Вход    
Логин 
Пароль 
Регистрация  
 
Блоги   
Демотиваторы 
Картинки, приколы 
Книги   
Проза и поэзия 
Старинные 
Приключения 
Фантастика 
История 
Детективы 
Культура 
Научные 
Анекдоты   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Персонажи
Новые русские
Студенты
Компьютерные
Вовочка, про школу
Семейные
Армия, милиция, ГАИ
Остальные
Истории   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Авто
Армия
Врачи и больные
Дети
Женщины
Животные
Национальности
Отношения
Притчи
Работа
Разное
Семья
Студенты
Стихи   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рубрикатор 
Иронические
Непристойные
Афоризмы   
Лучшие 
Новые 
Самые короткие 
Рефераты   
Безопасность жизнедеятельности 
Биографии 
Биология и химия 
География 
Иностранный язык 
Информатика и программирование 
История 
История техники 
Краткое содержание произведений 
Культура и искусство 
Литература  
Математика 
Медицина и здоровье 
Менеджмент и маркетинг 
Москвоведение 
Музыка 
Наука и техника 
Новейшая история 
Промышленность 
Психология и педагогика 
Реклама 
Религия и мифология 
Сексология 
СМИ 
Физкультура и спорт 
Философия 
Экология 
Экономика 
Юриспруденция 
Языкознание 
Другое 
Новости   
Новости культуры 
 
Рассылка   
e-mail 
Рассылка 'Лучшие анекдоты и афоризмы от IPages'
Главная Поиск Форум

Генри Фильдинг - Фильдинг - Пасквин

Старинные >> Старинная европейская литература >> Генри Фильдинг
Хороший Средний Плохой    Скачать в архиве Скачать 
Читать целиком
Генри Фильдинг. Пасквин

----------------------------------------------------------------------------

Перевод Т. Рубинштейн

Генри Фильдинг. Избранные произведения в двух томах. Т. 1. М., ГИХЛ, 1954

OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru

----------------------------------------------------------------------------

Комедия-сатира на современность, представляющая собой репетицию двух пьес: комедии под названием "Выборы" и трагедии под названием "Жизнь и смерть

     Здравого Смысла".
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА*



     Трэпуит - автор комедии.

     Фастиан - автор трагедии.

     Снируэлл - критик.

     Актеры.

     Суфлер*.


     Действующие лица комедии


     Лорд Плейс |

     Полковник Промиз } - кандидаты в

     Сэр Гарри Фоксчейз } члены парламента.

     Сквайр Танкард |

     Мэр.

     Олдермены.

     Избиратели и другие.

     Жена мэра.

     Дочь мэра.

     Мисс Ститч - дочь портного.

     Слуги.

     Толпа.


     Действующие лица трагедии


     Королева Здравый Смысл.

     Королева Невежество.

     Файрбрэнд - жрец солнца.

     Законник.

     Медик.

     Дух трагедии.

     Дух комедии.

     3-й дух.

     Арлекин.

     Прислужники Невежества.

     Фрейлины и другие.

     Офицер.

     Гонец.

     Барабанщик.

     Поэт.
Действие происходит в театре.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ


     Театр.

     Входят актеры.


     Первый актер. Когда же начнется репетиция?

     Второй актер. Я думаю, мы вряд ли будем нынче утром репетировать комедию. Автора арестовали за долги, когда он шел домой из кофейни Кинга *. Говорят, он должен уплатить четыре фунта с чем-то, а где он их достанет?

     Первый актер. Ну, а где же автор трагедии? У меня крупные роли в обеих пьесах, а уже одиннадцатый час.

     Актриса. Я тоже участвую в двух пьесах, но роли у меня из рук вон плохие. В обеих не будет и семи строчек. Каково женщине с талантом играть такую ерунду! Все главные роли сейчас отдают миссис Мэрит. Но мы еще с ней поборемся! Пусть узнает весь город, как надо мной издеваются!

     Первый актер. А вот и автор трагедии!


     Входит Фастиан.


     Фастиан. Джентльмены, ваш слуга! Леди, ваш покорный слуга! Я пришел бы раньше, если бы мне не пришлось развозить билеты некоторым знатным особам. Клянусь честью, меня ругают за то, что премьера все откладывается. Надеюсь, с ролями у вас все благополучно? Весь город прямо сгорает от нетерпения. На афишах можно будет указать: "Исполняется по особому желанию некоторых знатных леди. Премьера".


