Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Мартин, Дж. - Мартин - Зверь для Норна

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Мартин, Дж.
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Джордж Мартин. Зверь для Норна

--------------------

Джордж Мартин. Зверь для Норна

("Путешествия Тафа" #5).

Пер. - Е.Александрова.

George R.R.Martin. Beast for Norn

("Tuf Voyaging" #5).

========================================

HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5

--------------------



     Худощавый мужчина разыскал Хэвиланда Тафа, когда тот расслаблялся в пивной на Тэмбере. Таф сидел в одиночестве в самом темном уголке тускло освещенной таверны, положив локти на стол и едва не задевая лысым теменем деревянную балку под потолком. Перед ним стояли четыре пустых кружки в растекшихся изнутри по стенкам кольцах пены, пятую же, ополовиненную, бережно держали огромные мозолистые ладони.

     Если Таф и сознавал, что другие завсегдатаи нет-нет да и наградят его любопытным взглядом, вида он не подавал; он методично, залпами, поглощал эль, а лицо, белое точно кость и совершенно безволосое (как и все тело), ничего не выражало. Пьющий в одиночестве в своей кабинке, Таф - мужчина героических пропорций, великан с сокрушительным ударом, соответствующим габаритам, - представлял собой фигуру исключительно своеобразную.

     Однако на деле одиночество Тафа было н_е_ с_о_в_с_е_м полным; на столе перед Хэвиландом клубком темного меха лежал и спал его черный кот Дакс, и порой Таф, отставив кружку с элем, лениво гладил своего тихого товарища. Удобно устроившийся меж пустых кружек Дакс и ухом не вел. В сравнении с другими кошками этот кот был совершенно таким же гигантом, как Хэвиланд Таф - в сравнении с другими людьми.

     Когда худощавый мужчина подошел к кабинке Тафа, Таф не сказал ничего. Он просто поднял глаза, заморгал и стал ждать, чтобы пришедший начал.

     - Вы Хэвиланд Таф, продавец животных, - сказал тощий. Он действительно был болезненно худ: одежда - сплошь черная кожа и серые меха - свободно болталась на нем, местами провисая. Однако человек этот явно располагал определенными средствами, поскольку его лоб под копной черных волос охватывала тонкая бронзовая диадема, а все пальцы были унизаны перстнями.

     Таф погладил Дакса и, глядя вниз, на кота, заговорил.

     - Ты слышал, Дакс? - спросил он. Говорил Таф чрезвычайно медленно, глубоким басом, в котором слышался лишь намек на интонации. - Я Хэвиланд Таф, продавец животных. Или таковым меня полагают. - Тут он взглянул на стоявшего перед ним снедаемого нетерпением худощавого мужчину. - Сэр, - сказал он, - я в самом деле Хэвиланд Таф. И действительно торгую зверями. Но, возможно, все же не считаю себя продавцом животных. Возможно, я считаю себя инженером-экологом.

     Тощий мужчина взбешенно махнул рукой и, без приглашения проскользнув в кабинку, очутился напротив Тафа.

     - Я понимаю, вам принадлежит корабль-сеятель из состава древнего Экологического Корпуса, однако это не делает вас инженером-экологом, Таф. Все они мертвы - мертвы не одно столетие. Но раз вам предпочтительнее называться инженером-экологом, хорошо. Будь по-вашему. Мне требуются ваши услуги. Я хочу купить какое-нибудь чудовище - огромного, лютого зверя.

     - Ага, - сказал Таф, снова обращаясь к коту. - Незнакомец, рассевшийся за моим столом, желает купить чудовище.

     - Меня зовут Хирольд Норн, если вас беспокоит э_т_о, - сказал тощий. - Я - Старший Звероусмиритель своего Дома, одного из двенадцати Великих Домов Лайроники.

     - Лайроника, - заявил Таф. - Я слышал о Лайронике. Соседняя с этой планета, если двигаться к Фринжу, верно? Ценимая за свои игорные арены.

     Норн улыбнулся.

     - Да-да, - сказал он.

