Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Кейт, Уильям - Кейт - Лорен Коулмен. Воин Хирицу

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Кейт, Уильям
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Лорен Коулмен. Воин Хирицу

---------------------------------------------------------------

Loren L.Coleman "Binding Force"

Лорен Коулмен "Воин Хирицу" Перевод:.

С.Самуилов Издательство: ООО "Дрофа",ООО "Армада-пресс",Москва, 2002

Scan&OCR: The Stainless Steel Cat (steel_cat@pochtamt.ru)

SpellCheck: Konstantin Balaboukha (bkonstantin@mail.ru, FidoNet

2:5030/1321.12)

---------------------------------------------------------------

ПРОЛОГ


     Небесный Дворец

     Запретный город

     Шиан

     Конфедерация Капеллы

     21 февраля 3058 г.


     Ион Раш, Мастер Имарры, неторопливо прохаживался по танцевальному залу на третьем этаже Небесного Дворца, старательно избегая общения с другими гостями. Время от времени он делал глоток легкого сухого вина, оставляющего на языке привкус сливы. На нем был простой мундир Дома Имарры, скромный костюм цвета слоновой кости, отделанный зеленой тесьмой, называемой обычно "зеленью Ляо". Рукава украшали золотые пуговицы, а на правом плече поблескивал герб Конфедерации Капеллы. Не желая чересчур выделяться в толпе, Раш предпочел отказаться от церемониального меча-катаны и медалей.

     В этот вечер в Небесном Дворце, где размещалось правительство Конфедерации Капеллы, отмечали самый важныи праздник года, если не считать, конечно, дня рождения канцлера,- китайский Новый год по лунному календарю. Пятнадцатидневное празднование, со всеми его ритуалами и обрядами, давало обычно сдержанным и даже замкнутым гражданам Конфедерации возможность расслабиться и повеселиться.

     "Если это так, то почему же меня не отпускает напряжение?" Он взял с подноса пробегавшего мимо слуги тарелку с дзяоси и с удовольствием попробовал запеченное в тесте, богато сдобренное приправами мясо. Наслаждаясь острым вкусом лакомства, Раш так и не нашел ответа на свой вопрос.

     Зал вовсе не был заполнен до отказа, но все же, по оценке Иона, в нем собралось около двухсот человек, и все они прогуливались, негромко переговаривались, пили вино, ели дзяози или сладкий рисовый пудинг нянгао, еще одно из любимых новогодних кушаний. Повсюду висели красные флажки и ленточки, призванные усилить своими яркими, жизнерадостными цветами атмосферу праздника. Гул десятков голосов ласкал ухо, но никто из гостей не попытался вовлечь в разговор Раша, одиноко двигавшегося по одному ему известному маршруту.

     И дело вовсе не в том, что на него не обращали внимания. Трудно не заметить далеко не маленького роста мужчину с суровым, выразительным лицом. Его внешность - коротко постриженные светлые волосы, широкие черты славянского лица - явно свидетельствовала о том, что он не принадлежит к числу членов Управления, административно-бюрократической касты Конфедерации, которые всячески стремились сохранить и подчеркнуть характерные признаки своих азиатских предков: узкий разрез глаз и темные волосы. Его нельзя было отнести и к Интеллигенции, научно-технической касте, представители которой также оказались удостоенными чести присутствовать на празднике у канцлера. И даже не столько мундир, сколько крепкое телосложение, уверенная, почти до небрежности, походка, спокойный, словно режущий толпу взгляд пронзительных голубых глаз, ищущий потенциальных союзников и врагов, выдавали в нем представителя третьей социальной группы.

     Джанши.

     Воин.

     Сотни заселенных миров Внутренней Сферы, занимающей пространство более чем в тысячу световых лет, имеют между собой мало общего. Каждый обладает собственными ресурсами и стремится к удовлетворению собственных потребностей. Управление везде строится по своему, а правительства решают разные проблемы. Но повсюду, во всех мирах, одно остается неизменным и незыблемым. Воины - это привилегированный класс.

