Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Ли, Танит - Ли - Владыка Ночи

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Ли, Танит
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Танит Ли. Владыка Ночи

Tanith Lee. Night's Master, 1978

Танит Ли. Владыка ночи, 1999

Издательство: Северо-Запад; Серия: Fantasy

Переводчик: Коген А.

Страница автора: http://www.tanithlee.com/

--------------------------------------------------------

САГА О ПЛОСКОЙ ЗЕМЛЕ II

     Часть первая


     Глава 1


     Азрарн - князь демонов и один из Владык Тьмы - как-то ночью решил развлечься. Приняв облик огромного черного орла, он парил над землей. В те времена земля была плоской, и ее со всех сторон окружал хаос. Князь демонов пересек ее из края в край - с запада на восток и с севера на юг.

     Внизу, в ночной темноте, светились крохотные, как искорки, фонари караванов, белыми брызгами разбивались о скалы волны морского прилива. Пролетая над городами, Азрарн презрительно взирал на высокие каменные башни и мощные колоннады. Сложив огромные черные крылья, он присел на рею королевской галеры, наблюдая, как король и королева под всплески весел вкушали перепелов с медом. Отдыхая на крыше храма, Азрарн не преминул посмеяться над людскими ритуалами поклонения богам.

     За час до восхода солнца, возвращаясь к центру земли, Азрарн внезапно услышал одинокий и горький, словно северный ветер, женский плач. Сгорая от любопытства, князь демонов устремился вниз и опустился рядом с крохотной бедной лачугой, расположенной посреди пустынной, как кость, холмистой местности. Перед тем как войти внутрь ветхой хижины, он принял человеческий облик - такое существо, как Азрарн, легко могло менять свой облик.

     Внутри хижины рядом с угасающим пламенем очага лежала женщина. Азрарн мгновенно понял, что несчастная, следуя глупой привычке людей, умирает. В руках у женщины был завернутый в шаль новорожденный младенец.

     - Почему ты плачешь? - спросил Азрарн чарующим голосом. Он прислонился к двери. Весь его облик был удивительно прекрасен. Казалось, он окутан великолепием ночи, его волосы светились черно-синим огнем.

     - Жизнь слишком несправедлива... Я умираю, - ответила женщина.

     - Если твоя жизнь была несправедливой, ты должна с радостью расставаться с ней. Перестань плакать, слезы ничем тебе не помогут.

     Глаза женщины ярко вспыхнули от гнева - почти так же ярко, как угольно- черные глаза незнакомца.

     - Нечестивец! Будь ты проклят за то, что пришел сюда насмехаться надо мной в мой смертный час. Жизнь моя была наполнена борьбой, страданием и болью. Я умерла бы без единого слова, если бы не этот мальчик. Он родился всего лишь несколько часов назад. Что станет с моим ребенком, когда я умру?

     - Он тоже умрет, - отозвался Азрарн. - Тебе нужно радоваться этому, ведь он избежит мучений, о которых ты только что мне рассказала.

     Будто отвечая ему, мать с негодованием поджала губы, закрыла глаза и тут же испустила дух, не в силах вынести присутствия незнакомца. Руки ее выпустили шаль. Ткань соскользнула и раскрылась, словно лепестки цветка.

     Острая и невероятно глубокая боль пронзила князя демонов, как только он увидел, что природа наделила ребенка необычайной, совершенной красотой. У мальчика была белая, как алебастр, кожа и прекрасные волосы цвета янтаря. Его удивительно изящные ручки, ножки и черты лица, казалось, вытачивал скульптор. Пока Азрарн стоял, разглядывая его, младенец открыл темно-синие, цвета индиго глаза. Князь демонов порывисто подошел к малышу, взял на руки и завернул в полы своего черного плаща.

     - Утешься, дочь несчастья и плача. Ведь ты родила великолепного сына, - сказал Азрарн.

