Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Стерлинг Ланье - Ланье - Путешествие Иеро

Фантастика >> Зарубежная фантастика россыпью >> Стерлинг Ланье
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Стерлинг Ланье. Путешествие Иеро

---------------------------------------------------------------

Sterling E.Lanier. Hiero's Journey (1973) ("Hiero" #1).

========================================

HarryFan SF&F Laboratory: FIDO 2:463/2.5

---------------------------------------------------------------

1. РЫБОЛОВНЫЙ КРЮЧОК


     - Компьютер, - думал Иеро, - звучит резко и, более того, значительно. А, кроме того, - добавила скептическая часть его сознания, - совершенно бессмысленно.

     Его мозолистые ягодицы покоились на спине лорса по кличке Клац, который бежал тряской рысью по покрытой грязью тропинке, стараясь в каждый удобный момент ухватить полную пасть молодых побегов с ближайших кустов. Его торчащие толстые губы годились для этой цели не хуже руки.

     Пер Иеро Дестин, Священник-Экзорсист Второго Ранга, Скиталец Первого Ранга и Старший Губитель оставил свои размышления и выпрямился в седле с прямыми луками. Лорс тоже перестал хватать листья и насторожился, продолжая бежать в указанном направлении, раскинув разлапистые рога. И хотя широко раскинувшиеся рога были покрыты сейчас бархатистой кожей, тем не менее, это огромное темное животное, превосходившее размерами давно вымерших верховых лошадей, было весьма опасным бойцом благодаря своим широким острым копытам.

     Иеро внимательно прислушался и, дернув за поводья, остановил Клаца. С той стороны, откуда они направлялись, доносился вначале смутный, а затем становившийся все более и более громким шум: то усиливающийся, то спадающий рев множества глоток, шумное дыхание. Земля начала дрожать. И Иеро, и лорс хорошо понимали, что означают эти звуки. Хотя кончался всего лишь август, здесь, далеко на севере, буйверы уже сбились в стада и мигрируют на юг, как они это делают каждую осень вот уже несколько тысяч лет.

     Лорс и его всадник пытались увидеть что-нибудь сквозь заросли ольхи и лиственницы, окаймлявших дорогу. Глубокий сумрак под большими соснами и плотные заросли пальметто не давали ничего увидеть, но шум становился все громче.

     Иеро попытался прощупать мысли Клаца, чтобы понять, определил ли тот, где находится стадо. Хуже всего было оказаться прямо перед широким фронтом стада и вместе с тем не иметь возможности свернуть куда-нибудь в сторону. Не то, чтобы буйверы были особо свирепыми, но в то же время их и нельзя было назвать смышлеными, а остановить их не сможет, вероятно, ничего, кроме огня.

     Мозг лорса излучал тревогу. Лорс понимал, что оказался в неподходящее время не там, где нужно. Иеро решил больше не мешкать и свернул с тропинки на юг, позволив Клацу самому выбирать дорогу. Иеро оглянулся и увидел линию огромных круглых коричневых голов животных, на нескольких из которых были шестифутовые отшлифованные желтые рога, ломившихся сквозь подлесок к дороге. Рев стал действительно очень громким. За самцами неслось казавшееся бесконечным стадо буйверов.

     Иеро крепко ударил в бока лорса пятками, еще и мысленно погоняя его.

     "Вперед, глупыш, - торопил он. - Найди место, которое они будут вынуждены обогнуть, или мы попались".

     Клац перешел на неуклюжую рысь и его огромное тело помчалось вперед удивительно быстро. Он огибал деревья и проламывался сквозь кустарник; бег этого животного по лесу казался обманчиво медленным. Иеро сидел верхом уверенно, следя только за свисающими ветками, хотя лорса и учили огибать их.

     Мужчина был одет в брюки и куртку из оленьих шкур и кожаные высокие башмаки; эта одежда хорошо защищала от тонких веток, когда они продирались сквозь кусты. На его голове была только кожаная шапочка, медный шлем лежал в одной из седельных сумок. Он поднял руку, чтобы уберечь лицо и мысленно вновь подстегнул лорса. Зверюга ответила увеличением скорости, а также возросшим раздражением, которое Иеро почувствовал, как волну мысленного тепла.

