Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Искандер, Фазиль - Искандер - Сандро из Чегема (Книга 1)

Проза и поэзия >> Русская современная проза >> См. также >> Искандер, Фазиль
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Фазиль Искандер. Сандро из Чегема (Книга 1)

---------------------------------------------------------------

Ф. А. Искандер. "Сандро из Чегема", книга 1.

"Московский рабочий", 1989.

Оригинал этого документа расположен на сайте "Общий текст"(TextShare)

OCR: Проект "Общий текст"(TextShare) textshare.da.ru, textshare.tsx.org

Форматирование, вычитка: С.Виницкий winitzki.da.ru

---------------------------------------------------------------



     Оглавление
* КНИГА 1 *


     От автора

     Глава 1. Сандро из Чегема

     Глава 2. Дядя Сандро у себя дома

     Глава 3. Принц Ольденбургский

     Глава 4. Игроки

     Глава 5. Битва на Кодоре, или деревянный броневик имени Ной Жордания

     Глава 6. Чегемские сплетни

     Глава 7. История молельного дерева

     Глава 8. Пиры Валтасара

     Глава 9. Рассказ мула старого Хабуга

     Глава 10. Дядя Сандро и его любимец

     Глава 11. Тали -- чудо Чегема

     Слово


     Книга 2


     Глава 12. Дядя Сандро и конец козлотура

     Глава 13. Пастух Махаз

     Глава 14. Умыкание, или загадка эндурцев

     Глава 15. Молния-мужчина, или чегемский пушкинист

     Глава 16. Харлампо и Деспина

     Глава 17. Колчерукий

     Глава 18. Бригадир Кязым

     Глава 19. Хранитель гор, или народ знает своих героев

     Глава 20. Дядя Сандро и раб Хазарат

     Глава 21. Чегемская Кармен


     Книга 3


     Глава 22. Бармен Адгур

     Глава 23. О, Марат!

     Глава 24. Дороги

     Глава 25. Дудка старого Хасана

     Глава 26. Табу

     Глава 27. Широколобый

     Глава 28. Утраты

     Глава 29. Большой день большого дома

     Глава 30. Кутеж трех князей в зеленом дворике

     Глава 31. Джамхух -- Сын Оленя, или Евангелие по-чегемски

     Глава 32. Дерево детства
-------- От автора


     Начинал я писать "Сандро из Чегема" как шуточную вещь, слегка пародирующую плутовской роман. Но постепенно замысел осложнялся, обрастал подробностями, из которых я пытался вырваться на просторы чистого юмора, но вырваться не удалось. Это лишний раз доказывает верность старой истины, что писатель только следует голосу, который диктует ему рукопись.

     История рода, история села Чегем, история Абхазии и весь остальной мир, как он видится с чегемских высот, -- вот канва замысла.

     Мне кажется, первый промельк его я ощутил в детстве. В жаркий летний день я лежал на бычьей шкуре в тени яблони. Время от времени под порывами ветерка созревшие яблоки слетали с дерева и шлепались на траву.

     Иногда они скатывались вниз по косогору, и сквозь рейки штакетника выкатывались на скотный двор, где паслись свиньи. К этим плодам мы со свиньями бежали наперегонки, и я нередко, опережая их, подхватывал яблоко прямо из-под хрюкающего рыла. В более зрелые годы и в других местах мне это никогда не удавалось.

     Вот так я лежал в ожидании полунебесных даров и вдруг услышал, как мои двоюродные сестры в соседних домах, одна на вершине холма, другая в низинке, возле родника, перекликаются. Непонятное волнение охватило меня. Мне страстно захотелось, чтобы и этот летний день, и эта яблоня, шелестящая под ветерком, и голоса моих сестер -- все, все, что вокруг, -- осталось навсегда таким же. Как это сделать, я не знал. Вроде бы все это надо было заново вылепить. Я это почувствовал сладостно хищнеющими пальцами. Через несколько минут порыв угас, и я, казалось, навсегда забыл о нем.

