Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Луна - - 1. Лунная девушка (пер.Тимченко)

Фантастика >> Зарубежная фантастика >> Берроуз, Эдгар >> Луна
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Эдгар Берроуз. Лунная девушка

-----------------------------------------------------------------------

Edgar Rice Burroughs. The Moon Maid (1923) [= Conquest of the Moon]

("Moon" #1). Пер. - С.Тимченко.

Spellcheck by HarryFan

-----------------------------------------------------------------------

ПРОЛОГ


    Наши пути пересеклись в Голубой Комнате трансокеанского лайнера "Хардинг" в ночь Дня Марса - 10 июня 1967-го года. До отправления флайера я в течение нескольких часов бродил по городу, любуясь праздником, заглядывая во всемозможные места и стараясь увидеть как можно больше. Незабываемое зрелище - весь мир от радости сошел с ума. Единственное свободное место в Голубой Комнате было у его столика, где он сидел в одиночестве. Я поинтересовался, могу ли присоединиться к нему, и он, вежливо встав, предложил составить ему компанию. Его лицо осветила улыбка, которая только укрепила мою симпатию, возникшую с первого взгляда.

    Мне думалось, что безумный всплеск национального восторга во время празднования Дня Победы два месяца назад никогда больше не повторится, но сегодняшнее сообщение, казалось, произвело еще больший эффект на умы и воображение человечества.

    Продолжавшиеся более полувека c 1914-го беспрерывные войны в конце концов завершились полным превосходством англо-саксов над другими мировыми расами - практически впервые с тех пор, как нецивилизованные, в крайнем случае - полуцивилизованные человеческие нации сталкивались в схватках на каждом клочке земного шара. С войной было покончено, решительно и навсегда. Оружие и боеприпасы уничтожили в пяти океанах; оставшиеся воздушные армады сократили и переделали для нужд мирной торговли.

    Праздновали люди всех наций - победители и побежденные - настолько все устали от войн. Во всяком случае - они думали, что устали, но так ли было на самом деле? Что они знали, кроме войн? Только самые старые могли поделиться смутными воспоминаниями о мирной жизни, остальные не знали ничего, кроме войны. Люди рождались, жили и умирали в окружении внуков, но тревожные звонки войны беспрерывно звенели в их ушах. Даже если случайно ничтожное пространство их жизни не подмяло обутое в железо копыто войны, где-то все равно беспрерывно шла война - иногда откатывающаяся соленым отливом, чтобы затем нахлынуть с новой силой; пока она не выросла до огромной приливной волны человеческих страстей в 1959-м, захлестнувшей человечество на восемь кровавых лет и схлынувшей, оставляя мир на растерзанной, разоренной Земле.

    С тех пор прошло два месяца - два месяца, в течение которых все сущее замерло, проведя временной раздел и переводя дыхание. И что сейчас? У нас есть мир, но что нам с ним делать? Элита мыслями и поступками привыкла лишь к одному состоянию - к войне. В результате - упадок духа. Наши нервы, привыкшие к постоянному напряжению, кричали, сопротивляясь монотонности мира, хотя никто не жаждал возвращения войны. Мы сами не знали, чего хотим.

    И тут пришло сообщение, которое, как мне кажется, спасло мир от безумия, направив наши мысли в новое русло и заставив размышлять о факте гораздо более значительном, чем прозаические войны, факте, стимулирующем воображение и нервы - было положено начало разумному общению с Марсом!

    Поколения, знавшие только войну, внесли свой вклад, используя научные исследования в единственном направлении: убивать друг друга еще более эффективно, еще быстрее доставить нашу молодежь к их заброшенным могилам на чужбине, с еще большей секретностью и скоростью передавать приказы, посылающие на смерть наших людей. Но всегда - поколение за поколением - находились немногие, не приемлющие беспрерывную бойню, заглядывающие в будущее, в более счастливую эру, концентрирующие свои таланты и энергию на применении научных достижений во благо человечества и возрождения цивилизации.

    Среди них была многократно осмеянная, но свято верящая в свою правоту группа, одержимая идеей осуществить связь с Марсом. Надежда, теплившаяся сотни лет, никогда не умирала, она передавалась от учителя к ученику со все возрастающим энтузиазмом. А люди смеялись над ними так же, как сто лет назад смеялись над "летающими машинами" - как они тогда назывались.