     И, приняв обличье грозовой тучи, князь демонов взмыл в небо, а ребенок спокойно уснул в его объятиях.
x x x


     Азрарн перенес мальчика во дворец в центре земли. Его окружали огненные горы, острыми пиками уходившие в темное грозовое небо. Над ними поднимался темно-красный дым горного пламени из таившегося внутри каждой из них огнедышащего кратера. Именно так выглядела страна демонов - место изумительной красоты, куда редко попадал кто-нибудь из смертных. Когда князь демонов мчался по небу, он услышал смех ребенка. Казалось, малыша ничуть не пугала перспектива попасть в заповедную страну. Как только они подлетели к горной цепи, туча втянулась в кратер одной из самых высоких гор - но оттуда не вырывался столб раскаленного пламени. Внутри него царил непроглядный мрак.

     В глубь горы, вниз под землю, уходила шахта. Вдоль нее мчался в Нижний Мир князь демонов, повелитель ваздру, эшв и дринов.

     Сначала на пути Азрарна встали агатовые ворота. При его приближении они распахнулись, а затем с шумом захлопнулись у него за спиной. Дальше были ворота из голубой стали, и, наконец, жуткие ворота из черного огня. Но все они повиновались Азрарну, и он без труда добрался до Нижнего Мира и вошел в Драхим Ванашту, город демонов. Князь демонов вынул серебряную трубку в форме берцовой кости зайца, дунул в нее, и рядом с ним мгновенно вырос волшебный конь. Азрарн вскочил ему на спину и помчался быстрее ветра к своему дворцу. Здесь он передал ребенка в руки эшв, предупредив, что если с мальчиком что-нибудь случится, то они будут жестоко наказаны.

     Все шло своим чередом в городе демонов. Во дворце Азрарна подрастал человеческий ребенок. Насквозь пронизанная волшебством обстановка Драхим Ванашты стала для малыша привычной и естественной. Все вокруг казалось ему красивым. И он нисколько не осознавал сверхъестественной природы этой красоты.

     Дворец Азрарна, отделанный черным металлом снаружи и черным мрамором внутри, освещался вечным сиянием Нижнего Мира, лучистым, бесцветным и холодным. Свет лился сквозь огромные окна, украшенные черными сапфирами, темными изумрудами и самыми черными рубинами. Снаружи раскинулся сад с многочисленными террасами, где росли гигантские кедры с серебряными стволами, черными агатовыми листьями и прозрачными хрустальными цветами. Повсюду в зеркальной воде прудов плавали бронзовые птицы, а прекрасные рыбы с крыльями сидели на деревьях и пели - здесь, под землей, законы природы не соблюдались. В центре сада Азрарна бил фонтан из алого пламени, не дававшего ни света, ни тепла.

     Дворец окружал большой красивый город. Башни из опала, стали, меди и агата тянулись к зареву никогда не меняющегося неба. Солнце ни разу не взошло над Драхим Ванаштой. Город демонов был городом темноты, пристанищем ночи.

     А ребенок тем временем рос. Он играл в мраморных залах, собирал хрустальные цветы и засыпал среди теней. Его спутниками были забавные призрачные создания Нижнего Мира: птице-рыбы, рыбо-птицы и волшебные няньки с бледными задумчивыми лицами и беззвучными голосами, с волосами цвета черного дерева, в которых лениво шевелились сонные змеи. Иногда малыш подбегал к фонтану из холодного алого пламени, пристально вглядывался в него, после чего обычно просил нянек рассказать легенды о других мирах. Он был хоть и ласковым, но очень требовательным ребенком. Но демонессы эшвы в Драхим Ванаште едва замечали его, но если ребенок настаивал, показывали колеблющиеся картины событий из своего мира, поскольку земная жизнь была для них не более чем снами, за которыми ничего не стояло, кроме возможности колдовством напакостить людям. Причем эшвам эти пакости вовсе не казались каким-то алом. Просто без них эшвы не могли жить.