     "Прости, не буду мешать тебе заниматься своим делом", - послал он сигнал и попытался расслабиться. Никто в точности не знал, насколько высок интеллект лорсов. Выведенные из мутировавших гигантских лосей много поколений назад, они были чудесным тягловым и верховым скотом. Аббатства очень тщательно защищали свои стада и с большой неохотой продавали ценных производителей. Но в животных крепко засело упрямое стремление к независимости, от которого не удалось избавиться никакими ухищрениями селекции, а вкупе с этим невыясненный, но довольно высокий уровень разумности. Психологи в Аббатствах все еще изучают своих лорсов, и конца этому изучению не видно.

     Иеро неожиданно выругался и шлепнул себя по лбу. Нападение москитов и плеск воды снизу недвусмысленно свидетельствовали, что Клац устремился в болото. Рев стада буйверов позади стал стихать. Буйверы не любят болот, хотя при необходимости готовы плыть милями.

     Иеро тоже не любил болот. Ногами и телом он подал сигнал "Стоп" и Клац остановился. Лорс шумно выдохнул воздух.

     - Какая мерзость, - сказал Иеро, внимательно оглядевшись. Вокруг них расстилалась лужи темной воды. Прямо перед ними лужи сливались в водоем существенных размеров. Они остановились на каменном островке, щедро усыпанном поваленными стволами, без сомнения оставшимися после последнего половодья. Здесь было очень тихо, рев стада буйверов замирал далеко на востоке. Черная птичка слетела с покрытого лишайником ствола дерева и тихонько защебетала. Мрачные сосны и бледные кипарисы росли прямо из воды, преграждая путь солнечному свету и придавая местности мрачный вид. Москиты и слепни свирепствовали, их настойчивость заставила Иеро натянуть капюшон куртки. Лорс переступил с ноги на ногу и всхрапнул.

     Их спасла рябь на черной поверхности воды. Иеро был настолько приучен подмечать все необычное, что, даже шлепая насекомых, обратил внимание на маслянистые усы, протянувшиеся по поверхности: что-то плыло под водой.

     - Вверх! - крикнул он и натянул поводья. Огромное животное легко развернулось на задних ногах, так что они оказались по меньшей мере в десяти футах от края воды, когда вынырнул Щелкун.

     О том, чтобы противостоять ему, не могло быть и речи. Даже метатель, покоящийся в кобуре под рукой Иеро, не говоря уже о рогатине и ноже, был почти бесполезен против взрослого Щелкуна. Да и Клац чувствовал себя неуверенно, несмотря на свою величину и бойцовские качества.

     Отвратительная клювастая голова Щелкуна была четырех футов в длину и трех в ширину. Гигантская черепаха вылетела из воды, разбрасывая брызги, когтистые лапы царапнули камень в тщетной попытке схватить добычу, с высокого, серого иззубренного панциря потоками лилась вода, желтые глаза сверкали. Весил Щелкун, должно быть, свыше трех тонн, но в то же время двигался очень быстро. Раньше они весили шестьдесят пять фунтов максимум, но после Погибели разрослись до титанических размеров и из-за них теперь многие водоемы стали непроходимыми для всех, кроме разве что хорошо вооруженных армий. Даже Озерный Народец должен был с ними считаться.

     И все же, как бы подвижен он ни был, ему не сравняться с испуганным лорсом. Когда распахнутый клюв Щелкуна показался над верхушкой островка, лорс и его всадник оказались уже в сотне футов от опасного места и продолжали быстро удаляться по мелководному болоту, разбрызгивая воду. Как не глуп был Щелкун, но он понял что преследовать добычу смысла нет, и неохотно захлопнул клюв с громким щелчком, когда скачущий лорс скрылся за кучей бурелома.

     Как только они добрались до сухой почвы, Иеро натянул поводья и оба снова прислушались. Грохот стада буйверов постепенно затихал на юго-востоке. А поскольку Иеро именно туда и хотел ехать, он направил Клаца по следу мигрирующего стада. И человек, и животное снова расслабились, не теряя осторожности. В год семь тысяч четыреста семьдесят шестой от рождества Господа Нашего бдительность весьма ценилась.