     Хэвиланд Таф почесал Дакса за ухом (почесал странно ритмично), и кот не спеша, зевая, развернулся и глянул вверх, на тощего. Тафа затопила волна успокоения - похоже, посетитель не лгал и не питал дурных намерений. Если верить Даксу. Все кошки обладают малой толикой пси; в случае Дакса выражение "малая толика" не годилось - об этом позаботились генетики-чародеи из исчезнувшего Экологического Корпуса. Дакс читал для Тафа мысли.

     - Дело проясняется, - сказал Таф. - Быть может, вы потрудились бы развить тему, Хирольд Норн?

     Норн кивнул.

     - Конечно, конечно. Что вам известно о Лайронике, Таф? В особенности об игорных аренах?

     Тяжелое, совершенно белое лицо Тафа по-прежнему не отражало никаких эмоций.

     - Некие мелочи. Возможно, их недостаточно, если я собираюсь вести с вами дела. Растолкуйте, чего вы желаете, и мы с Даксом обдумаем это.

     Хирольд Норн потер худые ладони и опять кивнул.

     - Дакс? - сказал он. - Ах, да, конечно. Ваш кот. Красивое животное, хотя лично я никогда не любил зверей, не способных вести бой. Я всегда говорю: настоящая красота - в убойной силе.

     - Своеобразное отношение, - заметил Таф.

     - Нет-нет, - сказал Норн, - вовсе нет. Надеюсь, работа здесь не заразила вас тэмберийской брезгливостью.

     Таф в молчании осушил свою кружку, посигналил, чтобы подали еще две, и хозяин заведения не замедлил их принести.

     - Благодарю, благодарю, - сказал Норн, когда перед ним поставили золотую пенящуюся кружку.

     - Продолжайте.

     - Да. Видите ли, Двенадцать Великих Домов Лайроники состязаются на игорных аренах. Началось это... о, столетия тому назад. До той поры Дома воевали. Однако нынешний способ куда лучше. Отстаивается честь рода, делаются состояния и никому не наносят увечий. Понимаете, каждый Дом управляет обширными землями, беспорядочно разбросанными по всей планете, и, поскольку заселены они весьма скудно, животная жизнь так и кипит. Много лет назад во время перемирия властелины Великих Домов начали проводить бои животных. Оказавшееся приятным развлечение коренилось в глубинах истории - быть может, вы знаете о древнем обычае устраивать петушиные бои? Или о римлянах, племени, населявшем Старушку-Землю, что обыкновенно стравливало на своих колоссальных аренах всевозможных диковинных зверей?

     Норн умолк и отхлебнул эля, ожидая ответа, однако Таф попросту погладил тихого, но настороженного Дакса и ничего не сказал.

     - Неважно, - наконец сказал тощий лайрониканец, отирая тыльной стороной руки пену с губ. - Так возникла эта забава. Каждый Дом владел особой страной с особыми зверями. Например, Дом Варкур, раскинувшийся на жарком болотистом юге, любит выставлять на игорные арены огромных звероящеров. Феридиан, горное царство, вывело вид живущей в скалах крупной обезьяны, которую мы, естественно, называем "феридианом". Одержанные этим животным победы принесли Дому Феридиан целое состояние. Мой собственный Дом, Норн, стоит на травянистых равнинах большого северного континента. Мы отправляли биться на аренах сотню разных зверей, но самую громкую славу норнийцам стяжали сталезубы.

     - Сталезубы, - повторил Таф.

     Норн украдкой улыбнулся.

     - Да, - с гордостью сказал он. - Я, Старший Звероусмиритель, выучил и натаскал тысячи сталезубов. О, да это прелестные животные! Высокие как вы, с мехом наичудеснейшего сине-черного цвета, свирепые и безжалостные.

     - Семейство собачьих?

     - Но _к_а_к_и_х_ собачьих, - сказал Норн.

     - И все-таки вы требуете от меня чудовище.

     Норн выпил еще эля.

