Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Книги По Мотивам - Мотивам - Вадим Румянцев. Взхоббит, или Путь в никуда

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Толкиен, Дж.Р.Р. >> Книги По Мотивам
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Вадим Румянцев. Взхоббит, или Путь в никуда

Под редакцией

Антона Алексеева

Посвящается каждому,

кто узнает себя

в одном из героев.

-----------------------------------------------------

Дорогие читатели!



     Я думаю, пришла пора объяснить, почему в моям опусе никак не учитывается факт существования г-на Перумова, изволившего, как принято выражаться в издательстве "Северо-Запад", "сплясать на трупаке" Дж. Р. Р.

     Я ничего не имею против г-на Перумова лично, но я люблю своих читателей. Даже такой извращянный садист-маньяк, как я, может иметь некие зачатки гуманистических традиций. Я не могу вас заставлять ради понимания смысла "Взхоббита" прочесть ЭТО!

     Поэтому торжественно клянусь: во "Взхоббите" нет и никог- да не будет каких-либо ссылок на "Кольцо Тьмы", "Адамант Хен- ны", а также любые другие возможные книги из указанной серии. И пусть меня поразит Великий Громозека, если я соврал в этом абзаце!!!

     Вот так-то вот, молодые люди...
В. Р.

-----------------------------------------------------

1. Нежданные гости


     Жил-был в норе под земляй хоббит. Не в какой-то там мерз- кой грязной сырой норе, где со всех сторон торчат хвосты чер- вей и противно пахнет плесенью, но и не в сухой песчаной голой норе, где не на что сесть и нечего съесть. Нет, нора была хоб- бичья, а значит, ещя хуже.

     Она начиналась идеально круглым иллюминатором, который хоббит выкрасил в зеляный цвет (а точнее -- в цвет хаки) и ис- пользовал как дверь. Иногда иллюминатор с грохотом падал внутрь, и тогда открывался проход в длинный коридор, похожий на железнодорожный туннель, правда, без гари и дыма, но зато с пятнами мазута на полу и с разбросанными в беспорядке вдоль стен шпалами; всюду были прибиты крючочки для гостей, которых хоббит очень любил (правда, нельзя сказать, чтобы гости отве- чали ему взаимностью). Туннель вился вся дальше и дальше, но никто из немногих родственников хоббита, отправившихся его ис- следовать, обратно не вернулся, и куда он (туннель) уходил -- не знал никто. Временами хоббит жалел об исследователях, с тоской глядя на пустые крючочки, которые предназначались для них. Хоббит не признавал восхождений по лестницам, поэтому все комнаты располагались на одном этаже: спальни, ванные, погре- ба, кладовые (целая куча кладовых), сокровищницы, карцеры, застенки, камеры пыток, тюремные камеры, камеры предвари- тельного заключения и даже залы суда -- вся это находилось поблизости друг от друга, чтобы, в случае чего, идти было не- далеко. Лучшие камеры, то есть комнаты, находились по левую руку, и только в них имелись окна -- глубокие круглые окошеч- ки, через которые зимой в нору влетал снег, а весной, в отте- пель, выливалась талая вода. Так происходила уборка норы.

     Наш хоббит был весьма состоятельным взломщиком по фамилии Бэггинс (фамилию он унаследовал от предков-карманников). Бэг- гинсы проживали в окрестностях Холма с незапамятных времян и считались привычной напастью, с которой надо было мириться. Бэггинсы не позволяли себе ничего неожиданного: они занимались рэкетом два раза в месяц, и что скажет Бэггинс, если попытать- ся не отдавать деньги, можно было угадать, не спрашивая. Но мы вам расскажем историю о том, как одного из Бэггинсов втяну- ли-таки в мокрое дело. Может быть, он и окончательно потерял совесть, но зато приобрял... впрочем, увидите сами, приобрял он что-нибудь в конце-концов или нет (не забудьте о серебряных ложечках!).

