Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Томас, Теодор; Кейт, Вильгельм - Томас - Клон

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Томас, Теодор; Кейт, Вильгельм
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Теодор Л.Томас, Кейт Вильгельм. Клон

---------------------------------------------------------------

Перевод с английского Н. Ситникова

OCR, Spellcheck: Wesha the Leopard

---------------------------------------------------------------



    Мод Венделл обратила внимание на клона, когда он начал пульсировать в сливном отверстии мойки для посуды. При виде этой неприятной закупорки она попыталась пропихнуть ее в трубу, орудуя скребком для очистки дна кастрюль. Но масса не поддалась. Чертыхнувшись, Мод бросила скребок и надавила на клон пальцем.

    Через легко проницаемую стенку клеточной ткани клона к ее пальцу устремился насыщенный ферментами икор. При соприкосновении с тканями человеческого тела ферменты немедленно разрушили их белковую структуру, а из образовавшихся при этом аминокислот и других веществ стали формироваться ткани клона. Палец Мод и не чувствовал никакой боли. И только спустя несколько секунд женщина поняла, что он исчез и вместо него образовалась ткань клона. Закричав, она отпрянула от раковины мойки...
0 ЧАСОВ 33 МИНУТЫ


    Ничего не подозревавший город искрился мириадами огней. С окраины, раскинувшейся вдоль озера Мичиган, на город дул тихий ночной ветерок. Ночь была ясная, и только высоко в небе плыли тонкие перистые облака, иногда затмевая звезды.

    Большие города никогда по-настоящему не спят. И этот город был полон ночной суеты. Окна учреждений были ярко освещены, легковые автомобили и автобусы двигались по улицам, по тротуарам торопились прохожие. Некоторые районы города были погружены в темноту. Трудовая жизнь в фабричных корпусах, расположенных здесь, замерла до утра.

    Этот ночной город выглядел, как любой другой в это время суток.

    Глубоко под поверхностью улиц протянулись вены, артерии и нервы города. Водопровод подает воду в каждый дом, система канализационных труб отводит отбросы и нечистоты. Телефонные кабели соединяют весь город в единое целое и его жителей с остальным миром. Электрические кабели, теплоцентрали, вышедшие из употребления трубопроводы змеятся в слоях глины, проходят сквозь твердые породы. Некоторые из них пульсируют под напором энергии, в других жизнь еле теплится, а третьи бездействуют. Все вместе они - артерии, вены и нервные каналы городского организма, без которых он не может жить.

    Трудно даже себе представить, насколько велика масса химических веществ, содержащихся в сточных водах, которые проносятся по системе канализационных труб. Здесь есть измельченные питательные вещества любого рода, мыльные растворы и моющие вещества, красители и чернила, косметические препараты, помои и отбеливатели, смолы и катализаторы, ферменты и отходы жизнедеятельности человека и животных. Перемешиваясь в почти бесконечных вариациях и концентрациях при самых различных температурах и давлениях, эти вещества представляют собой тот химический котел, из которого может возникнуть что угодно. Было 0 часов 33 минуты, когда все это началось.

    Недалеко от центра города, на расстоянии одного квартала от городской больницы, стояло здание, на четырнадцатом этаже которого шли ремонтные работы. Вторая смена рабочих уже ушла, осталось только несколько человек, убиравших помещение к предстоящему утром переезду. Генри Поллини с удовлетворением посмотрел на сверкающие чистотой трубы под установленными в ванной раковинами. Он нагнулся и бросил комок ветоши в мусорный бак. Хотел было бросить туда же и бутыль из-под соляной кислоты, но заметил, что в ней еще есть некоторое количество жидкости. Тогда он вылил остатки кислоты в раковину. После этого он выбросил пустую бутыль в мусорный бак и направился домой.

    Кислота через сифон устремилась вниз по трубе в главную подземную магистраль. Она пронеслась через все четырнадцать этажей, не разбавленная никакой другой жидкостью, так как в это время никто больше ничего не выливал. Раствор кислоты влился в трубу, проходящую под первым этажом здания, потом под тротуаром попал в трубу большего диаметра, находящуюся под проезжей частью улицы. Эта труба шла в направлении ближайшего перекрестка и впадала в огромный бетонный ящик коллектора, находившийся в двух футах от бордюра, отделяющего тротуар от мостовой. В коллектор вливалось содержимое нескольких труб, а вытекало через одну трубу большого диаметра, идущую к предприятию по обработке сточных вод.