     - Истинно, истинно так. Жители дюжины ближних миров летают на Лайронику посмотреть звериные бои на игорных аренах и поставить на победителя. Особенно публика стекается на Бронзовую Арену, что простояла в Городе Всех Домов уже шестьсот лет. Там-то и проводятся величайшие бои. Дошло до того, что от них стало зависеть процветание наших Домов и нашей планеты. Без звериных боев богатая Лайроника станет так же бедна, как крестьяне Тэмбера.

     - Да, - сказал Таф.

     - Но, понимаете, это богатство отходит к Домам соответственно победам, соответственно заслуженному почету. Дом Арнет достиг наивысшего величия и могущества благодаря тем смертельно опасным зверям, что водятся на их разнообразных землях; ранги прочих домов соответствуют их счетам на Бронзовой Арене. Доход от каждого состязания - деньги, уплаченные теми, кто смотрит и делает ставки - идет победителю.

     Хэвиланд Таф опять почесал Дакса за ухом.

     - Дом Норн считается среди Двенадцати Великих Домов Лайроники наипоследнейшим и наиничтожнейшим, - проговорил он, и переданный ему Даксом укол боли подтвердил: ошибки нет.

     - Так вы знаете, - сказал Норн.

     - Сэр. Это было очевидно. Но этично ли по правилам вашей Бронзовой Арены покупать инопланетное чудовище?

     - Прецеденты есть. Примерно семьдесят с чем-то стандартных лет назад с самой Старушки-Земли явился некий игрок с выученным им созданием, именуемым "волк". В приступе безумия Дом Колин поддержал его. Несчастного зверя поставили в пару с норнийским сталезубом, и задача оказалась волку не под силу. Есть и другие случаи. К несчастью, в последние годы разведение сталезубов переживает упадок. Дикий равнинный вид почти вымер; а сохранившиеся считанные единицы стали проворны и неуловимы, нашим людям трудно их поймать. Порода же, содержащаяся в племенных питомниках, невзирая ни на мои усилия, ни на старания моих предшественников, как будто бы одрябла, потеряла форму. В последнее время Норн редко одерживает победы и, если ничего не предпринять, я не долго останусь Старшим. Мы беднеем. Прослышав, что на Тэмбер прибыл корабль-сеятель, я решил отыскать вас. С вашей помощью я открою новую эру норнийской славы.

     Хэвиланд Таф сидел очень тихо.

     - Понимаю. Но все же я не имею обыкновения продавать монстров. "Ковчег" - древний корабль-сеятель, сконструированный Императорами Земли тысячи лет тому назад для того, чтобы в ходе экологической войны уничтожить хруунов. Я могу спустить с привязи тысячи болезней, а в банке клеток "Ковчега" - материал для клонирования зверей со стольких планет, что несть числа. Впрочем, вы неверно понимаете природу биооружия. Самые опасные враги - не крупные хищники, а крошечные насекомые, опустошающие поля планеты, или прыгунки, что размножаются и размножаются, вытесняя всякую иную жизнь.

     У Хирольда Норна сделался убитый вид.

     - Так значит, у вас ничего нет?

     Таф погладил Дакса.

     - Немного. Миллион типов насекомых, сотня тысяч родов мелких птах, столько же рыб. Но монстры, монстры... раз-два и обчелся... быть может, тысяча наберется. Порой их используют. Нередко - по психологическим причинам, но, впрочем, не менее часто - по иным.

     - Тысяча монстров! - Норн снова взволновался. - Более чем достаточный выбор! Несомненно, среди тысячи можно найти зверя для Норна!

     - Возможно, - сказал Таф. - Ты тоже так думаешь, Дакс? - обратился он к коту. - Да? Так! - Он опять посмотрел на Норна. - Ваше дело действительно интересует меня, Хирольд Норн. Поскольку я дал тэмберийцам птицу, которая остановит и обуздает бич здешних земель, корневого червя, и птица эта поживает неплохо, моя работа здесь завершена. Посему мы с Даксом отведем "Ковчег" на Лайронику, поглядим на ваши игорные арены и решим, что делать.

