Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Кузьменко, Владимир - Кузьменко - 1. Древо жизни

Фантастика >> Советская фантастика >> Авторы >> Кузьменко, Владимир
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Владимир Леонидович Кузьменко. Древо жизни. Книга 1

---------------------------------------------------------------

Издательский центр "ТЕРРА" и "Книжное обозрение", 1991

OCR: Alex A. Bel.

---------------------------------------------------------------

Книга первая

В.Кузьменко -- кандидат медицинских наук, доцент кафедры

патофизиологии и заведующий лабораторией нейробионики

Львовского мединститута. У него более ста научных работ и

сорок изобретений в области сложных самоорганизующих систем,

т.е. искусственных нейронных сетей и систем искусственного

интеллекта.

"Древо жизни" -- первая художественная публикация

В.Кузьменко. Роман большой, состоит из трех книг, каждая из

которых может существовать самостоятельно. Вместе с тем они,

конечно же, единое логическое целое. Автор исходит из того,

что наша цивилизация -- только одна из ветвей огромного древа

Вселенной, и знакомит нас, читателей, с другими побегами. И с

нами самими... через 300--400 лет. Искусственный интеллект --

Сверхсложная Система -- делает человека "бессмертным". Но все

равно он остается самим собой. И Разум - выше Сверхразума.

Вечные темы Добра и Зла, Любви и Ненависти, Жизни и Смерти --

главные герои романа. Написанный в форме приключенеской

фантастики, он читается легко и приятно.

"И сказал Господь Бог:

вот, Адам стал один из

Нас, зная добро и зло; и

теперь как бы не простер

он руки своей, и не взял

также от древа жизни, и

не вкусил, и не стад

жить вечно" (Первая

книга Моисея "БЫТИЕ",

стих 22)

Предисловие автора


     Все живое смертно! Это истина, с которой не может примириться разум. Именно разум! Ибо разум познал бесконечность времени и, познав его, содрогается, от ужаса перед бесконечным Ничто, которое ожидает его в его кратковременном пути, с которого, он не может свернуть, зная при этом, что каждый шаг приближает его к этому всепоглощающему Ничто и ничто не может отвратить его встречу с ним. Как бы нас не отвлекали повседневные заботы, волнения, радости - мысль о смерти, она неизбежно снова и снова приходит к нам, к каждому из нас по- разному: к одним -- неся неудовлетворение от несделанного, несовершенного, к другим -- с острым чувством утраченного, к третьим -- с щемящим животным страхом, от которого хочется куда- то спрятаться, подобно тому, как ребенок прячется на груди матери. Но всех, даже самоубийц, решивших покончить счеты с жизнью, чтобы уйти от Реальности: героев, сознательно жертвующих ею во имя идеалов, -- всех без исключения посещает великий Страх перед небытием. Только одни побеждают его отчаянием, другие -- душевным порывом самопожертвования.

     Как только человек стал достаточно разумным, чтобы познать странность нашего мира и ожидающего его Ничто, он, чтобы сохранить свою психику от вечного страха перед ним, изобрел религию и мир потусторонней вечной жизни. Не буду утверждать, что только один страх перед неизбежным породил религию, но все-таки он играл, да и играет по сей день основную роль в создании человеком Всемогущего Защитника и Спасителя. Чем в данном случае человек отличается от малолетнего ребенка, для которого этим защитником является мать?

     Бессмертие. Если оно и возможно, то оно не даруется, а создается! Человек должен сказать себе: я человек, я одинок в этом маре, и моя судьба зависит только от меня! Я хочу жить, unws бессмертия не только роду человеческому, но и себе лично. Но я смогу, может быть, добиться бессмертия, если мое бессмертие будет целесообразно. В том случае оно будет целесообразно, если мое бессмертие будет так же необходимо всему тому, что меня окружает, как и мне самому. Следовательно, надо искать такого бессмертия, которое не только даст мне все блага вечной жизни, блага не ущемленные, но полноценные, с удовлетворением всех моих человеческих потребностей, как духовных, так и чисто биологических, но не только не принесет неудобства и вреда окружающему меня миру, а станет ему столь же необходимым, как и мне самому. Возможно ли это? Что я могу взамен предложить природе и Космосу? Только свой разум. Но если эта сделку еще не совершается, значит, товар мой еще не настолько качественный. Вот в чем суть вопроса. Не лежит ли ответ на него в самом разуме, в его развитии? Но каком? Развивается ли разум поступательно, или же он должен проходить стадии, каждая из которых: отличается от всех предыдущих? Стоп! Стадии... Нет ли здесь коварства судьбы? Ведь я, человек, даже в обмен на бессмертие не хочу терять ничего человеческого: ни своих эмоций, ни радости, ни доброты, ни жестокости, ни гнева, ни любви, ни страдания, ни наслаждения. Пусть все мое останется со мною! Я хочу жить вечно и не уставать от жизни, не терять желаний. Только в этом случае я останусь человеком. Как это все соединить? Как достичь бессмертия, отдавая, но ничего не теряя?

