Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Архивы Дерини - Дерини - Магия Дерини

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Кертц, Кэтрин >> Архивы Дерини
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Кэтрин Кертц. Магия дерини

ПРЕДИСЛОВИЕ


     В зависимости от вида магии, колдовская книга может быть собранием заклинаний и колдовских рецептов, описанием ритуальных действий, книгой наставлений по магии или иногда сочетанием всех трех.

     Колдовская книга, представленная вашему вниманию, по большей мере близка последней, хотя это, скорее, не книга наставлений, а книга толкований и комментариев к десяти романам[1] и собранию повестей, составляющих в данное время канонический труд о мире дерини. В соответствии с хронологическим порядком событий, описываемых в них (вне зависимости от времени написания и публикации), они составляют Канон дерини:


     Камбер Кулдский

     Святой Камбер

     Камбер-еретик

     Скорбь Гвинедда

     Возвышение дерини

     Падение дерини

     Великие дерини

     Наследник епископа

     Королевское правосудие

     В поисках святого Камбера


     Примечание: Повести, собранные в "Архивах дерини", охватывают тот же временной промежуток, который описывается в романах.
ВВЕДЕНИЕ
МАГИЯ ДЕРИНИ: НЕСКОЛЬКО РАЗЪЯСНЕНИИ


     Магия дерини начала свое существование как литературный концепт, основанный на существующих теориях практической магии, мистической мысли и изрядного количества предположений. Несколько лет спустя (если вести отсчет со времени издания десяти романов и собрания повестей) для множества читателей, наслаждавшихся исследованиями Гвинедда и его окрестностей, эта идея приняла едва ли не мифологические масштабы. Так что же так привлекает? Что в историях об Одиннадцати Королевствах так очаровывает и притягивает нас?

     Прежде всего узнаваемость. Гвинедд и окружающие его королевства в какой-то мере соотносятся с нашими Англией, Уэльсом и Шотландией X, XI, XII веков с точки зрения культуры, уровня развития теологии, социальной структуры и могущественной средневековой церкви, которая распространила свое влияние на жизнь каждого, будь он низкого или высокого происхождения. Основное отличие, за исключением исторических мест и лиц,--магия. И тех, кто обладал этой магической силой, звали дерини.

     Таким образом, если близость и узнаваемость составляют одну сторону привлекательности Гвинедда, то другая должна, наверное, состоять в загадке дерини и их магии. Кто они, дерини? Откуда они? Как они вершат то, что доступно им? Что доступно им? Что не доступно им? Что такое дерини?

     В самом широком смысле, используя привычную фразеологию тех, кто клеветал на них, клан дерини--племя колдунов и магов. В действительности ни один из терминов не точен, так как предполагается, что "колдун" использует "силу, получаемую при помощи или подконтрольную злым духам", что уважающий себя дерини оправдать не в состоянии; "маг", в современном смысле этого слова, чаще всего показывает фокусы на эстраде, чем демонстрирует какое-либо использование существующих сверхъестественных сил и способностей. (На самом деле дерини непревзойденные иллюзионисты и, вероятно, обладают некоторыми знаниями в искусстве ловкости рук, хотя к школе Гарри Гудини и Дэвида Копперфильда они не имеют никакого отношения.)

     Магия дерини скорее сродни магии Мерлина и короля Артура, а может, Силе, владеть которой учил Бен (Оби-Уэн) Кеноби, если выражаться языком более современной мифологии. Словари дают определение магии как "использованию тайных сил природы", "искусству вызывать видения" и "загадочной силе, имеющей власть над воображением и волей". Все это те аспекты магии, с которых подходят к ней дерини. Современные практикующие маги могут назвать это "искусством вызывать изменения усилием воли". Ни один дерини не возразит против этого.