     Норн улыбнулся.

     - Превосходно, - сказал он. - Тогда эль на этот круг покупаю я.

     И Дакс безмолвно сообщил Хэвиланду Тафу, что худощавого мужчину переполнило ощущение победы.


     Бронзовая Арена располагалась точно в центре Города Всех Домов, там, куда, как куски необъятного пирога, сходились подвластные Двенадцати Великим Домам сектора. Каждую часть беспорядочно выстроенного каменного города отгораживала стена, над каждой вился флаг особых, отличных от других, цветов, у каждой были свои стиль и атмосфера - но все встречались на Бронзовой Арене.

     Арена в конечном итоге была не бронзовой, а преимущественно из черного камня и полированного дерева. Ее вздымавшуюся к небу грузную громаду, что высилась над всем и вся за исключением нескольких разбросанных по городу башен и минаретов, венчал сияющий бронзовый купол, отражавший оранжевые закатные лучи. Из разномастных узких окошек выглядывали вырезанные из камня и выкованные из бронзы и чугуна химеры. Из металла же были отлиты встроенные в черный камень двенадцать огромных дверей; каждая, с выгравированной на ней эмблемой определенного Дома и окрашенная в его цвета, выходила в свой сектор Города Всех Домов.

     Когда Хирольд Норн вел Хэвиланда Тафа на состязания, солнце Лайроники, красный пламенеющий кулак, пятнало багрянцем западный горизонт. Челядь только что зажгла газовые светильники - металлические обелиски, кольцом темных зубов обступившие Бронзовую Арену, - и громадное древнее строение окружили столбы колеблющегося сине-оранжевого пламени. В толпе игроков и азартной публики Таф следом за Норном прошел по полупустынным улицам норнийских трущоб, по выложенной разбитыми каменными плитами дорожке меж двенадцати бронзовых сталезубов, что в неподвластных времени позах скалились по обеим сторонам улицы, и дальше, в широкие Ворота Норна, створки которых являли замысловатое сочетание черного дерева с бронзой. Стража в форменной одежде, облаченная в ту же черную кожу и серый мех, что и сам Хирольд Норн, узнала Звероусмирителя и пропустила их; прочие же остановились, чтобы расплатиться золотыми или железными монетами.

     Арена была самой крупной на Лайронике игорной ареной и напоминала колодец - песчаное дно, поле битвы, окруженное каменными стенами четырехметровой высоты, уходило глубоко в землю. Сразу над стенами начинались ряды сидений. Описывая круг за кругом, они восходящими ярусами поднимались к самым дверям. Места было довольно, чтобы разместить тридцать тысяч зрителей, хотя с дальних рядов видно было в лучшем случае плохо, а иные места совершенно заслоняли железные столбы. По всему зданию были рассыпаны выходившие окошками во внешнюю стену кабинки, где принимали ставки.

     Хирольд Норн отвел Тафа на лучшие места Арены, в первый ряд норнийского сектора - от четырехметрового обрыва к песку, где происходили бои, их отделял лишь каменный парапет. Сиденья там не были хлипкими конструкциями из дерева и железа, как в задних рядах - эти громадные и неимоверно удобные кожаные троны могли без труда дать пристанище даже необъятным телесам Тафа.

     - Все сиденья обтянуты шкурами зверей, достойно погибших внизу, - сказал Хирольд Норн, когда они с Тафом усаживались. Внизу под ними бригада рабочих в цельнокроеных синих одеяниях тащила к одному из входов остов какого-то отталкивающего пернатого создания. - Боевая птица Дома Рэй Хилл, - пояснил Норн. - Рэйский Звероусмиритель выставил ее против варкурского звероящера. Не самый удачный выбор.

     Хэвиланд Таф ничего не сказал. Одетый в ниспадавшую до щиколоток серую виниловую шинель со сверкающими погонами и зелено-коричневое кепи с козырьком и золотой "тэтой" инженера-эколога на кокарде, он сидел прямо и чопорно, сцепив большие грубые руки на выпирающем животе. Хирольд Норн тем временем поддерживал ровное течение беседы.