     Время от времени ребенка посещало еще одно существо, не похожее на бесчувственных демонесс с их нежными змеями. Это был красивый высокий и стройный мужчина с темно-синими волосами и чудесными глазами. Он появлялся неожиданно, завернувшись в плащ, похожий на орлиные крылья, останавливался лишь на мгновение, глядел на мальчика улыбаясь, а затем снова исчезал. Ребенку так и не представилось удобного случая попросить этого удивительного человека рассказать какую-нибудь легенду, хотя мальчик был абсолютно уверен, что незнакомец знает множество историй. Но он уходил так быстро! И малышу ничего не оставалось, как молча дарить незнакомцу взгляд любви и восхищения, пока похожий на орлиные крылья плащ не уносил прочь своего хозяина.

     Течение времени в стране демонов резко отличалось от земного. Например, земная жизнь пролетала за один взмах крыла дракона из Нижнего Мира. Поэтому, пока князь демонов совершал свои ночные полеты в мире людей и за его пределами, ребенок, казалось, видел человека в чернильном плаще только раз или два в году, тогда как Азрарн, вероятно, приходил посмотреть на него дважды в день. Тем не менее ребенок не испытывал одиночества. Обожая своего господина, он не осмеливался просить ни о каком одолжении - даже мысль об этом никогда не приходила ему в голову. А что касается Азрарна, то частота его посещений определялась если не интересом к самому смертному, то, безусловно, интересом к тому, что из него вырастет.
x x x


     Наконец мальчику исполнилось шестнадцать лет.

     Ваздру, аристократы Драхим Ванашты, наблюдали за ним, когда юноша появлялся на высоких террасах княжеского дворца.

     Одни говорили:

     - Смертный действительно очень красив, он светится, как звезда.

     Другие добавляли:

     - Нет, будто луна. Придворные же демонессы мягко смеялись:

     - Скорее словно земной свет, которого так боится наш чудесный князь.

     Молодой человек действительно был очень красив. Прямой и стройный, с белой кожей, волосами цвета светящегося красного янтаря и темными глазами. Его облик казался необычным не только для Нижнего Мира, но и для мира земли.

     И вот однажды, когда юноша гулял в саду и остановился под раскидистым кедром, он услышал вздох слуги-эшвы и увидел, что она склонилась в глубоком поклоне, напоминая тополь, пригнувшийся к земле от порыва ветра. Так подданные выражали почтение своему повелителю. Недоуменно обернувшись, молодой человек увидел на садовой дорожке Азрарна. Смертному показалось, что на этот раз он отсутствовал дольше, чем раньше. Видимо, какие-то более сложные, более рискованные, чем обычно, приключения задержали его на земле: ошибка слабоумного подопечного или падение какого-нибудь благородного королевства. Поэтому, возможно, четыре или пять лет юноша не видел Азрарна. И сейчас черный князь показался юноше особенно великолепным - смертный невольно зажмурился от исходящего от демона сияния.

     - Что ж, я не ошибся, оказавшись среди холмов в ту ночь, - проговорил Азрарн.

     Приблизившись, он положил руку на плечо молодого человека и улыбнулся. Словно удар копья, тело юноши пронзила болезненная радость.

     Неземная улыбка князя парализовала смертного и лишила дара речи. Он невольно задрожал.

     - Теперь выслушай меня, так как это будет единственный урок, который я тебе преподам. - строгим голосом продолжил Азрарн. - Я правитель этого места, города и земель вокруг него, кроме того, я являюсь хозяином многих чародеев и Владыкой Тьмы, поэтому все ночные создания подчиняются мне и на земле, и под землей. Я щедро одарю тебя - так, что ты станешь богаче любого из смертных. Ты станешь моим сыном, братом и возлюбленным. Я буду любить тебя. Не в моих привычках с легкостью дарить свою любовь. Но однажды отдав ее, я не изменяю ей. И помни, если когда-нибудь ты станешь мне врагом, твоя жизнь будет стоить не больше, чем горсть песка. Так как то, что демон любит и теряет, он уничтожает! Мое могущество же выше всего, что ты когда-либо узнаешь.