    В 1940-м, после создания инструмента, точно вычислявшего направление и расстояние до любого радиоизлучающего источника, был сделан первый успешный шажок за долгие годы трудов и надежд. Еще раньше высокочувствительные приемные устройства зафиксировали серию из трех точек и тире, повторяющуюся через равномерные интервалы в 24 часа и 37 минут, и длящуюся ровно 15 минут. Новый инструмент точно установил: сигналы - если это были сигналы - всегда рождались на определенном расстоянии от Земли и исходили из той точки Вселенной, которую занимал Марс.

    Прошло пять лет, прежде чем удалось создать передатчик, способный передать сигналы с Земли на Марс. Сначала повторялось принятое сообщение - три точки и три тире. Не нарушался и временной интервал. Как только осуществлялся прием ежедневного сообщения, мы моментально отвечали своим. Затем мы попробовали передать сообщение из пяти точек и двух тире, чередующихся между собой.

    Мгновенно они ответили пятью точками и двумя тире, и мы без тени сомнения узнали, что установили связь с Красной планетой, но понадобилось еще двадцать два года беспрестанных усилий самых выдающихся интеллектов двух планет, чтобы создать и усовершенствовать систему информационной связи между двумя планетами.

    Сегодня, 10 июня 1967-го года, было опубликовано первое сообщение, пришедшее с Марса. Оно было подписано "Гелий, Барсум" и содержало радостные поздравления планете-сестре с пожеланиями нам всего наилучшего. Но это было лишь начало.

    Нетрудно понять, что в данный момент Голубая Комната на "Хардинге" ничем не отличалась от остальных общественных мест во всем мире. Мужчины и женщины ели, пили, смеялись, пели, говорили. Флайер поднялся в воздух на высоту чуть больше тысячи футов и пустился в ночной путь из Чикаго в Париж, его двигатели работали бесшумно, получая энергию от фабрик, расположенных за тысячи миль.

    На своем веку мне пришлось повидать немало, но это мгновение было уникальным из-за эпохального свершения. Пассажиры праздновали, и я засиделся за столиком дольше обычного, наблюдая за соседями, как мне представлялось, с рассеянной, всепрощающей улыбкой, хотя - и в этом нет ни тени себялюбия - наслаждаться плодом столетних усилий должен был по праву именно я.

    Мой визави оказался привлекательным мужчиной, худощавым и загорелым. Его форма экспедиционного отряда Воздушного Корпуса бросалась в глаза. Адмиральские звезды, якоря и нашивки за ранения свидетельствовали, что он воин, каждый его дюйм просто кричал об этом. А в нем было добрых семьдесят два дюйма.

    Мы немного поговорили - о Великой Победе, естественно - о послании с Марса, и, хотя мой собеседник частенько улыбался, я заметил легкую тень печали в его глазах. Во время очередной дикой вспышки восторга он, покачав головой, заметил:

    - Бедняги, - и после добавил: - Это так хорошо, пусть радуются жизни. Я завидую их неведению.

    - Что вы имеете в виду? - спросил я.

    Он слегка покраснел и улыбнулся.

    - Разве я размышлял вслух? - спросил он.

    Я повторил его слова. Он с минуту испытующе смотрел на меня, прежде чем заговорил снова.

    - Ах, какая в том польза! - воскликнул он почти раздраженно. - Вы все равно не поймете и наверняка не поверите. Я сам не понимаю, но верю, потому что знаю из своего собственного опыта. Боже! Если бы вы видели то, что видел я.

    - Расскажите, - взмолился я. Но он с сомнением покачал головой.

    - Вы способны поверить, что такой вещи, как Время, не существует? - спросил он внезапно. - Что человек выдумал Время, приспосабливаясь к возможностям своего ограниченного мозга, так же, как он выдумал другую вещь, которую не может ни понять, ни объяснить - Космос.

    - Я слышал о подобной теории, - ответил я. - Но для меня не существует проблемы - верить или нет. Я просто не знаю.