     Иеро вовсе не хотел наткнуться на буйвериху с теленком или на старого самца, отставших от стада, и потому не спеша правил лорса на ту дорогу, которую они так поспешно покинули. Буйверов видно не было, но в неподвижном воздухе висела пыльная дымка, взбитая сотнями копыт, да повсюду валялись груды навоза. Стойкая вонь промчавшегося стада заглушала все остальные запахи, что несколько беспокоило и человека и лорса, ведь оба они полагались на свой тонкий нюх не меньше, чем на глаза и уши.

     И все-таки Иеро решил следовать за стадом. По его оценке оно было не очень большим, не более двух тысяч голов, и двигаться за ним вслед сулило некую относительную безопасность среди разнообразных угроз тайга. Двигаться следом за стадом было, конечно, тоже опасно, но умный человек постарается заслониться меньшей опасностью от большей. Среди этих меньших опасностей были и хищники, следовавшие за стадом буйверов, задирая больных, старых и телят. Вот и сейчас пара крупных серых волков большими прыжками пересекала тропинку перед ними, рыкнув на Иеро. Волки почти не изменились, что было особенно заметно на фоне окружающих мутаций и мира, изменившегося в целом. Некоторые животные и растения, видимо, устояли от генетических деформаций, а среди них и волки. Пластичность их генов, позволившая в древнем мире вывести тысячи пород собак, помогла волкам сохраниться неизменными. Они стали более умными и свирепыми, но старались по мере возможности избегать столкновений с человеком. А еще они убивали любых попадавшихся им домашних собак, терпеливо подкрадываясь по мере необходимости, так что обитатели тайга старались не отпускать собак от себя и заставляли их ночами молчать.

     Иеро, будучи экзорсистом и, таким образом, ученым, все это конечно знал, как знал и то, что волки ему неприятностей не доставят, если он сам их не будет трогать. Мысленно он "слышал" вызывающее, пренебрежительное отношение волков к ним, как, впрочем, и его гигантский скакун, но оба они могли также и оценить опасность, которой в данном случае практически не существовало.

     Вернувшись к легкой иноходи, бездумно хватая по пути губами листья, лорс следовал за стадом, которое в свою очередь примерно придерживалось дороги. Эту неимоверно грязную дорогу шириной в две повозки вряд ли можно было назвать важной торговой артерией между востоком и западом Канды, откуда Иеро сейчас ехал. Республика Метц, гражданином которой он номинально являлся, раскинулась на обширной территории с неопределенными границами, грубо говоря, включающими в себя древние провинции Саскачеван, Манитобу и Альберту, а также часть старых северо-западных территорий. Народу на этих обширных пространствах жило так мало, что территориальные границы стали чем-то бессмысленным в древнем смысле этого слова. Границы были теперь скорее этническими или даже религиозными, чем национальными.

     Тайг, обширный хвойный лес, который простирался по северной части мира по меньшей мере еще и за миллион лет до Погибели, до сих пор занимал главенствующее положение на Севере. Однако и он изменился: многие виды растений из теплых стран соседствовали с огромными соснами. Некоторые виды растений вымерли, исчезли полностью, как и некоторые животные, но большинство выжило и приспособилось к теплому климату. Зимы на западе Канды стали теплыми и мягкими, температура реже опускалась ниже пяти градусов по Цельсию. Полярные шапки съежились и Земля еще раз оказалась в межледниковом периоде. Вопрос о том, кто послужил причиной столь решительных перемен, природа или человек, до сих пор обсуждался в учебных аудиториях аббатств. Сведения о парниковом эффекте и его последствиях еще хранились в старых записях, но для полной уверенности не хватало слишком большого количества утраченных эмпирических данных. Однако, ученые, священники и миряне упорно отыскивали все новые данные о прошлых веках в попытках создать облик грядущего. Несмотря на прошедшие почти пять тысяч лет ужас перед стародавним прошлым так и не был забыт. Основным побуждением для всех научных исследований было осознание того, что ни в коем случае нельзя вновь допустить Погибели. С этим-то все были согласны, если не считать отверженных и Нечисти. Будучи хорошим ученым, получившим образование в стенах аббатства, Иеро постоянно размышлял о загадках прошлого, вот так и теперь, когда он, казалось, дремал в седле.