     Потом заговорил объявляющий Арены, и вокруг загремели гулкие раскаты голоса, превращенного усилителями в гром.

     - Пятая пара, - сказал он. - От Дома Норн - самец сталезуба, возраст два года, вес 2,6 квинталов, дрессура Младшего Звероусмирителя Керса Норна. На Бронзовой Арене впервые. - Внизу незамедлительно раздался скрежет металла по металлу, и в колодце арены несколькими прыжками очутился кошмарный зверь. Сталезуб оказался косматым исполином с глубоко посаженными красными глазками и двойным рядом кривых зубов, с которых капала слюна, - непомерно выросший волк, скрещенный с саблезубым тигром; лапы зверя толщиной не уступали молодым деревцам, черно-синий мех, скрывавший игру мышц, лишь отчасти маскировал быстроту и вселяющее страх изящество зверя. Сталезуб зарычал, и арена ответила эхом; кое-где зазвучали приветственные крики.

     Хирольд Норн улыбнулся.

     - Керс мой двоюродный брат и один из наиболее многообещающих Младших. Он говорит, что этим зверем мы будем гордиться. Да, да. Мне нравится, как он выглядит, а вам?

     - Поскольку на Лайронике и на вашей Бронзовой Арене я человек новый, мне не с чем сравнивать, - без выражения откликнулся Таф.

     Объявляющий опять заговорил:

     - От Дома Арнет-в-Золоченом-Лесу - обезьяна-душитель, возраст шесть лет, вес 3,2 квинталов, дрессура Старшего Звероусмирителя Дэйнела Ли Арнета. Трижды ветеран Бронзовой Арены, три выживания.

     На противоположной стороне ямы для боев открылся другой вход, кованая ало-золотая дверь. На двух коротких полусогнутых лапах тяжело выскочил второй зверь. Он огляделся. Обезьяна-душитель была маленького роста, но необъятно широка, с треугольным торсом и пулевидной головой; под тяжело нависающим костяным гребнем были глубоко посажены глаза. Руки этого существа, мускулистые, с двумя сочленениями, волочились по песку арены. Если не считать клочков темно-рыжей шерсти подмышками, зверь с головы до пят был безволос. От грязно-белой шкуры пахло - даже находясь на другой стороне арены, Хэвиланд Таф уловил этот мускусный запах.

     - Обезьяна потеет, - объяснил Норн. - Прежде, чем отправить ее сюда, Дэйнел Ли довел ее до неистовства, до бешеного желания убивать. Видите ли, за его зверем - преимущество опыта, к тому же обезьяна-душитель сама по себе свирепое животное. В отличие от своего сородича, горного феридиана, в природе она - хищник и мало нуждается в выучке. Но сталезуб Керса моложе. Состязание будет интересным. - Норнийский Звероусмиритель подался вперед, в то время как Таф сидел спокойно и неподвижно.

     С гортанным рыком обезьяна повернулась, но ворчащий сталезуб сине-черным размытым пятном уже несся к ней, взметая на бегу песок арены. Обезьяна-душитель ждала, растопырив огромные нескладные руки, и у Тафа создалось смутное впечатление, что великий норнийский убийца чудовищным скачком оторвался от земли. Затем оба зверя намертво вцепились друг в друга, свирепым клубком покатились по песку, и над ареной загремела симфония пронзительных криков. "Глотку! - кричал Норн. - Вырви ей глотку! Глотку рви!"

     Потом звери разделились - так же внезапно, как столкнулись. Вихрем отскочив в сторону, сталезуб принялся медленно кружить по арене, и Таф заметил: поджав сломанную переднюю лапу, зверь хромает на трех здоровых. Несмотря на это, круженья сталезуб не прекращал, однако удобный случай никак не представлялся: обезьяна неизменно поворачивалась к подкрадывавшемуся врагу мордой. Из длинных рваных ран на груди обезьяны, оттуда, где прошлись кривые клыки сталезуба, текла вязкая кровь, но арнетский зверь, казалось, ослаб весьма незначительно. Хирольд Норн рядом с Тафом начал что-то негромко бормотать.