    Перед отверстием выводной трубы сбоку в стенке коллектора был дефект - пузырь воздуха, образовавшийся во время заливки бетона. Тонкая пленка бетона, отделявшая воздушный пузырь от внутренней камеры коллектора, разрушилась, образовав внутри его стенки полость, заканчивающуюся на расстоянии трех дюймов от наружной поверхности стенки коллектора. В одном футе от наружной стороны коллектора проходило колено паропровода высокого давления, уложенного в слое утрамбованной земли. Тепло, излучаемое паропроводом, согревало коллектор, поддерживая в нем постоянную температуру в 101ь по Фаренгейту.

    Вылитая в канализацию соляная кислота влилась в коллектор и была разбавлена его содержимым. Водоворот сточных вод затянул ее во внутреннюю полость стенки коллектора. Кислота нейтрализовала избыточную щелочность среды, превратив ее в какое-то подобие жидкости. Так дефектная полость в стенке коллектора стала маткой. Это случилось в 0 часов 48 минут.

    Генри Поллини еще не ушел с четырнадцатого этажа, когда произошло второе событие. Уборщица одного из помещений в соседнем здании в последний раз опустила мокрую тряпку в ведро с грязной водой; оглядев тщательно вымытый пол, она решила, что навела тут достаточную чистоту. Никто ведь не увидит грязного пятна в углу. Она подняла ведра и заковыляла к унитазу. Ни о чем не думая, вылила туда воду, как она делала это каждую ночь, за исключением суббот, вот уже на протяжении последних восемнадцати лет. Грязная вода полилась вниз по канализационной трубе, как это уже случалось несчетное количество раз до этого. Вода проникла в горизонтальную трубу и, наконец, попала в коллектор. Это случилось спустя пятнадцать секунд после того, как там оказалась соляная кислота. Грязная вода влилась в коллектор из другой трубы. Поток занес в полость в стенке коллектора только часть жидкости, содержащей тринатрийфосфат, но и этого количества оказалось достаточно.

    В это время мальчишка-уборщик в маленькой сосисочной выбросил в раковину большую порцию мясных отходов. Ножи мясорубки измельчили мясо до таких микроскопических размеров, что частицы мяса при самой незначительной кислотности окружающей среды могли перейти в растворимое состояние. Мясо очутилось в коллекторе спустя несколько секунд после того, как там оказался раствор тринатрийфосфата.

    Так в одном и том же месте оказались три основных компонента, растворенных в материнской жидкости - теплой, булькающей, готовой. Небольшой поток пронесся мимо полости. В нем плыла маленькая частичка студенистой окиси кремния. Она уже несколько недель то поднималась вверх, то опускалась вниз на дно коллектора, подхватывая то несколько атомов ртути из соединения ртути с хромом, то присоединяя несколько атомов цинка из пахнущих какой-то растиркой бинтов, то вбирая в себя некоторое количество хромотитановой смеси, входившей в состав кусочка краски, то соединяясь с гидроокисью алюминия. Поверхность частицы желеобразной окиси кремния соприкасалась с великолепной по своим каталитическим свойствам средой, когда она оказалась внутри полости и опустилась на дно самой дальней ее части, где температура была лишь на долю градуса выше, чем в других частях полости.

    Было 0 часов 49 минут.

    Молекула белка, находящегося в мясе, соприкоснулась с поверхностью желеобразной окиси кремния. Один конец молекулы прилип к поверхности частицы, и это изменило электрический потенциал всей молекулы. Она обмякла, вздрогнула, и электрический заряд на другом ее конце захватил из воды другую неизвестную молекулу, притянул ее к поверхности частицы окиси кремния и закрепил. Обе молекулы потянулись друг к другу, соприкоснулись посередине, и в результате возникла третья молекула, которая отделилась и стала плавать поблизости. Этот процесс стал повторяться, потому что в полости было очень много питательных и других сложных по своему составу веществ. Вскоре в воде вокруг частицы желеобразной окиси кремния оказалось несчетное количество молекул, ориентированных по их продольной оси в сторону частицы окиси кремния. Было 0 часов 50 минут.

