Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Мир смерти - - 2. Этический инженер

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Гаррисон, Гарри >> Мир смерти
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Гарри Гаррисон. Этический инженер

1


     - Минутку, - прервал собеседника Язон и, отвернувшись от экрана, выстрелил в нападавшего рогатого дьявола. - Нет, ничем важным я не занят. Сейчас приду. Возможно, что смогу помочь.

     Он выключил видеофон и изображение радиста погасло на экране. Когда Язон проходил мимо подстреленного им рогатого дьявола, тот зашевелился в последней вспышке уходящей злобной жизни, и его рога заскреблись о гибкий металл ботинка. Язон отшвырнул чудовище вниз, в джунгли.

     В сторожевой башне Периметра было темно, единственное освещение исходило от установленных на пульте управления защитой, работающих экранов. Мета взглянула на него и улыбнулась, затем ее внимание вновь переключилось на экраны.

     - Я иду в башню космической связи, Мета, - сказал Язон. - На орбите космический корабль, он старается вступить с нами в контакт на неизвестном дежурному языке. Может быть я смогу помочь.

     - Поторопись, - сказала Мета и, убедившись, что все контрольные лампы горят зеленым светом, потянулась к нему. Ее руки, стройные и мускулистые, сильные как у мужчины, обхватили его, губы ее были теплыми и женственными. Он вернул поцелуй и она потянулась вновь к приборам, как будто его тут и не было.

     - Что за беда с этим Пирром, - сказал Язон. - Слишком большое внимание работе.

     Он наклонился и слегка укусил ее за шею. Не отрывая глаз от приборов, она игриво шлепнула его и засмеялась. Он отскочил, но не слишком быстро, растирая ушибленное ухо.

     - Женщина-тяжеловес! - пробормотал он про себя.

     Связист был один в рубке космической радиосвязи. Это был подросток, никогда не покидавший Пирра и поэтому не знавший других планет и их языков. Между тем Язон, благодаря своей карьере профессионального игрока, говорил или по крайней мере был знаком с большинством галактических языков.

     - Они вышли из зоны приема, - сказал оператор, - скоро вернутся. - Он повернул ручку, и сквозь атмосферные помехи донесся голос:

     - ...иег кая икке форета... паррас, кан диг хор?..

     - Понятно, - сказал Язон, беря в руки микрофон. - Это датский язык, на нем говорит большинство планет Полярной звезды.

     Он нажал кнопку передачи.

     - Нуррус гид румфархокив, окер, - сказал он.

     Ответ пришел на том же языке.

     - Просим разрешить посадку. Дайте координаты.

     - В посадке отказываем, надеемся, что вы найдете более гостеприимную планету.

     - Это невозможно. У меня сообщение для Язона динАльта. Мне известно, что он здесь.

     Язон с интересом взглянул на хрипящий громкоговоритель.

     - Вы правы, с вами говорит Язон динАльт. Передавайте сообщение.

     - Это нельзя передавать по открытой связи. Я следую за вашим радиолучом. Вы согласны вести меня на посадку?

     - Вы должны понять, что это - самоубийство. Пирр - смертельнейшая из планет Галактики. Здесь все формы жизни - от бактерий до когтистых ящеров, размером с ваш космический корабль - враждебны человеку. Сейчас здесь что-то вроде перемирия, но для любого пришельца с другой планеты обстановка все равно смертельна. Вы меня слышите? - Ответа не было. Язон пожал плечами и взглянул на радар, показывающий приближающийся корабль.

     - Что ж, это ваше право. Но, умирая, не говорите, что вас не предупреждали. Я вас поведу на посадку, но только, если вы согласитесь оставаться в своем корабле. Я сам приду к вам, в этом случае 50 шансов из 100 за то, что обезвреживающие процедуры у вашего люка убьют местную микрофауну.

     - Согласен. Я вовсе не хочу умирать. Мне нужно передать сообщение.

     Язон руководил посадкой, следя за появлением корабля из-за низких облаков. Специальные приспособления поглотили большую часть энергии удара, но тем не менее корабль наклонился и встал под опасным углом.

     - Ужасная посадка, - сказал радист и отвернулся к своим приборам, не интересуясь больше пришельцем. Пирряне были лишены любопытства.

