Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Рассказы, повести, сказки, статьи - Рассказы - Ofermod

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Толкиен, Дж.Р.Р. >> Рассказы, повести, сказки, статьи
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Дж.Р.Р.Толкин. Ofermod

---------------------------------------------------------------

Origin: www.tolkien.ru

---------------------------------------------------------------



     Эта пьеса, по объему несколько пре­вышающая давший толчок к ее созданию отрывок из древнеанглийской поэмы, за­думана была как пьеса в стихах и судить ее следует именно как стихи[2]. Но для того, чтобы оправдать свое место в "Очерках и Исследованиях"[3], она, как я предполагаю, должна по крайней мере подразумевать какое-то суждение о фор­ме и содержании древнеанглийской по­эмы (а также о ее критиках).

     С этой точки зрения данная пьеса представляет собой, можно сказать, развернутый комментарий на строки 89 и 90 оригинала: "¶а se eorl ongan for his ofermode alyfan landes to fela lapere ¶eode" -- "тогда эрл, подчинившись порыву неукротимой гордости, уступил землю врагу, чего делать не следовало"[4].

     "Битва при Мэлдоне" обычно и сама рассмат­ривается как расширенный комментарий на про­цитированные выше и использованные в пьесе слова старого ратника Бьортвольда[5] (312, 313), или как иллюстрации к ним. Это наиболее известные строки в этой поэме, если не во всей древнеанглийской поэзии. Однако несмотря на то, что это действительно великолепные строки, они, как мне кажется, представляют меньший интерес, нежели строки, приведенные мной в начале,-- во всяком случае, поэма теряет часть силы, если не держать в уме оба этих отрывка одновременно.

     Слова Бьортвольда считаются самым совер­шенным выражением героического северного ду­ха, будь то скандинавского или английского; это самая ясная и четкая формулировка учения о беспредельном терпении, поставленном на служ­бу непреклонной воле. Поэму в целом называ­ли "единственной чисто героической поэмой, сохранившейся в древнеанглийском поэтическом наследии". Однако учение это является здесь в столь незамутненной чистоте (близкой к идеалу) именно потому, что речь вкладывается в уста под­чиненного, человека, чья воля направлена к цели, назначенной для него другим человеком; он не несет ответственности по отношению к нижесто­ящим -- только исполняет свой долг и демонст­рирует преданность сюзерену. Поэтому личная гордость в его поступках отступает на задний план, а любовь и преданность оказываются на первом.

     Дело в том, что этот "северный героический дух" никогда не является в первозданной чистоте: он всегда представляет из себя сплав золота с ка­кими-нибудь добавками. Беспримесный, этот дух заставляет человека не дрогнув вынести, в случае необходимости, даже смерть; а необходимость воз­никает, когда смерть способствует достижению задачи, которую поставила воля, или когда жизнь можно купить, только отрекшись от того, за что сражаешься. Но поскольку таким поведением вос­хищались, к чистому героизму всегда примешивалось желание завоевать себе доброе имя. Так, Леофсуну в "Битве при Мэлдоне" соблюдает верность долгу потому, что боится упреков, которые посыплются на него, если он вернется домой живым[6].

     Этот мотив, конечно, вряд ли выходит за пределы "совести": человек судит себя сам в свете мнения своих вождей, с которыми сам герой соглашается и которому полностью под­чиняется; поэтому, не будь рядом свидетелей, он действовал бы точно так же. Однако этот элемент гордости, выраженный желанием чести и славы при жизни и после смерти, имеет тен­денцию расти и становиться основным направляющим мотивом поведения, толкая человека за пределы бесцветной героической необхо­димости к избыточности -- к "рыцарству" (chivalry), "рыцарской браваде". Эта избыточ­ность остается избыточностью и тогда, когда выходит за пределы необходимости и долга и даже становится им помехой, хотя современ­ники ее и одобряют.