     Человечество в своем развитии идет по запутанному лабиринту. Впереди его ждет неизвестное. Тупик или выход? Можно ли сейчас понять, куда мы идем? Ведь выход один, а тупиков великое множество! Какой же путь предпочесть? Вновь всплывает слово целесообразность. Если человечество живет только для себя, целесообразно ли оно? Мы существуем в Великой Самоорганизующейся Системе, именуемой Космосом. Космос в переводе обозначает порядок. Но порядок не создается сразу. Он возникает из Хаоса, и, раз он существует, следовательно, он развивается. Кто мы, носители разума, в этой огромной системе? Никому ненужные паразиты, живущие только для себя, или же этап и часть развития этой системы? Если мы сможем когда-нибудь ответить на этот вопрос, то мы ответим и на вопрос -- целесообразно ли будет наше бессмертие в этой большой системе. Книга первая
ОСТРОВИТЯНИН
200 ЛЕТ СПУСТЯ


     Его разбудил шум прибоя. Он лежал на песке у самой воды, совершенно голый. Волны разбивались о прибрежные скалы, и остатки их, пенясь и шурша о гальку, плескались у самых его ног, не доставая их каких-нибудь полтора-два метра. Сергей поднял голову, присел и осмотрелся. По обе стороны белел песчаный пляж, образуя справа равномерную дугу, заканчивающуюся мысом. Слева, вдали, громоздились скалы, закрывая дальнейшее продолжение берега. Метрах в ста от него берег поднимался, переходя в холмы, поросшие буйной растительностью.

     Его глаза стали различать породы деревьев. Километрах в десяти возвышалась гора, конус которой блестел на солнце, казалось, покрытый снегом. Он перевел взгляд на свои голые ноги и вдруг заметил, (он готов был поклясться, что минутой назад здесь ничего не было) свою одежду. Это была та же самая одежда, которую он надевал за год до вылета, когда они с Ольгой ездили отдыхать в Крым: белые парусиновые брюки, сандалии и голубая тенниска. Он быстро оделся. Сзади послышались шаги. Обернулся. К нему приближалась Ольга. Сергей бросился к ней, и уже через секунду они сжимали друг друга в объятиях.

     -- Вернулся, -- шептали губы жены. -- Милый мой...

     Она, прильнув к нему всем телом, страстно целовала его в губы, затем, уткнув лицо в его плечо, заплакала счастливыми слезами. -- Постой, -- наконец сказал он, -- никак не соображу. Где мы с тобой находимся? И потом... -- он боялся произнести это, -- прошло 200 лет по земному времени... Она молчала, только счастливо всхлипывала.

     -- Понял! -- закричал он. -- Ты тоже летала в космос! Но когда? -- Сергей вспомнил, что последняя радиограмма, полученная с Земли звездолетом, сообщала о готовящейся экспедиции в созвездие Стрельца, но он и не представлял, что в ее состав может войти его жена. Потом, такая невероятная случайность -- вернуться назад в одно и то же время.

     -- Да, мы стартовали через два года за вами в созвездие Стрельца, -- сказала Ольга. -- И вернулись недавно.

     -- А что это за местность?

     -- Я не знаю, -- она засмеялась. -- Я знаю только, что ты здесь и это наш дом. Я ничего не помню. -- Ольга снова счастливо засмеялась.

     -- Пойдем, -- она потянула его за руку.

     --Куда?

     -- Все равно.

     "Дом..." -- подумал он. Когда-то ему хотелось вот так пожить на берегу моря, лучше всего на острове, вдвоем с Ольгой. В детстве он много раз перечитывал "Таинственный остров", и долго потом этот остров был его затаенной мечтой, мечтой, которая, он знал, никогда не осуществится, но всегда бывшей для него какой-то второй реальностью, которая, впрочем, не мешала ему.