     Язон в этом отношении был полной противоположностью. Именно любопытство привлекло его на Пирр, ввергло в охватившую всю эту планету войну и чуть не погубило его. Теперь все еще не удовлетворенное любопытство тянуло его к кораблю. Он колебался какое-то мгновение, сообразив, что радист не полностью понял его переговоры с незнакомым пилотом и не знает, что Язон собирается на корабль. Если что-нибудь случится, ему нечего рассчитывать на помощь.

     - Я сам могу позаботиться о себе, - засмеялся он, поднял руку и мгновенно выскочивший из кобуры пистолет оказался в его ладони. Указательный палец был уже согнут, грянул выстрел, разнесший в клочья куст ядовитого растения.

     Он был в хорошей форме и знал это. Конечно, ему никогда не удастся достичь уровня прирожденного пиррянина, родившегося и воспитанного на этой смертоносной планете, с ее удвоенной гравитацией, однако он был быстрее, чем любой другой инопланетянин. Он справится с любыми трудностями, если они встретятся - он даже знает эти трудности. В прошлом у него было немало расхождений во мнениях с полицией и властями различных планет, но он думал, что ни одна из этих планет не побеспокоится послать космический корабль, чтобы арестовать его. Откуда же пришел этот корабль?

     На корме корабля был виден регистрационный номер и какой-то показавшийся ему знакомым герб. Где он мог его видеть? Его внимание привлек открывающийся люк. Язон вступил в него. Люк закрылся, и Язон закрыл глаза, так как начался цикл обеззараживания: ультразвуковые колебания и ультрафиолетовое излучение должны были убить все местные микроорганизмы, которые он принес в своей одежде.

     Наконец процедура закончилась и когда внутренняя дверь начала открываться, он приготовился к прыжку. Если его ждут какие-то сюрпризы, он встретит их в полной готовности.

     Пройдя через дверь, он почувствовал, что падает. Пистолет прыгнул ему в руку, но он не успел направить его в человека, который сидел в кресле пилота.

     - Газ... - успел промолвить он и упал на металлический пол.

     Сознание возвращалось, сопровождаемое головной болью, которая заставила Язона сморщиться. Когда он открыл глаза, они так заболели от света, что он вынужден был снова их закрыть. Каким-бы наркотиком его не усыпили, действовал он исключительно быстро.

     Сознание возвращалось, головная боль постепенно исчезала, переходя в тупое биение, и он сумел открыть глаза уже без ощущения, что в них возникают искры. Он сидел в стандартном космическом кресле, снабженном специальными замками для рук и ног. Теперь эти замки были крепко защелкнуты вокруг его запястий и лодыжек. Рядом с ним, в таком же кресле сидел человек, наблюдавший за приборами на контрольном щите. Корабль, несомненно, находился в полете, причем в особом режиме - джамп-режиме. Незнакомец производил вычисления на компьютере, контролируя верность вхождения в джамп-режим.

     Язон воспользовался возможностью изучить этого человека. Он казался слишком старым для полицейского, хотя с другой стороны, несмотря на солидный возраст, был крепок и силен. Волосы его были серого цвета и подрезаны на манер ермолки, глубокие морщины на туго натянутой коже лица, казалось, произведены не годами, а сильными перенапряжениями. Высокий и прямой, он на первый взгляд, ничего не весил. Потом Язон понял, что этот эффект происходил от полного отсутствия мяса. Казалось, что этого человека пекло солнце и мыли дожди, пока от него не остались лишь кости, сухожилия и мускулы. Когда он поворачивал голову, то мышцы на ней выпячивались, как тросы, а руки над контрольным пультом напоминали коричневые когти какой-то птицы. Твердым пальцем он нажал кнопку контроля джамп-режима и повернулся от пульта к Язону.

     - Я вижу, вы пришли в себя. Это был слабодействующий газ. Мне не хотелось его применять, но это был самый безопасный путь.

     Когда он говорил, челюсти его открывались и закрывались с суровостью и серьезностью банковских сводов. Глубоко посаженные холодные голубые глаза неподвижно смотрели из-под темных бровей. В его манерах и словах не было ни малейшего намека на юмор.

     - Не слишком дружественный прием, - сказал Язон, осторожно испытывая держащие его замки. Они были надежно закрыты. - Если бы я знал, что ваше важнейшее личное послание - доза наркотического газа, я бы дважды подумал, прежде чем руководить вашей посадкой.