     Так, Беовульф (если судить по тем мотивам, которые приписал ему создавший о нем поэ­му древний исследователь особенностей героически-рыцарственного характера) делает больше, чем того требует необходимость, отказываясь от оружия, чтобы придать борьбе с Гренделем боль­ше чисто "спортивного" интереса; этот поступок добавляет ему личной славы, хотя при этом под­вергает его ненужной опасности и ослабляет шан­сы освободить данов от невыносимого чудовища, которое повадилось к ним во дворец. Но Бео­вульф ничего не должен данам: он стоит на определенной ступени иерархической лестницы и не имеет никаких обязательств по отношению к нижестоящим, зато его слава -- это одновременно и слава его родного племени, гитов; к тому же прежде всего -- по его собственным словам -- его героическое деяние {i}послужит{/i} к вящему прослав­лению владыки, которому он {i}служит,{/i} Хигелака. Однако Беовульф не расстается с рыцарской бра­вадой и продолжает демонстрировать "избыточ­ность" героизма даже в старости, когда он ста­новится королем, на котором сосредоточены все надежды его народа. Он не упускает случая возглавить отряд, направляющийся на борьбу с дра­коном, хотя мудрость могла бы удержать от та­кого шага и самого отважного героя; однако, как он сам объясняет в своей длинной, исполненной похвальбы речи, за свою жизнь он одержал так много побед, что это совершенно избавило его от страха. Правда, в этом случае он все-таки собирается воспользоваться мечом, потому что драться с драконом голыми руками -- подвиг, пре­вышающий возможности даже самого гордого из рыцарей[7].

     И все же Беовульф, собираясь схватиться с драконом, отпускает своих спутников, чтобы встретиться с чудовищем один на один. В итоге ему удается избегнуть поражения, но все-таки главная цель -- уничтожение дракона -- дости­гается только благодаря верности и преданности нижестоящего. В противном случае бравада Беовульфа закончилась бы только его собст­венной бессмысленной гибелью, а дракон не потерпел бы никакого урона и продолжал бы свирепствовать. В итоге вышло, что подчинен­ные Беовульфу воины подверглись большей опасности, чем это было необходимо; воин, убивший дракона, не заплатил за mod своего хозяина собственной жизнью, зато народ потерял короля, что повлекло за собой множество бедствий.

     То, что рассказано в "Беовульфе" -- не более чем легенда об "избыточности героизма" в ха­рактере вождя. В поэме о Бьортноте этот мотив звучит еще более отчетливо, даже ес­ли читать ее как обыкновенную литературу, но надо помнить, что в ней описан эпизод, взятый из реальной жизни, а автор был современником описанных в поэме событий. В "Битве при Мэлдоне" мы видим Хигелака, который ведет себя, как молодой Беовульф: он устраивает из битвы "спортивное состяза­ние" с равными условиями для обоих про­тивников, но платят за это подчиненные ему люди. В этом случае мы имеем дело не с про­стым воином, а с властителем, которому остальные обязаны были повиноваться мгно­венно; он был в ответе за подчиненных ему людей и имел право рисковать их жизнями только в одном случае -- в случае необходимо­сти защитить государство от безжалостного врага. Он сам говорит, что его целью было обезопасить королевство Этельреда, народ и страну (52 - 53). Он и его люди проявили бы героизм, сражаясь и -- если это было необхо­димо -- погибая в попытке уничтожить или задержать захватчиков. С его стороны совер­шенно неуместно было рассматривать как спор­тивное состязание крайне важную битву, имев­шую единственную цель - остановить врага: это лишило его возможности достичь цели и выполнить долг.

     Почему Бьортнот так поступил? Без сомне­ния, причиной тому был какой-то недостаток в его характере; но можно смело утверждать, что характер этот был сформирован не толь­ко природой, но и "аристократической тради­цией", заключенной в ныне утерянных поэтических рассказах и стихах -- до наших дней от той поэзии дошло только отдаленное эхо. Бьортнот был скорее героем "бравадного" типа, нежели чисто героической фигурой. Честь и слава были для него мотивом сами по себе, и он погнался за ними с риском потерять свой heor6werod {i}(хеордверод) -{/i} самых дорогих ему людей,-- создав ситуацию поистине героическую; однако характер этой ситуации был таков, что ее возникновение в глазах потомков и совре­менников дружина могла оправдать лишь од­ним способом -- пав на поле боя. Возможно, выглядело это величественно, но это был лож­ный шаг. Героический жест Бьортнота был слишком неумен, чтобы стать по-настоящему героическим. Даже собственной смертью Бьорт­нот не мог уже полностью искупить своего безумия.

     Поэт, создавший "Битву при Мэлдоне", по­нимал это, хотя на строки, в которых он выражает свое мнение, обычно обращают недостаточное внимание или замалчивают их со­всем. Данный выше перевод этих строк, как мне представляется, точно передает их силу и скрытый в них смысл, хотя больше известен перевод Кера, который звучит так: "...Then the earl in his overboldness granted ground too much to the hateful people" ("...Тогда эрл, в своей чрезмерной смелости, уступил слишком много земли ненавистным врагам)[8]. Если разобраться, эти слова представляют собой суровую критику, пусть вполне уживающуюся с лояльностью и даже любовью. Тот же самый поэт вполне мог написать хвалебную песнь к похоронам Бьорт­нота, во всем подобную плачу двенадцати вождей по Беовульфу; но и эта песнь вполне могла бы кончиться, как и старшая из поэм, на зловещей ноте -- ведь "Беовульф" заканчи­вается словом lofgeornost[9] -- "более всех же­лавший славы".