     Когда-то пять Великих Домов Внутренней Сферы, включавшей и Конфедерацию Капеллы, объединили все человечество под властью правительства, получившего наименование Звездной Лиги. Но примерно триста лет назад Лига рассыпалась, и с тех пор Дома Лордов-Наследников вели между собой ожесточенную борьбу. В боевых действиях широко применялись боевые роботы - огромные человекоподобные машины, весящие до сотни тонн, защищенные надежной броней, снабженные мощным оружием и управляемые с помощью самых передовых средств контроля.

     Ион Раш был ветераном этих все еще продолжающихся войн, с тридцатилетним боевым опытом управления одним из десятиметровых исполинов. Он также носил звание Мастера Имарры, самого престижного из восьми Домов Воинов, дополнявших вооруженные силы Конфедерации Капеллы. Дома Воинов жили по особым законам, отдельно от обычного капелланского общества, и каждый из Домов представлял собой особый мирок. Мастера Домов лично отбирали кандидатов в воины из детей, достигших двенадцатилетнего возраста. Наставники Домов заботились о них, учили и тренировали. Дом Воинов управлял жизнью своих членов, жизнью, которая должна быть посвящена служению правителю. Конфедерации Капеллы и государству. Посвящена до самой смерти. Величайшая честь, быть удостоенным которой надеялся каждый горожанин Капеллы.

     Этим же, в частности, объяснялось и то, что Раш держался несколько в стороне от общего веселья. Будучи защитником государства, он считал своим долгом оставаться настороже. Даже сейчас, когда нынешний канцлер, похоже, утратил бдительность. Тем более, сейчас.

     - Составите мне компанию, Ион?

     Словно в ответ на его мысли, канцлер Сунь-Цзы Ляо внезапно возник в метре от Раша, сопровождаемый, как всегда, двумя высокорослыми, облаченными в черное мужчинами. Мастер Имарры окинул обоих оценивающим взглядом, скрывая за ним свое удивление. Единственным знаком отличия на их черных костюмах был значок в форме черепа. Большинство людей узнавали их уже по этому символу.

     Самые лучшие, самые грозные, самые опасные воины, члены элитного подразделения "Коммандос смерти". Их брали из регулярных воинских частей и из Домов Воинов и передавали в распоряжение канцлера. Но этих двоих готовил сам Ион Раш, он контролировал их жизнь на протяжении шести лет, прежде чем передать в "Коммандос смерти". Его они ни чуточку не пугали.

     Возможно, это ошибка. Возможно, нет.

     Высокий и худощавый Сунь-Цзы казался еще выше и стройнее рядом с внушительными фигурами телохранителей и выглядел моложе своих двадцати семи лет, хотя Раш и знал, что правитель поддерживает себя в хорошей физической форме и прилежно изучает карате. Канцлер был в традиционном для занимаемой им должности одеянии из красного шелка с вышитыми на груди и широких рукавах прыгающими бенгальскими тиграми. Его спину, как уже знал Раш, украшало сегодня изображение китайского зодиакального круга - дань наступившему Новому году.

     Несмотря на ощущение дискомфорта, вызванное внезапным появлением канцлера, Ион вежливо улыбнулся. Сунь-Цзы, очевидно, долго выбирал подходящий момент, чтобы застичь врасплох Мастера Имарры, и сделал это не шутки ради.

     - К вашим услугам. Небесная Мудрость, - произнес Раш и последовал за канцлером.

     Четверть восточной стены танцзала представляла собой пуленепробиваемое стекло, что позволило гостям видеть не только широкий двор, но и огни столицы за восточным ограждением дворца. Шагая за Сунь-Цзы, Раш успел ухватить с подноса кусочек сушеного хлеба, чтобы было чем занять руки или рот, если возникнет необходимость взять паузу для обдумывания.

