия!
Офицер (подозрительно) - Тааак... национальность?

- Белорус.

- Ты что гад издеваешься?!!!!!!!!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100