     Внешний вид его был весьма эффектным, и он не без суеверного тщеславия вполне осознавал это. Иеро был коренастым молодым человеком, чисто выбритым, не считая усов, с прямыми черными волосами, медной кожей и крючковатым носом доброго Метца. Он умеренно гордился чистотой своего происхождения - ведь он мог без запинки перечислить тридцать поколений своих предков. Однажды в школе Аббатства он испытал глубокое потрясение, когда отец аббат мягко указал, что и он, и все другие истинные Метцы, включая самого аббата, происходят от метисов, франко-канадских индейцев, полукровок далекого прошлого, пораженного бедностью меньшинства, чья удаленность и изолированность от городской жизни помогла им спастись от Погибели в непропорциональном количестве. Уяснив это, Иеро и его одноклассники никогда больше не хвастались своим происхождением. Источником гордости вместо этого стали элитарные принципы Аббатства, базирующиеся исключительно на достоинствах самого человека.

     К спине был прикреплен ремнями его длинный нож, похожий на короткий массивный меч, с прямой тяжелой рукоятью, острым концом и четырнадцатидюймовым закругленным лезвием с одним заостренным краем. Этот очень старый предмет, дошедший до сих дней с допогибельных времен, Иеро получил в награду, как лучший выпускник. На лезвии были выгравированы полустертые буквы и цифры "СШ", "1917" и "Плюмб, Фила", с изображением штуковины, похожей на луковицу с прикрепленными листьями. Иеро знал, что этот нож - невероятно древний, что он когда-то принадлежал гражданам Соединенных Штатов, когда-то великой империи, расположенной к югу от Канды. Вот и все, что знал он и, вероятно, кто угодно другой об этом мачете морского пехотинца, сделанного специально для давно проигранной кампании в Центральной Америке, позабытой свыше тысячелетий тому назад. Но это было доброе оружие, и Иеро любил его приятную тяжесть.

     Еще у него было короткое тяжелое копье с древком из гикори и десятидюймовым стальным наконечником листообразной формы. У основания наконечника под прямым углом к древку проходил стальной брусок, образуя таким образом то, что любой древний специалист по оружию сразу бы опознал, как рогатину. Брусок был предназначен для того, чтобы не позволить человеку или животному, пронзенному копьем, добраться до владельца копья, наваливаясь на древко. Это оружие не было старым, его сделали оружейники Аббатства для Иеро, когда он выдержал испытание на зрелость. У луки седла была пристегнута кобура с третьим оружием: из кобуры виднелся только деревянный приклад. Это был метатель, заряжаемый с дула гладкоствольный карабин, чей полуторадюймовый ствол стрелял шестидюймовыми разрывными ракетами. Это оружие стоило ужасно дорого, его ствол был сделан из бериллиевой бронзы, а смертоносные реактивные снаряды производила лишь одна маленькая фабричка. Это был подарок отца к окончанию школы, которому пришлось заплатить двадцать шуб из первоклассного меха куницы. Когда запас снарядов иссякнет, метатель будет бесполезен, но у Иеро было запасено пятьдесят снарядов и мало какое существо сможет остаться в живых после прямого попадания такого снаряда. Шестидюймовый обоюдоострый нож с костяной рукояткой висел у него на поясе в ножнах.

     На нем была прекрасно подогнанная одежда из великолепно выделанных оленьих шкур, почти таких же мягких, как ткань. В кожаных седельных сумках были упакованы меховая куртка, рукавицы и складные снегоступы, а кроме того еда, несколько кусочков меди и серебра для торговли, принадлежности, необходимые ему, как экзорсисту. На ногах у Иеро были высокие башмаки из толстой оленьей кожи с трехслойными задниками и многослойной подошвой. На его шее на прочном ремне висел серебряный медальон - заключенные в круг крест и меч - символ Аббатства. На бронзовом квадратном лице были нанесены знаки его служебного положения в Аббатстве: желтый кленовый лист на лбу, а под ним две зеленые змеи, обвившиеся вокруг древка копья. Эти символы пришли из глубокой древности и в первый раз, по достижении соответствующего ранга. Их навесил сам глава Аббатства, Отец Настоятель. Каждое утро Иеро обновлял знаки краской из маленьких баночек, хранившихся в седельных сумках. Все люди, жившие на севере, знали эти символы и чтили их, за исключением людей, преступивших закон, да тех противоестественных созданий, которых породила Погибель - лемутов, злейших врагов человечества. Лемуты получили свое название от искаженных древних слов "летательная мутация". Ныне это выражение приобрело иное значение: существо, летательное для человека, а не для самого себя.