     Придя в нетерпение от временного затишья, зрители Бронзовой Арены затянули ритмичный напев, тихое гудение без слов, набиравшее громкость по мере того, как, услыхав, его подхватывали новые голоса. Таф сразу заметил, что шум подействовал на зверей внизу. Теперь они принялись рычать и шипеть, свирепыми голосами издавая боевые клики. Обезьяна-душитель переминалась с ноги на ногу в танце смерти, а из отверстой пасти сталезуба капала обильная слюна. Напев все набирал и набирал силу - вот и Хирольд Норн подхватил его, протяжно застонал, покачиваясь всем своим тощим телом, - и Таф распознал, что это такое: песнь убийства. Зверей внизу охватило бешенство. Вдруг сталезуб снова напал, и длинные руки обезьяны протянулись перехватить врага в его неистовом броске. Столкновение отбросило душителя назад, но Таф увидел, что челюсти сталезуба щелкнули в воздухе, зато обезьяна обвила руками сине-черное горло. Звери покатились по песку, сталезуб исступленно бился, стремясь вырваться. Почти сразу раздался резкий, отвратительно громкий хруст, и волкоподобное создание, нелепо откинув голову вбок, превратилось попросту в мохнатую тряпку.

     Зрители оборвали стонущий напев и принялись хлопать и свистеть. После этого алая с золотом дверь еще раз открылась, скользнув кверху, и обезьяна-душитель вернулась туда, откуда появилась. Четверо мужчин Дома Норн в черном и сером вышли, чтобы унести труп.

     Хирольд Норн был мрачен.

     - Еще одна потеря. Я поговорю с Керсом. Его зверь не нашел горло.

     Хэвиланд Таф поднялся.

     - Бронзовую Арену я увидел.

     - Вы уходите? - с беспокойством спросил Норн. - Но ведь не так же скоро! Остается еще пять состязаний. В следующем гигантский феридиан сражается с водяным скорпионом с острова Эймар!

     - Смотреть более ни к чему. Время кормить Дакса, а значит, я должен вернуться на "Ковчег".

     Норн с усилием поднялся на ноги и, желая удержать Тафа, встревоженно положил руку ему на плечо.

     - Ну так вы продадите нам чудовище?

     Таф стряхнул цепкие пальцы Звероусмирителя.

     - Сэр. Мне не по нраву чужие прикосновения. Обуздайте себя. - Когда рука Норна упала, Таф заглянул ему в глаза. - Я должен посовещаться с компьютерами, свериться с записями. "Ковчег" на орбите. Жду вас послезавтра с челночным рейсом. Существует некая трудность, и я берусь преодолеть ее. - И, не сказав больше ни слова, Хэвиланд Таф развернулся и зашагал прочь с Бронзовой Арены, в космопорт Города Всех Домов, где стоял и ждал его "челнок".


     Хирольд Норн оказался явно не подготовлен к "Ковчегу". Когда черно-серый "челнок" произвел стыковку и с процедурой перехода с борта на борт было покончено, Звероусмиритель не сделал ни малейшего усилия скрыть свою реакцию.

     - Мне следовало знать, - повторял он. - Размеры этого корабля, р_а_з_м_е_р_ы! Разумеется, мне следовало бы знать.

     Равнодушный ко впечатлениям визитера, Хэвиланд Таф стоял, баюкая на руке Дакса, и неторопливо поглаживал кота.

     - На Старушке-Земле строили корабли, превосходившие размерами те, что создают на современных планетах, - бесстрастно проговорил он. - "Ковчегу", кораблю-сеятелю, надлежало быть большим. Некогда его экипаж насчитывал две сотни человек. Теперь - одного.

     - Вы - _е_д_и_н_с_т_в_е_н_н_ы_й_ член экипажа? - вырвалось у Норна.

     Таф внезапно получил от Дакса предостережение: быть настороже. В голове у Звероусмирителя зашевелились враждебные мысли.