     Входит суфлер.


     Суфлер. Мистер Фастиан, придется отложить репетицию вашей трагедии. Джентльмена, который играет первого духа, все еще нет. К тому же он чертовски охрип и его не будет слышно даже в середине партера.

     Первый актер. Может быть, его просто выкинуть из пьесы? Я боюсь, что он провалит спектакль.

     Фастиан. Выкинуть призрак?! Да это один из главных персонажей в пьесе.

     Суфлер. Тогда, сэр, вам придется передать эту роль кому-нибудь другому. Этот субъект так хромает, что не сможет проковылять и двух шагов.

     Фастиан. В таком случае его придется нести на руках. Никто во всей Англии не сыграет роль призрака так, как он. Он рожден, сэр, быть призраком, он прямо создан для этой роли, и роль написана специально для него.

     Суфлер. Ну, так с вашего разрешения, сэр, мы сперва прорепетируем комедию.

     Фастиан. Да, да, пожалуйста, репетируйте сперва комедию, можете даже сыграть ее в первую очередь. Моей пьесы она не затмит ни в коем случае. Быть может, у автора и есть влиятельные друзья, но пьеса его - дрянь, бессмыслица, ерунда, каких свет не видывал. Публика не выдержит и трех актов... Ах, вот и он!


     Входит Тpэпуит.
Дорогой мистер Трэпуит, ваш покорнейший слуга! Вчера вечером прочитал вашу превосходную комедию. Она будет гвоздем сезона, и вы окажетесь на вершине славы.

     Трэпуит. Я очень рад это слышать, сэр. Ваше мнение мне особенно ценно. Кто же, кроме вас, обладает таким вкусом и здравым суждением? Но, сэр, скажите, пожалуйста, почему актеры не начинают репетировать вашу трагедию? Честное слово, я так спешил, просто с ног сбился.

     Второй актер (в сторону). Так мы тебе и поверили!

     Фастиан. В первую очередь будут репетировать вашу комедию, сэр.

     Трэпуит. Прошу прощения, сэр, но трагедия всегда должна быть на первом месте.

     Фастиан. Яине отказываюсь от первенства, сэр. Но дело. в том, что мой призрак заболел. А я ни за что на свете не стану рисковать его драгоценной жизнью.

     Трэпуит. Вы совершенно правы, сэр, ибо призрак - это душа всякой трагедии.

     Фастиан. Ну да, сэр; по-моему не мешает напомнить людям о том, во что в наши дни уже перестают верить. К тому же не так давно вышел закон, отменяющий ведьм *. Кто знает, может быть скоро выйдет закон, отменяющий призраки. Но слушайте, мистер Трэпуит, раз уж комедия репетируется в первую очередь, то давайте начинать.

     Трэпуит. Да, да, очень рад! Скорей, скорей! Где же джентльмен, который произносит пролог? Этот пролог, мистер Фастиан, написал один мой приятель, который хочет посмотреть, будет ли он иметь успех на сцене.


     Входит актер произносящий пролог.
Идите сюда, сэр. Отвесьте публике глубокий поклон и постарайтесь выразить на лице самое глубокое почтение.
ПРОЛОГ


     Как ловкий стряпчий, чтоб снискать успех,

     Лавирует среди законов всех;

     Иль как танцмейстер объясняет па,

     Чтоб повторила новичков толпа;

     Как тянущий мелодию скрипач

     Или меняющий рецепты врач;

     Как знахарь, что вам сто пилюль сует;

     Как пекарь, что вам сто хлебов печет;

     Как акробат, прыжкам забывший счет, -

     Таков наш автор, драматург таков.

     Чтоб вас развлечь, он не щадит мозгов.

     Он вам расскажет множество историй;

     Он вам покажет вигов, как и тори,

     Произнесет свой беспристрастный суд

     Всем партиям, как там их ни зовут.

     Теперь мы пьесу поручаем вам...


     Тpэпуит. Ах, дорогой сэр, больше чувства, умоляю вас! Встаньте на авансцене, низко поклонитесь, приложите руку к сердцу, глубоко вздохните и выньте носовой платок.


     Теперь мы пьесу поручаем вам -

     Партера всемогущим мудрецам.