     Но вот я пишу эту книгу. По мере продвижения замысла поэзия народной жизни все больше и больше захватывала меня. Вероятно, отсюда и размышляющий мул или героический буйвол как нелгущие свидетели ее. Животные не лгут, хотя собакам свойственно очаровательное лукавство. Небольшой пример, как говаривал вождь.

     Бывало, к полудню моя чегемская тетушка начинает греметь тарелками, а уж собаки сдержанно ждут у распахнутых дверей кухни. После обеда и им, конечно, что-нибудь перепадет. Но в ожидании еды они вдруг взлаивали без всякой причины, даже подбегали к забору, где, погавкав некоторое время, победно возвращались назад, как бы говоря: мы не дармоеды, отогнали очень опасного, хотя и невидимого врага. Меня всегда смешила эта сфальсифицированная опасность.

     Гораздо позже, став литератором, я убедился, что сия ситуация бессмертна. Вот так же некоторые критики, услышав, что гремят тарелками (не скажу где) бросаются отгонять сфальсифицированную опасность.

     Но я слишком отвлекся. Мой немецкий переводчик Саша Кемпфе, прочитав "Сандро", вдруг спросил у меня:

     -- Эндурцы -- это евреи?

     Начинается, решил я, но потом оказалось, что этот вопрос возбуждает любопытство разных народов. Эндурцев и кенгурцев я придумал еще в детском саду. Мой любимый дядя хохотал над моими рисунками, где я изображал бесконечные сражения двух придуманных племен. Потом любимый дядя погиб в Магадане, а эти придуманные народы всплыли в виде названия двух районов Абхазии. И теперь (только заткните кляпом рот психопату-психоаналитику) я скажу: эндурцами могут быть представители любой нации. Эндурцы -- это и наш предрассудок (чужие), и образ дурной цивилизации, делающий нас чужими самим себе. Однажды мы можем проснуться, а кругом одни эндурцы, из чего не следует, что мы не должны просыпаться, а следует, что просыпаться надо вовремя. Впрочем, поиски и выявление эндурцев и есть первый признак самих эндурцев. Позднейший лозунг "Эндурское -- значит отлично!" -- ко мне никакого отношения не имеет.

     "Сандро из Чегема" еще не совсем законченная книга, хотя данная рукопись -- самая полная из всех, которые где-либо и когда-либо выходили. Хочется дописать судьбу Тали и некоторых других обитателей Большого Дома.

     Чегемской жизни противостоит карнавал театрализованной сталинской бюрократии: креслоносцы захватили власть. Фигура самого Сталина, этого зловещего актера, интересовала меня давно, еще тогда, когда я ничего не писал и писать не собирался.

     Сталин достаточно часто отдыхал в Абхазии, и поздние, после его смерти, рассказы людей, видевших и слышавших его (обслуга, охрана и т. д.), -- чаще всего восторженные и потому разоблачительные, давали мне возможность заглянуть в первоисточник. Восторженный человек, мне так думается, менее склонен редактировать свои впечатления, ему кажется, что все было прекрасно, и потому он простодушнее передает факты.

     Представим вечерок в компании. Вдруг гаснет свет. Один из малозаметных застольцев берет книгу и начинает читать ее в полной темноте. Мы потрясены этой его особенностью, нас не смущает, что читает он ее все-таки по слогам. Тогда это называлось железной логикой. Человек так устроен, что загадочное в его сознании неизменно превращается в значительное. Но продолжим образ.

     Компания не просто проводит вечерок, а играет в карты на деньги. И немалые. Вдруг гаснет свет. Малозначительный игрок (о том, что он видит в темноте, никто не знает) заглядывает в колоду, а потом при свете выигрывает игру -- и все кажется нормальным.

     А если игра затягивается на годы? А если наш удачливый игрок уже договорился с директором электростанции и при этом, будучи отнюдь не глупцом, далеко не всегда выигрывает после световой паузы, а только тогда, когда предстоит хороший куш?