     Сунь-Цзы шел, слегка покачиваясь, словно выпил лишнего, и даже споткнулся, когда они проходили мимо Джесса Вилларса, Мастера Дома Лу-Санн. Вилларс постарался сделать вид, что ничего не заметил, но Раш увидел мелькнувшее в его глазах презрение. Жаль, что канцлер пропустил это мимо своего внимания и не наказал наглеца за дерзость. Это могло бы решить некоторые проблемы, беспокоившие Мастера Дома Имарры. Но Сунь-Цзы, судя по всему, думал о чем-то другом.

     У восточных ворот заканчивался парад бумажных фонариков. Раш мысленно поблагодарил канцлера за удачно выбранное для разговора время и, отломив кусочек сладкого хлеба, принялся неспешно его пережевывать. Настроение заметно улучшилось. Из всех новогодних празднеств ему больше всего нравился этот вот парад, с разнообразием красок, весельем и энергией гуляния, которому жители столицы отдавались с безудержной страстью.

     За воротами, на улице, танцевали люди в огромных, ярко раскрашенных масках львов и драконов. Подойдя к стеклянной стене, Раш услышал ритмичные удары барабанов и звон цимбал, под звуки которых дергалась в почти не управляемой пляске длинная, похожая на гигантскую змею, вереница гуляющих. До слуха Иона доносилось стаккато хлопушек, взрывавшихся под ногами танцующих. Судя по огненным брызгам, их были сотни, нет, тысячи. Высоко над головами вращались прикрепленные к длинным шестам огненные колеса, разбрасывавшие во все стороны пригоршни сияющих красных и оранжевых искр. В какое-то мгновение на фоне красочного пейзажа мелькнула мрачная тень - из ворот вышел человек на неимоверно высоких ходулях.

     - Итак, мы вступили в год Желтой Лошади, - пробормотал себе под нос Сунь-Цзы.

     Вероятно, его услышали лишь несколько находящихся поблизости членов Управления, тактично отступивших при появлении молодого Ляо.

     Даже не глядя, Раш знал, что Лошадь на зодиакальном круге, вышитом на шелковом облачении канцлера золотой нитью, находится в доминантном положении. Он родился и все пятьдесят два года жизни провел в Конфедерации Капеллы, где династия Ляо с гордостью поддерживала и сохраняла китайскую культуру как часть древнего наследия, но сам так до конца и не понимал ее мистицизма.

     Хотя прошедший год оказался каким-то жутко пророческим. Динг си. Год Красной Змеи, 3057. Красная Змея идентифицируется с огнем и считается сладкоречивым и глубоким мыслителем. Красный цвет облачения Сунь-Цзы повернул мысли Раша к событиям прошлого года.

     Несколько месяцев назад Сунь-Цзы объединился с Томасом Мариком из Лиги Свободных Миров в стремлении востребовать миры, отнятые Домом Дэвиона и его проклятым Федеративным Содружеством. Стремительное наступление оказалось более чем успешным вопреки предсказаниям скептиков. Внутренние трудности, обострившиеся в результате вторжения, привели к расколу Федеративного Содружества на два государства, а Конфедерация Капеллы вернула несколько десятков миров, потерянных в ходе Четвертой Войны за Наследие. Еще несколько десятков, опираясь на полученную со стороны помощь, сумели освободиться от правления Дэвионов.

     Но вернуть утраченное - это одно дело. Совсем другое - суметь удержать его, защитить от вторжения. Исходя из этого, данные планеты получили полуофициальный статус "находящихся под сильным влиянием Капеллы". Другие миры смогли полностью порвать и с Федеративным Содружеством, и с Домом Ляо. Теперь эти независимые, но еще "неоперившиеся" миры занимали пространство, называвшееся Рубежом Хаоса.