     Таким образом, использование и концентрация воли--один из наиболее важных моментов, которыми должен овладеть практикующий маг. Но что за таинственные силы использует волшебник для того, чтобы вызвать какие-либо видения или воздействовать на волю? Дерини называют это магией, однако многое, доступное им, попадает под общую категорию того, что сегодня мы называем "паранормальным": экстрасенсорное восприятие или такие экстрасенсорного типа проявления, как телепатия, телекинез, телепортация и им подобные проявления, к которым теперь мы начинаем относиться как к более нормальным, чем об этом когда-либо мечталось, так как наука на грани XXI века продолжает расширять наше представление о потенциале человека, и если парапсихология еще не наука, то уже сейчас может считаться ее первоосновой. А что такое наука, в конце концов, если не понимание того, как происходит то или иное? Если мы не обладаем пониманием этого, как и наши средневековые предки, мы склонны тогда скорее относиться к таким необъяснимым явлениям как к одному из аспектов "магии". И действительно, с точки зрения средневековья, паранормальные явления могут на самом деле рассматриваться как магия.

     В действительности, то, что мы сегодня называем наукой, для суеверного, средневекового, неразвитого феодального общества было магией. Коперника считали еретиком за его утверждение, что Земля вращается вокруг Солнца. Электричество было волшебством до тех пор, пока такие пионеры, как Бенджамин Франклин, не открыли электричество иным способом. А как насчет коробок с движущимися картинками? Они, очевидно, близки к тому "волшебному зеркалу", с помощью которого, полагали, сэр Френсис Дрейк следил за испанским флотом. А что вы скажете о болезнях, вызываемых невидимыми микроскопическими животными, называемыми "микробы"? Вздор! Каждый знает, что болезни людей вызываются "вредными соками" или это гнев Господа.

     Конечно, не все магические явления могут быть объяснены даже современной наукой. Причиной осложнившегося положения в Гвинедде стал как раз тот факт, что дерини не всегда могут провести границу между своими природными способностями (проявлениями паранормального типа, вызываемыми и направляемыми усилием воли): действом, извлеченным из сумрачной зоны ритуалов, которое, будучи исполненным с соответственной концентрацией воли, направляет энергию исполнителя на то, чтобы добиться определенных предсказуемых результатов; и потусторонними каналами, ведущими неизведанным образом к источнику неведомых сил, за использование которых своим благополучием расплачивается чья-то бессмертная душа, о точном существовании которой тоже ничего не известно. Последнее всегда было сферой повышенного интереса тех, кто был вовлечен в философские, научные, религиозные либо более эзотерические поиски, что лежит между либо вне первых.

     Таким образом, дерини обладают способностями и энергетическими связями, недоступными для большинства людей, хотя даже дерини не всемогущи. В лучшем случае, дерини могли бы представлять идеал усовершенствованного человечества. Каждый из нас смог бы достичь совершенного владения собой и окружением, если бы мы могли возвыситься над нашими земными недостатками и исполнить наше высшее предназначение. В этом отношении любому приятно осознавать, что в каждом из нас есть по крайней мере немного от дерини.

     Однако достичь этого не так легко и просто. За небольшим исключением, использованию заложенных в нас способностей дерини необходимо учиться, как и любому другому искусству, ведь даже среди дерини есть такие, которые искуснее и сильнее других. Навыки, заложенные в нас, должны сочетаться с физической, психической, духовной уравновешенностью, совершенным владением телом и чувствами. Такое владение собой требует умения входить в "измененное состояние" сознания, обычно достигаемое какой-либо формой медитации. Даже без обучения большинство дерини в состоянии снять усталость (по крайней мере на некоторое время), подавить физическую боль и вызвать сон--умения, которые могут быть применены как к себе, так и к другому, как к дерини, так и недерини, при помощи, а часто без таковой, особенно если объектом является человек. Некоторые из дерини также обладают даром исцелять других, талантом, высокоценимым и даже среди дерини редким, требующим особого обучения. Хорошо обученный Целитель, если в его распоряжении есть достаточно времени для того, чтобы использовать целительную взаимосвязь до того, как его пациент скончается, может успешно излечить любые физические повреждения.