     Иеро было тридцать шесть лет и он до сих пор не был женат, хотя большинство людей его возраста уже были главами больших семей. Однако, он не хотел становиться аббатом или иным членом иерархии, и в конечном счете просто администратором. Когда его поддразнивали по этому поводу, он чаще всего делал неподвижное лицо и замечал, что ни одна женщина, или женщины не могут заинтересовать его настолько, чтобы он смог вытерпеть эту церемонию. Однако, обета безбрачия он не давал. Целибат для священников остался в далеком прошлом. Считалось, что священники должны быть неотъемлемой частью мира, должны сражаться, работать, участвовать во всех мирских делах, А нет ничего более мирского, чем секс. Аббатства не были даже уверены, существует ли где-то до сих пор, где-то далеко, далеко за восточным океаном Рим - древняя легендарная резиденция их религии. Но даже если он и существует, их давнее традиционное подчинение своему понтифику исчезло навсегда, исчезло вместе с умением поддерживать связь на дальних расстояниях и многими другими вещами.

     Ярко светило полуденное солнце. Громко пели многочисленные птицы. Небо было безоблачным, но в августе уже не было жарко. Лорс трусил лишь с такой скоростью, чтобы Иеро его не подгонял и ничуть не быстрее. Клац любил своего хозяина и знал точно, когда тот потеряет терпение и начнет подгонять его. Большие уши лорса стригли воздух в непрестанных поисках новостей, отмечая каждое движение даже самых необычных животных на расстоянии не меньше, чем в четверти мили. Но пыльная дорога перед скакуном и всадником была пустынна, испещрена свежим навозом и истоптана стадом буйверов, чей топот был еще слышен вдалеке.

     Дорога шла по девственному лесу. Большая часть Кандского континента была не населена и полностью не изучена. Поселения имели тенденцию располагаться поблизости от больших Аббатств, поскольку отважные, ищущие приключений люди имели обычай исчезать. Незапланированные пионерские поселения, обязанные своим существованием неизбывной тяге к свежим землям имели обычай таинственным образом прекращать связь с другими поселениями. А потом в один прекрасный день какой-нибудь охотник, а может быть, и священник, посланный из ближайшего Аббатства, находил лишь покрытые плесенью полусгнившие дома и заросшие поля вокруг них, Время от времени в народе болтали, что Аббатства не поддерживают колонистов и стараются мешать основанию новых лесных поселков, но никто и подумать не мог, что священники каким-то образом ответственны за исчезновение людей. Совет Аббатства неоднократно выступал против безрассудных пионерских поселений в неизвестных районах. Однако, за исключением некоторых весьма специальных областей знаний, которые изучали священники, секретов у Аббатств было немного и они никогда не вмешивались в повседневные дела мирян. Они старались отстраивать новые Аббатства как можно скорее, создавая таким образом новые анклавы цивилизации, вокруг которых могут группироваться новые поселения, но как бы много народу в мире не было, лишь немногие могут стать добрыми священниками или солдатами. Дела шли медленно,

     Мнемоническая тренировка помогла Иеро по пути автоматически раскладывать все увиденное по полочкам на случай, если в будущем что-то понадобиться. Гигантские стройные сосны, огромные белоствольные осины, оливковые кроны пальметто, между деревьев промелькнул гигантский тетерев - все пригодится для картотеки Аббатства. Священники в самом начале обучения усваивали, что точные знания - единственное настоящее оружие против дикого и изменчивого мира.