     - Да, - подтвердил Таф. - Единственный. Но, конечно, есть еще Дакс. А на тот случай, если управление вырвут у меня силой, в программу заложены оборонительные мероприятия.

     Дакс сообщил, что планы Норна вдруг увяли.

     - Понимаю, - сказал гость и нетерпеливо добавил: - Ну, что у вас есть?

     - Идемте, - сказал Таф, поворачиваясь.

     Он вывел Норна из приемного отсека и по маленькому коридорчику провел в коридор побольше. Там они погрузились в трехколесный мобиль и покатили по длинному тоннелю, вдоль которого тянулись ряды стеклянных баков всевозможных форм и размеров. Их заполняла тихонько булькавшая жидкость. Одна группа баков была поделена на маленькие, с человеческий ноготь, ячейки; другая крайность была представлена единственной ячейкой, достаточно большой, чтобы в ней поместилось все внутреннее убранство Бронзовой Арены. Ячейка пустовала, но в некоторых резервуарах средних размеров висели прозрачные мешки, в которых судорожно шевелились темные силуэты. Таф, на коленях у которого свернулся Дакс, правил, уставясь прямо перед собой, а Норн вертел головой, с изумлением и интересом озираясь по сторонам.

     Наконец они выехали из тоннеля и попали в небольшое помещение, сплошь состоявшее из компьютерных стоек. В четырех углах квадратной каюты стояли четыре больших кресла с панелями управления на подлокотниках; в пол между ними была встроена круглая пластина вороненого металла. Прежде, чем усесться самому, Таф опустил в одно из кресел Дакса. Норн огляделся, потом сел наискосок от Тафа.

     - Я должен известить вас о нескольких вещах, - начал Таф.

     - Да-да, - сказал Норн.

     - Чудовища стоят дорого, - сказал Таф. - Я потребую сто тысяч стандартов.

     - Ч_т_о! Возмутительно! Чтобы собрать такую сумму, нам потребовалась бы сотня побед на Бронзовой Арене. Я же сказал вам, Норн - бедный Дом.

     - Так. Возможно, тогда нужную цену даст более богатый Дом. Экологический Инженерный Корпус не существует уже много веков, сэр. Ни одного их корабля в рабочем состоянии не осталось - о "Ковчеге" речь не идет. Знания Экологов в значительной степени утрачены. Те методы клонирования и генной инженерии, какие применял Корпус, ныне существуют лишь на Прометее да самой Старушке-Земле, где подобные секреты тщательно охраняются. А у прометейцев больше нет поля стасиса, то бишь их клоны должны созревать естественным путем. - Таф посмотрел туда, где возле ласково подмигивающих огоньков компьютерной стойки сидел в кресле Дакс. - И все же, Дакс, Хирольду Норну кажется, будто моя цена непомерна.

     - Пятьдесят тысяч стандартов, - сказал Норн. - Мы едва можем дать эту цену.

     Хэвиланд Таф ничего не ответил.

     - Тогда восемьдесят тысяч стандартов! Больше я дать не могу. Дом Норн разорится! Наших бронзовых сталезубов сорвут с постаментов, норнийские ворота запечатают!

     Хэвиланд Таф не ответил.

     - Будьте вы прокляты! Сто тысяч, да-да. Но только если чудовище будет отвечать нашим требованиям.

     - Вы уплатите полную сумму при получении чудовища.

     - Невозможно!

     Таф снова промолчал.

     - Ну, хорошо.

     - Что касается самого монстра, я внимательно изучил ваши требования и проконсультировался с компьютерами. Здесь, на борту "Ковчега", в банке замороженного клеточного материала, существуют тысячи тысяч хищников, включая множество ныне вымерших на своих родных планетах. И все же, по моему мнению, лишь малая их толика удовлетворяла бы требованиям Бронзовой Арены. Из тех же, что могли бы, многие не годятся по иным причинам. Например, я решил, что выбор следует ограничить зверями, которых можно было бы успешно разводить во владениях Дома Норн. Создание, неспособное к воспроизведению себе подобных, стало бы незавидным капиталовложением. Неважно, сколь непобедимым оно могло бы оказаться - в свое время животное состарится, умрет, и победам Норна придет конец.