    Я думал это заставит его заговорить и сделал паузу, что - если верить книгам - лучший метод услышать невероятную исповедь. Он смотрел сквозь меня и, судя по выражению его глаз мне почудилось, что он снова переживает волнующие события, свидетелем которых оказался в прошлом. Но, похоже, я просчитался. Я убедился в этом, как только он заговорил.

    - Если эта девушка не будет осторожной, - неожиданно сказал он, - произойдет несчастье, и она упадет. Она - слишком близко от края.

    Повернувшись, я увидел богато одетую, растрепанную молодую леди, самозабвенно танцующую на столе. Ее спутники и окружающие смотрели на нее горящими глазами.

    Мой компаньон встал:

    - Было очень приятно провести с вами вечер, - сказал он. - Надеюсь - когда-нибудь мы снова встретимся. А теперь попытаюсь найти место и отдохнуть. Мне не досталось каюты. Никак не могу выспаться с тех пор, как я вернулся. - Он улыбнулся.

    - Полагаю, вам недостает газовых снарядов и радиобомб, - заметил я.

    - Да, - ответил он. - Так же, как выздоравливающему недостает его хвори.

    - В моей каюте - две кровати, - сказал я. - В последнюю минуту мой секретарь заболел. Буду рад предложить вам одну из них.

    Он поблагодарил и согласился воспользоваться моим гостеприимством на эту ночь - следующим утром мы уже будем в Париже.

    И когда мы пробирались между столиками, за которыми праздновали и веселились пассажиры, мой спутник остановился напротив молодой женщины, привлекшей его внимание несколько минут назад. Их глаза встретились, и в ее взгляде мелькнуло изумление и тень узнавания. Он вежливо улыбнулся, кивнул и пошел дальше.

    - Значит, вы знаете ее? - спросил я.

    - Буду знать - через двести лет, - последовала загадочная реплика.

    Мы отыскали мою каюту, заказали бутылку вина, печенье и, молча покурив, продолжили беседу.

    Он первый вернулся к теме разговора в Голубой Комнате.

    - Я собираюсь рассказать вам, - начал он, - то, что не говорил никому. Но при одном условии. Если вы будете перессказывать мою историю, не называйте никому моего имени. В этой жизни мне предстоит прожить еще достаточно много лет и я не хочу, чтобы в меня тыкали пальцем и называли сумасшедшим. Сначала позвольте предупредить вас, что я не пытаюсь ничего объяснить и такое объяснение, как предвидение - не приемлю. Я действительно "прожил" те события, о которых собираюсь рассказать. И та девушка, которую вы видели сегодня танцующей на столе, пережила их вместе со мной; правда, она не знает об этом. Может быть, вам поможет, если вы будете постоянно помнить, что не существует такой вещи, как Время. Не забывайте об этом - пусть это трудно представить, я, например, этого представить не могу. А теперь слушайте.
1. ПРИКЛЮЧЕНИЕ В КОСМОСЕ


    - Я собираюсь рассказать вам историю, произошедшую в двадцать втором веке. Но мне кажется, лучше начать рассказ с моего пра-прадеда, родившегося в 2000-м году.

    Видимо, я не смог скрыть удивления. Он улыбнулся и покачал головой, словно пытаясь найти объяснение, подходящее к уровню мыслительных способностей собеседника.

    - Мой пра-прадед на самом деле был пра-правнуком моего предыдущего воплощения, имевшего место в 1898-м году. Женился я в 1916-м. Мой сын Джулиан родился в 1917-м. Я никогда не видел его. Меня убили во Франции в 1918-м - в День Перемирия.

    Я снова воплотился в сыне своего сына в 1937-м. Сейчас мне тридцать лет от роду. В 1970-м у меня родится сын. Это сын моего воплощения 1937-го года, а в его сыне - Джулиане 5-м - я вновь вернусь на Землю в 2000-м. Вижу, вы сконфужены, но прошу вас, помните о моем предупреждении - вы должны придерживаться теории, что не существует такой вещи, как Время. Сейчас, в 1967-м, я могу в подробностях пересказать все события моих четырех реинкарнаций - последняя, как я говорил, произойдет в 2100-м. По какому капризу судьбы я пропустил три поколения и почему ничего не знаю о других своих воплощениях - не могу сказать.