     На это молодой человек, глядя прямо в глаза Азрарну, ответил:

     - Мой господин, пусть я умру, если прогневлю тебя.

     Азрарн наклонился и поцеловал его.

     Голова смертного закружилась, и он закрыл глаза.

     Азрарн повел его в серебряный павильон, устланный толстыми, как папоротники, и душистыми, как ночные деревья, коврами. Темные блестящие драпировки напоминали тучи, закрывшие луну.

     Здесь, в этом странном месте, почти нереальном и таинственном, Азрарн снова залюбовался девственной красотой юноши, лаская белоснежное тело и приглаживая пальцами янтарные волосы, которые ему так нежно полюбились. Юноша лежал, будто ошеломленный, прикосновения демона рождали экстаз. Он, казалось, купался в холодном огне, став инструментом, созданным для одного- единственного музыканта-виртуоза. И теперь этот виртуоз играл на его теле и касался пальцами струн, рождающих прекрасную мелодию сверхъестественной агонии. В объятиях Азрарна не было ничего требовательного. Бессмертное существование вложило в них любовь и наслаждение, которые, наполняя тела, возбуждали безмерно и бесконечно. Растекаясь и вновь восстанавливая форму во всепоглощающем пламени страсти, юноша превратился в единый трепещущий звук. Но вот прозвучала нота невероятной силы, до краев наполнив ожидающий сосуд, которым он стал. Фаллос демона (неледенящий и необжигающий) вошел в тело юноши, как король входит в покоренное королевство, требуя поклонения по праву победителя, став силой, которая распахнула ворота в сокровенные глубины его внутреннего мира. Черные цвета павильона смешались с мраком грозных и пленяющих глаз, пронзавших юношу жестоким и расточительно нежным взглядом. Тело смертного пламенело и распадалось на миллионы содрогающихся от удовольствия частей - последние аккорды музыки, купол башни, разрушивший небосвод разума. Еще мгновение и юноша уснул с поцелуем Азрарна и привкусом ночи на губах.
Глава 2


     Азрарн дал юноше имя. Он назвал его Зивеш, что на языке демонов означало Белокурый, или Благословенный. Он сделал Зивеша своим приближенным, щедро одарив неземными дарами. Князь демонов научил его стрелять из лука лучше и искуснее любого человека или демона, научил управляться с мечом. Прикоснувшись к его лбу нефритовым кольцом, Азрарн наделил юношу способностью читать и говорить на семи языках Нижнего Мира, а с помощью жемчужного кольца - на семидесяти языках людей. Заклинанием, более древним, чем сам мир, он сделал его неуязвимым для любого оружия, стального, каменного, деревянного или железного, для змеиного яда, яда растений, а также огня. Не мог князь демонов защитить его лишь от воды, потому что моря принадлежали другому царству, нежели земля, и имели своих собственных правителей. Азрарн подумывал даже поднять юношу однажды в холодные голубые просторы Верхнего Мира, обмануть Стражей Священного Колодца и дать Зивешу глотнуть эликсир бессмертия.

     Между тем у юноши появилось много забот. Теперь он не только бродил с князем демонов по Драхим Ванаште, участвуя во всех его развлечениях, но и скакал с ним бок о бок по бескрайним просторам Нижнего Мира. Для этого Азрарн подарил ему волшебную кобылу. Ее грива и хвост были сделаны из голубого дыма, и она обладала удивительным свойством - способностью скакать по воде. Отныне Азрарн и Зивеш вместе путешествовали по озерам Нижнего Мира, ходили на охоту с кроваво-красными гончими собаками на берега великой Сонной Реки, где рос белый лен, напоминавший камыши. Азрарн не охотился ни на оленей, ни на зайцев, ни даже на львов на ее берегах - незатейливая жестокость людей ничто по сравнению с невероятной жестокостью демонов. Ваздру охотились за душами спящих людей, которые с пронзительными криками убегали от гончих. Это были души безумных или умирающих, ведь только их души могли поймать и разодрать на кусочки гончие собаки, но даже эти несчастные в конце концов спасались - охота для демонов была просто спортом. Зивеш не помнил, кто он, и не знал других законов, кроме законов Тьмы, поэтому он тоже весело и беззаботно охотился со своим господином.