     - Обман в ответ на обман, - был ответ из черепахообразного рта. - Если бы была другая возможность захватить вас, я бы использовал ее. Но, учитывая вашу репутацию безжалостного убийцы и тот несомненный факт, что на Пирре у вас друзья, я использовал единственно возможный путь.

     - С вашей стороны это очень благородно. - Язон начал сердиться на эту безоговорочную самоуверенность. - Цель оправдывает средства и так далее, не слишком уж оригинальный довод... Но я пошел на это с открытыми глазами и не могу выражать против этого недовольство.

     Во всяком случае не ясно, - подумал он с горечью. - Для чего? Было бы гораздо лучше не поддаваться своему глупому любопытству.

     - Не потребую ли я слишком многого, если попрошу вас сказать, кто вы и почему пошли на такое беспокойство, дабы захватить мое недокормленное тело?

     - Я - Михай Саймон. Я возвращаю вас на Кассилию для суда и наказания.

     - Кассилия... Я должен был узнать герб на вашем корабле. Я не очень удивлюсь, узнав, что они еще хотят поймать меня. Но вы должны знать, что от их трех миллиардов, которые я выиграл в казино, ничего не осталось.

     - Кассилия не хочет возвращения денег, - сказал Михай, взглянув на приборы и вновь откинувшись в кресле. - Не хотят они и вашего возвращения, так как теперь вы - герой планеты. Они запустили свою пропагандистскую машину и теперь во всех окружающих звездных системах вы известны, как "Язон - три миллиарда", живое доказательство честности их бесчестных притонов и соблазн для всех малодушных. Вы искушаете всех попытать счастья в азартных играх, вместо того, чтобы пытаться заработать деньги честным путем.

     - Простите мое сегодняшнее тупоумие, - сказал Язон, тряся головой, чтобы избавиться от стука в ней, - но я не вполне вас понимаю. К какой же полиции принадлежите вы и почему везете меня для суда и наказания, если все обвинения сняты?

     - Я не полицейский, - сурово ответил Михай, поводя перед ним пальцами и глядя на него проницательным взглядом, - я верю в правду, ничего больше. Продажные политиканы, управляющие Кассилией, возвели вас на пьедестал чести. Воздавая честь вам - другому и, возможно, еще более продажному человеку, они наживаются благодаря вашему искаженному облику. Но я использую правду, дабы разрушить ваш лживый облик, а когда я его разрушу - я тем самым разрушу зло, которое произвело его.

     - Это тяжелая задача для одного человека, - сказал Язон спокойно, гораздо спокойней, чем он был на самом деле. - Не найдется ли у вас сигареты?

     - На борту корабля нет ни табака, ни алкоголя. И я не один - у меня есть последователи. Партия Правды - это сила, с которой приходится считаться. Мы затратили много сил и энергии, выслеживая вас, но дело стоит того. Мы проследили ваш бесчестный путь в прошлом на планете Мэхаут и казино "Туманность" на Галипто, серию грязных преступлений, от которых у честного человека выворачивает внутренности. Мы запаслись ордерами на ваш арест в каждом из этих мест, и в любом из них вас ожидает суд и смертная казнь.

     - Думаю, что ваше чувство справедливости не беспокоит то обстоятельство, что все эти преступления произошли просто в мое присутствие? Или, что я всегда обманывал лишь шулеров и казино, которые в свою очередь, обманывают простаков.

     Михай движением руки отбросил это возражение.

     - Вы виновны в нескольких преступлениях. И ваши увертки вам не помогут. Вы должны быть благодарны за то, что ваша порочная деятельность в конце концов послужит добру. Она будет рычагом, при помощи которого мы опрокинем продажное правительство Кассилии.

     - Придется что-то делать с моим любопытством, - сказал Язон, - посмотрите на меня, - он задвигал запястьями в зажимах и сервомоторы заработали, так как механизм уловил его движение и соответственно укрепил зажим. - Совсем недавно я рисковал здоровьем и свободой, когда меня вызвали для разговора с вами. Затем, я привел вас на посадку и не удержался от соблазна - сунул свою глупую голову в вашу ловушку с приманкой. Мне надо научиться бороться с такими порывами.