    Моя теория базируется на том, что я отличаюсь от остальных людей своей способностью рассказать о происшествиях в стольких реинкарнациях. Тогда как они - не могут. За исключением нескольких важных эпизодов из своего нынешнего воплощения. Но, возможно, я и не прав. Я расскажу вам историю Джулиана 5-го, рожденного в 2000-м году, если у вас есть время и если вам интересно. Я расскажу о мучениях в заполненных страданиями днях двадцать второго века после рождения Джулиана 9-го в 2100-м.


    Мое имя - Джулиан. Джулиан 5-й. Я родился в доблестной семье. Мой пра-прадед - Джулиан 1-й - дослужившийся в двадцать два года до майора, был убит во Франции во время Великой Войны. Мой прадед - Джулиан 2-й - погиб, воюя в Турции, в 1938-м. Мой дед - Джулиан 3-й - воевал с шестнадцати до тридцати лет, пока не воцарился мир. Он умер в 1992-м, последние двадцать пять лет жизни прослужив Воздушным Адмиралом. После окончания войны он перешел под команду Международного Мирного Флота, патрулируя и охраняя мирное спокойствие. Он тоже погиб на службе, как и мой отец, сменивший его на этом посту.

    В шестнадцать лет я окончил Воздушную Школу и был направлен в Международный Мирный Флот, в пятом поколении надев форму своей страны. Это произошло в 2016-м. И повторяю: это был вопрос чести - таким образом закончить век, начатый Джулианом 1-м, выпущенным Вест-Пойнтом. В течение целого века ни один мужчина в моей семье не только не имел, но даже не одевал цивильного платья.

    Конечно же, войн больше не было. Но сражения продолжались. В воздухе свирепствовали пираты и дикие племена России, Африки и Центральной Азии, так что постоянно требовалось вмешательство карательных экспедиций. Как бы то ни было - жизнь казалась нам монотонной и однообразной, когда мы читали о героических деяниях наших предков с 1914-го по 1967-й. Правда, никто из нас не хотел войны. Слишком хорошо нам привили мысль, что мы не должны думать о войне, а Международный Мирный Флот настолько эффективно противодействовал любой подготовке к войне, что мы былы уверены - войны больше никогда не будет.

    В мире не было огнестрельного оружия за исключением того, которым были вооружены мы. Лишь несколько образцов содержалось в качестве экспонатов в музеях или сохранилось у диких племен, но достать боеприпасы к ним было невозможно с тех пор, как запретили их производство. Больше не было ни газовых снарядов, ни радиобомб. Ни одно орудие больше не выпускалось и не проектировалось, и во всем мире невозможно было отыскать оружие крупного калибра. Я, например, считаю, что тысяча человек с различными орудиями разрушения, достигшими своего наивысшего развития к окончанию войны, могли бы покорить весь мир. Но во всем мире не нашлось бы тысячи столь хорошо вооруженных людей - на всей земной поверхности не нашлось бы столько экипировки.

    Но, казалось, само Провидение позаботилось о том, чтобы в мире было достаточно испытаний. Если человек научился справляться с внутренними стихиями, то оставались внешние проблемы, контролировать которые он не мог. Одна из них дала всходы за тридцать три года до моего рождения - в исторический день 10 июня 1967-го, когда Земля получила первое послание с Марса, после которого две планеты оставались в постоянной дружеской связи, обмениваясь знаниями и учась друг у друга. В некоторых областях искусства и науки марсиане или барсумцы, как они себя называли, далеко обогнали нас. Хотя в некоторых других мы прогрессировали быстрее. Знания, которыми мы орбменивались, шли на пользу обоим мирам. Мы изучали их историю и привычки, а они - наши, хотя они знали о нас гораздо больше, чем мы о них. Новости с Марса всегда печатались в наших ежедневных газетах на первой полосе.

    Они больше всего помогли нам на поприще медицины и аэронавтики, открыв нам секрет лечебных средств Барсума и знания о Восьмом Луче, больше известном землянам как Барсумский Луч. Теперь он имеется в герметичных контейнерах на каждом воздушном судне, отчего самолеты, зависящие от подъемной силы, безнадежно устарели.