     Лорс и его всадник находились уже в восьми днях пути от самого восточного Аббатства Республики Метц и та дорога, что они избрали, уводила далеко к югу от главной юго-восточной торговой артерии, соединяющей Метц с далеким Государством Отца, и была практически неизученной. Иеро выбрал направление путешествия после тщательных размышлений из-за того, что он сам направлялся на юго-запад, и от того, что на нем он сможет собрать новые данные для исследовательских центров Аббатств.

     Мысли его вновь и вновь возвращались к его миссии. Он был одним из шести добровольцев, отобранных Аббатством. Никаких иллюзий по поводу грозивших ему в этом деле опасностей он не имел. Мир был полон диких зверей и еще более диких людей, живущих вне всяких законов и заключивших союз с тьмой и лемутами. Да и сами лемуты разве не в счет? Два раза в жизни ему приходилось сражаться против лемутов, и последний раз два года назад. Стая штук в пятьдесят ужасных обезьяноподобных существ, до тех пор неизвестных, оседлав огромных пятнистых собакоподобных животных, напала на караван, идущий по великому западному пути, а он в то время командовал охраной. Несмотря на всю их настороженность и предусмотрительность, несмотря на сотню тренированных монастырских служек, на вооруженных торговцев, каждый из которых был добрым бойцом, нападение это было отбито лишь с большим трудом А в результате - двадцать погибших и несколько пропавших повозок с добром. И ни одного пленного - живого или мертвого. Если какой-либо лемут погибал, одно из этих огромных собакоподобных животных подхватывало его и утаскивало прочь.

     Иеро несколько лет изучал все сведения, касающиеся лемутов, и знал об их различных типах так много, как ни один другой, не достигший ранга аббата. Он знал достаточно, чтобы понять, сколь многого он еще не знает, что в огромном мире существует многое такое, о чем он совершенно не осведомлен.

     Мысль о предвидении заставила Иеро натянуть поводья и остановить лорса. Использовать силы своего разума с помощью или без помощи лориногена будет весьма опасно. Нечисть тоже обладает огромными ментальными силами и кто-то из них может насторожиться, уловив мысли человека, и потянуться к источнику. Нетрудно себе представить, что произойдет, когда стая, подобная той, что напала на караван, набросится на одинокого человека.

     И все же здесь должна быть какая-то опасность и предвидение частенько помогает избежать опасности, если не пользоваться предвидением чрезмерно. "Самые лучшие наши советчики - это разум, знания и чувства", - учили отцы настоятели. - Мысленное прощупывание и предвидение их не заменит. Часто пользоваться ими очень опасно". Это-то достаточно ясно. Но Иеро Дестин был не беспомощным юнцом, а опытным офицером-священником и действовал не раздумывая, почти рефлекторно.

     Он заставил лорса сойти с дороги, как и в тот раз, когда услышал топот стада буйверов почти на грани слышимости.

     "Они мигрируют слишком быстро", - подумал он, мельком удивившись, отчего бы это.

     На маленькой залитой солнцем полянке в сотне ярдов от дороги он спешился и приказал Клацу нести охрану. Большой лорс знал свое дело так же хорошо, как и человек. Он вскинул неуклюжую голову и качнул пока еще мягкими рогами. Из левой седельной сумки Иеро достал свой дорожный ларец, снял крышку, вытащил фигурки, кристалл и орарь. Накинув орарь через плечо, он уселся, скрестив ноги, на сосновые иглы и уставился в кристалл. В то же время он положил левую руку на крышку ларца, легонько касаясь кучки фигурок, а правой перекрестился.

     - Во имя Отца, его казненного Сына и Духа, - произнес он нараспев, - я, служитель божий, хочу увидеть, что ждет меня впереди на дороге. Я, скромный служитель людей, прошу о помощи в моем путешествии. Я, земное создание, прошу предзнаменования.

     Внимательно вглядываясь в кристалл, он сосредоточил свои мысли на дороге и особенно на ее юго-восточной части, куда он и направлялся.

     На какое-то мгновение прозрачный кристалл затуманился, будто наполнившись парящими призраками дымки. Через несколько тысяч лет после того, как западные антропологи отказывались верить своим глазам, наблюдая за тем, как австралийские аборигены переговариваются через сотни миль, вглядываясь каждый в свою лужицу воды, человек семьдесят пятого века от Рождества Христова готовился увидеть, что ждет его в пути.