     Матушка нашего хоббита... кстати, что такое хоббит? Пожа- луй, стоит рассказать о них поподробнее. Так вот, в старые добрые времена на Земле было до хрена всякой нечисти -- приви- дения, зомби, драконы, маги, мыслящая плесень и ещя куча все- го. Все они были мутантами и впоследствии вымерли, а кто оста- вался в живых -- тех докончили люди -- просто, чтоб не мучи- лись. Ну вот, и хоббиты тоже тогда были. Хоббиты -- это урод- ливые толстые карлики, иногда с курчавыми волосами на голове, но чаще -- совсем лысые, зато на ногах -- отвратительная чяр- ная шерсть растят у них всегда. Стричь эту шерсть они не уме- ют, поэтому ходят всегда босиком. Шерсть цепляется за различ- ные предметы и вырывается клочьями, иногда даже вместе с бло- хами. У хоббитов три основных занятия -- еда, сон и воровство, которое они уважительно называют "бизнесом". Хоббиты -- такие искусные воры, что изредка их нанимают другие жители Среди- земья -- ограбить банк или сорвать крупный куш в притоне. Но бывает это редко, никому не охота связываться с хоббитами, ещя и сам в дураках останешься.

     Но случилось так, что в одно прекрасное утро, когда Бильбо Бэггинс сидел в иллюминаторе и курил травку, мимо проходил Гэндальф. Гэндальф! Если вы слыхали хотя бы четверть того, что слыхал про него я, а я вообще ничего про него не слыхал, то уже поймяте, что вряд ли нашялся бы хотя бы один полицейский в Средиземье, с радостью не пустивший бы ему пулю в лоб. Но Гэн- дальф, благодаря врождянной способности превращаться в вешал- ку, вошедшей в легенды, ловко скрывался от полиции.

     Между нашими героями произошял такой разговор:

     -- Good morning! I had no idea you were still in business! -- Пробормотал Бильбо.

     -- Еге ж! -- Ответил Гэндальф. -- Я Гандальф, а Гандальф -- це я! Подумати лишень, -- дожився, що син Беладонни Тук вiдбрикусться вiд мене "добрими ранками" так наче я припхався до нього пiд вiкно гудзики продавати!

     -- Come tomorrow! Good bye! -- Заключил Бильбо и задраил иллюминатор. После чего мрачно посмотрел на стену, ткнул паль- цем в один из крючочков и медленно проговорил: "Гэндальф, чай, среда!". Сам с собой он разговаривал по-русски.

     На следующий день Гэндальф напихал в нору Бильбо гномов -- существ, похожих на хоббитов, но чуть менее уродливых и ещя более жадных, -- и, когда те, спев свою коронную песню в пере- воде И. Комаровой, перебили вся, что было в норе, вся шайка решила отправиться браконьерствовать. А также заниматься пьян- ством, разбоем, мародярством, кутежами, распутством, чярной магией, выборами в Верховный Совет и любым другим мелким хули- ганством, какое только придят в голову. Они решили покинуть Хоббитанию на следующее утро. В сердцах мирных хоббитов впер- вые появилась надежда, и утром Бильбо был единственным, кто мог ещя кое-как держаться на ногах. Компания двинулась в трак- тир.
КОНЕЦ ПЕРВОЙ ГЛАВЫ

2. Баранье жаркое



     К вечеру они покинули трактир. Бильбо любовно поглаживал жилетный карман, набитый гномьими долговыми расписками. Гномы уныло трусили вперяд на позаимствованных у трактирщика пони, понуро свесив головы.

     "И что только им не нравится? -- Размышлял Бильбо. -- Я оставил этим сквалыгам целую четырнадцатую часть!". В тот день хоббит был щедр, как никогда.

     Несчастнее остальных выглядел гном Двалин, одежду которо- го Бильбо пустил на носовые платки. Двалину приходилось путе- шествовать в нижнем белье, под свист и улюлюканье толпы. Гэн- дальф, который познакомил хоббитов со Взломщиком, благоразумно скрылся, а против самогО хоббита ни один гном выступать не ре- шался.

     Через некоторое время пошял дождь, и настроение у Бильбо испортилось. Он с горя съел все продукты и утопил пони Двалина в реке, после чего гному пришлось бежать за отрядом трусцой. Зато теперь он напоминал спортсмена из ДСО "Трудовые резервы", и состояние его гардероба менее шокировало окружающих.