    То, что мы смогли обмениваться с марсианами информацией, заслуга бессмертного виргинца - Джона Картера, чье чудесное перемещение на Марс имело место 4 марта 1866 года, о чем знает каждый школьник двадцать первого века. Хотя не многие знают, что небольшая группка марсианских ученых, пытавшаяся связаться с Землей, совершила ошибку, объединившись в секретную организацию с политическими целями. И если бы не это, связь между двумя планетами могла появиться на полвека раньше, с тех пор, как они обратились к Джону Картеру, и тот изобрел нынешний интерпланетарный код.

    Практически с самого начала больше всего всех привлекала теоретическая возможность обменяться визитами между землянами и барсумцами. Каждая из планет надеялась первой достичь цели, хотя никто не скрывал никакой информации, могущей помочь второй стороне в доведении до конца великого дела. Это было благородное, дружеское соперничество, и цель, ко времени моего выпуска из Воздушной Школы, как минимум - в теории, - казалась делом довольно простым. У нас был Восьмой Луч, двигатели, кислородные устройства, отработанные процессы восстановления. Все казалось готовым и идельно приспособленым для воздушного судна, отправляющегося на Марс, если бы Марс был единственной планетой в космосе. Но это было не так. Мы боялись Солнца и других планет.

    В 2015-м Марс выслал корабль к Земле с экипажем из пяти человек и запасом продовольствия на десять лет. Была надежда, что при благоприятных обстоятельствах путешествие займет менее пяти лет после того, как судно наберет крейсерскую скорость - 1000 миль в час. Ко времени моего выпуска корабль сбился с курса почти в миллионе миль от цели, и в конце концов все смирились с мыслью, что он безвозвратно потерян. Его экипаж постоянно поддерживал связь с Землей и Марсом, продолжая надеяться на успех, но самые информированные лица в обоих мирах махнули на них рукой.

    К этому времени наш корабль был почти готов, но правительство в Вашингтоне запретило экспедицию, когда стало понятно, что барсумский корабль обречен. Правильное решение, ведь наше судно было экипировано не лучше марсианского. Почти десять лет прошло, пока не был сделан новый шаг, появилась новая надежда на межпланетное путешествие в космосе. Это открытие сделал мой соученик - лейтенант-коммандер Ортис, один из самых гениальных людей, которых я когда-либо знал и одновременно один из самых бессовестных и относящихся ко мне, как минимум, несносно.

    Мы вместе поступили в Воздушную Школу, он - из Нью Йорка, я - из Иллинойса, и с самого первого дня между нами обнаружился непреодолимый антагонизм, во всяком случае - с его стороны. Он наверняка усилился после целого ряда неблагоприятных обстоятельств в течение четырехлетнего пребывания под одной крышей. С самого начала Ортис не пользовался популярностью как у кадетов, так и у инструкторов и офицеров школы, а мне в этом отношении повезло. В различных атлетических упражнениях, в которых он считал себя непревзойденным мастером, к несчастью, главные призы получал я. В классе он затмевал нас всех - даже инструкторы были зачарованы его интеллектом. Но по мере того, как мы переходили из класса в класс, во время экзаменов я частенько превосходил его. Я всегда был старшим по званию, еще будучи кадетом, и при выпуске получил более высокое звание, чем он. Звание, не существовавшее долгие годы, и совсем недавно восстановленное.

    С тех пор я почти не видел его. Его служба из принципиальныъх соображений была связана с землей, тогда как моя почти постоянно заставляла меня находиться в воздухе во всех частях света. Иногда до меня доходили о нем слухи - не слишком хвалебные; он женился на девушке и бросил ее; ходил слух о том, что было предпринято расследование по его счетам; и последняя сплетня: он присоединился к секретному обществу, собирающемуся свергнуть правительство. Кое во что я верил, но в последнее - никогда.

    И в течение последующих девяти лет после выпуска, когда мы разбрелись в разные стороны по интересам, пропасть между нами все увеличивалась по мере роста разницы в рангах. Он был лейтенант-коммандер, а я - капитан, когда в 2024 году было объявлено об успешном выделении Восьмого Солнечного Луча, а через два месяца - Лунного, Меркурианского, Венерианского и Юпитерианского. Восьмой Барсумианский и Восьмой Земной Лучи уже были выделены, и на Земле последний ошибочно назывался Первым.