     Цените нашу пьесу, как хотите,

     Но если будет скучно - не свистите:

     Посмейтесь иль поплачьте, а потом,

     Как надоест, - засните крепким сном! {*}


     {* Все стихотворные переводы в этой пьесе принадлежат Б. Слуцкому.}


     Очень хорошо, сэр, превосходно! Честное слово, вы меня просто растрогали!

     Фастиан. Ручаюсь, что точно так же будет растрогана и публика.

     Трэпуит. О сэр, вы чересчур снисходительны! Уверяю вас, мой собственный пролог был куда лучше, но раз уж этот достался мне бесплатно, я решил приберечь мой собственный для следующей пьесы. Сберечь пролог - это все равно, что написать новый, правда ведь, коллега Фастиан? Но, слушайте, где же наши актеры? Что, мэр и олдермены все еще сидят за столом?

     Суфлер. Да, сэр; они требуют вина, а квакер* нам в Долг больше ничего не отпускает из своего погреба.

     Трэпуит. Да ну его! Неужели он не может подождать еще каких-нибудь два дня? Вот вам шесть пенсов, принесите две кружки портера. Налейте его в бутылку, и он отлично сойдет за вино.

     Фастиан (в сторону). Уж, верно, это вино будет такое же крепкое, как юмор в его пьесе!

     Тpэпуит. Мистер Фастиан, обратите внимание: моя пьеса начинается не так, как большинство современных комедий, где непременно выведено несколько персонажей только для того, чтобы сыпать остротами. По правде сказать, в моей пьесе очень мало, почти совсем нет острословия. Нет, сэр, моя пьеса следует принципам здорового юмора, верности природе и естественности. Она совершенно в духе Мольера. И я ручаюсь, что за исключением десятка-другого острот все шутки у меня вполне благопристойны. Но отойдем вглубь сцены, а то мы им помешаем. Мистер Фастиан, не угодно ли вам сесть рядом со мной?


     На сцене появляются мэр и олдермены.


     Фастиан. Скажите, пожалуйста, сэр, что это за фигуры?

     Тpэпуит. Сэр, это мэр города и его собратья; они обсуждают предстоящие выборы.

     Фастиан. И все они принадлежат к одной партии?

     Трэпуит. Да, сэр. Надо сказать, сэр, жители этого городка - народ благоразумный. У каждого из них есть веские основания поддерживать ту или другую партию. Господин мэр, вам начинать!

     Мэр. Джентльмены, я собрал вас для того, чтобы выбрать достойных кандидатов в члены парламента от нашего города. Вам известно, что кандидатами придворной партии являются милорд Плейс и полковник Промиз. Кандидаты сельской партии - сэр Фоксчейз и сквайр Танкард. Все они достойные джентльмены, и я был бы счастлив, если бы мы могли избрать их всех четверых.

     Олдермен. Но раз это невозможно, господин мэр, то, я полагаю, нам следует поддерживать своих соседей; мы можем всегда проверить их честность, потому как их поместья по соседству с нами, и ежели их кто-нибудь вздумает подкупить, мы это сразу же обнаружим.

     Фастиан. Однако этот джентльмен, мистер Трэпуит, не так уж беспристрастен в своих суждениях!

     Трэпуит. Ерунда, сэр! Должен же быть в пьесе хоть один дурак. К тому же я его вывел, чтобы противопоставить всем остальным.

     Мэр. Господин олдермен, вы судите слишком односторонне: честные люди живут не только здесь. Человек, находящийся от нас на расстоянии ста миль, может быть так же честен, как и тот, кто живет в трех милях от нас.

     Все (кивая головой). Да, да, да.

     Мэр. Кроме того, джентльмены, разве мы не должны испытывать большую благодарность к жителю столицы, который нам оказывает услуги, чем к какому-нибудь соседу, с которым у нас давнишние счеты? Я уверен, джентльмены, что всякий из вас раз двадцать в год запросто ел и пил за одним столом с сэром Гарри. Ну, а я вот до сих пор еще никогда не видал и ничего не слыхал ни о милорде, ни о полковнике, а между тем они так любезны и обходительны со мной, как будто мы с ними старые друзья.

     Первый олдермен. Да, они вежливые, воспитанные люди, что правда то правда. Но что, если они приведут к нам на постой солдат?