     На протяжении сохранившегося фрагмента автор "Мэлдона" так и не разработал темы, за­данной строками 89 -- 90, хотя, если бы поэма содержала какой-либо формальный конец и за­ключительное восхваление (а так, по-видимому, и было, так как совершенно очевидно, что по­эма вовсе не является наброском на скорую руку), эта тема тоже, по всей видимости, дол­жна была бы обрести завершение. Однако если поэт действительно склонен был критиковать действия Бьортнота, его рассказ о героизме "хеордверода" много теряет в остроте и трагизме, если эту критическую ноту недооценивать. Кри­тическое отношение поэта к происшедшему во много раз усиливает впечатление, которое про­изводит на читателя стойкость и преданность воинов Бьортнота. Их делом было терпеть и умирать, а не задавать вопросы, хотя поэт, опи­сывающий битву, вполне мог понимать, что во­еначальник совершил грубую ошибку. Для сво­его положения они проявили поистине высший героизм. Ошибка властителя не освободила их от выполнения долга, и в душах тех, кто сра­жался рядом со старым вождем, не ослабела любовь к нему (что особенно трогательно). Более всего волнует душу именно героизм люб­ви и послушания, а не героизм гордости и своеволия, и только первый героизм героичен по-настоящему. Так ведется испокон веков -- от Виглафа, которого прикрыл щит родича[10], до Бьортвольда в битве при Мэлдоне и до Балак­лавы,-- пусть даже героический опыт в послед­нем случае и заключен в стихах не самых луч­ших, вроде "Атаки легкого эскадрона"[11].

     Бьортнот был не прав и поплатился за свое безумие жизнью. Но это была аристократиче­ская ошибка -- или, лучше сказать, ошибка аристократа. Не "хеордвероду" было судить его; возможно, большинство дружинников и не на­шли бы за ним никакой вины -- ведь они и сами были благородного происхождения и не чуждались рыцарской бравады. Но поэты стоят выше издержек рыцарского духа и даже самого героизма; если они исследуют подобные случаи достаточно глубоко, то "настроения" (mods) ге­роев и цели, на которые они ориентируются, могут вопреки даже воле самого поэта оказаться под вопросом.

     От древних времен до нас дошли две поэмы двух разных поэтов, внимательно исследовавших дух героизма и рыцарства с помощью высокого искусства и серьезно размышлявших над его значением; одна из этих поэм стоит у колыбели традиции -- это "Беовульф", другая -- ближе к закату ("Сэр Гавейн и Зеленый Рыцарь"). Если бы поэма "Битва при Мэлдоне" сохранилась пол­ностью, ее автора, возможно, следовало бы по­ставить с ними в один ряд - ближе к середине. Неудивительно, что любые соображения каса­тельно одной из этих поэм с неизбежностью выведут нас к двум другим. Позднейшая из них -- "Сэр Гавейн" -- наиболее глубоко осо­знана и содержит в себе ясно различимый кри­тический подход к оценке всей той совокуп­ности чувств и правил поведения, в которую героическое мужество входит всего лишь на правах составной части, состоя на службе у различных целей. И все же по внутреннему настрою поэма во многом схожа с "Беовульфом", и сходство это следует искать глубже, чем просто в использовании древнего "аллите-ративного" стиха[12], что, однако, тоже крайне важно. Сэр Гавейн -- яркий представитель ры­царской культуры -- показан в поэме челове­ком, который крайне озабочен своей честью и репутацией. Однако несмотря на то, что кри­терии определения достойных рыцаря поступков могут смещаться или расширяться, верность слову и сюзерену, а также неколебимое мужество в любом случае обязательны для рыцар­ского кодекса чести. Эти качества проверяются в приключениях, которые ничуть не ближе к реальной жизни, чем Грендель или дракон; но поведение Гавейна изображено более достойным похвалы и размышления -- и вновь потому, что он выступает в роли подчиненного. Исключи­тельно благодаря верности сюзерену и желанию обезопасить жизнь и достоинство своего пове­лителя, короля Артура, он оказывается вовлечен в опасные приключения и встает перед лицом неизбежной смерти. От успеха похода зависит честь владыки и его "хеордверода" -- рыцарей Круглого Стола. Не случайно и в этой поэме, как и в "Мэлдоне" с "Беовульфом", мы находим критику повелителя, который полновластно рас­поряжается жизнью и смертью зависящих от него людей. Сказанные об этом слова произ­водят сильное впечатление, хотя оно и сглаживается малостью той роли, что отведена им в критической литературе, посвященной этой поэме (как и в случае с "Битвой при Мэлдоне"). Нельзя не обратить внимание и на те слова, которые произносят придворные великого ко­роля Артура после ухода Зеленого Рыцаря, глядя вслед отправившемуся на его поиски сэру Гавейну:


     ...Стыд перед Богом тебя, о повелитель, потерять,

     чья жизнь столь благородна! То был нелюдь --

     такого средь людей не встретишь великана!