    Открытия Ортиса касались двух планет как ключевых для путешествия между Землей и Барсумом, вступающих во взаимодействие с Солнцем и некоторыми планетами, исключая Сатурн, Уран и Нептун. Действие этих небесных тел могло сказаться на курсе корабля, летящего к Марсу, и направить судно по непредвиденному курсу. Эффект влияния трех дальних планет был незначительным из-за большой дистанции между Марсом и Землей.

    Ортис намеревался экипировать корабль и тут же стартовать, но снова вмешалось правительство и запретило, считая это неоправданным риском. Вместо этого Ортису было приказано построить небольшой флайер, способный лететь без экипажа и управляемый по радио по меньшей мере в первой половине полета между планетами. После того, как детище Ортиса было спроектировано, можете представить его огорчение, впрочем, как и мое, когда меня назначили наблюдать за постройкой. Однако должен заметить, что Ортис прекрасно умел скрывать свои чувства и отлично помогал мне в работе, которую мы вынуждены были вести вместе и которая была неприятна как мне, так и ему. Со своей стороны я постарался максимально облегчить его задачу - скорее, сотрудничая с ним, нежели подчиняя себе.

    Чтобы закончить работу с экспериментальным судном понадобилось не много времени, но за этот период я успел оценить чудесные интеллектуальные способности Ортиса, хотя никогда не стремился заглянуть в его сердце или проникнуть в мысли.

    В конце 2024-го года этот корабль отправили в полет, и почти одновременно, согласно моей рекомендации, началась работа над усовершенствованием большого корабля конструкции 2015-го года, сохрнившегося с того времени, как правительство, обескураженное потерей марсианами своего судна, приостановило дальнейшие попытки до тех пор, пока не появятся принципиальные изменения. Ортис вновь стал моим ассистентом и, несмотря на наши взаимоотношения, меньше, чем за восемь месяцев "Барсум" - как окрестили корабль - был полностью переделан и оснащен для межпланетного путешествия. Различные Восьмые Лучи, помогающие преодолеть притяжение Солнца, Меркурия, Венеры, Земли, Марса и Юпитера, находились в тщательно сконструированных, старательно защищенных емкостях, в трюме, и здесь же находилась емкость поменьше, содержащая Восьмой Лунный Луч, дающий возможность свободно миновать зону лунного притяжения и не быть притянутыми ее бесплодной поверхностью.

    Сообщения с марсианского судна продолжали поступать в течение пяти лет после того, как экипаж покинул родную планету. Их мощность все время слабела. Командир судна вел героическую борьбу с притяжением Солнца, и в конце концов марсинский корабль попал в зону притяжения Юпитера. В последнем сообщении говорилось, что корабль находится в бескрайней пустоте между этой планетой-гигантом и Марсом. В течение следующих четырех лет никаких сообщений не поступало, но догадаться о судьбе экипажа было не трудно - можно было с полной уверенностью сказать, что несчастная команда никогда уже не вернется на Барсум.

    Наш экспериментальный корабль уже восемь месяцев в одиночестве преодолевал свой путь, блестяще подтверждая научные предвидения Ортиса - самые точные приборы не могли уловить ни малейшего отклонения от курса. Именно тогда Ортис принялся убеждать правительство отправить его со вторым судном, полностью готовым к путешествию. Разрешение было получено в 2025-м году, к этому времени экспериментальный корабль находился в пути уже больше года и ни на йоту не отклонился от курса. Правительство уверилось в успехе путешествия и в том, что никакого риска человеческой жизни не предвидится.

    Для управления "Барсумом" требовалось пять человек. Как уже стало доброй многовековой традицией - в случае рискованного предприятия вызывать добровольцев - бросили клич. В результате половина персонала Международного Мирного Флота изъявила желание пополнить собой ряды команды.

    В конце концов правительство отобрало пятерых из огромного числа добровольцев, и к моему огромному изумлению и ярости Ортиса меня назначили командиром экипажа, в который входил Ортис, два лейтенанта и младший лейтенант для полного комплекта.