     Внезапно Балин, которому Бильбо, испытывавший к нему сим- патию, позволял глядеть по сторонам, увидел в лесу огонь. Гно- мы с надеждой посмотрели на Бильбо. У них появился реальный шанс согреться и поесть. Хоббита это волновало мало, но изде- ваться над гномами ему уже поднадоело, а тут можно было по- развлечься с теми, кто разжяг огонь. Хоббит плотоядно облизнул толстые губы.

     -- Стойте здесь, -- приказал он спутникам, -- а я пойду и посмотрю, что там к чему.

     Взгляды гномов потухли, а Двалин обречянно застонал, за что и получил от Бильбо увесистую затрещину. Но ослушаться они, конечно, не посмели.

     А Бильбо Бэггинс, продираясь через кустарник, теряя клочья шерсти и изрыгая смачные проклятия, направился к источ- нику света. Вот что он увидел.

     На поляне вокруг большого костра сидели три огромных тролля. Поляна была завалена банками с ветчиной "Made in USA", блоками жевательной резинки, бутылками "Пепси" и прочей снедью, а тролли вели непринуждянную беседу.

     -- Послушайте, мистер Берт, -- говорил один из них, -- какое я нашял чудесное доказательство своей вчерашней теоре- мы...

     -- Ну-ну, Том, это очень интересно!

     -- Так вот, мы хотим показать, что для любого целого по- ложительного N, большего двух,..

     Эта болтовня надоела Бильбо. Он высморкался в один из своих новых платков, вышел на поляну и направился к мирно что-то чертящему и ничего не подозревающему Вильяму. Засунув руку в вильямов карман, Взломщик извляк оттуда пачку бумажных листов.

     -- Не тронь мои чертежи! -- Испуганно закричал Вильям, но было уже поздно. Увидев, что это всего-навсего какие-то кара- кули, Бильбо швырнул бумаги в огонь.

     -- Но послушайте, молодой человек... -- попытался было вступить в беседу Берт.

     Бильбо достал свой кривой зазубренный меч и перерезал Берту горло. Через минуту та же судьба постигла и двух других троллей. Бильбо вытер меч об одежду Тома и устроился у костра. Вскоре он уже окончательно пришял в хорошее настроение, заку- сывал, пил принесянный с собой во фляге самогон и орал неприс- тойные хоббитские песни.

     Но тут из-за деревьев появился Двалин, а за ним и осталь- ные гномы. Хоббит испустил разъярянный вопль и кинулся на по- дельщиков. После непродолжительной драки оглушянные гномы с натянутыми на головы мешками валялись вповалку у костра, а Бильбо пил самогон и рассматривал свой зуб, выбитый Торином. Он размышлял, как бы поизощряннее прикончить гномов, чтобы другим неповадно было, когда что-то тяжялое упало ему на голо- ву, и он отключился. Это вернулся Гэндальф.

     Гэндальф побросал бесчувственных гномов и хоббита на те- легу, сам залез туда же, взял возжи, и, напевая "Гей, гей, ка- зачок!", направил сей экипаж к Последнему Домашнему Приюту.

     Пони побрели за ним. Они чувствовали в Гэндальфе родс- твенную душу.


     КОНЕЦ ВТОРОЙ ГЛАВЫ 3. Передышка


     Когда Бильбо проснулся, он почувствовал, что крепко свя- зан, валяется на дне телеги, придавленный сверху Бифуром, Бо- фуром и спящим Бомбуром, а телега едет неведомо куда. Из кус- тов раздавались противные эльфийские голоса, распевающие вся- кие гадости на украинском языке:


     Сон липне до вiч!

     Поухать -- дурниця,

     То краще лишиться

     I слухати, й чути,

     Щоб гарно заснути,

     цю пiсню --

     ха-ха!


     Наконец, телега остановилась, Гэндальф сбросил Взломщика на землю, приставил к его горлу меч и торжественно проговорил:

     -- Ах ты, фраер дерьмовый! Корешков моих замочить взду- мал? Да я ж тебя, падло, так уделаю, что мать твоя дохлая по- ганая не узнает! Да ты ж у меня всю житуху свою собачью на ле- карства работать будешь! Да я...

     Гэндальф ещя некоторое время пораспространялся про Бела- донну Тук, матушку нашего хоббита, затем остриям меча разрезал верявки и напоследок пнул Бильбо в лицо своим чярным армейским ботинком 48-го размера. Бильбо промолчал, но обиду решил за- помнить.