     Они медленно подымались по склону холма. Могучие стволы кедровых сосен постепенно окружали их со всех сторон, под ногами хрустели сухие ветки. Послышалось тихое журчание, и они вышли к ручью, который, извиваясь, бежал между деревьями. Вода в ручье была холодной и прозрачной. Захотелось пить.

     "Там дальше должно быть озеро", -- подумал он. И действительно, вскоре стволы поредели, и они вышли на опушку, g` которой расстилалось большое озеро. Ручей вытекал из него с высоты около пяти метров. У самого берега стоял деревянный двухэтажный коттедж, именно такой, какой ему хотелось когда-то иметь. Они подошли к дому и поднялись на крыльцо. Дверь была открыта. Они вошли и очутились в просторном холле.

     -- Есть кто-нибудь! -- крикнул он, не надеясь почему-то получить ответ. Он уже знал, что дом принадлежит ему. Осмотр дома занял полчаса. Здесь было все, что только можно желать. Библиотека, заставленная дубовыми шкафами с книгами, кабинет, спальня, ванная, современная кухня. Обставлен дом был со вкусом, старинной, XIX века мебелью, причем вещи казались чем- то давно знакомым, во всяком случае они отвечали его представлению об удобстве и красоте. В холле стоял большой холодильник. Открыв его, он обнаружил бутылку шампанского, банку икры и много другой снеди. Все было в таком виде, как будто только что туда положено.

     Позавтракав (это можно было назвать завтраком, так как было около восьми часов утра), Сергей с Ольгой хотели было пойти на берег озера, но в это время стена холла, не имевшая дверей и не заставленная мебелью, засветилась, и на ней появилось объемное изображение человека. Это был мужчина лет пятидесяти в сером, спортивного покроя костюме. Он приветливо улыбнулся Сергею, не замечая почему-то Ольги.

     -- Доброе утро, профессор, -- обратился он к Сергею. -- Как вы себя чувствуете? Добро пожаловать на Землю!

     -- Спасибо, -- ответил Сергей. -- С кем я говорю, кто вы?

     -- Николай Владимирович Кравцов. Я старший научный сотрудник института сверхсложных систем. Но это не важно. У вас, конечно, масса вопросов. Давайте их, но не спешите, все постепенно. Сначала разрешите передать вам благодарность Академии наук за ценные результаты вашей экспедиции. Академия поручила вам передать, что в ближайшем будущем на открытую вами планету будет послана специальная экспедиция.

     -- Каким .образом? Ведь материалы экспедиции почти полностью погибли во время катастрофы.

     -- Мы сняли мнемофильм с вашей памяти. Если хотите, я вам

     продемонстрирую.

     На экране появилось изображение первой высадки на Счастливую. Затем его сменили другие кадры разведки в пурпурных скалах, возвращения, наконец, момента катастрофы. Сергей видел своих товарищей, погруженных в анабиозные ванны, когда он помогал капитану корабля отнести почти недвижимые их тела в анабиозный пункт. Затем над ним склонилось лицо капитана, и все исчезло. На экране снова появился Кравцов.

     -- Сергей, к сожалению, больше, кроме вас, никого не удалось спасти. Доза излучения вызвала распад нервной ткани, они были мертвы уже тогда, когда вы их поместили в камеры. Вам повезло. Доза излучения, полученная вами, не превышала 20000 рентген. Капитан, по-видимому, получил меньше, но он задержался со входом в анабиоз, проверяя курс корабля. И последнее. Сейчас 2280 год. Население Земли превышает 20 миллиардов человек. Теперь задавайте вопросы.

     -- Во-первых, где мы находимся? Я имею в виду себя и

     Ольгу, мою жену.

     -- А ваша жена здесь? -- Кравцов оглядел комнату, не замечая стоящую рядом с Сергеем Ольгу. -- Хорошо! Прекрасно! -- вдруг как-то странно обрадовался он.-- Здравствуйте, Ольга!

     -- Здравствуйте! -- ответила Ольга. -- Где мы находимся? -- повторила она вопрос Сергея.