    "Барсум" превосходил размерами судно, построенное марсианами, и мы смогли взять с собой запасов пищи на пятнадцать лет. У нас стояли более мощные двигатели, позволяющие судну развивать скорость свыше тысячи двухсот миль в час. Кроме того, мы располагали сконструированным Ортисом двигателем, который работал на световой энергии и давал возможность "Барсуму" двигаться с половинной скоростью в случае, если основные двигатели откажут. Никто из членов экипажа не был женат. Бывшая жена Ортиса к тому времени скончалась. Наши сбережения были переданы в специальный фонд под наблюдением правительства. 24 декабря 2025-го года в Белом Доме состоялся пышный прощальный бал. На Рождество наш "Барсум" поднялся в воздух со взлетной площадки и устремился в небо, сопровождаемый звуками оркестров и приветственными криками тысяч соотечественников.

    Не буду перегружать ваше внимание сухими техническими описаниями двигателей и оборудования. Следует лишь упомянуть, что двигатели были трех типов: позволявшие судну летать в воздушной среде, двигаться в эфире и основные. Последние представляли из себя самое главное оборудование, содержащее мощные генераторы, производящие настоящий Восьмой Барсумский Луч и с коллосальной силой выбрасывающие его в сторону Земли, направляя судно к Марсу. Эти генераторы были сконструированы таким образом, что после небольшой переделки они могли генерировать Восьмой Земной Луч, необходимый для нашего возвращения домой. Вспомогательный, сконструированный Ортисом двигатель, о котором я уже упоминал, мог с легкостью отделять Восьмой Луч любой планеты или спутника и даже самого Солнца, что давало нам возможность отправиться в любую часть Вселенной при помощи элементарного накопления или энергетической эмиссии Восьмого Луча ближайшего небесного тела. Генераторы четвертого типа позволяли получать кислород из эфира и поддерживали температуру и давление на корабле, соответствующие земным. Достижения научной мысли позволили нам создать настоящий маленький мир, двигающийся в космическом пространстве с пятью заключенными в нем душами.

    Если бы не присутствие Ортиса, я счел бы наше путешествие крайне приятным. Вест и Джей оказались очень милыми молодыми людьми, открытыми и доброжелательными, а юный Нортон - младший лейтенант всего семнадцати лет от роду - превосходил всех своими деликатными манерами, внимательностью и безупречным отношением к своим обязанностям. На борту "Барсума" имелось три каюты. В одной разместился я, во второй - Ортис с Вестом, а Джей с Нортоном - в третьей. Вест с Джеем были лейтенантами, они учились в одном классе Воздушной Школы. Конечно, они предпочли бы жить в одной каюте, но пока им приходилось жить в разных - до тех пор, пока я не отдал бы соответствующего приказа, или Ортис не изъявил бы желания поменяться. Не желая давать Ортису повод для скандала, я медлил с приказом, ведь Ортис, никогда не думающий об удобствах других людей и не уважавший чужих чувств, естественно, стал бы возражать. Мы часто собирались вместе. Вест, Джей и Нортон поочередно занимались приготовлением пищи. Все делалось добровольно, иначе наше предприятие было бы сразу обречено на неудачу, ведь мы по сути были заперты в маленьком ящике на пятилетний срок. У нас были книги, письменные принадлежности и игры, мы поддерживали регулярную связь с Землей и Марсом, постоянно находясь в курсе последних новостей на обеих планетах. Мы слушали оперы, оратории и музыку обоих миров, так что не чувствовали себя оторванными от мира. Я постоянно ощущал некоторую сдержанность со стороны Ортиса по отношению ко мне и толерантно относился к нему. В отличие от остальных членов экипажа мы никогда не обменивались с ним любезностями, правда, я не понимал, за что Ортис ненавидит меня. Я чувствовал, что причина кроется в его характере. Его интеллект вызывал у меня величайшее восхищение и на научной почве мы общались без холодности или неприязни. В первые дни у нас состоялось множество полезных дискуссий и это обещало в дальнейшем интереснейшее путешествие.

    

... ... ...
Продолжение "1. Лунная девушка (пер.Тимченко)" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 1. Лунная девушка (пер.Тимченко)
показать все


Анекдот 
Цитата из диплома:
"Так как мой диплом никто читать не будет, для простоты полагем число пи равным 5"
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100