     Через некоторое время вся компания была на ногах, и они направились к Элронду. Хотя Гэндальф и был рядом, гномы стара- лись держаться от м-ра Бэггинса подальше; в рассудительности им отказать было нельзя.

     Пьяный раздолбай валялся на полу в прихожей. Гэндальф не- которое время молча смотрел на него, а затем вдруг со всего размаху врезал Владыке Раздола по голове посохом. Раздался ме- таллический звон, и Элронд открыл глаза. Некоторое время ушло у него на анализ ситуации, но, как только этот вычислительный процесс был завершян, Элронд вскочил, вытянул руки по швам и стал сбивчиво бормотать что-то вроде: "Студент Элронд Полуэльф по Вашему приказанию прибыл".

     Гэндальф небрежным жестом вытащил какую-то карту из по- тайного кармана Торина и протянул ея Элронду со словами:

     -- Ну? Чего молчишь, свинья?!

     Раздолбай осторожно взял карту, внимательно осмотрел во- дяные знаки и промолвил:

     -- Так я и знал! Это -- лунные буквы. Их выдумал скоти- на-Феанор, чтобы читать можно было только раз в год, и то при ясной луне... А уж тучи-то нагонять он умел... Так он постоян- но издевался над всеми. У-у, зараза! Был бы он жив, с каким удовольствием его сбежалось бы бить вся Средиземье, ну, кроме, может быть, Тямных сил, с которыми он, как известно, был кореш в натуре!!!

     -- Это точно, -- Поддержал Гэндальф, шмыгнув носом. -- Я, конечно, фанат до всяких там Палантиров, Силь... ну, то есть других разных фенечек, но Феанора, собаку, сдал бы на руки Мандосу без всякого зазрения совести... А кстати, что там на- писано?

     Этот вопрос явно поставил Элронда в тупик. Некоторое вре- мя он беззвучно шевелил губами, читая по складам. Затем ска- зал:

     -- Ну, короче, придяте к Одинокой Горе, там вся и увиди- те. А лунные буквы -- это просто отметка о copyright'е. Феа- нор, говорят, был большим фанатом до авторского права. Ведь в Мордоре почему небесного Сильмариля не видно? К ним как раз штамп предприятия-изготовителя повярнут. Я, каждый раз, как бываю в Барад-Дуре, вся этот камешек разглядеть пытаюсь. Да хоть бы хны!

     -- Да-а... -- Ностальгически протянул Гэндальф. -- Быва- ло, сидишь в Чярной Башне, весело, песни пояшь: "Аш назг...".

     -- Но-но, полегче! -- Перебил его Элронд. -- Ещя не хва- тало, чтобы ты у меня дома на чярном наречии песни пел! Я, как-никак, эльф, да ещя и в Белом Совете!

     -- Ладно-ладно, -- Примирительно произняс маг. -- Уж и детство вспомнить нельзя! Я, может, в Мордоре уже недели две, как не был... Меня, может, тоска заедает... А-а, пропади оно вся пропадом! Ну, чего стоите, вперяд! -- Заорал он на гномов и хоббита. -- Думали, я вас на пикник приглашаю?! Фигушки, вы у меня ещя увидите небо в алмазах! -- И с этими словами он стал пинками ног выгонять на улицу упирающихся спутников. Вскоре отряд уже понуро бежал к Туманным Горам, а Гэндальф ехал сзади на белой лошади и плевал в отстающих струями огня из посоха. Приключения продолжались.


     КОНЕЦ ТРЕТЬЕЙ ГЛАВЫ 4. Через гору и под горой


     Не прошло и двух дней, как гномы и хоббит, подгоняемые садистом-Гэндальфом, добрались до Мглистых Гор. Как водится, они попали под дождик и спрятались в уютной пещере со светя- щейся зеляной рунической надписью "ВЫХОД" над входом. Ночью все гномы заснули, Бильбо притворился спящим, а Гэндальф уле- тел в Барад-Дур на мордорском военном вертоляте. И тут...