     Короче, когда долго нет света, сова садится на трон, филины доклевывают последних светляков, лилипутам возвращается как бы естественное право бить ниже пояса, а новоявленные гуманисты восхваляют Полярную ночь как истинный день в диалектическом смысле. Культ будущего, этот летучий расизм, как-то облегчает убивать в настоящем, ибо между настоящим и будущим нет правовой связи.

     Лучше вернемся в Чегем и отдышимся. Собственно, это и было моей литературной сверхзадачей: взбодрить своих приунывших соотечественников. Было отчего приуныть.

     У искусства всего две темы: призыв и утешение. Но и призыв, если вдуматься, тоже является формой утешения. "Марсельеза" -- та же "Лунная соната", только для другого состояния. Важно, чтобы человек сам определил, какое утешение ему сейчас нужно.

     Краем детства я застал во многом еще патриархальную, деревенскую жизнь Абхазии и навсегда полюбил ее. Может, я идеализирую уходящую жизнь? Может быть. Человек склонен возвышать то, что он любит. Идеализируя уходящий образ жизни, возможно, мы, сами того не сознавая, предъявляем счет будущему. Мы ему как бы говорим: вот, что мы теряем, а что ты нам даешь взамен?

     Пусть будущее призадумается над этим, если оно вообще способно думать.
--------
Глава 1. Сандро из Чегема


     Дядя Сандро прожил почти восемьдесят лет, так что даже по абхазским понятиям его смело можно назвать старым человеком. А если учесть, что его много раз пытались убить в молодости, да и не только в молодости, можно сказать, что ему просто повезло.

     В первый раз он получил пулю от какого-то негодяя, как он его неизменно называл. Он получил пулю, когда затягивал подпругу своему коню перед тем, как покинуть княжеский двор.

     Дело в том, что он тогда был любовником княгини и торчал у нее день и ночь. Благодаря своим выдающимся рыцарским достоинствам, он был в то время первым или даже единственным ее любовником.

     Юный негодяй был влюблен в княгиню и тоже торчал у нее день и ночь, кажется, на правах соседа или дальнего родственника со стороны мужа. Но он, по словам дяди Сандро, не обладал столь выдающимися рыцарскими достоинствами, как сам дядя Сандро. А может, и обладал, но никак не мог найти случая применить их к делу, потому что княгиня была без ума от дяди Сандро.

     Все-таки он надеялся на что-то и потому ни на шаг не отходил от дома княгини или даже от самой княгини, когда она это позволяла. Возможно, она его не прогоняла, потому что он подхлестывал дядю Сандро на все новые и новые любовные подвиги. А может, она его держала при себе на случай, если дядя Сандро внезапно выйдет из строя. Кто его знает.

     Княгиня эта была по происхождению сванка. Возможно, именно этим объясняются ее некоторые любовные странности. К достоинствам ее прекрасной внешности (дядя Сандро говорил, что она была белая, как молоко), я думаю, необходимо добавить, что она отлично ездила верхом, неплохо стреляла, а при случае могла выдоить даже буйволицу.

     Я об этом говорю потому, что доить буйволицу трудно, для этого надо иметь очень крепкие пальцы. Так что вопрос об изнеженности, инфантильности или физическом вырождении сам по себе отпадает, несмотря на то, что она была чистокровным потомком сванских князей.

     Я думаю, что этот факт не противоречит историческому материализму, если учесть особенности развития общества в высокогорных условиях Кавказа, даже если при этом не учитывать великолепный воздух, которым дышали ее предки и она сама. Дядя Сандро говорил, что иногда в интимные минуты эта амазонка не прочь была ущипнуть своего любимчика, но он терпел и ни разу не вскрикнул, потому что был настоящим рыцарем.

     Я подозреваю, что мужу ее, мирному абхазскому князю, приходилось терпеть более грубые формы проявления ее деспотического темперамента. Так что он на всякий случай старался держаться в сторонке.