    Сквозь вязкую, имеющую округлую форму оболочку, окружавшую частичку окиси кремния, проникли два атома йода, попавшего сюда из остатков йодной настойки. Тотчас же сферические образования из молекул слились в два больших жгута, одним концом соединенных с частицей желеобразной окиси кремния. В этот момент в коллектор влилась порция жидкости из горизонтальной канализационной магистрали. Туда, где находилась капелька окиси кремния, не попало ничего нового, но жидкость пришла в легкое движение, и два жгута переместились по стенке полости туда, где было повышенное содержание карбоната кальция. В коллектор влилась новая порция сточных вод, и в полости снова произошло перемещение жидкости. В результате две отдельные молекулы слились воедино. Именно в этот момент на свет появился клон. Это произошло в 0 часов 51 минуту.

    Многое могло бы случиться и помешать дальнейшему развитию клона. Малейший избыток любой кислоты или щелочи мог разрушить длинную, тонкую, легкоуязвимую цепь молекул. Реактивные радикалы любого вида могли прекратить способность цепочек молекул воспроизводить себя. Но ничего этого не произошло. Извивающаяся тонкая цепочка молекул избежала гибельных для нее обстоятельств. Более мелкие молекулы стали присоединяться вдоль цепочки, сливаться с ней, обволакивать ее. Вскоре спиральная конструкция молекулы была закончена, и вокруг нее начала формироваться другая. В полости было много питательных и сложных веществ. Тоненькая цепочка молекулы захватывала их и строила новые цепочки. Как только их стало четыре, они разделились попарно, но соединяясь концами, и процесс пошел дальше. К 1 часу 50 минутам, то есть спустя час, новое вещество достигло такого размера, что его можно было рассмотреть невооруженным глазом. Размер его был с песчинку. По мере увеличения его объема скорость роста нового вещества увеличивалась, и к 2 часам 50 минутам оно уже походило на пульсирующий бильярдный шар. Новое вещество пришло в состояние, когда ему для построения цепочек своих молекул не нужны были материалы других молекул, не нужны были материалы определенного химического состава. Оно было уже в состоянии захватывать различные вещества и превращать их в свою собственную ткань. Клон представлял собой непрерывно растущий организм, а все необходимые ему питательные вещества находились вокруг него в полости.

    Еще через час клон достиг объема в кубический фут. Он заполнил своею тканью все пространство полости, и его масса частично проникла в коробку коллектора. Там он нашел изобилие питательных веществ, и рост клона ускорился. Повторяя внутреннюю форму коробки коллектора, клон растекался по стенкам. Клон разрастался на поверхности стенок, и его прирост измерялся в футах. Распространение клона прекращалось на стенках коллектора на уровне, до которого доходили сточные воды, но оно продолжалось в нижних частях коллектора, где клону легче было найти питательные вещества.

    К началу третьего часа с момента появления клона на свет он уже выстлал всю поверхность коробки коллектора, омываемую сточными водами. Тогда стала увеличиваться толщина слоя ткани клона. Он стал разрастаться вокруг входных отверстий горизонтальных канализационных магистралей, но не закрывая самих отверстий труб и не препятствуя поступлению внутрь коллектора сточных вод. Настал момент, когда нижняя часть коробки коллектора заполнилась плотной массой ткани клона. Эта масса пульсировала, уплотнялась и стремилась найти новые возможности для своего роста. Клон должен был куда-то двинуться.

    Он начал продвигаться по стенкам бетонного ящика выше уровня сточных вод и вскоре покрыл всю внутреннюю поверхность коробки коллектора. К этому времени ткани клона достигли такого состояния, когда могли сопротивляться разлагающему воздействию химических веществ, клон мог обволакивать материалы, которые не усваивал и не превращал в свою ткань.

    Горизонтальные канализационные магистрали продолжали подавать в коллектор сточные воды, но уже не в прежних количествах, и клон стал испытывать недостаток в питании. Ему ничего не оставалось, как двинуться по горизонтальным магистралям системы канализации, и он двинулся вдоль трубы, по которой вливалось больше всего сточных вод. Это произошло в 4 часа 55 минут.