     В задней стене пещеры открылась трещина, превратилась в широкий проход, и оттуда посыпались гоблины. Это были ужасные толкинутые гоблины Мглистых Гор, страшные сказки о которых рассказывались по всему Средиземью. На голове у каждого был хайратник, руки, ноги и шея увешаны разнообразными фенечками, а на боку висел жуткого вида двуручник -- деревянный либо алю- миниевый. И самое ужасное -- в отличие от всех остальных наро- дов Средиземья, разговаривавших по-русски (изредка по-английс- ки и по-украински), гоблины употребляли страшный, отвратитель- но звучащий язык, который почему-то называли вестроном. Короче говоря, не прошло и трях минут, как спящие гномы и притворяю- щийся спящим хоббит были связаны, взяты в плен и с весялой песней "Ах, И ЭТО -- наше Средиземье!" доставлены к Верховному Гоблину.

     Пещера Верховного Гоблина представляла собою зрелище ско- рее поучительное, нежели отталкивающее. Примерно половина при- сутствующих занималась плетением хитроумных бисерных фенечек, примерно другая половина -- оживлянной работой на персоналках. Время от времени раздавались вскрики: "Отойди от света, ты не полиэтиленовый!" и "Ах ты, чярт, не коннектится, зараза!".

     Пинками ног гномов и хоббита уложили ниц перед Верховным Гоблином (на боку Верховного Гоблина красовался длинный стек- лотекстолитовый меч). По ходу дела охранник небрежным жестом вытащил карту из потайного кармана Торина и передал Верховно- му. Верховный внимательно осмотрел водяные знаки и изряк:

     -- Так я и знал. Это -- лунные буквы. Их выдумал скоти- на-Феанор, чтобы читать можно было только раз в год, и то при ясной луне... А уж тучи-то нагонять он умел... Так он постоян- но издевался над всеми. У-у, зараза! Был бы он жив, с каким удовольствием его сбежалось бы бить вся Средиземье, ну, кроме, может быть, Светлых сил, с которыми он, как известно, был ко- реш в натуре!!!

     Бильбо показалось, что нечто похожее он уже где-то слы- шал, но где именно -- припомнить не смог. А Верховный Гоблин продолжал:

     -- Но, впрочем, это вся -- фигня. Я знаю, что вы таскали с собой эту бумажку ненарочно, -- Он достал зажигалку, поджяг карту и дождался, пока она полностью сгорит. Затем выкинул зо- лу в стоящую неподаляку пустую сахарницу. -- И вообще, мы те- перь с Мордором почитай что и не общаемся, -- Он с неудоволь- ствием взглянул на сахарницу с золой. "Точно, нет коннекта", -- подтвердил кто-то сзади.

     -- А поймали мы вас, -- продолжал Верховный, -- не корыс- ти ради, а токмо чтобы приобщить к достижениям мировой культу- ры. -- Он роздал каждому из пленников по экземпляру ниенниной "Чярной Хроники". -- Вот, читайте на здоровье! А кто не будет читать внимательно, -- обратился он к охраннику, -- тех бро- сить в яму со Змейсами и Пиявсами...

     -- Слышь, Верховный! -- Раздался голос сзади. -- Тут ка- кой-то Глюк звонил, новый прикол закачал, "Бесконечная дорога" называется. Говорит, круто.

     -- Ну, и "Дорогу" тоже прочтяте, -- Решил Верховный Гоб- лин. После чего взял гитару и принялся фальшиво напевать:


     По волнам, по волнам к Западным пределам

     Путь ляжет нам вперяд по гребням белым...


     Да, в такую жуткую переделку Торин и Кь попадали впервые. Слушать пение Верховного Гоблина с пищанием модема на заднем плане, да ещя при этом внимательно что-то читать, стараясь не думать о встрече со Змейсами и Пиявсами -- это мог бы выдер- жать только истинный толкинист. Наши герои к таковым не отно- сились. Они приготовились к мучительной смерти...

     В это время в помещение вошял Гэндальф. Он невозмутимо направился к Верховному Гоблину, энергично пресяк попытки ох- раны его остановить и заявил:

     -- Меняю вот этих отщепенцев на крутую игруху "The Lord of the Rings ]I[". С руководством.

     -- Но... -- Попытался было вставить своя начальственное слово Верховный.