     Одно время этот юный негодяй пытался заручиться его поддержкой, так что скорее всего он был родственником мужа, а не соседом. Но пользы от этого было мало, хотя муж ее тоже довольно часто торчал у себя дома. Но, разумеется, не так часто, как дядя Сандро, потому что он был страстным охотником на туров, а занятие это требует много энергии и многонедельных походов.

     Возможно, ему нужно было, чтобы во время длительных охотничьих отлучек в доме оставался расторопный и храбрый молодой человек, который мог бы развлекать княгиню, принимать гостей, а если надо, и защитить честь дома. Именно таким молодым человеком и был в те времена дядя Сандро. Так что муж княгини, по словам дяди Сандро, любил его не меньше самой княгини. Поэтому на происки юного негодяя он раз и навсегда сказал ему: "Вы меня в свои дела не впутывайте".

     Возможно, после этих слов этот безымянный юный негодяй почувствовал себя до того одиноко и сиротливо, что иного выхода не нашел, как выстрелить в дядю Сандро.

     Во всяком случае, так обстояли дела до того дня, когда дядя Сандро бодро затягивал подпругу своему коню, а его безутешный соперник уныло стоял посреди двора, и в его голове дозревало легкомысленное даже по тем временам решение выстрелить в дядю Сандро.

     И вот только он затянул переднюю подпругу своему коню, как тот окликнул его. Дядя Сандро повернулся, и тот выстрелил.

     -- ...твою мать! -- крикнул ему дядя Сандро сгоряча. -- Если ты думаешь меня одной пулей уложить! Стреляй еще!

     Но тут подбежали люди княгини, да и она сама выскочила на террасу.

     Дядю Сандро подхватили, а он еще некоторое время продолжал ругаться с пулей в животе, а потом уже упал.

     Его сначала уложили в доме княгини, но потом это стало неприлично и через несколько дней родственники унесли его на носилках домой. Княгиня поехала за ним и проводила у его постели ночи и дни, что было немалой честью, потому что отец его был хотя и довольно зажиточным, но простым крестьянином.

     Дяде Сандро пришлось очень плохо, потому что турецкий пистолет этого юного негодяя был заряжен чуть ли не осколками разбитого чугунка. Для спасения его жизни из города был привезен знаменитый по тем временам доктор, который сделал ему операцию и лечил его около двух месяцев. За каждый день лечения он брал по барану, так что отец его впоследствии говорил про дядю Сандро, что этот козел ему обошелся в шестьдесят баранов.

     Неизвестно, сколько бы еще длилось лечение, если б однажды отец дяди Сандро в неурочное время не вернулся бы с поля. У него сломалась мотыга, и он пришел за новой. Войдя во двор, он увидел, что доктор мирно спит под тенью грецкого ореха вместо того, чтобы лечить его сына или хотя бы готовить ему снадобья. "Небось его бараны пасутся и набираются жиру для него, а он в это время спит", -- подумал старик и прошел в дом.

     Он вошел в комнату дяди Сандро и еще больше удивился, потому что дядя Сандро спал и притом не один. Для сестры милосердия, даже княжеского происхождения, это было слишком. Старик больше всего рассердился, потому что не знал, в какой из этих шестидесяти дней она прыгнула к нему в постель, первая догадавшись, что он выздоровел или, по крайней мере, что ему нужно сменить процедуру. Узнай он пораньше об этом, может быть, десяток баранов можно было бы и не давать этому бездельнику. Так или иначе, он растолкал княгиню.

     -- Вставай, княгиня, князь у ворот! -- сказал он.

     -- Я, кажется, прикорнула, пока отгоняла от него мух, -- вздохнула она, потягиваясь и приподымаясь.

     -- Ну да, из-под одеяла, -- буркнул старик и вышел из комнаты.

     Тут дядя Сандро, который от стыда притворялся спящим и хотел притворяться дальше, не выдержал. Он прыснул. Княгиня тоже рассмеялась, потому что, как истинная патрицианка, хотя и высокогорного происхождения, она была не слишком смущена.