     -- Вы не удивляйтесь, но я сам пока еще не знаю, где вы находитесь, -- сказал Кравцов. -- Автомат перенес вас, согласно вашему скрытому желанию, в место, которое мне пока неизвестно.

     -- Я же вас просил не удивляться, -- Кравцов отвел глаза в qrnpnms. -- Мы наладили с вами контакт, ну, а место, в котором вы находитесь, оно что, вам не нравится?

     -- Нет, нравится, конечно, но как это вы не можете знать, где я нахожусь? Я этого никак понять не могу. Допустим, мне понадобится срочная помощь. Вы ведь мне сказали, что доза, которую я получил, где-то около 20 тысяч рентген. -- В мое время она в 20 раз превышала абсолютно смертельную дозу.

     -- Не забывайте, что прошло 200 лет. За это время наука далеко продвинулась вперед. Я вам гарантирую, что медицинская помощь вам никогда, т. е. я хотел сказать, что долго не понадобится. Ведь вы чувствуете себя превосходно, не так ли?

     -- Да! У меня такое впечатление, что я даже помолодел.

     -- Вот именно. В данном случае все зависит от вашего психологического состояния. Если вы хотите, то можете еще помолодеть, скажем, лет до 20, но смотрите, не превратитесь в младенца, -- пошутил он. -- Одним словом, вы должны желать быть здоровым. Что касается места вашего пребывания, то не могли бы вы описать его мне.

     -- Охотно. Это, по-видимому, остров, довольно большой, в

     субтропиках.

     -- Понятно! Вы находитесь на одном из островов Тихого океана. Все необходимое вам будет доставляться немедленно. Достаточно только мысленно пожелать этого. На острове много, дичи, Вы не охотник?


     -- Почему же?

     -- Тогда в вашем кабинете вы найдете превосходное ружье.

     Стреляйте на здоровье.

     -- Но, может быть, это запрещено?

     -- Нисколько. Вы можете охотиться на оленей, если они там есть, на медведей, на фазанов и даже на павлинов. Сколько хотите и когда хотите. Этим вас никто не будет ограничивать.

     -- Спасибо, но мне непонятно, каким образом при населении 20 миллиардов вы смогли мне выделить целый остров, который по размерам с хороший район, если не область.

     -- Сергей, пусть вас это не беспокоит. Со временем вы все поймете. А пока позвольте проститься. Мы встретимся с вами через несколько дней. Пока отдыхайте.

     -- Когда я могу вернуться к работе?

     -- Не думайте пока об этом. Вы заслужили отдых. Во всяком случае, месяц-другой ни о чем, кроме отдыха, не думайте. Экран погас.

     Прошло три года. Жизнь на острове нравилась Сергею, но его начинало тяготить бездействие. Охота, рыбная ловля приносили много азартного удовлетворения, прогулки по морю на яхте вместе с Ольгой -- все это вроде бы и заполняло время, но не заполняло жизни. Рождение маленькой Оленьки не внесло больших забот. Девочка была идеально здоровой и быстро развивалась.

     Тяготило отсутствие связи с большим миром. Ни телевизора, ни радиоприемника в доме не оказалось. Он много раз пытался постичь тайну экрана, но безуспешно. На вид это была обычная стена, покрытая гладким непрозрачным пластиком серого цвета. Ни выключателя, ни кнопок, ни малейшего намека на управление. В тот день первой и последней встречи этот пластик как бы превратился в экран телевизора, но с тех пор, как этого Сергей ни ждал, связь не включалась.

     В доме было много книг. Большая часть их была художественной литературой, но было также много по математике, биологии и системотехнике. Книг по истории, касающейся последних ста пятидесяти лет, он не обнаружил, хотя тщательно пересмотрел всю библиотеку. Не было также художественных произведений последнего столетия.

     Читая, Сергей заметил в себе некоторую странность. Qndepf`mhe прочитанного легко запоминалось. Он и раньше обладал прекрасной, почти феноменальной памятью, иначе он бы просто не попал в отряд космонавтов. Но та, прошлая память не шла ни в какое сравнение с этой. При желании он мог теперь без всякого затруднения, почти мгновенно, вспомнить любое место в прочитанной книге, процитировать целые страницы текста. Необходимая информация в нужный момент как бы всплывала у него перед глазами, но в то же время не была навязчивой, т. е. заявляла о себе только в нужный момент. В остальное же время Она хранила скромное молчание, ничем не напоминая о себе.