     Ты с должной осторожностью повел

     себя, о повелитель, и с опаской:

     уж лучше рыцаря послать в опасный путь,

     чем риску подвергать персону венценосца!

     Уж лучше положиться на вассала,

     чем мясника мечу подставить жизнь свою

     и голову отдать эльфийскому отродью

     в ответ на дерзкий вызов! Посудите,

     где слыхано, чтоб, рыцарю простому

     уподобляясь, что в турнирах бьется,

     король в подобный путь, оставив двор, пускался?

     "Беовульф" -- поэма насыщенная, и, конечно, описать смерть главного героя в ней можно с раз­ных сторон; набросанные выше рассуждения на те­му о том, как меняется значение рыцарской бра­вады от юности к зрелому возрасту, отягченному ответственностью,-- только часть богатой палитры этого произведения. Однако эта часть явственно в ней присутствует; и, хотя воображение автора охватывает гораздо более широкие области, нота упрека повелителю и сюзерену слышна хорошо.

     Таким образом, повелитель может быть про­славлен деяниями своих рыцарей, но он не должен использовать их преданность в своих интересах или подвергать их опасности только ради собст­венного прославления. Хигелак не посылал Бео-вульфа в Данию во исполнение собственной похвальбы или опрометчиво данного обета. Его слова, обращенные к Беовульфу по возвращении последнего из Дании[13], вне всяких сомнений, изме­нены по сравнению с более древней версией (она проглядывает в строках 202-- 204[14], где выглядят отчасти, как подстрекательство snotere ceorlas[15]; но тем они для нас важнее. В строках 1992 -- 1997 мы читаем, что Хигелак пытался удержать Беовульфа от его рискованного предприятия[16].

     Очень мудро с его стороны! Но в конце си­туация переворачивается. В строках 3076 -- 3083 мы узнаем, что Виглафу и гитам нападение на дракона казалось чересчур рискованным и они пытались удержать короля от опасного похода, используя слова, очень похожие на те, которыми увещевал его когда-то Хигелак. Но король хотел славы, или славной смерти, и заигрывал с напа­стью. "Рыцарскую браваду" облеченного ответст­венностью повелителя нельзя осудить более точ­но и сурово, чем делает это Виглаф, восклицая: "Oft sceall eorl monig anes willan wraec adreogan" -- "По воле одного человека многие должны пре­терпеть скорбь". Эти слова поэт Мэлдона вполне мог бы поставить эпиграфом к своей поэме.


     [1] М. Каменкович, перевод, 1994. Этот текст является своего рода комментарием к пьесе "Возвращение Бьортнота, сына Бьортхельма" (Дж. Р. Р. Толкин "Приключения Тома Бомбадила и другие истории", "Академический проект", СПб, 1994 (329-349).


     [2] Говоря проще, она была задумана как пьеса для двух действующих лиц, двух теней, движущихся в "тусклой тьме", изредка прорежаемой лучом све­та; в этой тьме слышны соответствующие дейст­вию звуки, а в конце -- пение. На сцене эта пьеса, разумеется, никогда не ставилась.


     [3] Essays and Studies, New Series, London, 1953, vol. VI, pp. 1-18 -- журнал, в котором впервые были опубликованы эссе и поэма {i}(прим. перев.).{/i}


     [4] В пер В. Тихомирова:

     ...отвечал военачальник,

     воскичился,

     шире место пришельцам поспешил уступить...

     (Прим. перев.)


     [5] В пер. В. Тихомирова {i}Бюрхтвольд{/i} ({i}прим. перев.).{/i}


     [6] В пер. В. Тихомирова:

     ...Стыд мне, коль станут у Стурмере

     стойкие воины словом меня бесславить,

     услышав, как друг мой сгинул, а я без вождя

     пятился к дому, бегал от битвы;

     убит я буду железом, лезвием.

     ({i}Прим. перев.{/i})


     [7] В пер. В. Тихомирова;

     "Я без оружия,

     без меча остролезвого пошел бы на недруга,

     когда бы ведал иное средство,

     убив заклятого, обет исполнить.