     В тот же день доктор с причитавшимися ему баранами был отправлен в город, а княгиня еще несколько дней погостила в доме дяди Сандро и, уезжая, по-княжески одарила его сестер своими шелками и бусами. Так что все остались довольны, разумеется, все, кроме юного негодяя. После своего злополучного выстрела он окончательно осиротел, потому что княгиня переехала в дом дяди Сандро, а он при всем своем нахальстве никак не мог там показаться. Более того. Ему пришлось совсем уехать из наших мест. Разумеется, он скрывался не столько от возмездия закона, сколько от пули одного из родственников дяди Сандро. Так что если в доме княгини он все-таки мог надеяться на какой-нибудь случай, чтобы доказать свои более выдающиеся рыцарские способности, если, разумеется, они у него были, то теперь ему приходилось страдать издали.

     Кроме этого случая в жизни дяди Сандро было множество других, когда его могли убить или, по крайней мере, ранить. Его могли убить во время гражданской войны с меньшевиками, если бы он в ней принимал участие. Более того, его могли убить, даже если бы он в ней не принимал участия.

     Кстати, перескажу одно его приключение, по-моему, характерное для смутного времени меньшевиков.

     Однажды дядя Сандро возвращался домой с какого-то пиршества. Незаметно в пути его застигла ночь. Время было опасное, кругом шныряли меньшевистские отряды, и он решил попроситься переночевать где-нибудь под ближайшей крышей. Он вспомнил, что где-то поблизости живет один богатый армянин. Дядя Сандро был с ним немного знаком. Этот армянин в свое время бежал из Турции от резни. Здесь он выращивал высокосортные табаки и продавал их трапезундским и батумским купцам, которые платили ему, по словам дяди Сандро, чистым золотом.

     И вот он подъехал к воротам его дома и крикнул своим зычным голосом:

     -- Эй, хозяин!

     Ему никто не ответил. Он только заметил, что на кухне погас свет, а окна изнутри прикрыли деревянными ставнями. Он еще раз крикнул, но ему никто не ответил. Тогда он пригнулся и, открыв себе ворота, въехал во двор.

     -- Не подъезжай, стрелять буду! -- услышал он не слишком уверенный голос хозяина. Плохи времена, подумал дядя Сандро, если этот табачник взялся за оружие.

     -- С каких это пор ты в гостей стреляешь? -- крикнул дядя Сандро, отмахиваясь камчой от собаки, которая выскочила ему навстречу. Он слышал, как из кухни доносились женские голоса и голос самого хозяина. Видимо, там держали военный совет.

     -- А ты не меньшевик? -- наконец спросил хозяин, голосом умоляя, чтобы он оказался не меньшевиком или, по крайней мере, назвался как-нибудь иначе.

     -- Нет, -- гордо сказал дядя Сандро, -- я сам по себе, я Сандро из Чегема.

     -- Что ж я твой голос не признал? -- спросил хозяин.

     -- С испугу, -- объяснил ему дядя Сандро. Кухонная дверь осторожно приоткрылась, и оттуда вышел старик с ружьем. Он подошел к дяде Сандро и, окончательно признав его, отогнал собаку. Дядя Сандро спешился, хозяин привязал лошадь к яблоне, и они вошли в кухню. Дядя Сандро сразу заметил, что хозяин и его семья ему обрадовались, хотя истинную причину этой радости он понял гораздо позже. Но тогда он ее принял за чистую монету, так сказать, за скромную дань благодарности его рыцарским подвигам, и это ему было приятно. Кстати, семья хозяина состояла из жены, тещи и двух детей-подростков -- мальчика и девочки.

     В честь дяди Сандро хозяин послал своего мальчика зарезать барана, достал вино, и, хотя гость для приличия старался удержать его от кровопролития, все было сделано как надо. Дядя Сандро был рад, что остановил выбор на этом доме, что ему не изменило его тогда еще только брезжущее чутье на возможности гостеприимства, заложенные в малознакомых людях. Впоследствии беспрерывными упражнениями он это чутье развил до степени абсолютного слуха, что отчасти позволило ему стать знаменитым в наших краях тамадой, так сказать, самой веселой и в то же время самой печальной звездой на небосклоне свадебных и поминальных пиршеств.