     И вот Азрарн сильно затосковал по земному миру. На этот раз он решил взять с собой Зивеша. Они отправились в путь ночью - все демоны ненавидят дневной свет. Азрарн поднялся по вулканическому жерлу, превратившись в орла, а Зивеша он превратил в перо на своей груди. Они поднялись высоко в небо, и перо затрепетало. Внизу сверкали кратеры огненных гор, наверху пылал лунный лик, окаймленный плащом неба, со сверкающими на нем, как бриллианты, звездами.

     "Я никогда не видел такого сияния, - подумал Зивеш. - Фонтан в саду моего господина не дает ни света, ни тепла". Зивеш был сыном земли, и его смертная душа непроизвольно потянулась к ней.

     Заметив, что Зивешу нравится на земле, Азрарн стал больше времени проводить там.

     Иногда под видом путников они посещали ночные города смертных, тайком проникали в королевские сокровищницы, где Азрарн, забавляясь, превращал в пыль или в кучи сухих листьев драгоценные камни и металлы. Нередко они сбивали с пути караваны в пустыне, приводили корабли к чужим берегам или топили их. Эти проделки были для Азрарна просто ребячеством; его разрушительная сила была гораздо опаснее и значительно изощреннее. Но ему нравилось смотреть, как радостно и бездумно повиновался ему во всем смышленый Зивеш. Азрарн обращался с ним как с любимым ребенком.

     Однажды ночью, возвращаясь из одного земного королевства, оставив за собой лишь огонь и смерть, они наткнулись на старую, дряхлую колдунью. Увидев всадников и их странных волшебных лошадей Нижнего Мира, старуха воскликнула:

     - Пусть будет благословенно имя Владыки Тьмы, и пусть он не причинит мне вреда. На что Азрарн, улыбаясь, ответил:

     - Время уже и так постаралось навредить тебе своими когтями.

     - Да, это так. А не сможет ли Владыка Тьмы вернуть мне молодость? - спросила ведьма, жадно сверкнув глазами.

     Азрарн холодно засмеялся:

     - Я не раздаю подаяние, старуха. Я не верну тебе молодость, но сделаю так, чтобы ты больше не старела.

     Из его руки вылетела молния и поразила ведьму. Никогда не стоит выпрашивать милостыню у демона.

     Но ведьма умерла не сразу. Какое-то время она лежала и пристально разглядывала Зивеша. Догадались, что он смертный, она с трудом произнесла:

     - Насмехайся надо мной, пока можешь. Ты, рожденный на земле, глуп, потому что доверяешь демонам и разъезжаешь по ночам на кобыле, созданной из дыма. Тех, кого демоны любят, они в конце концов убивают, а их подарки - ловушки. Куда ты скачешь на этой призрачной кобыле? Твои мечты обманут тебя.

     Ночь близилась к рассвету, и Азрарн спешил в Нижний Мир. Но Зивеша взволновали слова ведьмы. Он спешился и, опустившись на колени, склонился над ее телом. Бледный свет приближающейся зари удивил его. У кромки холмов он увидел розоватое сияние.

     - Что это за свет? - спросил он у Азрарна боязливо.

     - Это сияние рассвета, который я ненавижу, - ответил князь демонов. - Садись в седло. Нам следует поторопиться, чтобы я не увидел солнца.

     Но Зивеш стоял на коленях на земле, словно завороженный.