     -- Никаких "но", -- Проговорил голос сзади. -- Мои ребята хакнули вторую серию уже две недели назад, им что-то делать надо. А то опять вирусы писать начням. И никакой Лозинский не поможет, мы ведь в Средиземье...

     Эта угроза мгновенно подействовала. Верховный собственно- ручно развязал пленников и трясущимися руками перехватил на лету брошенную Гэндальфом пачку дискет. "А руководство?" -- заныл было он. Гэндальф бросил ему брошюрку с витиеватой над- писью "Властители Колец" на обложке, и вся команда покинула помещение. Верховный Гоблин покраснел, побледнел, издал ка- кой-то нечленораздельный звук и упал на пол. Он был мяртв.


     КОНЕЦ ЧЕТВпРТОЙ ГЛАВЫ 5. Загадки в темноте


     Пока Торин и Кь пробирались по тямным туннелям, Бильбо размышлял следующим образом: "Карты у Торина больше нет. Пути наружу гномы не знают, мерзкий хвастун Гэндальф -- тем более. В дороге от гномов одни неприятности, а болван-волшебник -- тот просто враг. Да ещя я сдуру пообещал этим недотяпам четыр- надцатую часть... Пожалуй, лучше будет бросить их здесь, а са- мому добраться до Одинокой Горы, убить дракона и забрать все сокровища себе. Тем более, что идти уже недалеко осталось".

     Бильбо не сомневался, что сможет в одиночку справиться с драконом -- ведь он, как-никак, был хоббитом. Выбраться же из-под Мглистых Гор ему тоже не составляло особого труда: ла- биринт гоблинских туннелей был не более чем детскими забавами в песочнице по сравнению с ужасной норой Под Холмом. Итак, Взломщик незаметно отстал от бывших компаньонов и свернул в первый попавшийся боковой туннель. Он был голоден, а потому быстро добрался до ближайшей населянной пещеры, перебил всех находившихся там гоблинов и плотно пообедал захваченными при- пасами. Он считал себя существом цивилизованным, и потому мяса гоблинов не ел.

     Наевшись и выспавшись, Бильбо пошял дальше. Вскоре он ус- лышал шляпанье мокрых босых ног по каменному полу. В хоббите проснулось профессиональное любопытство, и он побежал на звук.

     Он добежал до подземного озера, где его взгляду открылось сидящее на берегу убогое забитое существо -- нечто среднее между выпускником 8 класса, студентом во время сессии и опера- тором СМ-4. Это был Горлум.

     Бильбо был сыт и находился в благодушном настроении, а потому не стал сразу же убивать Горлума, решив послушать сна- чала его невнятное бормотание; благо, Горлум его ещя не заме- тил.

     -- Да, моя прелесть, -- Шипел Горлум. -- Горлум! Вот как теперь они называют нас... А ведь тогда, давно, на Самом даль- нем западе, они все валялись у нас в ноженьках, и просили Их, и требовали, и умоляли... Да-ссс... Но мы не отдали Их мерс-ским пискунишкам, правда, моя прелесть? Мы спрятали Их в высокой баш-шне... И тогда пришял он, ненавис-стный, чярный, и убил вс-сех, и Их забрал... Да-ссс, с ним одним мы бы ещя справилис-сь, но они были вдвоям... вдвоям с-с-с этим пи- явс-сом... пившим кровушку наш-шего мира... А те, пискунишки, не сделали ничего, да-ссс, ничего, моя прелес-сть. Они только размахивали с-своими мерс-скими, мерс-скими ручками и кричали на нас-с. А потом, когда мы попыталис-сь вся исправить, на нас ополчились вс-се... И Они с-сгинули навеки. Навс-сегда, моя прелес-сть, навс-сегда...

     Бильбо всегда относил себя к представителям скорее интел- лигенции, нежели пролетариата, а потому соображал быстро.

     -- Так ты и есть Феанор? -- Спросил он громко.

     Горлум вздрогнул, но быстро пришял в себя и прошипел: -- Так-с-с... С-с-с-с... Они знают, как нас-с звали раньш-ше, моя прелес-сть. Они знают наш-ше прОклятое нольдорс-ское имя... Ну что ш-ш-ш, а мы знаем, как зовут их-х-х. Бильбо Бэггинс-с, с-с-собственной перс-соной. Ну ш-што ш-ш-ш... Тогда пус-сть возьмят, пус-с-скай возьмят от нас-с на память подарочек. Вот это маленькое блес-стящ-щее золотое колечко...