     Да, Сунь-Цзы мог быть красноречивым и глубоким мыслителем и в нескольких случаях уже доказал, что способен на великие свершения. Оставалось только выяснить, не унаследовал ли он от своей матери, Романо Ляо, опасной склонности к безрассудству - склонности, фактически погубившей эту незаурядную женщину. Если и ее сын не проявит осторожности, погибнуть может вся Конфедерация Капеллы. '

     Первые фонарики уже достигли ворот. Старинные масляные лампы под раскрашенными абажурами. Их становилось все больше и больше. Глядя на плывущие внизу огоньки, Раш почувствовал, как уходят беспокойные мысли, слабеет напряжение. Вот она, величественная и безмятежная красота, соседствующая в жизни с суетой и пустыми волнениями. Инь и Ян. Куда приятнее наблюдать за разворачивающимся за прозрачной стеной действом, чем думать о смерти Романо Ляо и своей роли в том трагическом событии. Тем более что рядом стоит ее сын и наследник.

     - И что же символизирует Желтая Лошадь, Небесная Мудрость?

     - Пророчество хорошее, - ответил Сунь-Цзы после недолгого размышления. - Желтый цвет соответствует элементу земли и может также предрекать тепловые волны. Лошадь - жизнерадостное, восприимчивое и находчивое существо. Она любит находиться в гуще событий.

     Сунь-Цзы вытянул левую руку, рассматривая ногти. На трех пальцах они достигали длины в десять сантиметров и были покрыты черным лаком с золотыми прожилками. Во избежание ломки ногти обрабатывались углеродом.

     - Вот почему я и подумал о возможности использования Домов Воинов против Сарны.

     Сарна! Ион Раш сделал несколько глубоких вдохов, подавляя вспыхнувшее раздражение. Потом положил в рот кусочек сладкого хлеба, пожевал и проглотил.

     - Почему именно Сарна? - спросил он, уже зная ответ.

     - Супремат Сарны находится на границе самой узкой части Конфедерации. Этот выступ мешает нам. Кроме того, из всех возникших на Рубеже Хаоса альянсов этот наиболее стабильный. Судя по поступающим сообщениям, Сарна привлекает наемников, готовится расширить свое влияние на близлежащие миры и, возможно, даже напасть на Конфедерацию. - Сунь-Цзы принялся рассматривать ногти на правой руке. - Я не могу допустить такого развития событий.

     Мастер Имарры кивнул - именно этого от него и ждали. Раш считал, что Сунь-Цзы мог бы обезопасить себя с этой стороны еще раньше, в ходе вторжения, если бы послал достаточные военные силы. К тому времени, когда у канцлера появилась возможность привлечь к операции освободившиеся войска, Сарна уже привлекла на свою сторону соседний Сахалин с его богатыми природными ресурсами, и Кайфенг, имеющий значительный сельскохозяйственный потенциал. Затем лидеры Сарны объявили о возрождении Супремата Сарны, альянса, хартия об образовании которого была подписана несколько веков назад, еще до создания Конфедерации Капеллы. Да, Супремат Сарны мог доставить немало хлопот, но, по мнению Раша, Сунь-Цзы явно преувеличивал масштабы угрозы.

     - А когда Сарна будет уничтожена? - спросил Мастер Имарры.

     Сунь-Цзы улыбнулся их отражениям в зеркале.

     - Тогда вся остальная часть Рубежа Хаоса, как и спорные территории, останутся беззащитными, и их нужно будет просто взять. Мы сможем высвободить необходимые силы и пройти по всем этим системам, не встречая никакого сопротивления.

     Высвободить какие силы? Раш, как и Сунь-Цзы, прекрасно знал, что гарнизоны Капеллы и так уже растянуты до предела. Возможно, канцлер прав, и капеллане не столкнутся с местным сопротивлением, но не следует сбрасывать со счетов Виктора Штайнера-Дэвиона. Дэвион по-прежнему считает себя владыкой Федеративного Содружества и вряд ли легко откажется от притязаний на эти миры. И наконец, Раш видел еще одну, пожалуй даже более важную, проблему.

     - Вы уже подумали, какой из Домов Воинов хотите использовать? Кому вы можете доверять? - Вопрос прозвучал негромко, так как предназначался только для ушей канцлера.