     Как ни странно, Ольга не проявляла никакого интереса к чтению, что за ней ранее не замечалось. Она была всегда рядом, всегда внимательная, заботливая и ласковая. Характер ее, если и претерпел изменения, то только в лучшую сторону. Ранее она часто не соглашалась с мужем, была язвительной в споре. Эта язвительность одновременно нравилась и приводила в раздражение его, тем более, что он сам обладал сходными чертами характера, а такое сходство, как правило, приводит к размолвкам и ссорам. За год до отлета столкновение характеров чуть было не привело к полному разрыву.

     Теперь Ольга всегда и во всем соглашалась с мужем, часто развивала его мысль, как бы предугадывая ее. Странно было, что, почти ничего не читая, она прекрасно разбиралась в сложных вопросах и научных положениях, которые еще вчера для самого Сергея были откровениями. Наконец, случилось то, чего так долго ждал Сергей. Как-то вечером, когда все семейство, отужинав копченым окороком убитого несколько дней назад оленя, сидело на веранде и любовалось красочным закатом солнца, из-за приоткрытой двери холла послышался шум работающего экрана видеосвязи. Сергей быстро встал и вошел в холл. Экран светился бледно-голубым светом, но на нем ничего не было. Минуты через три на экране возник Николай Кравцов.

     -- Доброе утро, -- лицо его расплылось в улыбке.

     -- Добрый вечер, -- поправил его Сергей.

     -- Простите, вечер, -- смутился Николай, -- я забыл разницу во времени. У нас сейчас утро.

     -- Послушайте, -- начал Сергей, -- как это понимать? Три

     года! Вы что, забыли про меня?

     -- Простите нас, Сергей Владимирович. Дело в том, что мы просто хотели дать вам хорошенько отдохнуть и поэтому не беспокоили. Поздравляем с рождением дочки!

     -- Спасибо... Но...

     -- Во-вторых, -- перебил Николай, -- двусторонняя связь

     несколько затруднена...

     -- Не понимаю...

     -- Пока это все, что я могу вам сказать. Если вы испытываете в чем-либо потребность -- говорите! Мы все исполним.

     -- Дело не в этом. Меня интересует, сколько мне, вернее,

     нам, торчать на этом острове?

     -- Боюсь, что долго. Но разве он вам не нравится?

     -- Опять не то! Место прекрасное, лучшего не пожелаешь. Меня тяготит безделье. Я хочу работать! -- Сергей начал злиться. -- Работать, работать! Вы это понимаете?

     -- Вот об этом я и хотел бы с вами поговорить, --

     обрадовался Николай.

     -- Слушаю.

     -- Вы, насколько я знаю, полевик?

     -- Да, это моя основная специальность. Смежная -- биология.

     -- Нам известно, что еще в студенческие годы вы увлекались

     проблемой времени.

     -- Да, я даже опубликовал работу о фазности времени, но

     меня тогда не поддержали.

     -- Знаю. За прошедшие двести лет ваша идея, высказанная eye студентом, нашла подтверждение в ряде косвенных феноменов, и нам бы хотелось, чтобы вы вернулись к этой проблеме.

     -- Я очень рад, но я давно уже этим не занимаюсь.

     -- Не беда. В вашей библиотеке вы найдете весь материал,

     касающийся этого вопроса.

     -- Странно, я ничего подобного не встречал.

     -- Поищите получше. Это на второй полке сверху, в

     четвертом шкафу от двери.

     -- Но там только художественная литература. Кажется,

     Кервуд, -- удивился Сергей.

     -- Да? Но вы все-таки посмотрите.

     -- Хорошо! Что я должен делать?

     -- Ознакомьтесь с состоянием вопроса и, если у вас

     появятся идеи, проработайте их.

     -- Хорошо! Как я вам сообщу результат?

     -- Пусть это вас не беспокоит. Не спешите. Времени у вас более чем достаточно, не забывайте об отдыхе и развлечениях.

     -- Не понял?

     -- Ну, например, если у вас появятся какие-то особые желания, даже странные, пожалуйста, не стесняйтесь. Мы можем многое!

     -- Меня тяготит отсутствие связи. Хотя бы телевизор...

     -- Пожалуйста! Экран будет включаться по вашему мысленному желанию. Вы будете смотреть фильмы, развлекательные программы, но пока это все, что мы можем вам обещать в этом отношении.