     Но, чтобы укрыться от ядовитого огнедыхания,

     нужны мне доспехи и щит железный"

     {i}(Прим. перев.){/i}


     [8] Идиома " to fela" в древнеанглийском означает, что земли не следовало уступать вовсе Что касается слова ofermod, то оно означает не "чрезмерно смелый" а нечто иное, если мы, конечно, признаем за корнем ofer полновесное значение, памятуя, как энергично вкус и мудрость англичан (какие бы поступки англичане ни совершали) отвергали всякую "чрезмерность". Wita seal gepyldig... ne noefre gielpes to georn, oer he geare cunne ("Мудрый должен быть тер­пеливым и никогда не хвалиться прежде времени"). Но слово mod, хотя оно может включать или подразумевать значение "мужества", вовсе не обязательно означает "сме­лость", как и среднеанглийское corage ("Мужество", "отвага", ср. совр. англ. courage.-- {i}Прим. персе.).{/i} Это слово означает "дух" или -- если оно употреблено без эпитета -- "высокий дух", наиболее обычным проявлением коего является гор­дость. Но в слове ofermod это слово снабжено эпитетом, И этот эпитет имеет значение неодобрения. На самом деле известно, что слово ofermod всегда несет в себе суждение. В древнеанглийской поэзии оно встречается только дважды, причем один раз по отношению к Бьортноту, а другой -- по отношению к Люциферу.


     [9] В пер. В. Тихомирова "...и жаждал славы всевековеч-ной" (3180): последние слова погребальной песни, которую поют по Беовульфу "двенадцать всадников высокород­ных" (3170). {i}(Прим. перев.).{/i}


     [10] Виглаф -- имя дружинника, который подоспел на помощь терпящему поражение Беовульфу. Дыхание дракона опалило щит юного воина, и Беофульф прикрыл его своим. Когда же дракон бросился на Беовульфа, Виглаф поразил ящера в горло, а Беовульф нанес последний удар. {i}(Прим. персе.).{/i}


     [11] Имеется в виду Балаклавский бой 1854 г. между русскими и англо-турецкими войсками во время Крымской войны 1853 -- 1856 гг. и стихотворение А. Теннисона, в котором рассказывается о кавалерийском эскадроне, кото­рый, получив неверный приказ, погиб в этом бою почти полностью. Стихотворение входит в школьную программу Дж. Оруэлл писал: "Самое волнующее английское стихотво­рение на военную тему повествует о кавалерийском эскад­роне, который храбро бросился в атаку, только не туда. куда надо" {i}(Прим. перев.).{/i}


     [12] Возможно, именно в этой поэме впервые употреблено в связи с подобным методом стихосложения слово "буквы" (англ. letters: тот же корень входит в состав слова "алли-теративный".- {i}Прим. перев.).{/i} Прежде на буквы как таковые никто внимания не обращал (в лекции "Чудовища и критики", прочитанной в 1936 г., Толкин замечает, что древнеанг-лийские поэты ранней эпохи ориентировались не на пись­менную, а на устную речь и, следовательно, на звучание слов, а не на их написание.-- {i}Прим. перев.).{/i}


     [13] В пер. В. Тихомирова (1904 - 1907):

     Я не верил в успех,

     сокрушался в душе и, страшась твоих

     дерзких замыслов, друг возлюбленный,

     умолял не искать встречи с чудищем...

     (Прим. перев.).


     [14] В пер. В. Тихомирова:

     Людей не пугала

     затея дерзкая, хотя и страшились

     за жизнь воителя, но знамения были благоприятные

     (Прим.. перев.).


     [15] умные люди {i}(древне англ.). (Прим. перев.).{/i}


     [16] В пер. В. Тихомирова:

     Молвил Виглаф,

     сын Веохстана:

     "Порой погибает

     один, но многих та смерть печалит,--

     так и случилось!.. Наших советов не

     принял пастырь, мольбы не услышал

     любимый конунг, а мы ведь просили

     не биться с огненным холмохранителем..."

    

... ... ...
Продолжение "Ofermod" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Ofermod
показать все


Анекдот 
Работаю системным администратором. Обслуживаю несколько организаций, и вот звонят недавно из одной, и говорят, что что-то случилось, сервер не доступен? сеть не работает и. т. д. Приезжаю, действительно, сгорел блок питания, и так хитро сгорел, что из него слышится пощелкивание. Спрашиваю у девушки, которая мне звонила:
- Что ж вы не сказали, что компьютер так щелкает? На что девушка ответила:
- Так это же часы у BIOS`a тикают......
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100