     - Вы имеете в виду ваш рапорт, из которого следует, что некоторые Дома Воинов не столь лояльны, как мне бы хотелось?

     Ион Раш кивнул.

     - Ваша мать требовала от Домов Воинов абсолютной преданности. Она проявила себя в сражении против объединенных сил Канопуса и Андуриена во время вторжения в три тысяча тридцатых. Затем ей пришлось перестроить Дома, уничтоженные в ходе Четвертой Войны за Наследие. Вы добились некоторого признания благодаря своим действиям в прошлом году, но... Канцлер, вы же не воин!

     - А вот моя сестра становится воином, да? - несколько нетерпеливо спросил Сунь-Цзы.

     На взгляд Раша, Кали Ляо была непостоянна, но не глупа. Кроме того, крайняя амбициозность делала ее вдвойне опасной. Ион знал о шраме у нее на груди, свидетельствовавшем о принадлежности к жуткой секте "душителей", убийц, члены которой верили в то, что личный успех оправдывает любую цену. Канцлеру стоило бы принять это как некоторого рода предупреждение.

     - Навыки пилота боевого робота у нее пока слабые, но ваша сестра много работает. Она наладила хорошие отношения с некоторыми из Домов Воинов, взяв на вооружение политику и методы вашей матери. Есть такие, которые считают, что под ее руководством Конфедерация стала бы сильнее.

     - Дома Воинов лояльны личности канцлера, - словно повторяя максиму, сказал Сунь-Цзы.

     Нет, господин, нет. Иону Рашу хотелось возразить канцлеру как-нибудь подипломатичнее, тем более что он сам представлял один из Домов, но подходящих слов не находилось. Дома Воинов традиционно присягали на верность канцлеру, но по-настоящему были преданы династии Ляо, а не отдельной личности. Если Сунь-Цзы встанет на путь уничтожения, а именно этим грозит его план борьбы с Сарной, то некоторые Дома Воинов могут открыто поддержать юную Кали.

     Такое случалось в прошлом.

     И снова, уже не в первый раз за вечер, мысли устремились в минувшее. Романо Ляо, бывшая тогда канцлером, приказала убить свою сестру Кэндис и ее мужа, Джастина Алларда. Аллард занимал тогда должность главного советника у Ханса Дэвиона. Если бы не вторжение Кланов, на противостояние которому были брошены все силы Федеративного Содружества, такая наглость могла бы дорого обойтись и Романо, и Шиану. Ион Раш до сих пор помнил, как разъярился тогда, узнав о рискованной игре Романо, поставившей на кон судьбу Конфедерации.

     Но Кэндис уцелела, хотя ее муж и погиб. С помощью Иона Раша и некоторых других она тайком пробралась в Шиан, где и осуществила месть. Когда все закончилось, Романо и ее супруг были мертвы, а Сунь-Цзы стал канцлером.

     И вот теперь, когда источник беспокойства - Кали Ляо, проблема заключается в том, чтобы убедить Сунь-Цзы в необходимости сплоченности.

     - Где вы возьмете военные силы? - спросил Раш, надеясь довести свое мнение до канцлера обходным путем.

     Вообще-то Конфедерация располагала внушительной военной мощью для удержания имеющегося, но недостаточной, чтобы захватить и удержать Рубеж Хаоса даже при условии устранения со сцены Супремата Сарны. Кое-какие мысли на этот счет у Иона, конечно, были, но высказывать их он пока еще не спешил.

     Судя по унылому выражению лица канцлера, тот пришел к такому же выводу.

     - Что-нибудь придумаю, - шепотом пообещал Сунь-Цзы.