     Иеро не спускал с кристалла глаз, туман в кристалле рассеялся и священник почувствовал, что он будто стал частью камня, Он отбросил это знакомое ощущение в сторону и обнаружил, что смотрит на стадо буйверов и дорогу сверху, с высоты нескольких сотен футов. Он пользуется глазами птицы. "Почти наверняка, сокола", - подумал Иеро независимой частью своего сознания. Под ним проносилась земля, и он накрепко запомнил все, что видел. Здесь - озеро, там, на юге - река разливается в большое болото, через которое дорога, похоже, идет по сваям. Об этом в его инструктаже не упоминалось, надо присмотреться получше. Птица и не подозревала, что ее используют. Иеро ни в каком смысле не управлял ею. Дело тут было совсем в ином, задача его гораздо более трудная и даже не всегда выполнимая. Его сосредоточенность на своем маршруте позволяла сознанию какого-то существа, которое видело этот маршрут наиболее ясно, каким-то образом притянуть его сознание, как магнит притягивает иголку. Если бы в небе не было птицы, его глазами послужила бы белка, сидящая на высоком дереве, или даже буйвер в первом ряду стада, если бы ничего более подходящего не подвернулось. Лучше всего, конечно, соколы и орлы, в небе их всегда достаточно, так что обычно с большей вероятностью можно воспользоваться одним из них, Их глаза не вполне соответствовали человеческим, но, по крайней мере, зрение их бинокулярное. Приспособиться к ним было легко человеку с таким опытом, как у Иеро, который в случае необходимости смог бы воспользоваться и широко расставленными глазами оленя, который каждым глазом видел свою картинку.

     Он заметил, что буйверы бегут быстрой трусцой, не снижая темпа - не панически, но настороженно, будто им угрожает какая-то опасность, но она еще далеко. Те два волка, что он видел раньше, не смогли бы так подействовать на стадо, и Иеро снова мельком подумал, что же могло вызвать такой эффект.

     Иеро вышел из транса и взглянул на свою левую руку. В его кулаке оказались зажатыми две из маленьких фигурок. которые он разбросал по неглубокой внутренней поверхности крышки ларца. Он разжал кулак и увидел миниатюрную руку, означавшую "дружбу". Он бросил ее в крышку и взглянул на другой символ. То был миниатюрный деревянный рыболовный крючок. Иеро бросил и его туда же, а затем задумчиво ссыпал все фигурки в кожаный мешочек. Его подсознание в попытке прозреть будущее выбрало любопытную комбинацию символов, над которой необходимо было подумать. Рыболовный крючок имел несколько значений. Одно из них - "скрытая опасность". Другое - "скрытое значение", или, в более широком смысле, загадка. В совокупности с раскрытой рукой одним из значений могло быть "вскоре появится друг, владеющий некоей тайной". Другим значением могло быть также: "Остерегайся друга с виду, который принесет тебе зло". Любопытно, но все это никак не было связано ни с рыбой, ни с рыбной ловлей! Символов было только сорок и потому предсказания были частенько невразумительными. Но как это указывалось каждому новичку, приступающему к изучению искусства предвидения, если эти сорок фигурок спасут твою жизнь, или чью-либо другую жизнь хотя бы один раз, то разве этого недостаточно, чтобы оценить их? А искушенный чуткий мужчина или женщина могут многое извлечь из них. Иеро относился к своим способностям в этой области как к весьма средним, ни в какое сравнение не идущим к его способности пользоваться исподтишка чужим зрением. Но предсказания и раньше помогали ему и он всегда чувствовал некоторое облегчение, воспользовавшись своей способностью предвидения.

     Он упаковал седельный мешок, и тут лорс, продолжающий нести охрану, внезапно всхрапнул. Иеро повернулся, его тяжелый клинок будто сам собой выскочил из-за левого плеча и оказался в руке. Только тут он заметил небольшого медведя.

    

... ... ...
Продолжение "Путешествие Иеро" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Путешествие Иеро
показать все


Анекдот 
Терминатор 4: Йа машинго!
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100