    Клон продвигался вдоль канализационной трубы, выстилая ее внутреннюю поверхность. Его рост в меньших по диаметру трубах ускорялся. По мере продвижения клона по трубе толщина его слоя увеличивалась за счет поступающих питательных веществ. Когда наступающий край ткани клона продвинулся на расстояние пятидесяти футов, его объем настолько увеличился, что полностью закрыл внутреннюю часть трубы. Клон поглощал и усваивал большую часть содержимого сточных вод, поэтому закупорки магистрали пока не произошло.

    Когда растущий побег клона продвинулся по первой канализационной магистрали на расстояние около двухсот футов, из коробки коллектора по другой магистральной трубе начал движение второй отросток.

    Теперь клон выработал новый способ, обеспечивающий ему ускоренный рост. Как только он попадал в место соединения нескольких труб, где они образовывали участок увеличенного диаметра, клон создавал там новый тип ткани. По своим свойствам она походила на нервную ткань и выполняла роль своеобразного контрольного центра, поддерживающего высокую степень активности растущего отростка, а также его способность приспосабливаться к окружающим условиям. Поэтому по мере роста клон вырабатывал в себе потенциальную способность к самовозрождению в случае гибели одного или нескольких растущих отростков его ткани, занятых поисками пищи.

    Клон продвинулся вдоль всей длины канализационной магистрали до трубы, ведущей в большой жилой дом. Обычно он разрастался вокруг отверстия трубы, но, когда достиг места соединения этих двух труб, поток сточных вод в вертикальной трубе внезапно резко сократился, в то время как в горизонтальной части магистрали они продолжали течь мощным потоком. Поэтому клон двинулся по основной магистрали; его ткани превратились в хищника. Он еще получал энергию от небольшого потока и ускорил свой рост. Повернув вверх, он двинулся по одной из узких труб, ведущих в жилой дом. По трубе бежала вода, несущая с собой азотистые вещества. Клон двигался навстречу этому потоку до тех пор, пока его ткань не оказалась вровень со срезом отверстия моечной раковины, перед которой стояла Мод Венделл, мывшая после завтрака грязные тарелки.
7 ЧАСОВ 35 МИНУТ


    Кольцо ткани клона возникло на уровне самого среза сточного отверстия раковины, потом оно уплотнилось. Мод Венделл чистила, скребла тарелки и сковороду и не заметила появления клона. Ткани его продолжали уплотняться до тех пор, пока кольцо слегка не выступило за срез трубы внутрь раковины. Солнечный свет, проникавший в кухню через окно, упал на кольцо ткани клона, и она впервые ощутила воздействие энергии светового луча. В ткани клона образовались новые перекрестные связи, возникли новые молекулы, и его ткань приобрела зеленоватый оттенок. Клон вздрагивал на дне моечной раковины, и тут его увидела Мод.

    Она попыталась пропихнуть эту неприятную закупорку в трубу скребком для очистки дна кастрюль, но масса не поддалась. Чертыхнувшись, Мод бросила скребок и надавила на массу пальцем.

    Через легко проницаемую стенку клеточной ткани к пальцу устремился насыщенный ферментами икор. При соприкосновении с тканями человеческого тела ферменты тотчас разрушили их белковую структуру, а из образовавшихся при этом аминокислот и других веществ началось формирование ткани клона. Палец не чувствовал никакой боли. И только спустя несколько секунд женщина поняла, что ее палец исчез, а вместо него образовалась ткань клона. Завопив, Мод отпрянула от раковины... и потянула за собой прилипший к пальцу клон; ткани его растянулись, по мере натяжения они становились тоньше, но прочнее.

    Неожиданный толчок бросил Мод Венделл на колени и завалил на бок. Падая, она смахнула несколько стаканов со стола, и они разбились. Ей потребовалось несколько секунд, чтобы снова сосредоточить внимание на руке: ее уже не было, не было ни кисти, ни части предплечья - все превратилось в зеленоватую светящуюся ткань, которая тянулась из отверстия раковины к кольцеобразному ободку кожи на руке. Мод снова пронзительно закричала.