     У восточных врат наконец-то появился новогодний дракон. Многометровое чудовище, сооруженное из бамбуковых палочек и яркого атласа, извиваясь, плыло по улице над головами людей, поддерживаемое длинными шестами. Состоящее из отдельных сегментов, оно двига- лось с грацией живого существа, вызывая восторг зрителей. Раш знал, что дракон символизирует плодородие и энергию, а потому с интересом наблюдал за ним, обдумывая собственный план по уничтожению Сарны. Не забывал он и о Новом годе. Итак, желтый цвет ассоциируется с элементом земли. Есть о чем подумать. Затянувшееся молчание нарушил Сунь-Цзы:

     - Какому правителю нравится говорить об отсутствии единства в его государстве?

     - Дангран, Небесная Мудрость, - согласился Раш. Конечно. Он положил в рот еще один кусочек хлеба и снова посмотрел через стекло на колышущегося вдали дракона.

     - В таких обстоятельствах правитель нервничает, - продолжал Сунь-Цзы намеренно негромко, чтобы его слышал только Раш. Теперь он говорил четко и ясно, без малейшего намека на опьянение. - Достаточно вспомнить, например, как моя тетя Кэндис пробралась в Шиан, убила мою мать и исчезла. Она даже посоветовала мне не очень удивляться тому факту, что во дворце у нее было больше сторонников, чем у моей матери. Кэндис и платила им больше.

     Сладкий хлеб во рту превратился вдруг в черствую безвкусную корку. Во рту пересохло, а жевать стало намного труднее. Раш повернулся к Сунь-Цзы - канцлер пристально смотрел на него.

     - Можете представить, что сделала бы моя мать на моем месте? Не сомневаюсь, что она устроила бы кровавую чистку и укрепила свою власть. А Кали? Вы сами заметили, что она во многом пошла в мать и, вероятно, поступила бы примерно так же, заняв Небесный Трон. Особенно если бы узнала имена...

     Теперь Ион Раш нисколько не сомневался в том, что Сунь-Цзы имеет доказательства его причастности к проникновению Кэндис Ляо в Шиан. Мастер Имарры чувствовал на себе пронизывающие взгляды коммандос. Его Дом, его воины остались где-то далеко. Но если канцлер собирается вынести ему смертный приговор, то нужно взять себя в руки и встретить неизбежное со всем достоинством занимаемого им положения. Он твердо посмотрел в зеленые немигающие глаза Сунь-Цзы.

     Канцлер повернулся к окну. Хвост дракона уже исчезал за воротами вместе с последними фонариками, и на лице Сунь-Цзы появилось задумчивое выражение.

     - Знаете, Мастер Раш, что мне нравится в праздновании Нового года? - спросил он, переходя на легкий, почти беспечный тон.

     - Что, господин?

     - Согласно китайской традиции, это время все начинать заново. Не забывать и не прощать. Но беды прошлого года остаются в прошлом, а мы смотрим в будущее. Смотрим с надеждой.

     Ион Раш кивнул. Сунь-Цзы бросает ему спасательный круг?

     - Восхитительное чувство, Небесная Мудрость.

     - Кроме того, разве вы не Мастер Имарры? - Канцлер снова понизил голос до доверительного полушепота. - Разве вы не делите с канцлером власть над Домами Воинов?

     "Теоретически", - подумал Раш. Но момент для выражения несогласия был явно неподходящий. Он кивнул.

     - А раз вы преданный воин Конфедерации Капеллы и лояльны лично мне, тогда мне нечего бояться, не так ли? - Сунь-Цзы не ждал ответа - вопрос был явно риторический.

     Мастер Имарры уже обдумывал невысказанное предложение.

     "Посвятив себя и Дом служению Сунь-Цзы, я смогу продолжать служить и Конфедерации".

     Раш наверняка бы ответил отказом на подобное предложение, если бы его сделала Романо Ляо. Вероятно, он отверг бы и предложение ее предшественника, Максимилиана. Но Сунь-Цзы... С ним все обстояло по-другому.

     - Прищемите их, - приказал канцлер, не уточняя, кого именно имеет в виду. Его губы едва заметно дрогнули в некоем подобии улыбки. - Я еще немного пошата юсь, а потом уйду. Это придаст Кали и ее сторонникам смелости. Наши агенты справятся с предателями, окопавшимися в Управлении. Вам нужно держать в узде Дома Воинов. И не допустите, чтобы Сарна воткнула кинжал нам в бок. Остальным я займусь сам.