     Попробовав вина, дядя Сандро убедился, что богатый армянин уже научился делать хорошее вино, хотя еще и не научился как следует защищать свой дом. "Ничего, -- подумал дядя Сандро, -- в наших краях всему научишься". Так они сидели за полночь у горящего камина за обильным хорошим столом, и хозяин все время направлял разговор в сторону подвигов дяди Сандро, а дядя Сандро, не упираясь, с удовольствием шел в этом направлении, так что застольная беседа их была оживленной и поучительной. Кстати, дядя Сандро рассказал ему знаменитый эпизод из своей жизни, когда он силой своего голоса контузил какого-то всадника, как бы самой звуковой волной смыл его с коня.

     -- У меня в те времена, -- добавлял он, пересказывая мне приключение с богатым армянином, -- был один такой голос, что, если в темноте неожиданно крикну, всадник иногда падал с коня, хотя иногда и не падал.

     -- От чего это зависело? -- пробовал я уточнить.

     -- От крови, -- уверенно пояснил он, -- плохая кровь от страха свертывается, как молоко, и человек падает замертво, хотя и не умирает.

     Но пойдем дальше. Беседа и вино мирно журчали, дрова в камине потрескивали, и дядя Сандро был вполне доволен. Правда, ему показалось немного странным, что хозяин не отсылает спать своих детей и тещу, потому что хозяйка вполне могла справиться и одна, обслуживая их за столом. Но потом он решил, что детям будет полезно послушать рассказы о его подвигах, да и не каждый день к ним заворачивает такой гость, как Сандро из Чегема.

     Но тут снова залаяла собака, и хозяин посмотрел на дядю Сандро, а дядя Сандро на хозяина.

     -- Эй, хозяин! -- раздалось со двора. Дядя Сандро прислушался и по перемещающемуся звуку собачьего лая определил, что она облаивает по крайней мере пять-шесть человек.

     -- Меньшевики, -- прошептал хозяин и с надеждой посмотрел на дядю Сандро. Сандро это не понравилось, но отступать было стыдно.

     -- Попробую голосом, -- сказал он, -- если не поможет, будем защищаться.

     -- Эй, хозяин, -- снова раздался сквозь собачий лай чей-то голос, -- выходи, а то хуже будет!

     -- Отойдите от дверей, -- приказал дядя Сандро, -- они сейчас будут стрелять в дверь. Меньшевики сначала в дверь стреляют, -- пояснил он некоторые особенности тактики меньшевиков. Только он это сказал, как -- шлеп! шлеп! шлеп! -- ударили пули по дверям, выбрызгивая щепки в кухню.

     Тут все три женщины заплакали, а теща богатого армянина даже завыла, совсем как наши женщины на похоронах.

     -- Что же у тебя двери не из каштана? -- удивился дядя Сандро, видя что его дверь ни черта не держит.

     -- О, аллах, -- воскликнул хозяин, -- я знаю табачное дело, такие дела я не знаю.

     Он совсем растерялся. Он держал свою старую флинту, по словам дяди Сандро, как пастушеский посох. "Хоть бы хорошую винтовку привез из Турции", -- подумал дядя Сандро с раздражением. Он понял, что на помощь этого табачника рассчитывать не стоит.

     -- Куда эта дверь ведет? -- спросил дядя Сандро, кивнув на вторую дверь в кухне.

     -- В кладовку, -- сказал хозяин.

     -- Сейчас буду кричать, -- объявил дядя Сандро, -- пусть женщины и дети запрутся в кладовке, а то они своим плачем испортят мой крик.

     Хозяин пропустил всю семью в кладовку и уже сам туда хотел войти, чтобы никто не мешал дяде Сандро, но тот его остановил. Он приказал ему стоять у одного из закрытых окон, а сам подошел к другому, держа наготове винтовку.