     И Горлум протянул Бильбо Кольцо. Бильбо, нимало не заду- мываясь, схватил его и осторожно положил в карман.

     -- Ха! -- Заявил он. -- Да ты, Феанор, видно, не такая уж мерзкая и бедная тварюга! Ну, спасибо за подарочек, я тобой доволен. Придят время, может, и сочтямся, -- Добавил он фаль- шиво.

     -- Пус-сть они не благодарят нас-с, не надо, -- Отозвался Горлум. -- Колечко им поможет, да-ссс, оно даст им невиди- мость. А благодарнос-стей не надо... Кто знает, да, кто знает, не пожалеет ли он о своям с-с-спасибочке... Ведь он ещ-щя не видит, да-ссс, чтО это колечко с ним с-сделает. Да и с племян- ничком его... Плохо, да, плохо будет племянничку Фродуш-шке... Но зато кое-ш-што навеки с-сгинет, с-сгинет в огненной про- пас-сти, хоть огонь там и совсем ненастоящ-щий... Да, как прощ-щитаютс-ся эти выс-скочки-майяриш-шки! -- Горлум противно зашипел и засмеялся.

     Бильбо его последних слов не понял, да и не хотел пони- мать. Зато он прекрасно осознал, что Кольцо даят невидимость, да и вообще -- вещичка не из последних. Находясь в самом своям радостном настроении, он пробежал последнюю пару туннелей, быстренько перебил охрану и оказался на свободе.


     КОНЕЦ ПЯТОЙ ГЛАВЫ 6. Из огня да в полымя


     Выбравшись из гоблинских туннелей, м-р Бэггинс бодро за- шагал на восток. Ему было немного неприятно покидать уютные подземные казематы, чем-то напоминающие его собственную нору, и выбираться на противный солнечный свет, но настроение хобби- та вся равно оставалось хорошим. Он, наконец, отделался от компаньонов и теперь мог забрать вся гномье богатство себе, а, кроме того, приобрял нового дружка -- Бильбо неплохо знал древнюю историю и полагал, что Феанор -- мужик что надо и смо- жет надавать по кумполу любому, даже ненавистным Саквиль-Бэг- гинсам. Однако, Бильбо вся время приходила в голову одна неп- риятная мысль -- а не должен ли он вернуться назад, к гобли- нам, найти гномов и волшебника и лично проследить, чтобы быв- шие соратники уже не смогли никуда убежать. Не то, чтобы ему была неприятна перспектива вновь оказаться под земляй -- нет, совсем напротив, -- но уж очень хотелось завладеть сокровищами как можно быстрее... И только хоббит окончательно пришял к мысли, что гоблины великолепно справятся с работой самостоя- тельно, как услышал противный голос Гэндальфа.

     -- Зрештою, вiн мiй друг, -- распалялся волшебник, -- i непоганий малюк. Я почуваю себе вiдповiдальним за нього. Ох, якби ж ви не загубили його в тунелях!

     -- Немас тепер з нами Викрадача, хай йому абищо! -- Зло- радно проговорил голос Дори.

     Эта его реплика спасла жизнь ему и его товарищам, хотя никто из них об этом так и не узнал. К тому времени невидимый Бильбо с Кольцом Всевластья на оттопыренном среднем пальце ле- вой руки уже подкрался к гномам, намереваясь преспокойно при- душить по одиночке всю компанию. Но наглые слова Дори совер- шенно вывели его из себя. Хоббит сорвал с пальца Кольцо, ди- ким, почти неузнаваемым голосом взревел: "А Взломщик тут как тут!", швырнул Кольцо на землю и бросился к ближайшему гному (это был многострадальный Двалин). Но Кольцо Всевластья, оби- девшись на такое обращение, решило сыграть с Бильбо одну из своих знаменитых подлых штучек. Хоббит поскользнулся на Кольце и распластался во весь рост в колючих зарослях терновника. Кольцо противно захихикало. Чей-то голос ехидно заметил: "Это не Олимпийские игры!".