     К сожалению, лишь немногие отнесутся серьезно к тем способностям, контуры которых мы только что наметили, отличным от гипнотического воздействия, особенно если они используются с целью причинить вред объекту, не способному этому противостоять. Для недерини более угрожающим скорее является потенциальное использование способностей, лежащих вне сферы целительства, так как дерини могут не только читать мысли человека, не подозревающего об этом, но способны навязывать свою волю другим. Некоторые очень искусные дерини были даже известны тем, что могли принимать наружность другого.

     На практике применению всех этих способностей существуют ограничения, хотя большинство из недерини намного преувеличивают то, чем эти ограничения могут быть, если они вообще признают их существование. Страхи не рассеются от мысли, что дерини используют силы, не доступные их пониманию, силы, которые явились для того, чтобы подвергнуть сомнению и бросить вызов воле Господа.

     Таким образом, на первый план отношений между людьми и дерини выходит страх перед тем, что непонятно, так как и одни, и другие находятся в постоянном взаимодействии внутри структуры Вселенной дерини. Для того, чтобы понять это взаимодействие, начнем с короткого экскурса в историю дерини в Гвинедде.
ГЛАВА 1
КЛАН ДЕРИНИ: ИСТОКИ И ИСТОРИЧЕСКИЕ СВЕДЕНИЯ ОБЩЕГО ХАРАКТЕРА


     До сих пор мы не сумели нигде отыскать каких-либо сведений о том, откуда берет свое начало клан дерини. Мы можем лишь предполагать, что их корни лежат вне пределов земли Гвинедда или, по крайней мере, их род был не столь многочисленным, иначе вторжение принца-дерини Фестила из Торента в 822 году не имело бы такого воздействия. Так, Фестил, князь Фурстана, младший сын могущественного царствующего дома дерини, говорит нам о том, что клан дерини, должно быть, добился значительной поддержки в Торенте (а возможно, и в других королевствах к востоку) еще в начале нашей эры, однако не раньше того времени, когда присутствие клана могло оказать влияние на связанные с этой частью света нашей Вселенной западноевропейские и средиземноморские культурные императивы. Начавшаяся задолго до этого мавританская экспансия, длившаяся свыше двухсот лет, имела намного большее воздействие, которое на протяжении последующих двух веков стало еще более сильным. Так, с едва заметного увлечения Византией придворными короля Имра в основе своей вкусы двора Торента сменились вульгарным подражанием Востоку, которое, ко времени правления Уэнсита, князя Торента, превратилось в моду на мавританских слуг и церкви в восточном ортодоксальном стиле. Каким бы однако ни было происхождение клана дерини, пришедшего в Гвинедд из Торента, последователи принца Фестила должны были обладать могущественной магической силой, так как едва ли посредством оружия они смогли бы на протяжении восьмидесяти трех лет удерживать Гвинедд мертвой хваткой.

     По сравнению с влиянием Торента и других соседей с востока, воздействие кельтских корней на культуру Гвинедда было намного сильнее. Еще в первых, самых ранних письменных и устных источниках начинают появляться разрозненные упоминания о нескольких поселениях клана, удобно расположившихся в начале VI века на равнинах центра и севера. Некоторые из их основателей претендовали на происхождение от уцелевших жителей Керрисы, исчезнувшей под морскими водами в первой четверти VI столетия. Ученые споры о точном местонахождении, как и о реальном существовании исчезнувшего королевства, все еще продолжаются. Однако большинство специалистов склоняются к мнению, что располагалось оно у побережья земли, которая позднее стала известна как страна Кирней, над рифами и многочисленными изменчивыми отмелями которой в сильный шторм бывают слышны затонувшие колокола. Местное предание повествует о том, что судьба Кериссы была предсказана ясновидящей из клана дерини по имени Неста в серии пророчеств, позднее названных "Liber fati Caeriesse", но многие историки, изучающие этот период времени, считают, что это произведение было написано впоследствии, а некоторые из них относятся к нему как к чисто литературному.