     -- Открой, хозяин, а то хуже будет, -- закричали меньшевики и снова стали стрелять в дверь, и дверь опять стала выщелкивать щепки. Одна щепка ударила дядю Сандро по щеке и впилась в нее, как клещ. Дядя Сандро вынул ее и разозлился на богатого армянина.

     -- Хоть бы дубовые сделал, -- сказал он ему, -- раз уж вы в Турции о каштановых слыхом не слыхали.

     -- Я эти дела не знаю и знать не хочу, -- запричитал богатый армянин, -- я хочу продавать табак трапезундским и батумским купцам, я больше ничего не хочу.

     Но тут дядя Сандро набрал полную грудь воздуха и закричал своим неимоверным голосом.

     -- Эй, вы! -- закричал он. -- У меня полный патронташ, я буду защищать дом, берегитесь!

     С этими словами он слегка приоткрыл ставню и выглянул во двор. Светила луна, но дядя Сандро сначала ничего не заметил. Потом он вгляделся в черную тень грецкого ореха и понял, что они там укрываются. Он удивился, что они сразу не прошли в дом к богатому армянину, ведь бояться его они не могли, но потом догадался, что они заметили чужого коня, привязанного к яблоне, и решили подождать.

     Видимо, они совещались, обсуждая его грозное предупреждение. "Может быть, уйдут, -- подумал он. -- Как бы не прихватили мою лошадь", -- вдруг пришло ему в голову, и он замер у окна, вглядываясь в тех, что стояли в тени грецкого ореха.

     -- Ну, что, попадали они со своих лошадей? -- спросил старый табачник. Он совсем не доверял меньшевикам и потому не решался приоткрыть ставню и выглянуть.

     -- Откуда у этих эндурских голодранцев лошади, -- пробормотал дядя Сандро, продолжая свои наблюдения.

     В те времена он считал, что все меньшевики эндурского происхождения. Конечно, он знал, что у них есть всякие местные прихвостни, но сама родина меньшевизма, само осиное гнездо, сама идейная пчеломатка, по его мнению, обитала в Эндурске.

     Тут дядя Сандро заметил, что один из этих прохвостов быстро перебежал двор и остановился в тени яблони возле его лошади. Дядя Сандро не заметил, что он там делает, потому что он стоял за лошадью. Все равно ему это не понравилось.

     -- Эй, -- крикнул он, -- это моя лошадь! -- Он своим голосом дал знать, что кричащий и хозяин дома далеко не одно и то же.

     -- А ты Ной Жордания, что ли? -- ответил тот, что был у лошади, роясь, как теперь догадался дядя Сандро, в его дорожной сумке. И, хотя сумка была пустая, дяде Сандро такое дело совсем не понравилось. Если человек лезет в твою сумку, значит, он тебя не боится, а раз не боится, значит, может убить.

     -- Я -- Сандро из Чегема! -- гордо крикнул дядя Сандро, и ему до того захотелось снести голову этому парню из своей винтовки, что он еле сдержал себя. Он знал, что, если он одного или двоих уложит, остальные сбегут, но потом они придут целым отрядом и наделают бед.

     -- Мы тебя убьем вместе с хозяином, если не откроете, -- сказал тот, продолжая возиться с его сумкой.

     -- Если меня убьете, за меня отомстит Щащико! -- гордо крикнул дядя Сандро.

     Услышав такое, те, что стояли в тени грецкого ореха, немного поговорили между собой и отозвали того, что стоял у лошади. Дядя Сандро подумал, что слухи о знаменитом Щащико дошли до самого Эндурска.

     -- А кем он тебе приходится? -- услышал он.

     -- Он мой двоюродный брат, -- ответил дядя Сандро, хотя Щащико был ему только земляком. Щащико был известным абхазским абреком и стоил примерно ста хороших меньшевиков, как разъяснил мне дядя Сандро.

     -- Пусть откроет, мы золото не будем искать, -- крикнул один из них.

     -- Золота все равно нету, -- встрепенулся старый табачник.