    Франк Венделл был занят упаковкой образцов товаров. Он готовился к новому рабочему дню коммивояжера. Когда из кухни раздался первый крик жены, он глянул в ее сторону и произнес: "Что там еще случилось?" Потом, услыхав звук бьющейся посуды, он встал и быстро засеменил к кухонной двери. Переступив порог кухни, он увидел жену, стоящую на коленях перед раковиной. Она тянула из раковины что-то похожее на бельевую веревку. "О, господи!" - вырвалось у него. Он подскочил к этому жгуту, схватился за него обеими руками и начал тянуть к себе, но жгут не поддавался. Тогда Франк наклонился над раковиной и заглянул в нее. Он увидел массу вещества, заполнявшего сливное отверстие раковины, которое, быстро утолщаясь, поднималось в виде тонкого жгута. Он взглянул на свои руки, и глаза его широко открылись. Подавив готовый сорваться крик, он кинул взгляд на жену. Клон уже поглотил ее правую руку, часть плеча и груди и уже вот-вот должен был покончить с головой.

    Человеческое тело на шестьдесят процентов состоит из воды, а ткани клона содержали ее всего сорок процентов. По мере того как клон поглощал ткани человеческого тела, превращая их в свою собственную ткань, он поглощал только то количество воды, которое ему было необходимо. В результате у границы, отделяющей ткани клона от ткани человеческого тела, выделялись капельки воды и стекали на пол. Граница эта быстро перемещалась, и избыточная для тканей клона вода сбегала вниз и собиралась на полу.

    Франк Венделл пришел в себя от оцепенения. Он попытался отскочить от раковины, но и его внезапно остановила неведомая сила. Он начал молотить руками, издавая при этом хриплый вой, стараясь избавиться от клона. Но все его действия привели лишь к тому, что клон опутал его и начал наступление на его тело в нескольких местах одновременно. Клон добрался до его груди, и вскоре звуки, которые издавал Франк, прекратились.

    На полу кухни уже стояла лужа. Воды было слишком много, чтобы ее впитала одежда, оставшаяся от Венделлов, и она растеклась по всему полу в кухне, просачиваясь сквозь трещины и щели между плитками пола. Клон растекался в этой луже. Он поглотил все нейлоновое белье и шерстяные брюки, но не притронулся к хлопчатобумажному платью женщины и нижнему белью мужчины. Поглотил клон и их обувь - уже не осталось ничего, чем бы он мог воспользоваться. Тогда он растекся тонким слоем по полу и попытался усвоить восковую пасту, которой был натерт пол, а потом и сами плитки пола, а также металлические ножки кухонного стола и стульев и крашеную филенку. Но ни одна из этих вещей ему не подошла.

    Клон нашел питание, к которому так жадно стремился, но очень ненадолго. Усики и пленки ткани клона, растекшейся по всей кухне, уплотнились и двинулись обратно к раковине. Жгут клона перевалил через край раковины и вполз в сточное отверстие, где и замер неподвижно у самого среза. Вода на полу наконец протекла между плитками в подпол и стала капать с потолка в кухне этажом ниже.

    Было 7 часов 45 минут утра. А в погребенных под городом трубах клон продолжал расти. Он проникал во все новые и новые ответвления от магистральных труб, ведущих к коллектору, проник в другие коллекторные коробки, заполнил их и пошел дальше. Время от времени он поворачивал в ответвления, ведущие к жилым домам и магазинам, а также к зданиям, где были люди. Неподвижные части ткани клона требовали сравнительно незначительного количества питательных веществ, но растущим его частям требовалось их гораздо больше.

    Клон уже распространился под десятью городскими кварталами, проникнув в большинство зданий этого района, но пока еще нигде не покинул труб. В 7 часов 55 минут он проник в магистраль, ведущую в здание большого учреждения с расположенным на первом этаже рестораном. Посудомоечная секция ресторана работала на полную мощность, и в канализационную систему непрерывным потоком устремлялись густые помои. Клон двигался навстречу этому потоку сперва по магистрали, а потом по трубе, ведущей непосредственно к чану посудомойки. Последний толчок воды подвел отросток клона к срезу трубы. Тогда клон выдвинулся из трубы, образовав желвак слегка фосфоресцирующего зеленоватого вещества.

    Гарри Шварц, мойщик посуды, уставился на этот слегка пульсирующий пузырь. Он ткнул в него полиуретановой губкой. Губка прилипла к клону, и Гарри увидел, как она исчезла. Он оглянулся на своего подручного и крикнул:

    - Эй, Джо, глянь-ка. Черт-те что сожрало мою губку.