     Существовала Керисса в действительности или нет, но к середине VI века она превратилась для большинства почитателей дерини в символическое средоточие, магический источник наполовину друидического, кельтско-христианского мистицизма, что стало отличительным признаком тайного учения дерини. Наиболее известной и значимой группой, претендовавшей на керисское прошлое, была школа Варнаритов, чей основоположник утверждал, что приходится племянником легендарной Несте.

     То, что протоварнариты пришли извне, вероятно, правда, но с запада или с востока, не знает никто. Каким бы ни было их происхождение, школа Варнаритов к началу VII века стала частью великой системы университетов, которая появилась под сенью Канона Монашества, учрежденного кафедральным капитулом в Грекоте. Грамота, дарованная Авгарином Халдейном в 651 году и заверенная архиепископом Валоретским, которая все еще хранится в архиве Собора Всех Святых, подтверждает учреждение семинарии для обучения священников епархии Пурпурного Похода и, далее, дарует право университету обучать мирян из благородных семей чтению, письму, математике, теологии, философии и медицине, причем последняя была доступна как для учеников-докторов, так и для Целителей, чье обучение основывалось на отборе из Дерини тех, кто обладал особым даром.

     К сожалению, сам процесс становления университета обострили философские разногласия, почти уже стертые объединением школы Варнаритов, по большей части состоявшего из смертных кафедрального капитула и связанного с ним студенчества и профессората. В результате этого, в начале семисотых архиконсервативное духовенство среди Варнаритов начало понемногу покидать университет, что в конечном счете вызвало появление на свет Предписания святого Гавриила, на котором мы остановимся позднее. Примерно в то же время мы наталкиваемся на туманные упоминания и об элитарном братстве дерини, называемом Эйрсид, очевидно, имевшем расхождения как с капитулом, так и с протогавриллитами которые впоследствии тоже претерпели раскол и ушли в подполье. Помимо этого, нам известно, что они принимали участие в строительстве цитадели и мастерских (к сожалению, не законченных), ставших со временем местом размещения Совета Камбера, который, полагают, теперь расположен где-то на побережье Рэндалла.

     Что же касается оставшихся Варнаритов и их школы, уход их более консервативной братии лишь смягчил, но не разрешил продолжающихся противоречий с кафедральным капитулом. Для того, чтобы не позволить разногласиям уменьшить эффективность университета, стороны пришли к обоюдному соглашению: Варнаритам следует отделиться от капитула и перенести свои службы на новое место, за пределы городских стен, в обмен на землю и передачу права на их прежнюю собственность епископам Грекотским--именно таким образом епархия и стала обладать замком, который был превращен в епископский дворец во времена бенефиции Камбера-Алистера, Варнаритам же было позволено забрать с собой значительную долю, в основном тома, имеющие особое отношение к учению дерини, огромной библиотеки, собранной сообща за годы единения; единственным условием было то, что библиотека Варнаритов должна оставаться открытой для исследователей университета. Какой бы ни была причина разъединения, по своему характеру оно было полюбовным и не касалось веры. Так епископы Грекоты позволяли процветать соперничающей школе дерини в мире за стенами города по меньшей мере две сотни лет, до Реставрации, когда все институты дерини были преданы публичному поруганию церковной теократией.

     Это были дни относительного мира между людьми и кланом дерини. Так, сравнительно немногочисленные члены клана в Гвинедде, ассимилированные общиной, вместе с князьями принимали участие в консолидации центральных земель Одиннадцати Королевств. Из документов, которые ввела за правило трактовать определенным образом Эвайн, мы знаем, что очень могущественные дерини, такие же великие, как Орин и его ученик Джокота, были посвящены во все государственные дела первых королей династии Халдейнов. Дерини еще не воспринимались тогда как какая-то угроза царствующему дому, так как они были среди тех, воспитанных в пустынях рыцарей, которые помогали королю Бэрэнду отражать набеги мавров в середине семисотых, и тех, кого он пригласил для того, чтобы основать Орден святого Михаила.