     Мэр. Вы ошибаетесь, господин олдермен, это сельская партия приведет к нам целую армию. А если мы выберем милорда и полковника, ни одного солдата не будет у нас в городе. Но тсс! Вот идут милорд и полковник.


     Входят лорд Плейс и полковник Пpомиз.


     Плейс. Джентльмены, ваш покорнейший слуга! Мы с полковником решили утром пройтись для моциона и заглянули к вам.

     Мэр. Вы, милорд, и вы, господин полковник, оказываете нам большую честь. Пожалуйста, садитесь, милорд. Полковник, прошу вас, садитесь. Подать еще вина!

     Фастиан. Боюсь, мистер Трэпуит, как бы ваши актеры не перепились в первом же акте.

     Трэпуит. Дорогой сэр, не прерывайте действия.

     Плейс. Джентльмены, пью за процветание вашей корпорации!

     Фастиан. Сэр, и я желаю того же их корпорации. Если позволите, я вместе с милордом подниму бокал за успех вашей комедии! (Пьет.)

     Трэпуит. Дайте мне стакан. Сэр, желаю того же и вашей трагедии! Но не будем больше мешать актерам. Эта сцена насыщена юмором, и ни на секунду нельзя нарушать живую связь между шутками.

     Мэр. Милорд, мы знаем, как много вы можете сделать для нашей корпорации, и мы не сомневаемся, что скоро почувствуем вашу заботу.

     Плейс. Джентльмены, можете положиться на меня. Я сделаю все, что только от меня зависит. Я окажу вам ряд услуг, о которых в настоящий момент мне неудобно распространяться. А теперь, господин мэр, позвольте мне от всей души пожать вам руку.

     Трэпуит. Прошу вас, господин актер, суньте деньги в ладонь мэра так, чтобы все видели, а не то публика не поймет соли этой шутки, а она одна из самых удачных во всей пьесе.

     Плейс. Сэр, сидя за столом, я не могу сделать это так, чтобы все видели.

     Трэпуит. В таком случае, джентльмены, встаньте из-за стола и выходите на авансцену. Те, которые играют мэра и олдерменов, пусть выстроятся в ряд, а вы, милорд и полковник, подойдите к ним и давайте взятки не стесняясь, направо и налево.

     Фастиан. И в этом состоит ваше остроумие, мистер Трэпуит?

     Тpэпуит. Вот именно, сэр, и эта шутка облетит все королевство.

     Фастиан. Мне кажется, что полковник Промиз назван вами неправильно, потому что он как воды в рот набрал.

     Тpэпуит. Вы будете другого мнения, когда посмотрите пьесу до конца. Полковник сейчас слишком занят делом, чтобы разговаривать. К тому же, сэр, я уже вам говорил, что моя комедия ничуть не похожа на те пьесы, где много болтовни и мало действия. Ну, джентльмены, вы все уже получили взятку?

     Все. Да, сэр.

     Трэпуит. В таком случае, милорд и полковник, вам нужно уйти и освободить место для других кандидатов, которые будут также давать взятки.


     Плейс и Промиз уходят.


     Фастиан. В вашей пьесе, Трэпуит, нет ничего, кроме взяток?

     Трэпуит. Сэр, моя пьеса - точное воспроизведение действительности. Надеюсь, публика оценит по достоинству мою пьесу в наши дни, когда еще не вышел билль против подкупа и взяток. Тогда моя пьеса будет больше не нужна. А сейчас, мистер Фастиан, я блесну перед вами драматическим искусством. Я изображу одно и то же различными путями. Дело в том, сэр, что я различаю два рода взяток - прямые и косвенные. Первые вы уже видели; сейчас я покажу вам образчик другого рода взяток. Господин суфлер, позовите сюда сэра Гарри и сквайра. Но что вы делаете, джентльмены? Сколько раз я вам говорил, что, как только кандидаты уйдут, вы должны снова сесть за стол и пить вино с глубокомысленным видом. Особенно глубокомысленный вид должен быть у вас, господин мэр.

     Фастиан (в сторону). Уж наверно ты сделаешь из него форменного дурака.

     Мэр. Выпьем, друзья, за здоровье милорда и полковника. Плейс, и Промиз - Выгодная должность и Обещание, - это неплохо! Говорят, будто придворные надменны в обращении. Что до меня, то никогда в жизни я не испытывал более приятного рукопожатия.