     - Эту задачу я решу, - пообещал Раш. - Вопрос лишь во времени.
КНИГА ПЕРВАЯ


     Быть тактичным в дерзости - это знать, насколько далеко ты можешь зайти.

     Джерри Блейк,

     основатель Комстара,

     2788г.
I


     Крепость Дома Хирицу

     Рандар

     Сообщество Шиан

     Конфедерация Капеллы

     24 апреля 3047 г.


     Резкий удар сзади под правое колено заставил Ариса Суня опуститься на пол. В это же мгновение мускулистые стражи, услышавшие, должно быть, приближающиеся шаги Мастера Дома, распахнули двери. Арис почувствовал, как на плечи ему легли лезвия двух мечей-катан, хотя он даже не пытался подняться. Рука, державшая правый меч, едва уловимо повернулась, и острейшая сталь прорезала ткань черной рубашки и кожу. Арис стиснул зубы, чтобы не вскрикнуть от боли, и сосредоточил все внимание на двери, ожидая увидеть того, ради встречи с кем рисковал жизнью.

     В комнату вошла женщина в шелковом темно-зеленом облачении. В ее походке ощущалась сила и решительность. Длинные темные волосы серебрились на висках, а высокие скулы и слегка раскосые глаза говорили об азиатских предках. "Около сорока", - решил Арис, знавший, как надо смотреть. Как и многие азиаты, женщина, казалось, не имела возраста, хотя в данном случае причина, возможно, заключалась не в генетических особенностях, а в ее неукротимой воле. Словно само время не смело в ее присутствии позволять себе слишком много.

     Комната была простой и скромной как по планировке, так и по убранству, хотя и являлась частью самого круп ного опорного пункта на Рандаре. Арису пришлось немало потрудиться, чтобы перебраться через внешние стены, построенные из особого прочного железобетона и способные удержать даже боевых роботов. Потом он проскользнул мимо патрулей и проник за бронированные двери. И вот теперь Арис находился там, куда с таким рвением стремился, - в комнате, отделанной старинным, отполированным до блеска деревом. На полу лежали плетеные коврики, заменявшие стулья и диваны. У одной стены возвышалась платформа, недостаточно, впрочем, высокая, чтобы называться помостом, хотя то, что стояло на ней, определенно создавалось как трон. Подлокотники и высокая спинка украшены тонкой, замысловатой резьбой, на сиденье подушечки, обтянутые зеленой, атласной тканью. А на стене над троном - пустая подставка для меча.

     Вошедшая женщина поднялась на платформу и остановилась, молча взирая на то место, где должен быть меч. Арис Сунь насчитал тринадцать капель крови, просочившихся через плотную ткань рубашки и стекших у него по боку.

     "Хорошее предзнаменование", - решил он. Арису недавно исполнилось тринадцать лет.

     Наконец женщина села на трон и расправила складки платья. До сих пор никто не произнес ни слова. Арис не сомневался, что, если он только откроет рот, ему тут же перережут горло. Поэтому он ждал, твердо глядя в холодные сапфировые глаза женщины, и мысленно приказывал себе не мигать, что было не так уж трудно после долгих упражнений.

     Примерно полминуты никто не двигался, затем Арис сознательно пошел на риск. Он медленно, не провоцируя охранника, распрямил спину. Потом откинулся назад, стиснув зубы - рука стража отреагировала машинально, и лезвие меча вонзилось глубже - от острой боли, и перенес вес тела на икры ног. Унизительная поза побежденного сменилась на позу медитирующего.

     Она мигнула.

     - Командир копья Нон. - Взгляд женщины устремился куда-то за правое плечо Ариса. - Как случилось, что Полумесяц исчез?