    - Чего? - спросил Джо. Он подошел к чану и заглянул в него. Увидев зеленоватый желвак, он икнул и спросил: - А ты что же это не чистишь свой чан?

    Он наклонился над чаном, но Гарри удержал его:

    - Не притрагивайся. Оно сожрет и тебя, как губку.

    Джо вырвался, нагнулся и схватил желвак клона обеими руками. Он потянул за него и чуть-чуть вытянул из трубы. Джо потянул сильнее, но смог оттолкнуться от чана всего на один шаг.

    - Что за дьявольня у тебя здесь! - выругался он.

    - Глянь-ка, - крикнул Гарри, - оно жрет твои руки! Оно жрет тебя!

    Джо взглянул на свои руки и увидел, что они обе почти полностью исчезли. Он закричал и попытался, используя весь свой вес, оторваться от клона. Но тот прилип к нему накрепко.

    - Отдери его! Поскорей отдери! - закричал Джо, обращаясь к Гарри.

    Гарри протянул было руку к жгуту, но передумал.

    - Подожди! Я возьму нож! - Гарри кинулся к доске на дальней стене, где висели ножи для разделки продуктов.

    Но Джо охватила паника. Наполовину лишившись рук, он метался из стороны в сторону перед чаном и вопил:

    - Да отдери же его от меня! Отдери скорее!

    Второй повар и мальчишка-мойщик посуды с официантом подскочили к нему. Повар прикрикнул на Джо;

    - А ну заткнись! Посетители услышат! Что это у тебя? - и он протянул руку к клону.

    - Не прикасайся! Это кусается! - закричал ему Гарри.

    Но повар не обратил на его слова никакого внимания. Он ухватился за жгут, потянул за него и прилип. Повар попытался высвободиться и рванул жгут, зацепив им мальчишку-мойщика. Официант тоже схватился за жгут и начал тянуть.

    На шум в кухню прибежали другие служащие ресторана, и их глазам предстала картина борьбы людей с чем-то, напоминающим гигантскую жевательную резинку. Некоторые из прибежавших бросились в самую гущу борющихся, другие попятились, когда увидели, что дергающиеся тела людей были частично уже поглощены пузырящейся массой. Пронзительно вскрикнула женщина, потерял сознание и упал на пол мужчина. Поперек его тела лег жгут клона, впился в него и поглотил так и не пришедшего в себя человека.

    Гарри Шварц оказался в западне. Жгуты клона не давали ему выбраться из угла кухни, где он стоял. В руках у него был нож для разделки мяса, и Гарри лишь ждал удобного случая, чтобы пустить его в дело. Прямо перед ним клон только что прикончил второго повара, и разбухшая масса на некоторое время замерла. Гарри поколебался с минуту, дождался, когда поблизости не оказалось борющихся тел, и предпринял выпад.

    Он осторожно нагнулся над разбухшим куском клона, дотянулся до тонкого жгута, занес высоко над головой нож и с силой опустил его вниз. Нож прошел сквозь ткань клона и вонзился в пол. Гарри выдернул его и увидел, что расчлененные куски вещества снова слились воедино. Гарри затравленно оглянулся.

    Повсюду были видны большие лужи воды, ручьи бежали со столов для разделки продуктов. В двери появились несколько посетителей. Увидев, что собой представляет кухня, они замерли в оцепенении.

    Один из посетителей увидел в углу трясущегося от страха Гарри и направился к нему, переступая через жгуты клона.

    - Назад, он сожрет вас, не подходите! - завопил Гарри.

    Но посетитель не послушал его. Последний из жгутов клона коснулся его ноги, прилип и стал быстро всасывать в себя сперва ботинок, потом сквозь носок добрался до ступни. Мужчина высоко подпрыгнул, а когда увидел, что это ему не помогло, начал дико кричать.