     В принципе люди не боялись клана дерини, хотя некоторые и могли опасаться кого-либо из них. За несколько веков до Междуцарствия, особенно во время консолидирующего правления, дерини, в основе своей благосклонные к клану королей династии Халдейнов, были довольно немногочисленны и достаточно осторожны в общении с людьми, так что две эти расы жили в большем или меньшем мире. Дерини основывали школы, богадельни, монастыри и религиозные Ордена, делились своими секретами и знаниями врачевания со всеми, кто нуждался в этом. Их внутренние законы запрещали какое-либо злоупотребление теми необъятными силами, которыми они обладали. Конечно, должно быть, случалось и обратное, ведь те могущественные силы, которыми они владели, подвергали их большему искушению. Нет сомнения в том, что случаи применения силы членами клана были очень редки, так как мы не находим каких-либо свидетельств враждебности по отношению к дерини до 822 года, когда принц Фестил, младший сын короля Торента, вторгся с востока в Гвинедд и захватил власть, вырезав всю королевскую семью Халдейнов, за исключением двухлетнего принца Эйдана, которого удалось спасти.

     Установившийся после вторжения Фестила режим и послужил причиной значительного ухудшения отношений между людьми и дерини. Последователи Фестила I из клана дерини, в большинстве своем будучи безземельными младшими сыновьями, быстро распознали те материальные выгоды, которые можно было получить в захваченном королевстве, воспользовавшись своим преимуществом. В первые годы правления новой династии на многое смотрели сквозь пальцы, так как любому завоевателю необходимо какое-то время для того, чтобы утвердить свою власть и основать аппарат управления своим новым королевством. Однако крайности и злоупотребления властью членами клана на высших должностях, становившиеся все более вопиющими, в конечном счете привели в 904 Году к свержению с трона короля Имра, последнего из династии Фестилов, одним из дерини и восстановлению старой линии в лице Синила Халдейна, внука принца Эйдана, которому удалось избегать встречи с мясниками первого Фестила. Причиной падения Короля Имра и возвращения Синила стал Камбер МакРори, граф Кулдский, чей великий дед пришел с завоевателем в поисках земель и славы.

     К сожалению, вышло так, что за все грехи Междуцарствия обвинили магию дерини, а не жадность и пристрастность некоторых членов клана. К тому же не потерял ли новый режим слишком много времени, перенимая если не методы, то цели прежних хозяев. После смерти короля Синила Халдейна в 917 году, на протяжении более чем двадцати лет, страной управлял Регентский совет, так как сыновья Синила были молоды и умирали молодыми. Новым наследником престола стал Оуэйн, внук Синила, которому, когда он взошел на престол, было всего четыре года.

     Такая соблазнительная возможность перераспределить награбленное за годы Реставрации в свою пользу едва ли могла остаться незамеченной членами Регентского совета, не забывшими прежние несправедливости. В итоге, в расплату за земли, титулы и должности, роль дерини в Реставрации вскоре была заслонена более эмоционально насыщенными воспоминаниями о злоупотреблениях, что привело к ниспровержению дерини. В небольшой промежуток, всего в несколько лет, дерини, оставшиеся в Гвинедде, были лишены всех гражданских прав: политических, общественных и религиозных. Новые хозяева использовали любые мыслимые предлоги для того, чтобы завладеть богатством и влиянием дерини.

     Свою роль в этом сыграла и религиозна" верхушка. В руках церкви спустя всего одно поколение политическая целесообразность приняла налет философского оправдания, так что вскоре стали считать, что все зло в дерини и исходит от дерини, дьявольского отродья, не имеющего права получить спасение даже из рук церкви; праведный богобоязненный сын Божий не способен совершить то, что доступно дерини. Следовательно, дерини--посланцы дьявола, и лишь полное отречение от сил, подвластных им, и то только под самым строгим надзором, могло позволить члену клана выжить. Малейшее же нарушение строгих правил дозволенного поведения могло привести к смерти.