     Трэпуит. Да, вы крепко пожали ему руку. Но при этих словах, сэр, пожалуйста, покажите золотые монеты на ладони.

     Мэр. У меня их нет.

     Tpэпуит. Господин суфлер, потрудитесь достать ему несколько монет на время представления.

     Фастиан. Ха, ха, ха! Честное слово, эти придворные здорово сыграли свою роль! Актеры превзошли автора. Этот подкуп с пустыми руками - вполне в духе придворных.

     Тpэпуит. Где же сэр Гарри и сквайр? Почему они не выходят?

     Первый актер. Сэр, мы уже несколько раз посылали за мистером Саундвеллом, но он отказывается играть эту роль.

     Тpэпуит. Он прислал письменный отказ?

     Первый актер. Да, вот его ответ.

     Тpэпуит. Пусть оба письма покажут публике. Но скажите, господин суфлер, кто же будет играть эту роль?

     Первый актер. Сэр, мне эта роль так по душе, что я выучил ее наизусть в надежде когда-нибудь ее сыграть.

     Тpэпуит. Вы на редкость приятный молодой человек, и я очень рад этой замене.

     Сэр Гарри. Ату! Пиль! Аппорт! Здорово, дружище Нэд! Как поживаете, мэр? О чем это вы так весело толкуете? Да ну, садитесь, садитесь. Мы со сквайром хватим с вами по кружечке. Итак, мэр, да здравствует свобода, собственность и никакого акциза! *

     Мэр. За ваше здоровье, сэр Гарри!

     Сэр Гарри. Как, вы не хотите поддержать мой тост, господин мэр? Не желаете пить за отмену акциза?

     Mэр. Мне не по душе политические тосты, сэр Гарри.

     Олдермены. Да, да, никаких политических тостов!

     Сэр Гарри. Вот как, джентльмены? Ну, кажется, я вас раскусил. Вас кто-то уже смазал... Но неужели вы способны продать свою родину? Откуда, вы думаете, придворные берут деньги для подкупов? У вас же самих. Тот, кто дает взятку, так же легко ее и берет. Хотите, чтобы ваши интересы добросовестно соблюдались? В таком случае добросовестно выбирайте кандидатов и голосуйте только за того, кто этого стоит. Что до меня, то я скорей подкупил бы свидетеля на суде присяжных, чем избирателя на выборах.

     Мэр. Я вам верю, сэр Гарри.

     Сэр Гарри. Кстати, господин мэр, я надеюсь, вам пришлась по вкусу оленина: помните, я вам прислал трех оленей?

     Mэр. Спасибо, сэр Гарри. Но это было так давно, что я, по правде сказать, успел уже позабыть вкус оленины.

     Сэр Гарри. Ну что ж, постараемся, чтобы вы припомнили. Завтра утром вам доставят еще трех.

     Мэр. Как бы вам не перекормить нас олениной, сэр Гарри, это мясо такое сухое, просто беда!

     Сэр Гарри. А мы постараемся смочить его вином, если только в этом городишке его можно достать... Господин олдермен Ститч *, ваш последний счет слишком скромен. Он вам прямо в убыток. Пришлите мне, пожалуйста, еще полдюжины ливрей; мои слуги обносились до нитки. А вы, мистер Дамаск, разве перестали мне доверять, что прислали всего несколько ярдов шелка моей жене? Ей так понравился его рисунок, что она решила обить этим шелком свои комнаты. Пожалуйста, пришлите пока что сотню ярдов, потом понадобится еще. Мистер Тимбер и мистер Айрон, я вам также кое-что закажу...

     Фастиан. Но ведь такого рода заказы более к лицу придворным, как вы полагаете, мистер Трэпуит?

     Тpэпуит. Продолжайте, продолжайте, сэр.

     Сэр Гарри. Этот джентльмен все время нас прерывает... Ах да, вспомнил! Слушайте, мистер Тимбер, и вы, мистер Айрон, я вам также кое-что закажу; но будьте уверены, ваши счета будут быстро оплачены.

     Трэпуит. Ну вот, вы сами видите, сэр, - разве это похоже на замашки придворных? Вы напоминаете мне наших новейших критиков, которые набрасываются на автора, не выслушав его до конца, не дождавшись ни одной его шутки.

     Фастиан (в сторону). Долго бы этим критикам пришлось ждать шуток в этой комедии.