     Что такое Олимпийские игры, никто из присутствующих (кро- ме, разумеется, Гэндальфа) не знал, да и не хотел знать -- не до того было. Хоббит вскочил, подобрал Кольцо, кинул его себе в карман, взревел: "Терновый куст -- мой дом родной! За Роди- ну! За товарища Ким Ир Сена! За счастливое детство хоббитов!" и бросился вслед за удирающими компаньонами...

     Короче говоря, через полчаса гномы и волшебник сидели, трясясь от страха, на верхушках деревьев, а мистер Бильбо Бэг- гинс бегал по поляне и выкрикивал непристойные угрозы. Доб- раться до ненавистного ему МЯСА он не мог, поскольку даже са- мые нижние ветви деревьев обламывались под тяжестью накачанной мускулатуры хоббита. Через некоторое время Взломщику надоело бегать и ругаться, он сел посередине поляны и задумался. Гномы и волшебник боялись пошевелиться, так как слух у Бильбо был отменный, он тут же засекал нарушителя спокойствия и что-то записывал в свою записную книжечку. Хоббит ещя с четверть часа просидел молча, затем закричал: "Эврика!" и опять замолчал. В голове у Взломщика созрел дьявольски коварный план.

     Отлучиться с поляны для претворения своего плана в жизнь он не мог, поэтому ему оставалось сидеть и ждать, пока либо появятся помощники, либо его враги попадают с деревьев от го- лода и усталости. В любом случае хоббит был в выигрыше. Он не- хорошо усмехнулся и принялся ждать. Скреннирующий мутант Гэн- дальф сумел прочесть его мысли и испустил крик отчаяния. Выхо- да не было.

     Как показала практика, помощники появились раньше. На по- ляну робко вступила делегация толкинутых гоблинов и направи- лась к Бильбо, тщательно игнорируя умоляющие взгляды Торина и Кь. Бильбо удовлетворянно улыбнулся. Ждать осталось недолго.

     А ещя через час вокруг каждого дерева было сложено по ис- полинской куче хвороста, собранного услужливыми гоблинами, а Бильбо гордо стоял в центре поляны, держа в руках зажигалку, и готовился к произнесению заключительной речи.

     -- Пятнадцать птиц... -- Начал он. Хоббиты плохо умели считать.

     Но тут произошло нечто непредвиденное. С неба спикировал орял с малограмотной надписью "Manve Air Force" на фюзеляже, схватил Гэндальфа и взмыл вверх. Затем другой такой же орял схватил Торина, затем... Короче говоря, Бильбо успел только в отчаянном прыжке схватить за ноги Дори, который улетал послед- ним. Хоббит надеялся, что орял такой тяжести не выдержит. Но, с характерным скрипом, птица взмыла вверх. Бильбо нецензурно выругался, повис на левой руке, а правой принялся неторопливо и со знанием дела вырезать на ноге у Дори надпись "РИНАЛЬДО", совершенно игнорируя отчаянные вопли "Ноги, мои ноги!", испускаемые несчастным. Занимаясь таким художественным про- мыслом, Бильбо пришял к выводу, что ссориться с орлами не сто- ит -- это давало шанс получить бесплатные билетики в Валинор для себя и своих родственников. С кровной местью приходилось для пользы дела подождать. Поэтому, приземлившись, хоббит брезгливо перешагнул через Дори, подошял к дрожащему Гэндальфу и дружески хлопнул его по спине (отчего маг чуть не упал со скалы). Совершив этот достославный акт примирения, Бильбо тут же улягся спать, оглашая окрестные горы неслыханным доселе в здешних краях раскатистым хоббитским храпом. Он был уверен в себе, как десять Миклухо-Маклаев.


     КОНЕЦ ШЕСТОЙ ГЛАВЫ
7. Небывалое пристанище, или Взломщик без маски


    

... ... ...
Продолжение "Вадим Румянцев. Взхоббит, или Путь в никуда" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Вадим Румянцев. Взхоббит, или Путь в никуда
показать все


Анекдот 
Армянское радио спрашивают: Почему в институте учатся 5 лет, а в духовной семинарии - только 3? Ответ: - Учебник всего один.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100