     - Мастер Дома, мы схватили этого вора во внешних помещениях. - Голос отвечавшего прозвучал твердо и гордо.

     "Это уже достижение для любого, кто стоит перед столь сильной женщиной", - подумал Арис.

     Бесстрастное выражение ее лица нисколько не изменилось, но в голосе, как показалось Арису, промелькнуло что-то похожее на интерес.

     - Тогда почему я не вижу Полумесяц на полу, на том месте, куда он должен был упасть? Отвечай, Ти.

     Давление меча на плечо ослабло, и Арис понял, что тот, кто стоит над ним, не знает ответа на вопрос. По информации, купленной Арисом за очень высокую цену, меч-катана, называвшийся Полумесяцем, вручил первому Мастеру Дома Хирицу Дайнмар Ляо двадцать третий канцлер Конфедерации Капеллы около двухсот лет назад. Прикасаться к священной реликвии позволялось только Мастеру Дома. На протяжении последних полутора лет, после того как его не приняли в Дом Хирицу, Арис планировал эту кражу. Заставлял себя не спешить, набирался терпения - он должен был быть уверен, что все пройдет успешно. Если его схватят слишком рано, любой воин Хирицу зарежет вора прямо на месте. Но зато в случае удачи исчезновение Полумесяца неминуемо привлечет внимание Мастера Дома.

     - Мы обыскали все внешние помещения, - подал наконец голос командир копья. - Он, должно быть, спрятал меч где-то здесь, в цитадели. А может быть, за стенами, прежде чем вернуться, чтобы украсть что-то еще.

     "Пора повернуть разговор", - решил Арис. Если Мастер Дома вынесет сейчас приговор...

     - И как вы думаете, Ти, сколько раз я прошел ваши посты охранения? - Он говорил негромко и спокойно.

     За восемнадцать месяцев подготовки Арис узнал много интересного о Доме Хирицу, в том числе и о твердых правилах учтивости. Как и ожидалось, фамильярное употребление имени командира копья взбесило воина. Одним неуловимым движением кисти он повернул лезвие меча плашмя и подал вперед, уперев острие под самый подбородок.

     - Никто не разрешал тебе тявкать, дрянь!

     - Справедливый вопрос, командир копья. Уж не улыбка ли тронула уголок рта Мастера Дома? В этом Арис не был уверен. Впервые он чувствовал себя так, словно потерял почву под ногами. Видимо, командир копья воспринял слова женщины как вызов.

     - Мы найдем его, Мастер Дома Йорк.

     - Черта с два, - бросил Арис.

     Острие меча разорвало кожу под подбородком, но боль не пугала Ариса - теперь он точно знал, что этот человек слишком дисциплинирован, чтобы убить его без приказа Мастера Дома. Так уж здесь заведено.

     Воля Мастера Дома - это воля Дома. Эта максима, наверное, точнее всех прочих определяла суть Домов Воинов Конфедерации Капеллы. Арис страстно желал стать частью этого мира, обрести честь и семью, служить канцлеру и государству. Но сейчас его единственный шанс - это смелость слов и действий.

     - Без моей помощи вам никогда не найти Полумесяц, - спокойно сказал он.

     Теперь уже ни в лице, ни в голосе Мастера Дома не было и намека на интерес или любопытство.

     - Ты действительно столь низкого мнения о нас? - холодно спросила она.

     "Осторожно", - предупредил себя Арис и прикусил язык, удержав первые пришедшие на ум слова, похвальбу своими способностями. Нет, так нельзя.

    

... ... ...
Продолжение "Лорен Коулмен. Воин Хирицу" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Лорен Коулмен. Воин Хирицу
показать все


Анекдот 
пришли как-то Иа, винни-пух, и пятачок к кролику, а у него на столе кости обглоданные на тарелке валяются. Иа спросил, чьи кости- свиньи-ответил кролик. через 2 часа: винни-кролику: "хорошо посидели, только Пятачок рано ушел" (на столе до сих пор валялись обглоданные кости).
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100