     Конечно, все это случилось не за одну ночь. Но дерини никогда и не были многочисленными. На фоне великих семейств дерини, лишаемых благосклонности и приходящих в упадок, большинство членов клана, находящихся вне кругов, обладающих политической властью, либо светской, либо духовной, не смогли понять, насколько изменилась расстановка сил, пока не было уже слишком поздно. Гонения на дерини, последовавшие за смертью Синила Халдейна, уменьшили и без того малое число дерини, населявших Гвинедд, почти на две трети. Некоторые из них бежали в поисках спасения в другие земли, где то, что ты дерини, не влекло за собой автоматического смертного приговора. Большинство же было истреблено. Лишь немногим удалось уйти в подполье, скрывая ото всех свое истинное происхождение. Многие из них просто замалчивали то, кем они были, не раскрывая даже своим потомкам того наследия, которым прежде гордились.

     Это очень общие сведения о происхождении клана дерини. Намного подробнее их история рассказана в десяти новеллах и восьми коротких повестях, которые на сегодняшний день составляют Канон дерини. Трилогия Камбера--"Камбер Кулдский", "Святой Камбер" и "Камбер-еретик"--составляет написанную Камбером МакРори и его детьми хронику падения последнего короля династии Фестилов, возведения на престол короля Синила Халдейна и того, что произошло сразу после его смерти. Продолжение Трилогии святого Камбера начинается со "Скорби Гвинедда" и продолжает историю клана повестями "Год короля Джавана" и "Принц-бастард", развивающими пост-Камберианскую сагу. Летопись дерини--"Возвышение дерини", "Падение дерини" и "Великие дерини"--написана спустя почти две сотни лет, когда антидеринийские настроения до некоторой степени пошли на убыль среди простого народа, что, впрочем, не изменило отношения церкви к дерини, когда король-мальчик с кровью дерини в жилах, окруженный друзьями-дерини, присвоил себе трон своего убитого отца. История Келсона--"Наследник епископа", "Королевское правосудие" и "В поисках святого Камбера"--продолжают Летопись, начиная с первых лет зрелости короля Келсона. Короткие повести, собранные в "Архивах дерини", охватывают промежуток с 888 по 1118 год, наиболее широко освещая события и характеры второстепенного значения, с которыми мы впервые сталкиваемся в романах. Находящаяся в процессе подготовки Трилогия Чайлда Моргана хронологически падает на время до начала Летописи.

     Уделив внимание обстановке, которая сложилась вокруг магии Дерини, перейдем к подробному рассмотрению ее аспектов.
ГЛАВА 2
РЕЛИГИОЗНАЯ СТРУКТУРА:

     СТРУКТУРА ЦЕРКВИ, РЕЛИГИОЗНЫЕ ОРДЕНА, ТАИНСТВА КРЕЩЕНИЯ И БРАКА


     В общем, официальная или институциональная церковь Гвинедда очень близка по своей структуре средневековой церкви Англии, Уэльса, Шотландии и Ирландии X, XI, XII веков. Единственное огромное отличие--признание церковью существования магии. Оставив в стороне на время решение нравственного вопроса--плоха или хороша магия, церковь Гвинедда если и не мирилась с ее существованием, то по крайней мере терпимо относилась к осторожному и осмотрительному применению хитростей магии.