     - Если вы обращаетесь с мольбой о милости, то напрасно, - сказал Михай. - Я никогда не делал одолжений людям вашего типа и ни в чем не был им обязан. Я не собираюсь делать этого и теперь.

     - Никогда - очень долгий срок, - спокойно сказал Язон. - Хотелось бы мне иметь вашу уверенность в будущем.

     - Ваше замечание показывает, что у вас остались еще надежды. Вы еще сможете узнать правду перед смертью. Я помогу вам, расскажу все и объясню.

     - Это лучше чем казнь, - чуть не подавился Язон.
2


     - Вы будете кормить меня сами или отомкнете зажим, пока я буду есть? - спросил Язон.

     Михай стоял перед ним с подносом в руках в нерешительности. Язон язвительно, в то же время мягко (Михай был кем угодно, но не глупцом), добавил: - Конечно, я предпочитаю, чтобы вы кормили меня - из вас вышел бы отличный лакей.

     - Вы способны есть сами, - сразу же ответил Михай, ставя поднос на подлокотники кресла Язона. - Но вам придется все делать одной рукой: если совсем освободить вас, вы наделаете хлопот. - Он прикоснулся к контрольному щитку на спинке кресла, и замок, удерживающий правое запястье Язона, щелкнул и открылся. Язон расправил затекшие пальцы и взял вилку.

     Во время еды глаза Язона были заняты. Незаметно (для профессионального игрока явное внимание к чему-либо невозможно), он осмотрелся. Можно увидеть многое, даже если смотреть как бы случайно - невзначай.

     Предмет за предметом его внешне случайный взгляд осматривал все содержимое каюты. Контрольный щит, экраны, компьютер, маршрутный экран, с контролем джамп-режима, шкаф для карт, книжная полка. Он все осмотрел, запоминая расположение до мелочей. Какой-то план начал проясняться в его мозгу.

     Но все же у него были лишь начало и самый конец плана. Начало: он пленник на корабле, направляющемся на Кассилию. Конец: он не желает ни остаться пленником, ни возвращаться на Кассилию. Не хватало самого существенного - середины. В данный момент сделать что-либо казалось невозможным, но Язон никогда не согласился бы, что это вообще невозможно. Он руководствовался принципом, что человек сам кузнец своего счастья. Если ваши глаза открыты, то в нужный момент вы начнете действовать. Если вы действуете быстро, все хорошо. А если вы упустите возможность и время, ваши дела плохи.

     Он отодвинул пустую тарелку и бросил в чашку сахар. Михай ел очень умеренно и сейчас принялся за вторую чашку чая. Его глаза были неподвижны и устремлены куда-то вдаль, он о чем-то думал. Он слегка вздрогнул, когда Язон обратился к нему:

     - Поскольку вы не позаботились запастись сигаретами, то не позволите ли вы мне закурить свои? Только вам придется достать их - я не могу дотянуться до кармана, так как прикован к креслу.

     - Я не могу помочь вам, - не двигаясь ответил Михай. - Табак - наркотик и канцерогенное средство. Если я вам дам сигарету, то тем самым дам вам и рак.

     - Не будьте лицемером, - выпалил Язон с невольным удовольствием глядя на краску в лице Михая. - Люди используют канцерогенные элементы табака в течении столетий. И если даже они и не делали бы этого, какое отношение имеет это к данной ситуации? Вы везете меня на Кассилию на верную смерть. Чего ради вы тогда заботитесь о здоровье моих легких в отдаленном будущем?

     - Я не подумал об этом. Но ведь есть определенные нормы.

     - Неужели? - Язон прервал его, сохраняя инициативу в разговоре. - Не похоже, что вы вообще любите думать. Вы, видимо, относитесь к людям, которые во сне видят общие правила, которых не существует в жизни. Вот вы против наркотиков. Каких именно? А как вы относитесь к танину - в чае, который пьете? Или к кофеину? А ведь кофеин - это наркотик, это одновременно и сильный стимулятор и диуретик. Поэтому вы и не найдете чай в рационе космонавта. Но об этом наркотике вы почему-то забываете. Как же после этого выглядит ваш запрет на сигареты?

     Михай попытался заговорить, но промолчал и задумался.