     - Поехали сейчас же, или мне придется уехать без тебя, - пригрозил ему Азрарн.

     - А я действительно родился на земле, как сказала эта женщина?

     - Да. Солнце тебе, вероятно, покажется красивым, но Владыка Тьмы считает его омерзительным.

     - Мой господин, - вскричал Зивеш, - разреши мне остаться здесь на один день! Позволь мне увидеть солнце. Я не успокоюсь, пока не сделаю этого. Но если ты прикажешь мне возвратиться с тобой, я поеду, потому что ты для меня дороже всего в мире, - тут же спохватился юноша.

     Азрарн смягчился. Ему не хотелось оставлять юношу, но он понимал, что невозможно запретить ему увидеть землю днем.

     - Оставайся на один день, - отрезал Азрарн. Затем, бросив ему маленький серебряный свисток в форме змеиной головы, добавил:

     - Дунь в него на закате, и я найду тебя, где бы ты ни был. А теперь прощай.

     Затем князь демонов пришпорил лошадь и исчез. Кобыла Зивеша, с громким ржанием нервно бившая копытом в предчувствии утра, тоже пропала.

     Зивеш вдруг испугался, оставшись в мире людей на холмах возле тела старухи один на один с ужасным сиянием рассвета, заполнявшим восток. Но постепенно его душа запела в предвкушении чего-то волшебного, и мелодия эта рождалась в его сердце. Что-то подобное он чувствовал, когда Азрарн впервые заговорил с ним в Драхим Ванаште.

     Сначала восток окрасился в светло-зеленый цвет, сменившийся вскоре рубиновым сиянием. Затем над горизонтом показался золотой диск, своими лучами, как стрелами пламени, озаривший весь мир. Смертный, живший в Нижнем Мире, никогда не видел прежде таких цветов - зеленых, шафрановых, красных. Все его тело, казалось, ловило это сияние, и вместе с ним весь мир впитывал огонь солнца. Ни разу ни в залах дворца Азрарна, ни на сумрачных улицах города демонов Зивеш не видел такого великолепия.

     Он застыл, рыдая, будто заблудившийся ребенок, который внезапно нашел свой дом.

     Целый день Зивеш бродил по холмам и селениям. Неизвестно, что он делал на протяжении этого длинного дня. Может быть, околдовывал диких лисиц, чтобы они сопровождали его, или паривших в воздухе птиц заставлял садиться ему на руки, а может, заходил в хижины пастухов, где прелестные девушки приносили ему молоко в глиняных кувшинах или кое-что покрепче - из особых сосудов, которые боги доверили женщинам. Как бы то ни было, когда солнце утонуло в красочном сиянии в море, Зивеш в изнеможении упал на землю и уснул, забыв, что надо подуть в свисток, оставленный ему Азрарном.

     А Азрарн, словно черный ветер, носился по земле, разыскивая юношу. Князь демонов был в ярости, но, увидев, что тот спит и его прекрасные глаза закрыты от усталости, успокоился и разбудил юношу легким прикосновением. Зивеш сел и оглянулся. Затем узнал Азрарна.

     - Ты пренебрег моей просьбой и не позвал меня, поэтому мне пришлось разыскивать тебя, словно я твой слуга или собака, - упрекнул его Азрарн.

     Но, как ни странно, он произнес эти слова спокойно и даже с некоторым удовольствием.

     - Мой господин, прости меня, но я видел так много...

     - Не смей рассказывать мне об этом, - резко оборвал его Азрарн. - Я ненавижу все, связанное с дневным светом. Теперь вставай, и я перенесу тебя в Драхим Ванашту.

     С тем они и возвратились. На лице юноши читалась печаль. Ведь ему очень хотелось поделиться с Азрарном восторгом, который он испытал.

     Город демонов показался ему холодным, а колдовские чары блекли по сравнению с сиянием солнца. Теперь вечный холодный свет Нижнего Мира овевал его душу ледяным дыханием.