     -- Странно, что при такой технике...

     -- Увы! Есть обстоятельства, которые даже наша техника не может пока преодолеть. До свидания.

     -- Опять через три года. -- горько усмехнулся Сергей. Но

     экран уже погас.

     Сергей полностью погрузился в работу. Несколько дней он читал найденные в шкафу книги. "Странно, -- думал он, -- как я их раньше не заметил". Необыкновенные, никогда раньше не испытанные приливы сил и энергии, воображения привели к какому- то особому состоянию его организма. Сознание было предельно ясное и в то же время как бы затуманенное. Время исчезло, оно скрутилось в клубок и одновременно было растянуто до бесконечности. Работа доставляла то крайнее наслаждение, знакомое только немногим, в сравнении с которым все другие, известные человеку наслаждения представляются мелкими, не заслуживающими внимания. Строки уравнений, выводов, казалось, сами ложились на бумагу. В статье профессора Сытникова он нашел ссылку на свою студенческую работу и с удивлением узнал, что его считают основоположником современной теории времени. Идея, пришедшая ему в юности, казалась теперь наивной, но продолжала будить воображение.

     Что, если идти дальше? Волнообразность... Да, конечно... Переход в противофазу... Но если это так, то пульсация Вселенной -- только отражение этой волнообразности... Тогда в точке экстремума... постой... А если, если все другие измерения тоже имеют волнообразную функцию... Совпадение экстремумов... Ну, конечно. Тогда вся Вселенная вмещается в размеры атома... и никакого нарушения... второго начала... Выходит, мы не можем знать, в какой фазе времени мы находимся, и расширяется ли Вселенная или сужается. Для наших чувств и наших приборов она только расширяется. В любом случае мы видим только рост энтропии... Так, если пойти дальше... Нет, этого быть не может, потому что быть не может... Многомерность времени! Бред!

     Сергей встал из-за стола, сложил разбросанные на нем листки бумаги и вышел на веранду, забыв выключить компьютер.

     -- Доброе утро, -- Ольга шла к нему с дымящейся чашкой

     кофе.

     Сергей только сейчас заметил, что наступило утро. Легкий rsl`m окутывал стволы деревьев. Воздух был свеж и прохладен. Машинально выпив кофе и поцеловав Ольгу, все еще во власти возбуждения, Сергей спустился с крыльца и подошел к берегу озера. Туман клубился на его гладкой поверхности. На противоположном берегу стволы сосен были не видны, и только их вершины четко обозначались на фоне голубого неба. Сергей постоял немного на берегу, всматриваясь зачем-то в противоположный берег. Сзади послышались легкие шажки. К берегу спускалась Оленька. В руках она несла удочки и банку с червями.

     -- Папа, поедем на рыбалку. Я уже вчера червей накопала. Посмотри, какие жирные! -- она протянула ему банку с червями.

     -- Поздновато вроде!

     -- Ну, немножко. Пожалуйста, -- стала просить Оленька.

     Ей шел третий год, но по своему развитию она не уступала пяти-шестилетней девочке. Сергей в этом году впервые взял ее с собой на лодку. Девчушке так понравилась рыбалка, что она с нетерпением ждала, когда отец возьмет ее снова. К ним подошла Ольга. Она несла теплые куртки дочери и Сергею.

     -- Оденьтесь, -- категорически потребовала она. -- На озере прохладно. Еще простудитесь. Возись с вами потом! -- это уже звучало притворно-сердито. Они покорно натянули куртки. Сергей взял у дочери короткие зимние удочки с катушками лески, на конце каждой была небольшая пружинка -- сторожок. При клеве эта пружинка сгибалась, каждый раз по-своему, в зависимости от того, какая рыба сидела на крючке. В озере водилось много лещей и угрей.

     Сергей оттолкнул лодку, на корме которой уже сидела Оленька и хлопала от радости в ладошки, и направил ее к прикормленному месту, обозначенному белым буйком из пенопласта.