     Второе значительное отличие--иерархическая структура церкви, более близкая коллегиальной структуре церкви Англии с ее двумя примас-архиепископами, первыми среди равных, чем Римской католической церкви. На рубеже IV--V веков в мире дерини происходит постепенная смена влияния. Влияние Рима ослабевает, и его место занимает Византия, что, впрочем, очень скоро происходит и в мире людей. Последовавшая за этим неудачная попытка епископа Рима добиться признания его как Папы. еще больше сократила это влияние до того, что если бы этот процесс продолжался, ведущее место на церковном соборе в Уитби (664 год) наверняка занимала бы местная Кельтская церковь, основанная скорее Джозефом Ариматой, а не Святым Патриком, как это утверждает Рим.

     Для Гвинедда и его соседей это сравнительно раннее отдаление от Рима стало результатом того, что церкви удалось сохранить многие из своих кельтских корней и иерархических структур, хотя влияние Рима было достаточно долгим для того, чтобы латинский стал официальным языком литургии, а ее римские элементы--частью общепринятого канона. Продолжающееся развитие коллегиальности в структуре церкви с постепенного увеличения влияния кучки могущественных местных епископов привело к установлению власти примасов, первых среди равных, а не одного над всеми. Валорет и Ремут можно грубо соотнести с Йорком и Кэнтербери, примасы которых возглавляли коллегию епископов главных кафедральных городов и их странствующих коллег, не имевших закрепленных епархий, игравших роль ассистентов своих титулованных собратьев, занимавших административные посты, и выполнявших основные пасторские обязанности.

     Таким образом, мы не располагаем свидетельствами в пользу существования в Гвинедде Папства или Коллегии кардиналов, хотя некоторые из подобных институтов, вероятно, существовали в странах, располагавшихся за пустынями, к востоку от Джелларды, культура которых была близка культуре Византии. Более восточные, ортодоксальные формы христианства процветали и в непосредственной близи от восточных границ Гвинедда. Так, Келсон сообщает о том, что по случаю присвоения ему титула рыцаря патриарх Торента Белдоур сам благословляет дар, посланный графом Махаэлем Ардженолом.

     То, что дар был доставлен послом-арабом герцога Торента, чей трон в то время занимал мавританский принц, подчеркивает существование где-то к востоку, наряду с ортодоксальной линией, мусульманской параллели. Наиболее характерными известными нам упоминаниями являются свидетельства о маврах как силе, с которой постоянно сводили счеты, особенно на востоке, хотя христиане и мавры достаточно мирно сосуществовали в то время. Однако бывали и исключения. Так, король Бэрэнд Халдейн был канонизирован за то, что принял участие в вытеснении с морских путей, лежащих у берегов Гвинедда, в 752 году, по-видимому, наиболее агрессивных мавров.

     Действительно, ко времени царствования Келсона мавританское влияние имело достаточно сильное воздействие на буферные государства Форсинна (удельный вес дерини в которых был достаточно велик), так Риченда и Ротана были плодом смешанных мавританско-христианских браков и получили некоторые из своих знаний от мавританского мудреца Азима, дяди Ротаны, которого, по-видимому, уважал даже обычно самоуверенный Тирсель де Клэрон.

     -- Он... хм... знакомый,--пытался уклониться Тирсель.--Он не враг нам, уверяю тебя, хотя я не могу ни чего сказать о нем более того. Давай просто скажем, что он давний друг и учитель Риченды и все. (Королевское правосудие.)

     Точное положение Азима в иерархии адептов дерини все еще требует выяснения, хотя как брат эмира Хакима Hyp Халлайя и регент рыцарей Энвила, потомков последователей рыцарей святого Михаила, бежавших в Джелларду после реставрации Халдейнов и продолжительного времени Регентства, которое последовало за смертью Синила Халдейна, он, очевидно, имел вес как в политике, так и в магии. Мы также знаем о его связях с Советом Камбера, осуществляемых, вероятно, при посредничестве загадочной Софианы, которая была восточного, если не мусульманского вероисповедания.

    

... ... ...
Продолжение "Магия Дерини" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Магия Дерини
показать все


Анекдот 
Цитата из диплома:
"Так как мой диплом никто читать не будет, для простоты полагем число пи равным 5"
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100