     - Возможно, вы и правы. Я просто устал, и в конце концов это действительно, не так уж важно. - Он осторожно извлек пачку сигарет из кармана Язона и положил ее на поднос, Язон не пытался отвлечь его. Михай с извиняющимся лицом налил себе третью чашку чая.

     - Вы должны извинить меня, Язон, за попытку подогнать вас под мои собственные стандарты. Когда вы гонитесь за большой правдой, вы иногда допускаете, что малые правды ускользают. Я терпимый человек, но у меня есть тенденция заставлять других людей руководствоваться критериями, которые я создал для себя. Вы никогда не должны забывать о смирении, я надеюсь, вы извините меня. Поиски правды требуют всех сил.

     - Правды нет, - сказал ему Язон. В его голосе звучали гнев и обида: он хотел вовлечь своего похитителя в разговор. Вовлечь настолько, чтобы тот на время забыл о свободной руке Язона.

     Язон поднес чашку к губам и лишь дотронулся к жидкости. А пока в чашке оставался чай, она служила хорошим поводом для того, чтобы рука была свободной.

     - Нет правды? - Михай обдумывал эту мысль. - Но вы не можете так думать. Наша Галактика полна Правдой - это краеугольный камень жизни. Именно Правда отличает человека от животных.

     - Нет на правды, ни жизни, ни человека. Во всяком случае, не в вашем смысле - не с большой буквы. Они не существуют.

     Туго натянутая кожа на лице Михая сморщилась от сосредоточенности.

     - Вы должны объяснить свою точку зрения, - сказал он. - Пока мне не понятно.

     - Боюсь, что вы вообще не поймете. Вы превращаете в реальность, то, чего не существует. Правда, - с маленькой буквы, - это описание, это выражение отношений. Способ описать обстановку. Семантический инструмент. Но Правда с большой буквы, - это воображаемое слово, комплекс звуков, не имеющих значения. Оно кажется существительным, но у него нет рефрена, не отражаемого. Оно ни для чего не служит, ничего не значит. Когда вы говорите "Я верю в Правду", вы в сущности утверждаете: "Я верю в ничто".

     - Вы, вероятно, заблуждаетесь! - сказал Михай, наклонившись вперед и возбужденно размахивая рукой. - Правда - это философская абстракция, одно из тех орудий, которое наш мозг использует, чтобы приподнять нас над животными - доказательство, что мы не животные, а создания высшего порядка. Звери могут быть правдивыми, но они не могут знать Правду. Звери могут видеть, но они не могут увидеть Красоту.

     - Ох! - застонал Язон. - С вами невозможно говорить, мы с вами не понимаем друг друга. Мы говорим на разных языках. Забудем на время кто прав, кто ошибается. Нам придется вернуться назад и договориться о значении терминов, которые мы употребляем. Для начала: можете вы определить разницу между "этикой" и "этосом"?

     - Конечно! - выпалил Михай, и выражение удовольствия промелькнуло в его глазах, при мысли о возможности убедить противника. - Этика - это дисциплина, изучающая, что такое хорошо и плохо, что верно и неверно, этика занимается моральными обязанностями и долгом. Этос - означает руководящую веру, стандарты или идеалы, характеризующие группы или общество.

     - Очень хорошо, вижу что вы провели немало ночей, уткнув нос в книги. Теперь мы установили разницу между этими двумя терминами - это центр маленькой коммуникационной проблемы, с которой мы имеем дело. Этос неразрывно связан с отдельным обществом и не может быть оторван от него, иначе он теряет всякий смысл. Согласны?

     - Пожалуй...

     - Ну, вы должны согласиться, ведь это ваше собственное определение терминов. Этос группы - это лишь всеохватывающий термин для выражения отношений группы друг с другом. Верно?

     Михай неохотно кивнул в знак согласия.

     - Теперь, договорившись об этом, мы можем продвинуться на шаг вперед. Этика, опять же согласно вашему собственному определению, должна иметь дело с любым количеством обществ и групп. Если существуют абсолютные этические законы, то они должны быть столь обширны, что их можно применить к любому обществу. Законы этики должны быть столь же универсальны, как и закон всемирного тяготения.

     - Я не вполне понял...