     Сэр Гарри. Я хочу сообщить вам, джентльмены, что решил снести свой старый дом и построить себе новый.

     Трэпуит. Джентльмены, при словах "старый дом" вы должны встрепенуться. Сэр Гарри, пожалуйста, повторите еще раз свою реплику.

     Сэр Гарри. Я хочу сообщить вам, джентльмены, что решил снести свой старый дом и построить новый. Господин мэр, кирпичи будете мне поставлять вы.

     Мэр. Вы в самом деле решили строить новый дом, сэр Гарри?

     Сэр Гарри. Да, решил.

     Мэр. Джентльмены, мне кажется, можно провозгласить тост мистера Гарри. Итак, да здравствует свобода, собственность и никакого акциза!


     Все пьют и кричат "ура".


     Сэр Гарpи. Руку, мэр, Я ненавижу подкупы и взятки. Я говорю напрямик. Если все члены вашей корпорации устоят против взяток, то среди вас не будет ни единого бедняка.

     Мэр. А если и попадется хоть один бедняк, значит так ему и надо. Лично я за все сокровища в мире не согласился бы голосовать против совести.

     Трэпуит. Вы поняли эту шутку, сэр?

     Фастиан. По правде сказать, нет, сэр.

     Трэпуит. Ну как может человек голосовать против совести, когда ее нет у него и в помине?

     Первый олдермен. Ну, джентльмены, все за Гарри Фоксчейза и Танкарда!

     Все. Да здравствуют Фоксчейз и Танкард. Ура! Сэр Гарри. Ну, теперь мы завернем на рынок, а потом - домой обедать.


     Провозгласим же дружною гурьбой:

     Свобода! Собственность! Акциз - долой!


     Сэр Гарри, Танкард, олдермены и мэр уходят.


     Трэпуит. Ну, как вам нравится эта песенка, сэр?

     Фастиан. О, прелестно, сэр!

     Трэпуит. Это конец первого акта, сэр.

     Фастиан. Не могу не отметить, мистер Трэпуит, как оригинально вы трактуете образы полковника Промиза и сквайра Танкард а: ни тот, ни другой до сих пор еще не открыли рта.

     Трэпуит. Не могут же все быть ораторами! Для каждой партии хватит и одного. Смею вас уверить, сэр, что и один сумеет полностью высказать все идеи и принципы своей партии.

     Фастиан. Я думаю, сэр, все-таки надо показать публике, что они умеют говорить, хотя бы "да" или "нет".

     Трэпуит. Публика уже знает это. Ведь если бы они не умели сказать ни "да", ни "нет", их бы не выдвинули кандидатами в члены парламента.

     Фастиан. О, вы глубоко правы! Вы вполне убедили меня. Но скажите, сэр, в чем же заключается действие в вашей пьесе?

     Трэпуит. Действие, сэр?

     Фастиан. Да, сэр, фабула, интрига.

     Трэпуит. О, я понимаю: вы спрашиваете, кто на ком женится? Как же, сэр, в пьесе имеется и свадьба. Я знаю законы комедии, согласно которым в финале непременно должна состояться свадьба.

     Фастиан. И развитие действия в пьесе приведет в конце концов к свадьбе?

     Трэпуит. Да, сэр.

     Фастиан. Честное слово, сэр, я не понимаю, каким образом события, которые мы видели, могут привести к такому концу?

     Трэпуит. Не понимаете? Да как же вам понять! Такова уж интрига в моей пьесе. Я полагаю, моя пьеса ничуть не похожа на те бездарные комедии, в которых с первого же акта ясно, кто на ком женится. Попробуйте-ка, сэр, догадаться, кто в пьесе жених и невеста, а в финале они тут как тут! И заметьте, сэр, свадьба вызвана одним событием, к которому закономерно приводит развитие основной темы пьесы.

     Фастиан. Да, это в самом деле удивительно.

     Трэпуит. Сэр, не вас первого удивляют мои произведения. Но что случилось с нашими актерами? Кто начинает второй акт? Эй, суфлер!


     Входит первый актер.


     Первый актер. Сэр, суфлер вместе с актерами распивает чай в зеленой комнате *.

     Тpэпуит. Мистер Фастиан, пойдемте и мы выпьем по чашке чаю. (Обращаясь к актеру.) И вы с нами, сэр. Вы ведь участвуете в моей пьесе, так будем же пить чай все вместе.