     -- Какой же ты богатый табачник, если у тебя нету золота? -- удивился дядя Сандро.

     -- Уже взяли! -- нервно вскрикнул старый табачник и, бросив свою флинту, стал бить себя по голове.

     -- Золото вы уже взяли! -- крикнул дядя Сандро сердито.

     Тут меньшевики начали что-то хором кричать так, что нельзя было разобрать, что они говорят.

     -- Говорите кто-нибудь один, -- крикнул дядя Сандро, -- мы не на базаре.

     -- Это не мы, это другой отряд золото брал, -- крикнул один из меньшевиков обиженным голосом.

     -- Тогда что вам надо? -- удивился дядя Сандро.

     -- Мы возьмем немного скотины, раз ты брат Щащико, -- ответил один из них.

     -- Так что, впускать? -- спросил дядя Сандро, потому что ему не очень хотелось рисковать жизнью ради этого табачника, тем более, что дверь у него прошивалась пулями, как тыква.

     -- Пускай идут, пускай грабят, -- махнул рукой старый табачник, -- все равно я отсюда уеду.

     И вот дядя Сандро открыл дверь и, держа винтовку наготове вышел из дому. Меньшевики тоже вышли из тени и пошли ему навстречу, не спуская с него глаз. Их было шесть человек, вместе с писарем этого села, который слегка пожал плечами, когда дядя Сандро взглянул на него. Он пожал плечами в том смысле, что они его заставили заниматься этим некрасивым делом.

     Меньшевики, опасливо озираясь, вошли в кухню. По тому, как они сразу же уставились на стол, дядя Сандро понял, что эти голодранцы не каждый день обедают, и еще больше стал их презирать, хотя и не подал виду.

     -- А эта дверь куда ведет? -- спросил старший из них. Он был в офицерской форме, хотя и без погон.

     -- Там кладовка, -- сказал хозяин.

     -- Там кто-то есть, -- сказал один из меньшевиков и направил свою винтовку на дверь.

     -- Там семья, -- сказал старый армянин. Его теща слегка завыла, показывая, что она женщина.

     -- Пусть выходят, -- сказал старший.

     Хозяин проковылял в кладовку и стал по-армянски уговаривать, чтобы они вышли. Но они стали отказываться и всячески упираться. Дядя Сандро все понимал по-армянски, поэтому он подсказал хозяину, как их оттуда выкурить.

     -- Скажи им, что солдатам надо харч приготовить, чтобы они не боялись, -- подсказал он ему по-турецки.

     Хозяин сказал им про харч, и они в самом деле вышли и стали у дверей. Один из солдат взял лампу и заглянул в кладовку, чтобы узнать, нет ли там вооруженных мужчин. Вооруженных мужчин не оказалось, и меньшевики немного успокоились.

     Теща хозяина подбросила в огонь свежих поленьев и стала мыть котел, чтобы сварить в нем остатки барана. Как только она взялась за стряпню, она перестала бояться солдат и начала ругать их, правда по-армянски.

     -- Давайте к столу, -- сказал дядя Сандро, -- а винтовки сложите в углу.

     Меньшевикам очень хотелось к столу, но винтовки бросать не хотелось. Хозяина-то они не боялись, но уже поняли, что дяде Сандро пальца в рот не клади.

     -- Ты тоже свою винтовку положи, -- сказал старший.

     -- Вы -- гости, вы первые должны это сделать, -- разъяснил дядя Сандро простейший этикет невежественному руководителю солдат.

     -- Но ты тоже гость, -- попытался он спорить. Но в таких делах спорить с дядей Сандро уже тогда было бесполезно.

    

... ... ...
Продолжение "Сандро из Чегема (Книга 1)" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Сандро из Чегема (Книга 1)
показать все


Анекдот 
Парень покупает в магазине высокоскоростной мотоцикл. Проверяет комплектность:
- Инструкция есть, инструменты все, запчасти по списку на месте, сложенный женский черный платок... А на хрена мне черный женский платок?!!
- Это бесплатно, для вашей матери...
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100