     - Я и не думал, что вы поймете. Вы люди, болтающие об универсальных законах, в сущности, никогда не понимаете значения этих терминов. Мои знания не очень велики, но я все же помню Первый закон Ньютона, устанавливающий зависимость тяготения от массы. Это даже не закон, а просто наблюдение, не имеющее силы, пока вы не добавите "на этой планете". На планете с другой массой, данные наблюдения будут другими. А закон гравитации - это формула:
M1*M2

F=G*-----

R*R



     Эта формула может быть использована для вычисления силы притяжения между любыми двумя телами. Таков путь выражения фундаментальных и неизменных принципов, применимых к любой ситуации. Если у вас действительно имеются этические законы, они должны иметь ту же всеобщность. Они должны действовать на Кассилии и на Пирре, и вообще на любой планете и в любом обществе. Это вновь возвращает нас к вам. То, что вы так грандиозно - с большой буквы, с громом фанфар - величаете "Законами Этики" - и не законы вообще, но лишь куски племенного этоса, местные наблюдения, сделанные группой покинувших овец пастухов и пригодные лишь на то, чтобы поддерживать порядок в доме. Эти правила не применимы в любой ситуации, даже вы должны будете признать это. Только подумайте о множестве различных планет и о том, какими необычными и страшными бывают там отношения людей друг к другу - а потом попробуйте сформулировать десять правил общения, пригодных для всех этих обществ. Это невозможно. Готов поклясться, что для вас самого существуют эти десять правил, но если одно из них заключается в том, что нельзя поклоняться вырезанным из дерева идолам, я могу сказать вам, чего стоят остальные. Вы не будете этичны, если попробуете применять эти правила всюду - это будет всего лишь способ совершения самоубийства.

     - Вы обижаете меня!

     - Надеюсь. Если я не могу воздействовать на вас другим путем, то обида, возможно, выведет вас из состояния моральной самоуверенности. Как вы смеете обвинять меня в краже денег из казино Кассилии, когда я действовал в полном согласии с их этическим кодексом! Они организуют нечестные азартные игры - это норма. Если вы утверждаете, что обманывать в играх нечестно, значит вы не соответствуете местной этике. И если вы доставите меня для суда, значит вы неэтичны, а я - беспомощная жертва злого человека!

     - Клянусь Сатаной, - воскликнул Михай, вскакивая на ноги и бегая взад и вперед у кресла Язона, в возбуждении сжимая и разжимая кулаки. - Вы хотите смутить меня вашей семантикой и так называемой этикой, но все объясняется вашей алчностью; существует высший Закон, которого нельзя оспорить...

     - Вы неправы, я могу доказать это, - и Язон указал на книжную полку. - Я могу доказать это при помощи ваших же книг. Авксинского не нужно, он слишком толстый. Вот этот небольшой томик с именем Лалла на корешке. Это книга "О законах рыцарства" Раймона Лалла?

     Михай широко раскрыл глаза.

     - Вы знаете эту книгу? Вы знакомы даже с трудами Лалла?

     - Конечно, - небрежно ответил Язон: по правде говоря, это была единственная книга из всего собрания Михая, которую он однажды просматривал, и странное название засело у него в голове... - Позвольте мне взглянуть на нее, и я докажу вам то, что хочу...

     Он постарался произнести это как можно спокойней: именно из-за этого момента он и вел весь разговор. Он отпил чаю. Не надо показывать свою напряженность.

     Михай Саймон снял книгу с полки и протянул ему.

     Язон, продолжая говорить, перелистывал страницы.

     - Да, да, совершенно верно. Идеальный образец вашего типа мышления. Вы любите читать Лалла?

     - Чрезвычайно, - ответил Михай с сияющими глазами. - В каждой его букве Красота и Правда, о которых мы забываем в суматохе современной жизни. Применение и доказательство взаимосвязи между мистическим и конкретным. Манипулируя символами и используя математическую логику, он объясняет все.

     - Он ничего не объясняет! - заявил Язон. - Он играет в слова. Берет слово, придает ему абстрактное и нереальное значение, обращаясь к другим словам и проделывая с ними те же туманные процедуры. Его доказательства - всего лишь бессмысленные звуки. Это главный пункт, где расходятся ваше и мое понимание жизни. Вы живете в мире слов, лишенных значений, но существующих. Мой мир содержит факты, которые можно взвесить, попробовать на вкус, мои факты неопровержимы. Они - существуют.