     Азрарн прочитал все это в глазах Зивеша, но, как и прежде, сдержал свой гнев. Он надеялся изменить настроение молодого человека.

     Азрарн созвал дринов, искусных кузнецов Нижнего Мира, и поручил им выстроить для него в одну ночь огромный дворец на возвышении в Драхим Ванаште.

     Все здание было из золота, хотя демоны не любят этот металл. Дворец освещали тысячи разноцветных ламп, окружал его ров из вулканической магмы. Такой дворец не имел себе равных даже среди великолепия города демонов.

     Зивеша восхитило это сооружение, но золото лишь отдаленно напоминало сияние солнца, а магма во рву не могла согреть, как лучи заката.

     Тогда Азрарн собрал своих подданных на праздник и, ведя Зивеша за руку, прошел с ним между знатными гостями.

     - Пришло время тебе присмотреться к девушкам, мой дорогой. Ты можешь выбрать себе невесту, - сказал князь демонов. - Посмотри! Среди ваздру и эшв ты найдешь самых блестящих красавиц королевства. Выбирай! Любая из них станет твоей.

     Зивеш посмотрел на придворных Азрарна, но прекрасные лица демонических девушек показались ему картонными масками, их черные волосы - слишком мрачными, а глаза - загнивающими болотами. Их движения и руки напомнили ему змей. Он лишь побледнел от отвращения, но ничего не ответил. Азрарн погладил его по волосам и улыбнулся.

     Ночью князь демонов отправился на холм, где недавно обнаружил спящего Зивеша, и здесь, приняв облик черного волка, начал копать землю когтями.

     Вскоре он нашел маленькое чуть проросшее зернышко. Азрарн быстро схватил его и, превратившись в молнию, помчался обратно в Нижний Мир. Там, в темном саду, рядом с огненным фонтаном, он посадил зернышко в землю, произнес над ним специальное заклинание и посыпал на него какой-то пылью...

     Стоя рядом с князем демонов, Зивеш видел лишь свежевскопанный газон. Но вот на земле появилась трещина, словно извивающийся червь, а следом еще шесть. Затем из образовавшегося отверстия высунулось что-то живое, похожее на кончик носа крота.

     - Мой господин, что это? - воскликнул Зивеш в ужасе и в восхищении, - Я вырастил для тебя редкий цветок, - ответил Азрарн и обнял молодого человека за плечи, приказав подождать еще немного.

     Таинственный росток тянулся вверх. Появившись из земли, он тут же начал выпускать листья и бутоны, которые так же быстро вяли. Но один бутон остался на стебле, набух, как шар, до невероятных размеров и внезапно раскрылся. Внутри него оказался цветок в форме закрытой чашечки магнолии, бледно-фиолетового цвета с розовыми прожилками.

     Молодой человек затаил дыхание. Но еще больше его поразило то, что произошло дальше.

     Плотно закрытые лепестки начали открываться один за другим, каждый лепесток скрывал за собой другой - более глубокого восхитительного голубого цвета, пока, наконец, весь цветок не раскрылся так широко, что стал напоминать веер.

     В центре цветка спала обнаженная девушка, закутанная в пламя собственных волос.

     - Поскольку женщины моей страны оказались недостаточно красивыми на твой взгляд, я вырастил для тебя женщину в земном цветке, - объяснил Азрарн. - Смотри. У нее волосы цвета желтой пшеницы, груди, словно белые гранаты, а бедра цвета медвяной росы.

     Подведя Зивеша к цветку, Азрарн нагнулся и поднял девушку. Когда ее белые ноги оторвались от цветка, послышался тихий хрустящий звук, как от переломленного стебля растения. Девушка тут же открыла глаза, и они оказались синими, как земное небо.