     Бросив якоря, он установил удочки и стал ждать. Вскоре сторожок на одной из них медленно стал сгибаться, затем выпрямился. Сергей резко подсек и почувствовал знакомую вибрирующую тяжесть -- источник вечного рыбацкого волнения, когда чувствуешь, что там, в глубине, на крючке сидит крупная рыба. Сергей отбросил удочку, и перебирая руками леску, сбрасывая ее в воду, осторожно, но достаточно быстро стал вытягивать рыбу. Вскоре сквозь прозрачную воду можно было увидеть идущего громадного, килограммов на пять, леща. Когда лещ уже был почти на поверхности, Сергей перебросил леску в левую руку, взяв правой подсак и дождавшись, когда лещ, выйдя на поверхность, глотнет воздуха и, одурев от него, начнет ложиться на бок, быстрым движением подвел подсак и вбросил рыбу в лодку.

     -- С приездом! -- подражая отцу, крикнула Оленька. Так всегда почему-то говорил Сергей, вытягивая крупную рыбу. Лещ, придя в себя, начал буянить в лодке и весь покрылся слизью. Сергей затолкал его в рюкзак. Слизь леща, знал Сергей, попадая в воду, является сигналом тревоги для других в стае, и уже тогда клева не жди.

     -- Не вытирай руки о штаны. Мама будет ругаться, --

     назидательно сказала Оленька. -- На,

     -- протянула ему полотенце, -- возьми.

     "Почему маленькие девочки такие глубокомысленные? -- подумал Сергей. -- Может быть, потому, что весь запас расходуется в детском возрасте?" -- внутренне усмехнулся он. Однако послушно вытер руки протянутым дочерью полотенцем.

     Поймав еще двух лещей, затратив на это около часа, Сергей вытащил якоря и направил лодку к берегу. Туман уже давно рассеялся, и желтое солнце, еще не поднявшись над верхушками сосен, плясало расселенными лучами по глади озера. Только сейчас Сергей почувствовал, как он проголодался, так как со вчерашнего обеда, кроме кофе и бутерброда с икрой, ничего не ek.

     -- Как дела, рыбаки? -- встретила их Ольга. На ней был ситцевый фартук, руки в муке. Она почесала тыльной стороной кисти правый глаз и вопросительно посмотрела на Сергея.

     -- Вот! -- Сергей протянул было ей рыбу, но, видя, что руки ее в муке, положил лещей на цемент крыльца.

     -- Значит, на второе будет жареная рыба.

     -- А что на обед вообще? -- спросил Сергей. -- Учти, что мы

     голодные, как черти.

     -- Я это давно учла. Грибной суп, вареники с черникой и теперь -- жареная рыба. Вы пока погуляйте и переоденьтесь. Через полчаса я вас позову. Да, -- она замолчала в нерешительности, но потом продолжила. -- Я там прибрала у тебя на столе. Ты забыл выключить компьютер. Я немного подсчитала, У тебя там в уравнении 7/15 небольшая ошибка, А так все верно! Если учесть ошибку, то выходит, что любое измерение многомерно!

     Сергей, ничего не понимая, ошалело смотрел на жену.

     -- А что такое, -- пожала она плечами. -- Пока вы там рыбачили, я немного посчитала. Мне хотелось тебе помочь. Ты страшно устал. Сегодня уже не работай!

     Сергей бросился в кабинет. Да, ошибка была! Как он ее раньше не заметил. Но выводы... выводы. Они были ошеломляющие!

     -- Немедленно иди отдыхай! -- потребовала вошедшая. Ольга. -- Иначе я с тобой разведусь! -- полушутя-полусерьезно пригрозила Ольга. -- Такой муж мне не нужен. Ты совсем перестал замечать меня. Не считаешь меня женщиной!

     -- Олька! Милая, ты -- гений! -- восхищенно вскричал Сергей, заключая ее в объятия и покрывая поцелуями ее перепачканное мукой лицо.

     -- Но как ты додумалась?

     -- Обыкновенно. Все! Разговор на эту тему считаю законченным, и если ты не пойдешь отдыхать, то...

     -- То мы разведемся, -- продолжил Сергей. -- Мне, конечно, не хочется терять такую жену и поэтому иду.

     -- Папа! Я тоже с тобой разведусь, -- Оленька стояла в дверях и внимательно слушала разговор родителей, -- если ты не будешь слушаться маму, -- добавила она, смягчая угрозу.

    

... ... ...
Продолжение "1. Древо жизни" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 1. Древо жизни
показать все


Анекдот 
Медики отмечают возросший уровень сексуальной культуры у мужчин. За последние 10 лет на 25% возросла площадь, покрываемая ими предварительными ласками.
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100