     - Покажите мне какой-нибудь из ваших неопровержимых фактов, - сказал Михай неожиданно спокойным голосом, во всяком случае гораздо более спокойным, чем голос Язона.

     - Вон там, - сказал Язон, - большая зеленая книга на консоли. Она содержит факты, относительно которых даже вы согласитесь, что они существуют. Если вы не согласитесь, я съем каждую ее страницу. Дайте мне ее. - Он говорил сердито, делая чрезмерно самоуверенные утверждения, и Михай попался в ловушку. Он протянул том Язону обеими руками: книга была тяжелая, толстая, в металлическом переплете.

     - Теперь слушайте внимательно и постарайтесь понять, если даже для вас это будет трудно, - сказал Язон, открыв книгу. Михай сухо усмехнулся при этом намеке на его глупость. - Это собрание звездных эфемерид, также набито фактами, как яйцо содержимым. В некотором роде это история человечества.

     Теперь взгляните на экран контроля джамп-режима и вы поймете, что я имею в виду. Видите эту горизонтальную линию. Это наш курс.

     - Поскольку это мой корабль и я его пилотирую, то я в этом уверен, - сказал Михай. - Давайте ваше доказательство.

     - Имейте терпение, - ответил Язон. - Постараюсь объяснить это попроще. Красное пятно на зеленой линии обозначает положение нашего корабля. Номер под экраном означает ваш следующий навигационный пункт - место, где тяготение звезд достаточно для использования джамп-эффекта. Номер записан звездным кодом: ДВ-89-046-229. Я смотрю в эту книгу... - и он быстро перелистал страницу, - и нахожу этот номер в списке. Не название; всего лишь ряд символов, которые тем не менее, могут сказать очень многое. Эти символы означают, что на данном месте имеется планета или планеты, пригодные для жизни человека.

     - К чему вы клоните? - прервал его Михай.

     - Терпение, скоро узнаете. Теперь смотрите на этот экран. Зеленая точка приближается к линии курса, это - ПМБ, то есть пункт максимальной близости. Когда красная и зеленая точки совпадут...

     - Дайте мне книгу, - сказал Михай, нагнувшись вперед и почувствовав что-то неладное, но было уже поздно.

     - Вот доказательство, - сказал Язон и швырнул тяжелую книгу в экран контроля джамп-режима и тонкие сложные приборы, скрывавшиеся за экраном. Туда же он бросил и вторую книгу. Послышался звон, треск лопнувшего экрана. Ярко вспыхнула искра короткого замыкания.

     Корабль вздрогнул, так как сработали аварийные реле, выбросив его в обычное пространство.

     Михай, сморщившись от боли, упал на пол от резкого внезапного перехода. Прикованный к креслу Язон сдерживал тошноту и подступившую к глазам тьму, но все-таки решил докончить дело и швырнул поднос с пустыми тарелками в дымящиеся обломки приборов джамп-контроля.

     - Вот мой факт, - сказал он с триумфом. - Мое неопровержимое, с золотой отделкой, урановым сердечником, доказательство. Мы никогда не попадем на Кассилию!
3


     - Вы убили нас обоих, - сказал с побелевшим лицом Михай, но сравнительно спокойным голосом.

     - Еще нет, - весело ответил Язон, - но я уничтожил контроль джамп-режима, так, что мы не сможем лететь к другим звездам; но в обычном пространстве мы передвигаться можем, и ничто не помешает нам приземлиться на одной из планет - хоть одна пригодная для жизни человека тут найдется.

     - Там я починю механизм контроля, и мы продолжим полет к Кассилии. Так что вы не выиграли ни в чем.

     - Возможно, - уклончиво ответил Язон. У него не было ни малейшего желания продолжать путешествие, что бы ни думал об этом Михай.

     Его похититель пришел к аналогичному же заключению.

     - Протяните руку на подлокотнике, - сказал он и за крепил замок. В этот момент включился двигатель, и корабль изменил направление полета.

     - Что это? - спросил он.

    

... ... ...
Продолжение "2. Этический инженер" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 2. Этический инженер
показать все


Анекдот 
Новые условия получения кредита - выбить деньги с предыдущего заемщика.
показать все

Форум последнее 
 Андеграунд, или Герой нашего времени
 НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА ЛЬВА АСКЕРОВА
 Всё решает состояние Алексей Борычев
 Монастырь-академия йоги
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100