     Азрарн, князь демонов, вложил ее руку в руку Зивеша и тихо улыбнулся. Как бы в ответ на его улыбку девушка тоже улыбнулась, глядя на смущенное лицо Зивеша. Ее улыбка показалась ему такой сладкой и красивой, что юноша забыл про солнце.
x x x


     Ее назвали Феразин, что означало "рожденная в цветке". Зивеш прожил с ней в полном согласии во дворце Драхим Ванашты целый год.

     Азрарн обучил юношу многим хитростям любви. Демоны никогда не повторяются и не останавливаются на достигнутом. Если они входили в сокровищницу, то уж обходили ее целиком. Двери удовольствий вели из одной комнаты в другую. Медовые соты бедер Феразин, ее яблочная сладость и ее желто-пшеничные волосы всегда были готовы принести наслаждение Зивешу, словно плодородная земля. Красавица в любой момент могла устроиться со своим любимым на мягком ковре из сверкающего золота.

     Конечно, юноша любил ее. Возможно, красавица любила его тоже. Созданная демоном, она, несмотря на это, не принадлежала к роду демонов. Но она не была и человеком. Феразин выросла из земного зернышка, посаженного в сверхъестественную почву. И поэтому сочетала в себе свойства человека и демона.

     В течение года Зивеш жил, как прежде, охотился на диких зверей в Нижнем Мире, веселился в подземном городе. Иногда по ночам он выходил с Азрарном на поверхность земли, а к утру возвращался к своей жене. Юноша обожал ее, но не так, как князя демонов, которого он еще больше боготворил за его последний подарок. Возможно, в тот момент, когда Зивеш коснулся руки красавицы, юноша попал в крепкие сети колдовства. Иначе как объяснить, что он надолго позабыл дневной мир, который теперь с удовольствием посещал ночью, и даже не отказывался от охоты на людские души на берегах Сонной Реки.

     Но князь демонов не смог предусмотреть всего. Случилось так, что именно сама Феразин разрушила его чары. Все же она пришла из земного мира. И хотя ее облик создали демоны, душа ее оставалась в сердцевине зернышка, которое подчинялось естественным законам природы и требовало воздуха и света.

     Неожиданно, накануне годовщины их совместной жизни, она, поднявшись с постели, пробормотала Зивешу:

     - Мне приснился удивительный сон. Мне снилось, будто я лежу в пещере и слышу звук бронзового горна в небе. Я знаю, что он призывает меня. Тогда я встала и пошла к нему - вверх по крутым ступеням пещеры. Путь был очень трудным, но наконец я добралась до двери и раскрыла ее настежь. Я вышла на лужайку, а надо мной висела очаровательная чаша, вся голубая, с маленьким золотым диском, излучающим свет. Но несмотря на то, что его свет был очень слабым, диск освещал всю землю от края до края.

     Когда Зивеш услышал ее слова, его сердце чуть не разорвалось от вспыхнувшего в нем огня. Юноша сразу же вспомнил тот единственный рассвет, когда он впервые увидел солнце. Тьма словно окутала все вокруг него. Он посмотрел на прекрасную Феразин, и она показалась ему призраком. Дворец стал тусклым, словно желтый свинец. Юноша поспешил в город, но великолепный и холодный город превратился в гробницу. В изумлении шагая по улицам, он встретил Азрарна.

     - Я вижу, что ты вспомнил свой глиняный мир, - проговорил князь демонов, и в голосе его звучал металл. - И что дальше?

     - Мой господин, мой повелитель, что же мне делать? - воскликнул Зивеш. - Тело моей матери взывает ко мне с земли из своей могилы. Я должен вернуться в мир людей, потому что я больше не могу оставаться в Нижнем Мире.

     - Ты хочешь сказать, что больше не любишь меня? - проговорил Азрарн, и теперь в голосе его зазвучала сталь.

    

... ... ...
Продолжение "Владыка Ночи" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Владыка Ночи
показать все


Анекдот 
- Да, иногда жалеешь, что твой друг не был большой свиньей, - говорил Винни-Пух, доедая Пятачка.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100