    Гарри снова двинулся из своего угла. Он обошел захваченного клоном человека и наклонился над жгутом, присосавшимся к его ноге. Гарри замахнулся ножом и рубанул им прямо по ткани клона. Но на этот раз, вместо того чтобы тут же выдернуть нож, Гарри сделал им движение в сторону, отделяя две разрубленные ударом части клона, - они легко разделились.
8 ЧАСОВ РОВНО


    К восьми часам движение в городе усилилось. Основной поток транспорта доставлял из пригородов конторских служащих, у которых не было времени позавтракать чашкой кофе с бубликом. Прибывавшие один за другим дополнительные поезда и автобусы доставляли все новых пассажиров. Кафе, аптеки, кафетерии открывались, готовые принять обычный поток утренних посетителей, торопящихся получить свой завтрак. Продавцы газет отсчитывали мелочь. Городская детвора высыпала на улицы, чтобы возобновить прерванные накануне игры в похожих на загоны для скота дворах под грохот переполненных поездов воздушной железной дороги.

    Марк Кеннистон, младший патолог городской больницы, вышел из мрачноватого подъезда своего дома, стараясь не запачкать белый костюм. Но еще до того, как на расположенной в трех кварталах от его дома пресвитерианской церкви часы пробили восемь раз, над строительными площадками, где процесс разрушения и созидания, казалось, происходил одновременно, уже висели густые клубы пыли.

    Марк поежился, глядя на эти исчадия пыльного ада, и двинулся на работу за восемь кварталов от дома. Он старался осторожно ступать белыми ботинками, но видел, как пыль забивалась в их трещины. Марку Кеннистону было тридцать лет. Он был высок ростом и очень худ; его каштановые волосы явно нуждались в услугах парикмахера. Его серые глаза глубоко сидели под выступающими надбровными дугами, очертания рта были твердыми.

    По дороге на работу он старался не думать о том, чем мог бы заниматься. Он мог бы последовать совету своего учителя в Нортвестерне, который уговаривал его пойти на научно-исследовательскую работу в области разработки биологических средств ведения войны по правительственным заказам, или стать сотрудником одной из частных корпораций, в лабораториях которых велись подобные же исследования. Там хорошо платили, работа там давала положение... Конечно, еще не поздно, говорил он себе, но другой голос в его душе тотчас выдал язвительный комментарий: "Все дело в том, что тебе нужны деньги. Но тебе необходим опыт, вот и поработай годика два в городской больнице".

    Он нахмурился, наскочив на кучу мусора, и помрачнел, увидев, какой слой пыли осел на его когда-то белых туфлях. Марк направился позавтракать на площадь Эл. У входа в ресторан он купил газету, сел за столик, где всегда завтракал, и стал ждать, когда принесут кофе. В ресторане в это утро было шумно, а в кухне, по-видимому, шла изрядная потасовка. Марк с раздражением посмотрел па дверь, ведущую во внутреннее помещение. Пятясь, появилась официантка Грэйси. Шум на кухне усилился, ему послышался голос Гарри, пробивающийся сквозь вопли и крики. Тогда он встал из-за стола.

    Гарри Шварц обучал его поварским хитростям приготовления на скорую руку блюд, когда Марк впервые приехал в город, провалился на вступительных экзаменах, но был зачислен в университет с платой за один семестр. Гарри дал ему кушетку с бугристым матрасом и кормил, когда он тратил на книги деньги, предназначавшиеся на еду. И если уж Гарри повышает голос, значит, дело дрянь.

    Грэйси остановилась, поднос она держала криво, лицо ее было пепельно-серым. Посетители начали покидать ресторан, а в углу мужчина торопливо набирал номер телефона.

    Марк пересек зал, толкнул дверь и переступил порог.

    Сперва ему показалось, что школьники ворвались туда и устроили игру, обливая друг друга водой. Повсюду на полу была вода. Кое-где она закручивалась в водовороты, тут и там в беспорядке валялась разнообразная одежда. И было еще что-то зеленоватое... Марк увидел чью-то кисть руки, вцепившуюся в ножку старинной печки, по запястью ползло зеленое вещество, брызгавшее водой по мере своего продвижения, а запястье исчезало. Вот исчезла и вся рука, зеленое вещество коснулось железа печки и, отступив, съежилось, стало бесформенным и двинулось вспять.

    

... ... ...
Продолжение "Клон" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Клон
показать все


Анекдот 
Дорогой Дедушка Мороз!
Я весь год вёл себя хорошо.
Подари мне пожалуйста, настоящий пистолет и рацию, а то я до сих пор, КАК ДЕБИЛ, хожу с игрушечными!
Участковый инспектор Иванов.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100