     Первый актер. О, я не решаюсь входить в зеленую комнату, сэр. Я получаю слишком маленькое жалованье. Я останусь без гроша, если туда войду.

     Тpэпуит. Вздор! Идем, идем! Ваша сестрица весьма достойная особа. Ее достоинств хватит и на вашу долю. Если вы пострадаете, уверяю вас, она сумеет возместить этот ущерб.
ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ


     Входят Трэпуит, Фастиан, суфлер, лорд Плейс, жена мэра

     и дочь мэра.


     Трэпуит. Вы, вероятно, думаете, мистер Фастиан, что я какой-нибудь кропатель комедий низкого жанра. Вы ошибаетесь, сэр. Сейчас вам будет показан образец утонченного светского разговора. Прошу вас, милорд, начинайте.

     Плейс. Как вы думаете, мадам, сколько могут стоить эти кружева?

     Фастиан. Нечего сказать, хорошенькое начало для светского разговора!

     Трэпуит. В своей пьесе, сэр, я строго придерживаюсь истины. В этой сцене воспроизведено только то, что я слышал из уст самых блестящих представителей нашего общества. Эта сцена обошлась мне в десять шиллингов, я истратил их на билет в партере, чтобы побыть в так называемом высшем обществе.

     Жена мэра. Я думаю, милорд, эти кружева стоят не менее десяти фунтов за ярд.

     Плейс. Скажите, мадам, вы были на последнем маскараде?

     Фастиан. На маскараде? Какого черта! Жена провинциального мэра будет вам разъезжать по маскарадам?! Как хотите, эти слова не соответствуют данному образу, мистер Трэпуит!

     Трэпуит. В разговорах такого рода, сэр, всегда упоминают про балы и маскарады. Кроме того, почему бы этой жене провинциального мэра, как вы выражаетесь, не быть знакомой с городской жизнью? Да будет вам известно, что в молодости она была компаньонкой одной знатной леди.

     Фастиан. Очень рад это слышать.

     Жена мэpа. О милорд! Не говорите мне об этих чудесных маскарадах! Вот уже целый год, как я прозябаю в этой глухой дыре! Здесь нет никаких развлечений, кроме отвратительного балагана, где подвизаются бродячие комедианты. До приезда вашей милости мы не видели здесь ни одного настоящего человека. Да тут еще свалились на нас эти противные выборы! Как только они кончатся, я поеду немного поразвлечься в столицу.

     Дочь мэра. Ах, мамочка, как мне хочется увидать этого чудного Фаринелло *, про которого говорят, что он не то мужчина, не то женщина, да вдобавок еще с ребенком! Затем я бы посмотрела канатных плясунов и акробатов, а в, театре - "Пещеру Мерлина" *.

     Фастиан. Судя по вкусам мисс, она получила утонченное светское воспитание.

     Плейс. Меня очень радуют, мадам, деликатные вкусы вашей дочери, она умеет выбирать развлечения! Клянусь честью, она будет иметь большой успех в бомонде. Я не сомневаюсь, что вскоре какой-нибудь знатный джентльмен возьмет ее на содержание.

     Дочь мэра. На содержание, милорд?

     Плейс. Ах, как очаровательно наивное удивление юного существа, не знающего света! Но, дорогая мисс, в наши дни все порядочные люди или берут, или идут на содержание. Браки нынче не в моде и сводятся к простой торговой сделке, как в Смитфильде *. Но через каких-нибудь две недели супруги расходятся в разные стороны и каждый устраивается по своему вкусу.

     Жена мэpа. О милорд! Мне бы так хотелось, чтобы моя девочка научилась себя держать, как подобает молодой светской леди! Но, к сожалению, она не знает ни одного знатного джентльмена, который мог бы ее познакомить со светскими дамами.

     Плейс. Вы сами должны это сделать, мадам. Вы должны держать открытый дом, приглашать гостей; у вас должны играть в карты и не стесняться ставкам". А большую часть денег, которые будут выигрывать ваши гости, вы должны откладывать в особый ящик, как плату за карты. А на самом деле они пойдут на свечи, на платья, на квартиру - словом, на расходы по содержанию вашей семьи. Я знаю немало уважаемых особ в Лондоне, которые составили себе состояние таким образом.

     Жена мэра. И подумать только! Как чудесно я могла бы жить! Дернуло же меня выйти за какого-то жалкого провинциального купца!