     - Превосходное соображение, - сказал Хирольд Норн. - Время от времени мы пытались разводить звероящеров, феридианов и других зверей Двенадцати Домов, но безуспешно. Климат, растительность... - Он с отвращением махнул рукой.

     - Именно. Сообразно этому я исключил формы жизни на основе кремния, которые несомненно погибли бы на вашей углеродной планете. Также - животных, атмосферы планет которых слишком сильно отличаются от атмосферы Лайроники. Также - зверей, обитающих в непохожем климате. Вы уясните неизбежные для моих поисков разнообразные и всевозможные трудности.

     - Да-да, но вернемся к теме. Что вы нашли? Что это за стотысячное чудовище?

     - Я предлагаю вам выбрать, - сказал Таф. - Примерно из тридцати животных. Внимайте!

     Он коснулся светящейся кнопки на подлокотнике кресла, и вдруг на вороненой металлической пластине между ними присел на полусогнутых зверь. Высотой два метра, с гуттаперчевой серо-розовой кожей и редкой белой шерстью. У этого создания было рыло, похожее на свиное, низкий лоб, а к ним - отвратительные кривые рога и острые, как кинжалы, когти на передних лапах.

     - Не стану досаждать вам названиями видов, поскольку заметил, что закон Бронзовой Арены - отсутствие формальностей, - сказал Хэвиланд Таф. - Это так называемая крадущаяся хейдейская свинья, которая водится как в лесах, так и на равнинах, и питается преимущественно падалью. Однако известно, что это животное с удовольствием поедает и свежее мясо, подвергшись же нападению, злобно дерется. Говорят, будто крадущиеся свиньи весьма умны, но одомашнить их невозможно. Крадущаяся свинья - великолепный производитель. Из-за нее колонисты с Гулливера окончательно покинули свое поселение в Хейдее. Было это около двухсот лет назад.

     Хирольд Норн поскреб полоску кожи между темной шевелюрой и бронзовой диадемой.

     - Нет. Слишком уж она худая, слишком легкая. Взгляните на шею! Подумайте, что сделал бы с ней феридиан. - Он яростно затряс головой. - Кроме того, она _у_р_о_д_л_и_в_а. Да и предложение приобрести пожирателя падали - неважно, насколько норовистого и злобного, - мне претит. Дом Норн разводит гордых бойцов, зверей, убивающих свою законную жертву.

     - Так, - сказал Таф. Он коснулся кнопки, и крадущаяся свинья исчезла. На ее месте очутился массивный клубок бронированной серой плоти, безликий как боевая пластина и такой громадный, что касался обшивки потолка, исчезая в ней.

     - Родную планету этого существа так и не назвали и не заселили. Однако как-то раз команда со Старого Посейдона исследовала ее, взяв образцы клеточных культур. Существование представителей зоологических видов оказалось кратким и далеким от процветания. Этот зверь получил прозвище "катитаран". Взрослые особи весят примерно шесть метрических тонн. На равнинах своей родной планеты катитараны развивают скорость более пятидесяти километров в стандартный час, подминая под себя и раздавливая добычу. Весь зверь - сплошная пасть. Посему, раз любой участок шкуры катитарана способен выделять пищеварительные ферменты, животное просто лежит на своей пище до тех пор, пока мясо не будет поглощено.

     По голосу Хирольда Норна, который и сам наполовину погрузился в маячившую над ними голограмму, было понятно, что монстр произвел впечатление.

    

... ... ...
Продолжение "Зверь для Норна" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Зверь для Норна
показать все


Анекдот 
Дорогой Дедушка Мороз!
Я весь год вёл себя хорошо.
Подари мне пожалуйста, настоящий пистолет и рацию, а то я до сих пор, КАК ДЕБИЛ, хожу с игрушечными!
Участковый инспектор Иванов.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100