     Фастиан. Если эта дама бывала когда-то в обществе, то как она может не знать подобных вещей?

     Тpэпуит. Черт возьми, вы правы! Я совершенно упустил из виду это обстоятельство. Со мной это бывает, я часто забываю всякие мелочи. Всего ведь не упомнишь, не правда ли? Ну ладно, продолжайте, продолжайте! Я как-нибудь потом исправлю это место.

     Плейс. В самом деле, мадам, ваша жизнь достойна сожаления. Я надеюсь, что вскоре у нас больше не будет купцов. От них ведь нет никакого проку. Если меня выберут, я добьюсь введения закона о прекращении всякой торговли в нашей стране.

     Жена мэра. Да, милорд. К чему этим заниматься знатным особам, которые и так вполне обеспечены?

     Фастиан. Опять! Боюсь, что супруга мэра не слишком-то знакома с образом жизни знатных особ. А ведь вы говорили, что она бывала в свете.

     Тpэпуит. Господи, боже мой! Как вы придираетесь, сэр! Не все ли вам равно, где она жила? Ведь от меня зависит заставить ее жить, где мне угодно! Допустим, она когда-то была компаньонкой знатной леди; но ведь ей вполне могли отказать от места через какие-нибудь полмесяца, а после этого где было ей видеть знатных особ? Продолжайте, продолжайте!

     Плейс. Ах, мадам, когда я говорю "торговля", я имею в виду низменную, презренную, примитивную торговлю, которая под стать черни. Но существуют иные виды коммерческой деятельности, которыми могут заниматься и люди весьма достойные, - например, карточная игра, подкупы, голосование и долги.

     Тpэпуит. Ну, пора выходить слуге и шептать на ухо милорду.


     Входит слуга.
Пожалуйста, сэр, следите за своими выходами.


     Слуга уходит.


     Плейс. - Дорогие леди, я вынужден вас покинуть. Меня призывает спешное дело. Ваш покорнейший слуга. (Уходит.)

     Жена мэра. Ах, какой достойный джентльмен!

     Дочь мэра. Мама, а мне непременно нужно идти на содержание?

     Жена мэра. Дитя мое, ты должна делать то, что теперь в моде.

     Дочь мэра. Но я слышала, что это неприлично.

     Жена мэра. Не может быть неприличным то, что делают знатные дамы. Обычно людей наказывают за дурные поступки. Знатных особ никогда не наказывают - значит, они никогда не делают ничего дурного.

     Фастиан. Превосходный силлогизм! И как он вяжется с образом жены мэра!

     Тpэпуит. Пустяки, дорогой сэр! Что вам за дело до образа! Раз это хорошо сказано, то совершенно безразлично, кто это сказал! Но, слушайте, что же не входит пьяный мэр?


     Входит мэр.


     Мэр. Да здравствует свобода, собственность, долой акциз! Правильно, жена?

     Жена мэра. Фу, грязное животное! Не подходи ко мне!

     Mэр. А почему не подходить? Я за свободу и собственность! Не стану я голосовать за придворных!

     Жена мэра. Ничуть не бывало! Ты будешь голосовать именно за них.

     Дочь мэра. Ах, папа, неужели ты будешь голосовать за этих мерзких, вонючих тори?

     Мэр. Что за черт! И вы тоже за этих придворных?

     Дочь мэра. Ну конечно, я хочу добра своей родине, Я не желаю, чтобы над нами сидел папа римский *.

     Мэр. А я не желаю получить целую армию на постой.

     Жена мэра. А я та к очень этого хочу, сэр! Когда военные в городе - это так интересно! Вы говорите, что вам дороги свобода и собственность, а на самом деле вы просто боитесь за своих жен и дочерей. Мне так нравится, когда военные маршируют по улицам нашего городка! Что ни говори, а наш город только выиграет от военных.

     Мэр. Ты хочешь сказать, что женщины выиграют?

    

... ... ...
Продолжение "Пасквин" Вы можете прочитать здесь

Читать целиком
Все темы
Добавьте мнение в форум 
 
 
Прочитаные 
 Пасквин
показать все


Анекдот 
Цитата из диплома:
"Так как мой диплом никто читать не будет, для простоты полагем число пи равным 5"
показать все
    Профессиональная разработка и поддержка сайтов Rambler's Top100